Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Я. С. Гросул.   Карпато-Дунайские земли в Средние века

Е. М. Подградская. Таможенная политика русского государства по отношению к купечеству стран Юго-Восточной Европы, входивших в состав оттоманской империи (XVII в.)

В XVII в. таможенная политика русского правительства развивалась в направлении усиления протекционистского характера таможенной системы. В этот период начинается процесс складывания «всероссийского рынка» как системы более или менее постоянных связей между отдельными ярмарками и торжками. Внешняя торговля интенсифицирует внутренний товарооборот в стране, стимулируя развитие некоторых видов производства, рассчитанных на широкий сбыт и заграничный вывоз. Проникновение иностранного торгового капитала внутрь страны, имевшее место в течение второй половины XVI и первой половины XVII в., должно было привести к столкновению с интересами русской торговли. Только ограничение государством юридических прав иностранных купцов и установление покровительственного тарифа на русские товары могли спасти положение Российского крупного купечества в неравной борьбе с экономически более сильным и опытным конкурентом1.

Кроме того, период с середины 50-х до середины 60-х гг. XVII в. был для Московского государства временем тяжелого экономического напряжения, когда война с Польшей (1654— 1667 гг.) потребовала принятия чрезвычайных мер для покрытия военных расходов. Моменты острого экономического и политического кризиса создавали благоприятную почву для удовлетворения интересов купечества2. Ведь торговля являлась значительным источником доходов, получаемых от взимания денег с торговцев в виде прямых налогов, таможенных пошлин и других косвенных сборов, поэтому предполагались мероприятия, направленные на ее развитие и поддержание экономической мощи купечества. Но забота о торговых людях, особенно нужная в тот момент, когда они являлись необходимыми плательщиками налогов, вызывалась не только чисто фискальными интересами. Подрыв платежеспособных сил купечества, обслуживающего связь феодально-крепостного хозяйства с рынком, не мог не отразиться на экономическом положении самого дворянства, тем более что последнее всегда было заинтересовано в купеческом капитале и по своим ростовщическим операциям.

Необходимо иметь в виду также и то обстоятельство, что развитие экономики в России в XVII в. происходило за счет усиления эксплуатации крестьянства и горожан. Неудивительно поэтому, что уже в 30-х и особенно в конце 40-х гг. увеличивается накал антифеодальной борьбы. Восставшие выдвигают ряд требований, среди которых есть и поощрение развития отечественного производства и торговли, всесторонняя поддержка купечества, ограждение рынков от иностранного капитала. Во время Московского восстания 1648 г., Новгородского, Псковского 1650 г. и других эти требования были выдвинуты на одно из первых мест. Они изложены также в целом ряде челобитных грамот торговых людей царю3.

Русские купцы в коллективных заявлениях просили оградить их от конкуренции иностранных торговцев, запретив последним торговать в России. Первое известное нам заявление подобного рода было составлено в 1627 г.4

Но до 1646 г. правительство ограничивалось лишь общими мерами, направленными на пресечение злоупотреблений своими правами со стороны иностранных купцов, не касаясь объема их законных прав.

И только 1 июля 1646 г. совершенно неожиданно для иностранного купечества последовал указ об отмене беспошлинной торговли, а в 1649 г. была ликвидирована английская торговая компания5.

В 1653 г. в ответ на челобитье русских торговых людей об установлении одной общей пошлины с цены проданного товара была издана уставная таможенная грамота, устранившая многочисленность пошлин, существовавших в стране. Основой обложения русских купцов с этого времени стала единая 5-процентная рублевая пошлина. Иностранные купцы в отличие от русских платили не 5, а 6% с цены товара, а также 2% за ввоз и вывоз товаров6.

Развитие таможенной политики русского правительства в направлении усиления протекционистского характера таможенной системы нашло свое полное отражение в «Новом торговом уставе 1667 г.», который вступил в силу в конце апреля начале мая указанного года. Направленность этого законодательного акта видна даже по количественному составу статей. Из 94 статей 21 посвящалась внутренней торговле, остальные касались иностранцев и торговли русских с иностранцами7. По новому торговому уставу рублевая пошлина с иностранцев оставалась 6% с цены товара, но уплачивалась обязательно золотыми н ефимками. Так как казна давала по полтине за ефимок, то есть по 16 алтын 4 деньги, а из ефимка чеканилось мелкой серебряной монеты на 21 алтын 4 деньги, пошлина фактически повышалась до 28%8.

Проезжая пошлина при перевозе иностранных товаров в русские города и русских товаров за границу составляла теперь 1 гривну с рубля (10%) в иностранной монете, т. е. была более чем в 5 раз выше прежней9.

Но «Новоторговый устав 1667 г.», кроме повышенных таможенных пошлин для иностранных купцов, содержал также совокупность норм, направленных на ограничение прав последних в Русском государстве. Эти нормы могут быть сведены к трем основным положениям: а) территориальное ограничение торговли иностранцев пограничными пунктами; б) ограничение в выборе контрагентов (ограничение торговли иностранных купцов между собой); в) запрещение розничной торговли10.

Новоторговый устав, существенно изменивший порядок и практику русской внешней торговли, вышел из сфер Посольского приказа, начальником которого был тогда боярин А. Л. Ордин-Нащокин, выдающийся экономист, политик и дипломат XVII в.11

Из общего комплекса вопросов, связанных с новой таможенной политикой русского государства в XVII в., мы выделяем всего лишь два: была ли таможенная политика Русского государства по отношению к купечеству из стран, подвластных Оттоманской Порте, такой же, как по отношению к купечеству западноевропейских и восточных государств, и относились ли все статьи «Новоторгового устава 1667 г.» в одинаковой мере к торговым людям, прибывавшим в Россию из Молдавии, Валахин, Македонии, Сербии и других государств, входивших в состав Оттоманской империи.

Эти вопросы до сих пор специально не разрабатывались в историографии, посвященной исследованию таможенной политики русского правительства в XVII в. В какой-то мере они затрагивались только Ю. А. Тихоновым и Е. В. Чистяковой. Ю. А. Тихонов отмечает, что рублевая и проезжая пошлины в Астрахани и Путивле, взимавшиеся с восточных купцов, греков, молдаван, были меньше, чем в Архангельске, так как в первых двух городах обязательная уплата иностранной монетой не оговаривалась12.

