Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Ю. К. Колосовская.   Паннония в I-III веках

Ветеранское землевладение в городах на Лимесе и его эволюция

В III в. в селах развивалось и ветеранское землевладение, которое, хотя и было для Паннонии типичным, однако не осталось неизменным на протяжении веков. В III в. мы не видим тех отношений и связей, которые существовали у ветеранов с городом в I в., не находим ветеранов среди декурионов, хотя, казалось бы, сейчас, когда легионеры в подавляющем большинстве были уроженцами паннонских городов, эти связи могли быть вполне естественными. На основании свидетельств надписей создается такое впечатление, что ветераны оказались как бы вне городской организации и мало или совсем не принимали участия в ее жизни. Сказанное, однако, не означает того, что в городах провинции во второй половине II и в III в. не существовало ветеранского землевладения. Напротив, стремление приобрести землю было знамением времени и отчетливо заметно даже в среде легионеров.

Императорские рескрипты III в. в отношении ветеранов свидетельствуют, что ветераны представляли в это время отдельную сословно-корпоративную группу, располагавшую суммой определенных юридических прав и экономических привилегий151. По эдикту Септимия Севера и Каракаллы ветераны освобождались, как и ранее, в I в., от уплаты земельного палога (Dig., XLIX, 18, 5). Муниципальным повинностям подлежали только те из ветеранов, которые сами добровольно согласились быть избранными в сословие декурионов (Dig., XLIX, 18, 5). В правление Александра Севера земельным налогом стало облагаться наследственное имение ветерана (patrimonium) и приобретаемое им имение (possessio) (Dig., L, 4, 6; 50, 5, 10). Освобождение от повинностей в пользу города было дано только тем ветеранам, которые ушли в почетную отставку или вследствие ранения (CJ, VII, 64, 9)152. Обложепие налогом имений ветеранов в III в. не было явлением исключительным, так как вся налоговая политика Империи в III в. развивалась в сторону обложения всякого земельного владения. Рескрипты Константина I и его преемников в отношении ветеранов, на чем мы остановимся ниже, подтверждают, что ветеранское землевладение существовало в III и IV вв. и что сами ветераны оставались предметом заботы правительства.

Надписи о ветеранах второй половины II — III в. известны преимущественно из городов на лимесе и из канаб. Здесь ветеранское землевладение могло начать развиваться после того, как эти города получили статус муниципиев и собственные земельные территории. Организованного поселения ветеранов в городах теперь не происходило. Местное комплектование легионов п замена земельного надела выплатой наградных привели к тому, что ветераны после отставки возвращались по месту набора или оставались в канабе по соседству с легионом. Ветеран мог поселиться и в городе и получить землю в городской общине (такая практика была, очевидно, исключением)153; он мог купить землю в городе и в селе, так как получаемая ветераном при отставке денежная сумма была довольно значительной154. В надписях III в. нередко упоминается почетная отставка.

Что ветераны в III в. были людьми состоятельными и могли приобрести после отставки землю, свидетельствуют оставленные ими и легионерами саркофаги, известные кроме них для городских магистратов, августалов и лиц всаднического достоинства, а также те постройки, которые ветераны и легионеры соорудили или отремонтировали па свои деньги. Так, Публий Тураний Фирмин, ветеран из горнистов легиона II Помощник, восстановил в 216 г. от основания помещение для хранения военных знамен и императорских изображений (CIL, III, 3536). Гай Антоний Валентин, ветеран легиона XIV Близнец, сообщает, что в 211 г. восстановил от основания стену с воротами и портик со скамьями для сидения, пришедшие в ветхость; это сооружение он посвятил спутницам Сильвана — Сильванам и хранительницам перекрестков— Квадривиям (CIL, III, 4441). Семья префекта Первой алы Римских граждан Марка Аврелия Мартина принесла в дар але изображение Марса-Победителя (CIL, III, 10256) ; Гай Юлий Максимин из стражи арсенала легиона I Помощник в Бригеционе восстановил на свои деньги каменный сельский храм (CIL, III, 10984). Марк Ульпий Северин из охраны арсенала XIV легиона обповил какую-то постройку на территории канабы и посвятил ее Юпитеру и всем богам и богиням (CIL, III, 11126).