А в статье Е. В. Чистяковой, посвященной исследованию предпосылок возникновения «Новоторгового устава 1667 г.», изучению документов, непосредственно влиявших на его составление, и освещению других, связанных с данной темой вопросов, вскользь высказывается мнение, что на восточных купцов не распространялись территориальные ограничения торговли и что несколько облегчены были для них и пошлинные сборы, так как и в Астрахани, и в Москве они платили по 10 денег с рубля, а проезжая пошлина равнялась 1 гривне (20 деньгам).

Е. В. Чистякова высказывает также предположение, что такими же были условия торга и с южными купцами — греками, валахами и молдаванами13. Если с положением о том, что на восточных купцов не распространялись территориальные ограничения, можно полностью согласиться, то положение об условиях торга с южными купцами необходимо уточнить. Тот факт, что купцы из восточных стран платили при продаже товаров в Москве и Астрахани по 10 денег с рубля, а проезжую пошлину— гривну с рубля, не означает облегчения для «их таможенных пошлин. Ведь и западноевропейские купцы платили такую же проезжую пошлину (ст. 56, 66)14, а при продаже товаров в Архангельске (не считая особо облагаемых товаров) платили пошлину по 10 денег с рубля «с весчих товаров», а не «с весчих товаров» — по 8 денег с рубля»15.

Пошлины восточных купцов существенно уменьшались в результате того, что в статьях о взимании пошлин с них, как это правильно подметил Ю. А. Тихонов, ничего не сказано об обязательной уплате золотой и серебряной монетой (ст. 77, 78)16.

Исследование особенностей таможенной политики Русского государства по отношению к купечеству из стран, подвластных Оттоманской Порте, имеет важное значение.

В XVII в. московское правительство выступает уже вполне определенно как защитник подвластных Порте народов, тяготевших к Русскому государству, достигшему высокой степени могущества. Внимание русского правительства, начиная с XVI в., привлекали также православные христиане, населявшие Турецкую империю17. В это время зарождается мысль о возможности совместных действий русского народа с населением Подунавья и Балкан против Оттоманской Порты, в результате которых Россия получила бы выход к Черному морю, а угнетенные народы — освобождение18.

Внешнеполитическая ориентация подвластных Порте стран на Россию благоприятно сказалась на росте культурных и экономических связей между ними. Культурные связи в XVII в. становятся уже традиционными, развиваются и экономические связи19. Русское правительство доброжелательно относится к торговле со странами, подвластными Порте, о чем свидетельствует пребывание в России по торговым делам купцов из Молдавии, Валахии, Греции, Македонии, Сербии, греческих купцов из Константинополя и Адрианополя20, а также грамоты, предоставляющие названным купцам разные льготы. Назовем лишь некоторые из них. Так, в грамоте царя Михаила Федоровича от 11 июля 1645 г., направленной валашскому господарю Матвею Басарабу, говорится о благополучном завершении миссии Павла Микэлаевича, имевшей целью получить содействие России в дальнейшем развитии ее торговли с Валахией21. За несколько лет до издания Новоторгового устава, 29 июня 1656 г., молдавскому господарю Георгию Стефану была отправлена грамота царя Алексея Михайловича о предоставлении молдавским купцам права свободной торговли в России22. Данной грамоте предшествовала оформленная в тот же день жалованная грамота царя Алексея Михайловича о согласии принять условия перехода Молдавии в русское подданство, предложенные молдавскими послами: митрополитом Гедеоном и боярином Григорием Нянулом23. Этот факт свидетельствует о том, что развитию экономических связей России со странами, порабощенными Портой, содействовали их политическая ориентация на первую и покровительство, оказываемое Россией народам Подунавья и Балкан.

Но торговля государств, подвластных Оттоманской Порте, с Россией, начавшая развиваться более оживленно, ко времени издания Новоторгового устава не достигла еще объема торговли России с западноевропейскими государствами. В связи с этим создание одинаковых условий проведения экономических сделок в России для купцов из Молдавии, Валахии, Сербии, Македонии и для торговых людей из западноевропейских государств, неизбежно должно было отрицательно отразиться на торговле стран, подвластных Оттоманской Порте.

Изучение статей Новоторгового устава, касавшихся торговли в России греков, молдаван, мултян, сербов и других купцов из стран Порты, и анализ выявленных нами в архивах дополнительных источников, позволяют говорить о некоторых особых чертах торговой политики русского правительства по отношению к купечеству Подунавья и Балкан.

Как явствует из некоторых документальных данных, торговые люди из стран, подвластных Оттоманской Порте, практически не платили в России никаких пошлин от ввозимых и вывозимых ими товаров, несмотря на упоминавшийся нами ранее указ от 1 июля 1646 г., отменявший беспошлинную торговлю иностранцев в России. Именно на такое положение ссылаются торговые люди в своих челобитных на имя русского правительства в тот период, когда ввозимые ими на русский рынок товары облагались пошлинами в соответствии с Новоторговым уставом и порою допускались какие-то нарушения в их сборе. Так, например, как явствует из дел Посольского приказа, в челобитной торговых людей: греков-царьгородцев, македонян, волошан и мултянцев24 — от 1691 г. на имя царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, содержащей жалобу на неправильное взимание пошлин, говорится, что они «искони торговые промысли имели... в Московском государстве и до 1667 г. пошлин с них для единые православные христианские веры ненмывано, но сверх того даваны им дворы стоялые и кормы, а в 1667 г. наложена на них по торговому уставу пошлина»25. В докладной записке Посольского приказа правительству по данной челобитной также подтверждается, что в прошлые времена, в период правления царей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича, «приезжали в Московское государство гречане-царегородцы и македоняне, волохи и мултяне с узорочными товарами... а их великих государей пошлин с привозных своих, также и с отвозных русских товаров, с покупки и продажи из стари с тех греков никогда никаких, для единые православные христьянские веры и для их разорений, что живут под игом турским бусурманским во всяком гонении... на Москве и в городах неимывано»26.

Таким образом, приведенные документальные данные свидетельствуют, что и после указа 1646 г. еще несколько лет торговые люди из государств, подвластных Оттоманской Порте, в отличие от других иностранных купцов беспошлинно торговали в Русском государстве, ввиду особого покровительства им, как народам, угнетаемым Портой.

После введения в действие положений «Уставной таможенной грамоты 1653 г.» и «Новоторгового устава 1667 г.» пошлинами начали облагаться и товары, привозимые в Россию из стран, входивших в состав Оттоманской империи.
Статья 80-я Новоторгового устава гласит: «Также и с гречан, и с волохов, и с мултян, и с иных иноземцев тамошних краев имать пошлин с товаров их по гривне с рубля, и досматривать потомуж накрепко, и лишние неявленные товары имать на великого государя...»27. Но в статье ничего не сказано о том, что пошлины должны взиматься в иностранной монете.

Если указанные купцы ограничивались торговлей в пограничном городе Русского государства Путивле, то с них взималась пошлина по 10 денег с рубля. Статья 82-я Новоторгового устава гласит: «...а будет они в Путивле станут товары свои менять на русские товары, и с их греческих товаров имать пошлину по 10 денег с рубля...»28. И в этой статье ничего не сказано об уплате пошлин в иностранной монете. Но 80-я и 82-я статьи, касающиеся торговли в России упомянутых торговых людей, не дают нам четкого представлення о том, платили ли они в Русском государстве пошлину дважды, как западноевропейские купцы, т. е, проезжую пошлину (1 гривну с рубля) и рублевую пошлину (6% с цены)29. Статья 80-я называет только одну проезжую пошлину (по гривне с рубля), но в ней ничего не сказано о порядке взимания названной пошлины с привозимых и вывозимых товаров. Статья же 82-я касается лишь торговли купцов из Оттоманской империи в Путивле, причем взимаемая с купцов пошлина составляет 5% с цены (в таком размере платили пошлину русские купцы)30, а не 6%, как платили западноевропейские купцы31.

Некоторую ясность в решение данного вопроса вносят выявленные нами в архиве документальные источники второй половины XVII в.: челобитные торговых людей из стран, подвластных Порте, на имя русского правительства по вопросам взымания пошлин, правительственные указы, отправляемые воеводам пограничных городов, и другие документы Посольского приказа. Так, в декабре 1680 г. в ответ на запрос севского воеводы В. Лопухина в Посольский приказ, взимать ли пошлины с гречан, волохов, мултян и других купцов из подвластных Порте стран, когда они возвращаются на родину с закупленными в России товарами, в Севск был отправлен указ, в котором говорилось, что названные торговые люди платят пошлину только с привезенных ими товаров, в результате чего получают выписки из таможен. Что же касается приобретенных ими на русском рынке товаров, то с них пошлины не взимаются. В указе об этом сказано: «...тех гречаня подать им (севским властям.— Е. П.) выписи московские большие таможни, а в тех выписях написано, что те торговые люди явили гостью Ивану Антонову с товарищи товары свои и с тех их товаров таможенные пошлины платили. А на которые деньги купили они на Москве товаров, и они же с тех их купленных товаров против выписей таможенных пошлин без государева указу имать не имеют»32.

В челобитной от 1691 г. купцы из стран, подвластных Оттоманской Порте, жалуясь на нарушение порядка взимания таможенных сборов в Севске, также отмечали, что после своего приезда в Русское государство по торговым делам они «товары свои явять в Московской большой таможне и с тех своих товаров с продажи пошлины плачивали с рубля по гривне, а по возвращении своем с Москвы отъезжают... накупят уж цену московских товаров... и с того с них никогда «а Москве и в Севску другой пошлины из стари и посе время не выбирали»33. Таким образом, мы видим, что торговые люди, указывая на незаконные действия севских таможенных властей, ссылаются на существующий порядок взимания пошлин, который исключал плату за приобретенные ими русские товары. Купцы пишут: «...а в нынешнем во 1691 г. в Севске таможенный голова знатной похотел ими корыстен быть, напрасно чинит им задержку II просит с тех их московских товаров пошлины... и для того они разоряются вконец»34. Далее торговые люди подчеркивали, что «платят они пошлины на Москве в таможне и так перед русскими и черкасскими людьми вдвое, потому что с русских и черкасских людей пошлина по десяти денег с рубля, а они платят с рубля по гривне, а они де тоже православное христианство»35.

Приведенные документы свидетельствуют о том, что тортовые люди из стран, подвластных Оттоманской Порте, отделяли себя по своему положению от иностранных купцов Запада, сравнивая, как правило, свое положение с положением русских купцов36. Они считали, что русское правительство, оказавшее уже В этот период известное покровительство православным народам, находившимся под игом Порты, должно оказывать максимальную поддержку и купечеству этих стран.

И действительно, из записей Посольского приказа мы узнаем, что просьба купцов, подателей челобитной от 1691 г., была удовлетворена и русские цари «пожаловали их, не велелн древнего своего великих государей указ нарушить... а велели пропускать их (купцов. — Е. П.) с теми товары, которые купят или заменяют на Москве на привозные свои товары, без задержания, и о том бы послать... в Севск к тому таможенному голове грамоту, чтобы им (купцам. — Е. П.) от него... напрасного разорения не чинилось»37.

Из «Памяти в Разрядный приказ из Приказа Большого прихода от 12 июля 1679 г.» выясняется, что купцы из стран, подвластных Порте, в отличие от западноевропейских не платили и проезжих пошлин. В .названном документе говорится, что «...великий государь... Федор Алексеевич... указал из Розряду послати в Севск свою великого государя грамоту к таможенному голове: з гречан, и с волох, и с мултян проезжих пошлин в городах, которые с товары своими едут к Москве, имать не велено, а велено с них пошлина имать на Москве, или где они те свои товары продадут»38.

В челобитной греческого купца Юрия Леонтьева из Константинополя от 10 нюня 1689 г., отправленной «великим государем-царем... Иоанну и Петру Алексеевичу», содержится протест против незаконных попыток севского воеводы взимать проезжие пошлины. Юрий Леонтьев пишет, что приехал «он к Москве с товары своими (в 1688 г.— Е. П.), и те товары на Москве в большой таможне явил, и пошлины платил по торговому уставу... по гривне с рубля, и продал те свои товары, купив московского товару несколько тысяч белок». А в нынешнем, т. е. 1689 г, получив проезжую грамоту, он отправился к себе на родину, но «в Севску мимо прежних обычаев, чего наперед сего никогда не бывало, таможенный голова для своей корысти его, Юрья, с тем товаром задержал... и спрашивал у него с того товару проезжих пошлин, что в Новом торговом уставе с них имать не положено, а таких де пошлин они. никогда не плачивали»39.

Как явствует из приведенных нами дел Посольского приказа, торговые люди из стран, подвластных Оттоманской Порте, не только были освобождены от уплаты таможенной пошлины золотыми и ефимками, что уже являлось большой льготой, но фактически платили пошлину только один раз с привезенных ими товаров, а западноевропейские купцы платили проезжую пошлину от привозимых и вывозимых товаров, а также пошлину с торговых сделок, так называемую рублевую пошлину.