На занятие ветеранов земледелием указывают появившиеся после Маркоманнских войн виллы за лимесом и поставленные ветеранами алтари Домашнему Сильвану, Либеру и Либере, Сильвану и Сильванам. Эти виллы нередко располагались вдоль дорог и представляли собой сочетание виллы, сторожевой башни, дорожной станции и гостиницы — mansio155. В этой связи нельзя пе вспомнить совет Варрона: «Если имение лежит при дороге и место это удобпо для путников, то надо выстроить здесь гостиницу» (Varо, re Rust, I, 23)156. Раскопки в современном Пурбахе (на сельской территории Карнунта) открыли одну из таких вилл — остатки четырех близко расположенных друг к другу построек. Одна из них (24 X 17 м) состояла из пяти жилых и отапливаемых помещений. Другая постройка (22 X 17 м) представляла собой два помещения, между которыми находился двор или коридор. Башня (ее фундамент покоился па квадрах) имела пять помещений; два из них имели земляной хорошо утрамбованный пол. Предполагают, что это были хлевы; одно из помещений было амбаром или конюшней.

Найденные в окрестностях Пурбаха алтари первой половины III в. с посвящениями Фортуне Аугусте и Нимфам Аугустам, поставленные Гаем Валерием и его женой Флавией Викториной, и рельеф Дианы дали основание Э. Томас отнести эту виллу к ветерану Гаю Валерию Валериану. Этой вилле принадлежало отдельное святилище, находившееся на источнике, где и были найдены алтари.

Подавляющее большинство свидетельств о ветеранах начиная со второй половины II в. происходит из канаб и городов на лимесе — Виндобоны, Карнунта, Бригециона и Аквинка. Местное комплектование легионов, начавшееся со времени Адриапа, изменило их этнический и социальный состав. В легионах провинции теперь во множестве служили паннонцы, набранные из сельских территорий, сначала — колоний, а затем и муниципиев. Подавляющее большинство ветеранов в III в. носит имена Аврелиев157. Часть Аврелиев восточного происхождения и появилась в легионах Паннонии после походов па восток Марка Аврелия и Каракаллы158. Ветераны также носят имена Септимиев159. Некоторых ветеранов можно считать потомками ветеранов I — первой половины 11 в.160 Ветераны III в. с именами Юлиев161, Ульпиев162, Флавиев163 и Элиев164 — паннонцы, но нередко и уроженцы Востока.

Частное поселенпе ветеранов в канабах в III в. связано с известной реформой Септимия Севера, признавшего законным брак легионеров в течение их службы и разрешившего им жить с семьями в канабах и приходить в лагерь в сущности только на учения. Это нововведение, отцеживавшееся современниками как губительное для армии (Herodian., III, 8, 5), имело результатом то, что уже за время службы легионер обзаводился собственным хозяйством и домом и после отставки поселялся в канабе. Эмилий Макр, юрист времени Александра Севера, указывал, что воинам разрешалось приобретать дом (Dig., XLIX, 16, 13). Позволение легионерам жить вместе с семьями в канабах способствовало приобретению ими также н земли уже во время службы, хотя правительство противодействовало этому стремлению в легионах, но в то же время поощряло обзаведение землей служивших во вспомогательных войсках, обязывая их путем предоставления земельного надела к наследственной военной службе. Тот же Эмилий Макр писал, что легионерам запрещается приобретать землю в той провинции, в которой они служат, чтобы стремление к земледелию не отвлекало их от военной службы. Макр замечает, однако, что в случае, если покупка останется неизвестной и о купившем землю не возникнет никакого расследования, легионер может владеть этим полем спокойно; это последнее не относится к тем, кто уволен из армии с позором, так как считается, что такое позволение дается ветеранам вместо награды (quod praemii loco veteranis censessum intellegitur). Вместо предоставления земельного надела, как писал в свое время Ю. Кулаковский, правительство обещает ветерану не возбуждать процесса о приобретенном в течение срока службы имении, если факт покупки останется неизвестным военным властям.