Кроме того, в соответствии со статьей 75-й Новоторгового устава через год после введения в действие последнего западноевропейские купцы, уезжая к себе на родину, обязаны были платить в Архангельске пошлину и с не проданных ими в России товаров: «... а что у города Архангельского и кораблях останется непроданных товаров, и с тех товаров в прежних летах пошлин не имано... а впредь у кого за меною и за продажею лишние товары будут, и с них взять пошлина, хотя он и не продает...»40. Отдельные же документы, касающиеся торговли купечества стран, подвластных Оттоманской Порте, свидетельствуют о том, что если последние какие-то товары на русском рынке не продали и везли их обратно в свою страну, то с таких товаров пошлина не взималась.

Например, в прошении находившихся в России по торговым делам греков и молдаван на имя царя Федора Алексеевича от 25 июля 1681 г. говорится о том, что иногда торговым людям не удается реализовать все привезенные товары: «... и товареки (товары. — Е. П.) иные продали, а иные и не продали»41. В этом случае купцы платят в большой таможне пошлины только с проданных товаров: «...и которые (товары. — Е. П.) продали, твои государевы пошлины платили в большой таможне... по гривне с рубля и выписи им из таможни даны»42. Купцы повествуют в указанном прошении о том, что они были в «Севске ныне задержаны, а спрашивают с тех же товаров (непроданных.— Е. П.) других пошлин по гривне с рубля, что преж сего никогда не было»43, то есть торговые люди ссылаются на существующий порядок, в соответствии с которым с них взимается пошлина один раз и только с проданных товаров.

Несомненным ограничением иностранной торговли в Архангельске было установление продолжительности ярмарки. Представители таможенной администрации туда отправлялись 1 апреля, 15 мая ехал гость, и торговля продолжалась до Семенова дня44.

Что же касается торговли в Русском государстве купцов из стран, подвластных Оттоманской Порте, то они могли приезжать в страну, как об этом свидетельствуют многочисленные источники, в любое время года45, за исключением периодов войн, внешнеполитических обострений и конфликтов с Польшей, Крымом или Турцией.

Е. В. Чистякова в указанной ранее статье обращает внимание на тот факт, что совокупность правил Новоторгового устава сводилась также к оттеснению иностранцев с внутренних рынков в пограничные пункты. Автор, на наш взгляд, правильно отмечает, что это территориальное ограничение касалось только западных купцов (ст. 85, 86). Восточные же купцы (кызылбаши, бухаряне, армяне, кумыки, черкесы, астраханцы и другие) могли возить свои товары в Москву и другие города и без специального разрешения, уплатив большую пошлину (ст. 77)46. У нас есть возможность дополнить данный вывод. Новоторговый устав «е содержит никаких данных о территориальных ограничениях торговых сделок и для купцов, прибывших в Русское государство из стран, входивших в состав Оттоманской империи. Как об этом свидетельствуют архивные документы, названные купцы имели возможность торговать не только в пограничных городах Путивле и Севске, но и в Москве, Киеве, Нежине, Вязьме, бывали на знаменитой Свинской ярмарке в Брянском уезде и в других местах47.

Новоторговый устав регламентировал предметы ввоза западноевропейских купцов в Русское государство. Повышенной пошлиной облагались предметы роскоши, вина, ограничивался ввоз сахара и других товаров48.

В специальных статьях названного устава, относящихся к торговле в России купцов из стран, подвластных Оттоманской Порте, не находим никаких упоминаний об ограничении ввоза каких-либо предметов или о повышенной пошлине на некоторые ввозимые товары. Никаких упоминаний о подобного рода ограничениях мы не находим и в источниках, содержащих данные о торговых сделках в Русском государстве купцов из Молдавии, Валахии, Сербии, Македонии и других стран Оттоманской империи во второй половине XVII в.

Таким образом, документальные данные свидетельствуют, что таможенная политика России по отношению к купечеству из государств, подвластных Оттоманской Порте, отличалась от таможенной политики по отношению к купечеству западноевропейских стран.

Первые были освобождены от платежа пошлин с приобретенных ими в Русском государстве товаров, не платили пошлин с торговых сделок и с нереализованных товаров. В соответствии с Новоторговым уставом пошлина, которой облагались привезенные на русский рынок товары греков, молдаван, мултян, была практически меньше пошлин, установленных на товары, ввозимые на русский рынок, торговыми людьми из стран Западной Европы, так как не требовалась уплата ее золотыми и ефимками. Торговля в России купцов из государств, подвластных Оттоманской Порте, не ограничивалась территориально, не ограничивался также ввоз определенных видов товаров и не были повышены на них пошлины.

Ранее нами уже отмечалось, что таможенная политика Русского государства по отношению к восточному купечеству отличалась вообще от таможенной политики по отношению к купечеству из стран Западной Европы.

Купцы из восточных стран, так же как и купцы из государств, подвластных Оттоманской Порте, платили более низкие пошлины по сравнению с западноевропейскими ввиду того, что в статьях Новоторгового устава, устанавливающих величину таможенных пошлин, не оговаривалась обязательная уплата их золотой или серебряной монетой. Названным купцам также разрешалось ехать «с товары своими к Москве и в иные городы»49.

Но льготы, предусматриваемые таможенной политикой Русского государства по отношению к купечеству из стран, подвластных Оттоманской Порте, превосходили и льготы, предоставляемые Россией купечеству из стран Востока вообще.

Статья 77-я Новоторгового устава предписывает с вышеназванных восточных купцов и астраханских жителей, если они поедут торговать в Москву и в другие города, «нмать с продажных их товаров пошлин по гривне с рубля в Астрахани проезжих, а буде он станет торговать в Астрахани, и с них имать пошлин по 10 денег с рубля»50. Условия уплаты пошлин 77-й статьи соответствуют условиям уплаты, изложенным в 80-й и 82-й статьях, относящихся к купечеству из стран, подвластных Оттоманской Порте.

Но последующая 78-я статья, налагавшая на торговых людей с Востока вторую пошлину, ставит купечество из стран, подвластных Оттоманской Порте, в более привилегированное положение по сравнению с первыми. В ней сказано: «А что они на Москве и в городах каких русских товаров на деньги купят или на товары выменят и повезут с Москвы из городов, и с тех русских товаров имать пошлин проезжих по гривне с рубля в Астрахани и против их записок у них в таях и в ящиках досматривать накрепко»51.

Если купцы Востока платили пошлину 2 раза (от ввозимых и вывозимых товаров) по гривне с рубля (т. е. 2 раза по 10% с каждого рубля), то торговые люди из стран, подвластных Порте, платили пошлину только один раз по гривне с рубля (с привезенных товаров), значит, вдвое меньше. Это очень большая льгота, которая, безусловно, должна была привести к усиленному развитию торговых связей.