Свидетельством занятия легионеров земледелием мы должны считать алтари Домашнему Сильвану, оставленные легионерами п когорталами едва ли не повсюду, где стояли римские войска165. Разумеется, в этом факте нельзя не учитывать того признания, которое нашел Сильван у иллирийского войска, преимущественно в Паннонии, на что указывал уже А. Домашевский166, и того обстоятельства, что в иллирийских землях культ Сильвана представлял собою синтез римских и местных верований167. Однако почитание Домашнего Снльвана было связано прежде всего с развитием индивидуального землевладения.

Занятие легионеров земледелием в III в. отразилось в такой практике использования легионной земли, которая неизвестна для I—II вв., и в учреждении в легионах lustrum, причину появления которого видят в изменившихся условиях военной жизни при Северах168.

В надписях III в. впервые упоминается lustrum, проводившийся каждые пять лет, за который был ответствен примипил и его помощники (actores). Из надписей этого времени становятся также известными milites pequarii легионов XIV Близнец и I и II Помощник169 — легионеры, в обязанности которых входил уход за скотом, пастьба и убой скота, а также прием воинских контингентов, поступавших от пограничных народов170. Эти воины пасли скот на лугах легионов (prata legionum), которые могли тянуться на десятки километров (Tacit., Ann., XIII, 55), и сами легиойеры могли находиться далеко от стоянки легиона. Поставленные акторами и пеку ариями алтари Юпитеру, Либеру и Либере, Меркурию171, которые датируются временем Северов (205, 235 гг.), свидетельствуют, что занятые в этой службе легионеры имели собственные хозяйства.

Из Карнунта происходит совершенно исключительная надпись, продолжающая привлекать внимание исследователей, дающих ее различные толкования172. Надпись была нанесена па алтаре, посвященном Юпитеру pro salute augustorum duomm (Септимия Севера и Каракаллы, 205 г.), поставленном Гаем Юлием Катуллином, легионером XIV Близнец, conductor prati Fur[iani] lustro Nertiani Celerini prlmi pili (CIL, III, 14356За). Соображения, высказанные А. Альфельди, Р. Эггером и теперь недавно А. Мочи, колеблют представления о Катуллине как арендаторе самой земли, но даже и в том случае, если он брал на себя только доставку сена, то и тогда мы не можем не видеть в этом факте стремления легионеров связывать свое благополучие с занятием сельским хозяйством, в котором, как отметил Р. Эггер, главная роль отводилась семье, так как сено должно было быть поставлено и в том случае, если бы сам легиопер находился на учениях, на какой-то работе или даже на войне. Разрешение Септимия Севера вступать легионерам в законные браки в течение срока службы, несомненно, содействовало этому. Что касается pratum Furfianum], то им могло быть и одно из имений частных лиц, перешедшее к легиону, и оно могло быть легионной землей, названной так, как заметил А. Альфельди, не по имени его владельца, но по названию места.
Нельзя не заметить, однако, того обстоятельства, что намерение императорского правительства посадить на землю вспомогательные войска в литературной традиции определенно связывается с Северами. Биограф Александра Севера сообщает, что император давал командирам пограничных войск и воинам (limitaneis ducibus et militibus) земли, захваченные y врагов. Эти земли могли остаться у наследников, если дети воинов поступали на военную службу, и никогда не должны были переходить к частным лицам. По заключению биографа, Александр Север руководствовался тем, что воины будут ревностнее нести службу, если будут защищать собственные пашни173. Это свидетельство неоднократно использовалось сторонниками мнения о превращении легионеров в земледельцев и противниками такого мнения. В последнем случае указывалось на то, что подобная практика появилась только при Доминате и что ранее limitanei не существовали174. Придерживаясь датировки «Биографий Августов» III — началом IV в.175, можно считать заимствованной из эпохи Домината лишь саму терминологию — limitanei duces. Из Нижней Паннонии, из крепости Ветуссалины, происходит интересный военный диплом, датируемый 168—190 гг., указывающий на то, что появление наследственной военной службы в Паннонии может быть отнесено уже ко времени Марка Аврелия176. Диплом сообщает о предоставлении воину milites castellani (нижнепаннонской когорты или алы) права римского гражданства. Это гражданство, как сказано в дипломе, дается ветеранам и их женам, детям же только тех декурионов и центурионов, чьи сыновья служат во вспомогательных войсках на лимесе (GIL, XVI, 132). Введение наследственной военной службы тем более вероятно отнести на конец II в., что после Маркоманнских войн в провинции были размещены некоторые группы побежденных племен, на чем мы остановимся в другом месте. Появление наследственной военной службы предполагает, что во вспомогательных войсках на границе уже в первой половине III в. могло существовать наследственное военное землевладение.