В Новоторговом уставе ничего не сказано об освобождении купцов из восточных стран от уплаты таможенных пошлин вообще, если они будут торговать в России на золотые и ефимки, в то время как по статье 8-й в подобном случае торговые люди из Порты освобождались от уплаты пошлины.

Следует отметить, что в конце XVII — начале XVIII в. некоторые купцы из стран, подвластных Порте, стали привозить в Россию товары из стран Востока. Но в таком случае, как об этом свидетельствуют документальные данные, они были лишены льгот, предоставляемых купцам из Оттоманской империи, и должны были платить такие же пошлины, как и торговые люди из стран Востока. Так, в списке 1711 г. с подлинной грамоты царя Петра Алексеевича от 1700 г., сохранившемся в делах Посольского приказа, говорится следующее: «... указали мы великий государь по имянному нашему... указу грекам, которые будут приезжать из-за моря через Астрахань с шелком-сырцом и с иными товары, и их принимать, и к Москве пропускать безо всякого задержания, а пошлины и рублевые, и провозные деньги имать с них против армянской кумпании... (т. е. как от армян. — Е. П.) для того, чтобы такими провозными товары наша великого государя пошлины множилась паче прежняго»52. Список с грамоты содержит также указание на то, чтобы воеводы ознакомили с его содержанием всех греческих купцов, «чтобы они о том ведали. И в городы, где греки обретаются в посольстве, товаров через Астрахань к Москве как в привозе, так и в продаже к торговым людям (воеводы бы. — Е. П.) от себя писали, чтоб ездили с товары чрез Астрахань и к Москве безо всякого сомнения»53. На этот документ ссылаются в последующие годы торговые люди, когда их по каким-либо причинам задерживают с товарами в Астрахани и не пускают в Москву или не разрешают ехать из Москвы в Астрахань. Так, в челобитной грека Дмитрия Николаева от 7 мая 1711 г. говорится, что «в прошлом 1710 г. марта в 2 день по имянному указу... (царя Петра Алексеевича. — Е. П.) велено с ...греков, которые будут приезжать из-за моря чрез Астрахань с шелком-сырцом и с иными товарами, и их принимать, и к Москве пропускать без задержания, а пошлины и рублевые и провозные деньги имать с них против армянской кумпании», поэтому податель сей челобитной просит о пропуске его в Астрахань54. Просьба Дмитрия Николаева была удовлетворена, и в новом указе царя вновь подтверждается как прежнее разрешение о пропуске греков «чрез Астрахань с шелком-сырцом и с иными товары к Москве без задержания», так и прежнее требование о взимании с названных торговых людей таких же пошлин, как и с восточных купцов: «...а пошлины и рублевые и провозные деньги имать с них против армянской кумпании» (как с армян.— Е. Я.)55.

Изменение положения о взимании пошлин с греческих купцов, прекративших ввоз товаров в Россию из стран Оттоманской империи и занявшихся торговлей в России товарами, привезенными из стран Востока, объясняется, вероятно, тем, что они как бы попадали в сферу других экономических и политических интересов правительства. Названные греческие купцы уже не являются связующим звеном между Россией и странами, угнетаемыми Портой, не могут выполнять заказов правительства экономического порядка и определенные поручения, связанные с политикой России по отношению к угнетаемым Портой народам. Не бывая в тех краях, естественно, купцы не могут давать и нужную информацию о положении в подвластных Порте государствах.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что купцы из государств Оттоманской империи занимают особое место в таможенной политике русского правительства изучаемого периода по сравнению с торговыми людьми не только из Западной Европы, но и с Востока.

Для развития торговли с Молдавией, Валахией, Сербией и ннымн странами, подвластными Порте, русское правительство создавало и другие благоприятные условия.

Документальные данные свидетельствуют, что товары, закупаемые в государственную казну у купцов из названных стран, зачастую вообще освобождались от всяких пошлин. Так, например, в челобитной купца-грека Родиона Николаева от 1683 г. с просьбой о посылке из Посольского приказа в таможню «памяти» не взыскивать с него пошлины с товаров говорится, что казна закупила у названного торгового человека 36 аршин объяри, и теперь «большой таможни гость Федор Михайлов... с тех объярей, которые взяты... в вашу государственную казну, спрашивает пошлин... а у которых гречан моей братьи и какие товары взяты в вашу государьскую казну, и из тех взятых товаров у тех гречан моей братьи по вашему великих государей указу пошлины имать не велено»56. Из другого дела Посольского приказа от 13 февраля 1710 г. мы узнаем, что гречанил молдавской земли Иван Иванов платил с привозимых в Россию товаров «достойные пошлины по торговому уставу, кроме тех вещей, которые у него возмутца в его царского величества казну»57. Правда, из документов выясняется, что иногда купцы могли бы сданные в казну изделия продать на рынке более выгодно. Но в такой же мере им, вероятно, грозила и опасность неудачной продажи. В челобитной грека Романа Ясева от 1674 г. о невзимании с его товаров пошлин говорится: «...взят тот мой товаришко в твою великого государя казну дешевою ценою, гораздо рядовой цене дешевле... и за товаришко... пошлин имать не велено»58.

Русское правительство шло навстречу купцам из стран, подвластных Порте, и в организационных вопросах торговли, в частности в вопросах порядка уплаты и отсрочки таможенных пошлин. Так, первоначально, после того как вступил в силу Новоторговый устав, купцы обязаны были в виде залога до уплаты пошлин оставлять в большой таможне часть своих товаров. Как только производился с таможней расчет, задержанные товары немедленно возвращались. Такой порядок затруднял проведение торговых сделок, и по просьбе купцов был изменен. Вместо товаров под залог торговые люди из стран, подвластных Оттоманской Порте, давали друг за друга поручительство. Указ правительства от 13 мая 1672 г. гласил: «...а вместо пошлин закладу у них (торговых людей из стран, подвластных Оттоманской Порте. — Е. П.) никакова не имать, и тем их не теснить, а имать по них в пошлинах круговую поруку их ж братью»59.

Таможня, как правило, устанавливала для торговых людей сроки, в течение которых они должны были внести причитающуюся с их товаров пошлину. В том случае, если купец не смог реализовать привезенные изделия к установленному для платежа пошлин сроку, ему разрешалось просить отсрочку. Так, например, в челобитной от 3 января 1674 г. на имя царя Алексея Михайловича торговый человек Павел Иванов из Македонии пишет о том, что «свой товар в таможне явил, и записал, и в пошлинах поруку по себе дал», но ему еще не удалось реализовать все товары: «...а иной (товары. — Е. П.) и посе время лежат не проданы». Поэтому он просит «в тех пошлинных деньгах до сырной недели дать сроку»60.