Как известно для более позднего времени, земля предоставлялась воинам вспомогательных войск не в индивидуальное владение, но в пользование как определенная всей воинской части в целом, и в случае не поступления сына ветерана на военную службу его участок переходил в распоряжение части177. Ветераны войск limitanei образовывали землевладельческую общину, стоявшую вне городской организации, так как земля находилась в распоряжении военного начальства. Землевладение ветеранов войск limitanei носило мелкий характер178.

Совмещение военной службы с занятием земледелием прогрессировало и среди легионов. Здесь можно сослаться на императорский рескрипт 311 г., происходящий из Бригециона, который показывает, что к началу IV в. воины легионов были землевладельцами179. К этому времени появились другие воинские части, оттеснившие легионы. Этими войсками были комплектования подвижных соединений из дружественных Империи варварских народов, получившие, как известно, большое значение в войнах IV в. Легионам отводилась второстепенная роль, и тем самым стиралось существовавшее некогда различие между легионами и вспомогательными войсками.

Рескрипт исходит от Константина и Лициния. Он адресован Далмацию, в котором И. Павлович видит сводного брата Константина, консула 333 г., magister militum Иллирика180. Рескрипт имеет в виду привилегии в обложении земельным налогом легионеров иллирийских войск действительной службы, кавалеристов вспомогательных войск и ветеранов. Сам термин иллирийский, как следует из текста рескрипта, означает особую, привилегированную группу войск. В рескрипте предписывается освобождение от ежегодных повинностей и поставок анноны (налог натурой), взимаемых в единицах обложения (caput), устанавливаемых на основании ценза181. Легионерам действительной службы и кавалеристам, а также ветеранам, которые ушли в законную почетную отставку по истечении полного срока службы — 24 лет,— дается скидка на 5 caput и освобождение от повинностей. Ветераны, которым было разрешено уйти в почетную отставку после 20 лет службы, имеют скидку при поставках анионы на две единицы — для ветерана и его жены. Это касается также тех, кто ушел в отставку вследствие тяжелого ранения: для ветерана и его жены в этом случае налог снимается. Совершенно не распространяется действие этого рескрипта на ушедших в позорную отставку. Императоры повелевают вырезать текст рескрипта на медной доске и выставить в каждом военном лагере. И. Павлович указал, что рескрипт имел в виду не только войска, стоявшие в Иллирике, но и войска, набранные из иллирийцев и дислоцировавшиеся в других областях Империи. Этот чрезвычайно интересный документ, вызывающий множество вопросов как относительно налоговой политики Поздней империи, так и привилегий войска, показывает в известной мере итог развития ветеранского землевладения. Как совершенно очевидно, рескрипт исходит из того, что в начале IV в. ветераны, легионеры и воины вспомогательных войск имеют земли. Эти земли могли находиться на городских территориях, в селах, на территориях самих легионов. Об организованном правительством поселении ветеранов в городах нет речи, так как сами города на границе находились в IV в., особенно во второй половине, в упадке (Amm. Marc., 30, 5, 2). Рескриптом Константина 320 г. позволялось ветеранам занимать пустующие, заброшенные земли и иметь их навечно свободными от налогов (CTh, VII, 20, 3; 8). Изъявившему желание обрабатывать такие земли правительство обещает выдать деньгами 50 фоллисов, пару волов и 50 модиев зерна на семена. Ветераны из гвардейских войск (protectores) получают 2 пары волов и 100 модиев на семена. Это позволение расценивалось правительством как предоставление земельного надела, так как тот из ветеранов, который хотел заняться торговлей, получал денежную сумму в 100 фоллисов182.

Но, очевидно, в IV в. ветераны чаще забрасывали свои собственные имения, чем брались разрабатывать оставленные чужие. Рескрипт Констанция от 353 в. лишал привилегий тех ветеранов которые забросили свою землю и предались разбою; наместникам провинций вменялось в обязанность наказывать таких ветеранов (VII, 20, 5; 7). Мы видим, таким образом, что к IV в. совершенно изменился характер ветеранского землевладения. Если в начале своего развития, в I — первой половине II в. оно представляло античную форму собственности, Когда в I — II вв. ветеран был одновременно гражданином города и собственником земли на его территории и сама дедукция ветеранов всякий раз образовывала римскую гражданскую и землевладельческую общину, то по мере своего развития ветеранское землевладение все менее оказывалось связанным с городом.

Этнический и социальный состав легионов и вспомогательных войск к этому времени совершенно изменился. В войсках Империи в IV в. во множестве служили варвары. Их отношение к Империи в случае поступления на воинскую службу состояло в соблюдении условия о защите ее границ. В этом отношении весьма красноречива надпись IV в. из Аквинка: Francus ego civis Romanus miles in armis egregia virtute tuli bello mea dextera semper (CIL, III, 3576): «Я, франкский гражданин, римский воин, с выдающимся героизмом всегда вносил оружие в битву своей десницей». Раскопки некрополей Бригециона, Аквинка, Интерцизы обнаруживают сарматский и германский материал в захоронениях военных, составлявших гарнизоны крепостей на лимесе, и в захоронениях их жен183.

Ветераны селились в это время главным образом вблизи своих воинских частей; оборона провинции в IV в. имела крепости и в тылу. Постоянные войны III—IV вв. способствовали не росту городов, а, напротив, оттоку городского населения во внутренние области провинции, где возникали укрепленные сельские поселения, обнесенные степами и башнями. Одни из таких поселений начинают развиваться после Маркоманнских войн, другие — после событий кризиса III в.