Просьба названного купца была удовлетворена61. Указом от 13 мая 1672 г. работники таможни обязывались не чинить никаких препятствий купцам из стран, подвластных Оттоманской Порте, выдавать им положенные документы в кратчайшие сроки: «...того ж числа, которого гречане приедут, а которые гречана с товаров своих пошлины заплатят, и им давать в платеже пошлин отписи с книг безволокитно, а обид и волокиты и никакова безчестия в большой таможне гречанам чинить не велеть»62.

Вместе с тем названные купцы обязаны были строго соблюдать законодательство о ведении торговли в Русском государстве. К нарушителям применялись строгие меры. Так, упоминавшаяся нами статья 80-я Новоторгового устава содержала, кроме прочего, указание товары греков и волохов «досматривать... накрепко, и лишние, неявленные товары имать на великого государя»63, то есть купцы обязаны были предъявить в таможне все привезенные ими для продажи изделия. Не представленные для обложения таможенными пошлинами товары подлежали конфискации.

Так как некоторые торговые люди все же стремились избежать уплаты таможенных пошлин, правительство издает дополнительные указы о строгом соблюдении торгового закона. Так, в грамоте от 5 августа 1674 г., направленной севскому воеводе В. Н. Папину, говорится о том, «что гречане, которые через Севск и Путивль приезжают к Москве, сверху таможен (т. е. минуя таможню. — Е. П.) привозят утайкою многие товары»64, и содержится приказ «у тех гречан накрепко... пошлин имать»65. В указе царя Федора Алексеевича от 1680 г. на имя боярина М. Милославского вновь говорится, чтобы «...з гречан, с волохов, и с мултян, и с иных тамошних краев имать пошлину с товаров их по гривне с рубля, и досматривать потому же накрепко, и лишние и неявленные товары имать (конфисковать.— Е. П.) на великого государя»66.

Другие документы Посольского приказа, в частности от 3 марта 1671 г., содержат приказ не отпускать из Москвы тех купцов из Молдавии, Валахии, Македонии, Греции, которые после продажи товаров не рассчитались с таможней: «...а буде гречани проданные товары свои пошлин в большой таможне платить не учнут, и их без того с Москвы не отпускать, и проезжих им грамот не давать»67.

Приведенные примеры еще раз свидетельствуют о том, что, поощряя торговлю в России купцов из стран, подвластных Оттоманской Порте, русское правительство одновременно заботится о том, чтобы казна не теряла ничего из доходов в виде таможенных пошлин от этой торговли.

Его покровительство торговым людям из стран, подвластных Оттоманской Порте, вызвано и другими соображениями экономического порядка.

В XVI—XVII вв. заметна тенденция русского правительства сосредоточить в своих руках всю торговлю восточными изделиями, часть которых составляли товары, привезенные из Оттоманской империи с целью последующей их перепродажи западноевропейскому купечеству. Государственная казна в этот период скупала и перепродавала не только местные, но и привозные товары с большими барышами. Как только прибывали в Москву купцы из стран, подвластных Оттоманской Порте, они обязаны были представить свои товары в первую очередь в царскую казну68. Лишь после того, как казна отобрала интересующие ее товары, купцам разрешалось проводить сделки в городе.

Страны, подвластные Порте, интересовали Россию и как рынки сбыта мехов, причем самых ценных. Очевидцы отмечают в своих мемуарах, что в эти страны шли наиболее дорогие меха, которые не пользовались спросом у западноевропейских купцов. Член шведского посольства в России в 1674 г. Ефим Филипп Кильбургер подчеркивает, что греки покупали в России много хороших мехов69. Это подтверждает и видный экономист того времени Ю. Крижанич: «...турки бо и греки рады покупают соболя и иная драгая корзна (дорогие меха. — Е. П.), коих немцы не веле (не очень. — Е. П.) любят»70.

Содействие русского правительства в XVII в. развитию торговых связей со странами, подвластными Оттоманской Порте, объясняется и интересами политического характера. Новоторговый устав, существенно изменивший порядок и практику русской внешней торговли, вышел, и не случайно, из сфер Посольского приказа. В настоящее время доподлинно известно, что инициатива его издания и общая редакция принадлежали начальнику Посольского приказа боярину А. Л. Ордину-Нащокину71. Его программа социально-экономических преобразований, основным содержанием которой хотя и является укрепление дворянского класса, содержит много прогрессивных положений, как-то: развитие отечественной торговли, судоходства, покровительство купечеству. Во внешнеэкономических планах А. Л. Ордин-Нащокин особое внимание уделяет возможностям России получить выход к морю72. Русские дипломаты XVII в. понимали важное значение государств, подвластных Оттоманской Порте, в решении ряда внешнеполитических задач. Лучше других с положением в этих странах был знаком А. Л. Ордин-Нащокин, который сам побывал в 1642 г. в качестве посла в Молдавии, изучал внешнеполитическое положение Турции, Крыма, Польши, интересовался перспективой развития русско-молдавской торговли. Нащокин выражал в своих письмах, отправляемых в этот период в Россию, твердую уверенность в том, что Молдавия и впредь будет тяготеть к России и что одним из наиболее надежных средств привлечения на свою сторону соседних, тесно связанных с Россией народов является установление дружественных отношений с ними. Причем одним из веских доводов для подтверждения своего мнения Нащокин считал принадлежность этих народов к одной православной вере73.

Поэтому нам представляется правомерным предположение о том, что четкое понимание A. Л. Ордином-Нащокиным внешнеполитических задач России и той роли, какую должны были сыграть в их решении народы, подвластные Порте, оказали определенное влияние на редакцию статей Новоторгового устава. Это выразилось, в частности, в создании более строгой системы правил торговли в России для западноевропейских купцов, создании определенных льгот для купечества из стран Востока и наилучших условий для торговых людей из стран, подвластных Оттоманской Порте. Нам думается, что косвенным доказательством этого предположения может служить тот факт, что A. Л. Ордин-Нащокин, крупный экономист того периода, обращавший особое внимание на поступление в казну серебряных ефимков и серебра в качестве денежного металла74, в статьях, относящихся к торговле в России купцов из стран, подвластных Порте, опустил условие об обязательной уплате таможенных пошлин иностранной серебряной монетой. Он предоставил купцам из названных стран и другие льготы, вероятно, имея в виду важность развития с этими странами всяческих связей, к чему призывал и правительство.

Подводя итог сказанному, можно сделать вывод о том, что таможенная политика Русского государства по отношению к купечеству стран, входивших в состав Оттоманской империи, несмотря на ее ярко выраженный протекционистский характер в целом, существенно отличалась как от таможенной политики по отношению к купечеству западноевропейских стран, так и но отношению к купцам из восточных стран и должна была содействовать развитию экономических связей со странами, подвластными Порте.



1 Об этом см. К. В. Базилевич. Элементы меркантилизма в экономической политике правительства Алексея Михайловича. Ученые записки МГУ, вып. 41, история, том. I. М., 1940, стр. 3—i; А. Т. Николаева. Отражение в уставных таможенных грамотах московского государства XVI—XVII вв. процесса образования всероссийского рынка. Исторические записки АН СССР, т. 31, 1950 г.
2 К. В. Базилевич. Новоторговый устав 1667 г. Известия АН СССР, VII серия, № 7, отд. общ. наук. Л., 1932, стр. 589, 591.
3 Е. В. Чистякова. Новоторговый устав 1667 г. Археографический ежегодник за 1957 г. М., 1958, стр. 102.
4 Об этом см. К. В. Базилевич. Коллективные челобития торговых людей и борьба за русский рынок в первой половине XVII в. «Известия АН СССР», серия VII, № 2, отд. общ. наук. Л., 1932, стр. 7— 123. Его же. История СССР от середины XV до конца XVII в. М., 1945, стр. 150.
5 К. В. Базилевич. Коллективные че-лобитня..., стр. 118, 122.
6 К. В. Базилевич. Элементы меркантилизма.., стр. И—13; Ю. А. Тихонов. Таможенная политика русского государства с середины XVI в. до 60-х годов XVII в. «Исторические записки» АН СССР, № 53. М., 1955, стр. 283.
7 Ю. А. Тихонов. Указ. соч., стр. 285.
8 Ю. А. Тихонов. Указ. соч., стр. 285; рубль = 100 копейкам, полтина = = 1/2 рубля, гривна = 10 копейкам, алтын = 3 копейкам, деньга = 1/2 копейки. См. Б. Г. Курц. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915, стр. 154; И. Г. Спасский. Русская монетная система. Л., 1970, стр. 121—126, 137.
9 Полное собрание законов Российской империи (далее: ПСЗРИ), т. 1, ст. 56, 59; Ю. А. Тихонов. Указ. соч., стр. 285.
10 К. В. Базилевич. Новоторговый устав 1667 г., стр. 608.
11 Е. В. Чистякова. Социально-экономические взгляды А. Л. Ордина-Нащокина (XVII в.). Воронежский государственный университет. Труды, т. XX, сб. работ по истории. Воронеж, 1950, стр. 40— 41 и др. Ее же. Новоторговый устав 1667 г., стр. 105—106. К-В. Базилевич. Новоторговый устав 1667 г., стр. 596—599, 622.
12 Ю. А. Тихонов. Указ. соч., стр. 286.
13 Е. В. Чистякова. Новоторговый устав 1667, стр. 124.
14 ПСЗРИ, т. I, ст. 56, 66, стр. 685— 687.
15 Там же, ст. 48, стр. 685.
16 Там же, ст. 77, 78, стр. 688.
17 Об этом см. М. Н. Тихомиров. Исторические свиэи русского народа с южными славянами с древнейших времен до половины XVII в. «Славянский сборник». М., 1947, стр. 181—182, 188—201; Е.Б.Шульман. Русско-молдавские дипломатические сношения в 1654— 1656 гг. Ученые записки Бельцкого гос. пед. ии-та, вып. III. Кишинев, 1957, стр. 25—53; Н. А. Мохов. Очерки истории молдавско-русско-украинских связей. Кишинев, 1961, стр. 102—120.
18 С. Белокуров. Арсений Суханов. М., 1891, ч. 1, стр. 257. Н. Ф. Кап-терев. Характер отношений России к православному Востоку в XVI—XVII ст. Изд. 2. Сергиев Посад 1914, стр. 303; С. К. Богоявленский. Связи между русскими и сербами в XVII—XVIII вв. Славянский сборник. М., 1947, стр. 247.
19 М. Н. Тихомиров. Указ. соч., стр. 125—201; Н. А. Мохов. Очерки..., стр. 168—190; Е. М. Подграа-ская. Новые данные о вывозе молдавских товаров в Россию в XVI в. «Известия АН МССР», серия общ. наук, 1970, № 2, стр. 16—27; ее же. Молдавское княжество и торговля Оттоманской империи с Русским государством (XVII в.). «Вопросы экономической истории Молдавии эпохи феодализиа и капитализма». Кишинев, 1970, стр. 90—125.
20 Е. М. Подградская. Молдавское княжество и торговля Оттоманской империи с Русским государством (XVII в.), стр. 93—124.
21 Исторические связи народов СССР и Румынии в XV — начале XVIII в. Документы и материалы в трех томах, т. 2, 1633—1673 гг. М., 1968, стр. 152.
22 Там же, стр. 289.
23 Там же, стр. 286—287.
24 В документах этого периода молдаване называются волошаиами, а жители Валахии — мултянцами.
25 ЦГАДА СССР, ф. 52, on. 1. Сношение России с Грецией. 1691 г., ст. 26, л. 3. Утверждение купцов о том, что они «искони» не платили пошлин в России, несколько преувеличено. В документах XV — первой половины XVI в. имеются данные о том, что, когда турецкие султаны посылали в Москву своих купцов за мехами, они каждый раз просили освободить их товары от пошлин. Установить точно тот отрезок времени беспошлинной торговли, который упоминают купцы и существование которого подтверждается дьяком Посольского приказа, не представляется возможным из-за отсутствия источников. Можно лишь поедпо-ложить, что этот отрезок времени относится к концу XVI, более определенно к первой половине XVII в., когда Россия становится покровительницей стран, подвластных Порте. Надо иметь в виду, что льготы, предоставляемые русским правительством купцам из Оттоманской Порты, объяснялись еще и тем, что последние, возлагая определенные надежды иа Россию в деле освобождения своих стран, доставляли ценную информацию о положении дел в империи. Об этом см. ЦГАДА СССР, ф. 52, on. 1. Сношение России с Грецией. 1659 г., ст. 3. л. I, 21, 33, 41; Там же, 1660 г., кн. 10, лл. 109—110 об.; 1667 г., ки. 10, л. 111; 1679 г., кн. 10, л. 112 об.; 1683 г., ки. 10, л. 113 об., 114.
26 ЦГАДА СССР, ф. 52, on. 1. Сношение России с Грецией. 1691 г., ст. 26, л. 5.
27 ПСРЗИ, т. I, ст. 80, стр. 688.
28 Там же, ст. 82, стр. 688.
29 Там же, т. 1, ст. 48, 59, 66, стр. 685-687.
30 Там же, т. 1, ст. 12, стр. 679.
31 Там же, т. 1, ст. 59, стр. 686.
32 ЦГАДА СССР, . 210, оп. Белгородский стол, 1680 г., столбец 980, лл. 33—Э4.
33 Там же, ф. 52, on. I. Сношения России с Грецией. 1691 г., кн. 10, л. 149.
34 Там же
35 Там же, ф. 52, on. 1, 1691 г., ст. 26, лл. 3—4.
36 Иногда правительство за определенные заслуги разрешало взимать с некоторых купцов из стран, подвластных Порте, такие же пошлины, как и с русских купцов. Так, например, в 1703 г. была дана жалованная грамота илирийскому шляхтичу и крупному купцу Савве Рагузиискому «за верное служение», в соответствии с которой «поволено в Российское государство ему самому приезжать и всякими товары, которые он при себе иметь будет, торговать и продавать и вывозить с платежом достойные пошлины, как платят подданные его царского величества Российского царства жители безотяхченио, иа десять лет с того 1703 года». (ЦГАДА СССР, ф. 52, on. 1. Сношения России с Грецией. 1710 г., д. 20, л. 6). В 1710 г. гречаннну Александру Леваидиану за особые заслуги (в рудоплавиом деле и другие) была дана грамота, разрешающая торговать в России ежегодно «на две тысячи Рублев с платежом достойные пошлины по торговому уставу против русских людей (т. е. как платили русские люди. — Е. П.)... с приданием ему указного числа подвод с проводники». (Там же, ф. 52, on. 1, 1710 г., д. 20, л. 7 об.).
37 ЦГАДА СССР, ф. 52, on. 1. Сношения России с Грецией. 1691 г., кн. 10, лл. 149—150.
38 Исторические связи народов СССР и Румынии в XV — начале XVIII в. Документы и материалы в трех томах, т. 3. М., 1970, стр. 55—56.
39 ЦГАДА СССР, ф. 52, on. 1,1689 г., д. 9, лл. 10—11.
40 ПСЗРИ, т. 1, ст. 75, стр. 688.
41 ЦГАДА СССР, ф. 52, on. 1,1681 г., ст. 11, л. 1.
42 Там же.
43 Там же.
44 См. Е. В. Чистякова. Социально-экономические взгляды А. Л. Ор-дииа-Нащокииа (XVII в.),стр. 51; ПСЗРИ, т. 1, ст. 1, 3, 8, 76, стр. 678—679, 688. День Симеона апостола — 28 октября. Необходимость установления сроков продолжительности ярмарки в Архангельске была вызвана в значительной мере климатическими условиями. Были случаи, когда купцы прибывали из-за границы в Архангельск с замерзшими винами и другими товарами, которые от этого теряли свои качества.
45 См. об этом Е. М. Подградская. Молдавское княжество и торговли Оттоманской порты с русским государством (XVII в.), стр. 90— 124.
46 Е. В. Чистякова. Указ. соч., стр. 50; ПСЗРИ, т. 1, ст. 75, 85, 86, стр. 688—689.
47 Е. М. Подградская. Новые данные о вывозе молдавских товаров в Россию в XVII в. Известия АН МССР, серия общ. наук, 1970, №2, стр. 17—18.
48 Е. В. Чистякова. Указ. соч., стр. 51; ПСЗРИ, т. 1, ст. 51—55, стр. 685.
49 ПСЗРИ, т. 1, ст. 77, 78, стр. 688.
50 Там же.
51 Там же.
52 ЦГАДА СССР, ф. 52, on. 1. Сношения России с Грецией. 1711 г., д. 4, л. 5.
53 Там же, л. 5 об.
54 Там же, л. 1.
55 Там же, л. 1 об.
56 Там же, 1683 г., д. 17, л. 1.
57 Там же, 1710 г., д. 20, л. 5.
58 Там же, 1674 г., д. 20, л. 1.
59 Там же, 1672 г., ст. 43, л. 1. См. также документ от 3 марта 1671 г. (Там же, 1671 г., ст. 11, л. 1).
60 Там же, 1674 г., ст. 12, лл. 1—2. Сырная неделя — масленица (неделя перед великим предпасхалъ-иым постом).
61 Там же, 1674 г., ст. 12, л. 2.
62 Там же, 1672 г., ст. 43 лл. 1—2.
63 ПСЗРИ, т. 1. стр. 688.
64 ЦГАДА СССР, ф. 52, on. 1. Сношение России с Грецией. 1674 г., Д. 17, л. 7.
65 Там же.
66 Там же, ф. 210, оп. Белгородский стол, ст. 980, лл. 35—36.
67 Там же, ф. 52, on. 1, 1671 г., столбец 11, л. 1.
68 Об этом см. Е. М. Подградская. Молдавское княжество и торговля Оттоманской империи с Русским государством (XVII в.), стр. 94— 96.
69 Б. Г. Курц. Сочинения Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915, стр. 152, 363.
70 Там же, стр. 362—363.
71 Первоначальный набросок Нового торгового положения был составлен Петром Марселисом, крупным купцом и предпринимателем, датчанином по происхождению, проживавшим многие годы в России. См. К. В. Базилевич. Новоторговый устав 1667 г., стр. 599 и послед.
72 Е. В. Чистякова. Указ. соч., стр. 52, 57; Ю. В. Курское. Из истории русско-молдавских отношений в XVII веке. Известия МФ АН СССР. Кишинев, 1959, № 2 (56), стр. 81.
73 См. Ю. В. Курское. Указ. соч., стр. 81—84.
74 См. К. В. Базилевич. Элементы меркантилизма..., стр. 28; его же. Новоторговый устав 1667 г., стр. 592—593; Е. В. Чистякова. Указ. соч., стр. 37.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Макаров.
Очерки истории реформации в Финляндии (1520-1620 гг.)

под ред. Л. И. Гольмана.
История Ирландии

В. В. Самаркин.
Историческая география Западной Европы в средние века

И. М. Кулишер.
История экономического быта Западной Европы. Том 2

Н. П. Соколов.
Образование Венецианской колониальной империи
e-mail: historylib@yandex.ru
X