151 A. Neumann. Veterani.— RE, Hbd. IX, col. 1609; Ю. K. Колосовская. К вопросу о социальной структуре римского общества I—III вв. н. э. (collegia veteranorum).— ВДИ, 1969, № 4, стр. 122—129.
152 В римской армии существовало три вида отставки (Dig., XLIX, 16, 13). Почетная отставка (honesta missio) давалась за полный срок безупречпой военной службы; отставка по случаю (causaria missio) предоставлялась тем, что был признан негодным к военной службе вследствие душевных и физических (ранение) недостатков; в позорную отставку (ignominia missio) увольнялись в случае парушения воинской присяги. Отпущенный с позором не мог находиться ни в Риме, ни в любом другом месте, где пребывал император.
153 Примером одиночного поселения ветерана (панпонского происхождения) на городской земле служит надпись из Африки III в. Тит Флавий Бревк, из Квириновой трибы (уроженец Сирмия), ветеран I Паннонской алы получил от колонии Куикуля в Африке земельный надел (accepta) на территории города (надпись называет его acceptarius) и, следовательно, был принят в число граждан колонии. Он отправлял самую почетную магистратуру в городе — был бессменным фламином и в качестве такового посвятил Марсу Аугусту и Гепию колонии какое-то сооружение с колоппа дой, построив его на свои сродства {A. Dobo, 186; 227). Акцептой назывался надел, предоставлявшийся отдельному гражданину (accepta, quae viritim dividebantur — Colum., Re Rust., praef. 14).
154 Август давал преторианцам при отставке по 20 тыс. сестерциев, легионерам — по 12 тыс. (Dio Cass., 55, 23, 1); Каракалла увеличил эту сумму вдвое (Dio Cass., 72, 24).
155 Е. В. Thomas. Romische Villen, S. 192—195.
156 «Ученые земледельцы древпей Италии». Перевод с латинского, примечания и введение М. Е. Сергеенко. Л., 1970, стр. 62.
157 CIL, III, 3393, 3474, 3484, 3536, 3538, 4146, 4231, 4312, 4313, 4369, 4370, 4458, 10378, 10474, 10504, 10507, 10569, 10594, 10982, 11021, 11024, 14348; HS, 580; L. Barkoczi. Population, 79/2, 90/1, 102/12, 105/123.
158 CIL, III, 4297, 4315, 4318, 13336, 13367, 15161.
159 CIL, III, 4574, 10382, 1435523.
160 CIL, III, 3435, 3526, 3543, 3559, 3560, 3564, 4278, 4311, 4449, 6485a, 11035,11189, 14076, 15164, 15191; L. Barkoczi. Population, 77/11, 78/65, 78/69, 78/72, 78/74, 78/76, 91/68, 91/71, 91/77, 102/5.
161 CIL, III, 3393, 3551, 3554, 10419, 10427, 10985, 13373, 14087; L. Barkoczi. Population, 76/1, 78/5, 90/70, 91/73, 105/115, 105/116, 105/121, 105/141, 105/147, 105/149, 106/3.
162 CIL, III, 3221, 3453, 3540,4450,4553, 10522, 10960, 11126, 11135, 14350,15156; L. Barkoczi. Population, 64/1, 78/68, 78/73, 91/74—76, 105/114, 105/130, 105/143, 105/145, 105/146.
163 B. Kuzsinszky. Aquincum, S. 67, N 382; Bp. Reg. XIII, 354, 356, 29; LA, II, 126; L. Barkoczi. Population, 91/67; 105/7; 105/139.
164 CIL, III, 3527, 3529, 4232, 10537; 11010; 11076, 1435813; Bp. Reg. XIII, 1943, 343; XIV, 1945, 561; L. Barkoczi. Population, 51/2, 78/75, 91/2, 91/59, 91/78, 102/2, 105/21. 105/122, 105/127, 105/128, 105/129, 105/150.
165 CIL, III, 3392, 3494, 3957, 4438, 4440, 4440а, 10456, 10568, 10940, 11003, 11008, 11309, 14044-14047, 14355, 15192, 151923; HS, 508-510, 512; L. Barkoczi. Population, 26/1, 26/2, 26/4, 26/5, 26/6, 29/3, 29/10, 61/1, 64/4, 78/25, 78/50, 78/58, 78/61, 78/105, 91/56, 91/57, 91/58, 92/1, 105/49, 105/68, 105/72, 106/6.
166 A. Domaszewski. Die Religion des romischen Heeres. Trier, 1895, S. 53.
167 A. Mocsy. Pannonia, col. 740—741.
168 Относительно понимания lustrum, самое раннее упоминание о котором встречается в надписи 205 г. (из Паннонии.— CIL, III 14356за), было высказано несколько точек зрения; их обзор дан А. Мочи (A. Mocsy. Das Territorium, S. 189—192). Lustrum было пятилетним сроком управления примипилами легионными землями.
169 CIL, III, 3392; 3433, 4445; 10428, 13438, 143565b; 143565а; L. Barkoczi. Population, 78/19; 78/48; 78/177, 78/184; 91/49, 105/91; 105/92; 105/107; 106/6.
170 A. Alfoldi. Epigraphica, S. 230; R. Egger. Bemerkungen, S. 145—146.
171 CIL, III, 143563a, 143565b.
172 Обзор точек зрения приведен: A. Alfoldi. Epigraphica.— Arch. Ert., 1940, S. 230; R. Egger. Bemerkungen, S. 145—151; P. Oliva. Op. cil., S. 312—314. Впервые надпись опубликовал E. Борманн (E. Bormann. Epigraphischer Anhang.— RLIO, Hf. II, 1901, col. 141—150), который оценивал ее как свидетельство нововведения Севера, полагая, что уже к началу III в. легионеры превратились в крестьян. Он видел в легионере арендатора земли и считал, что название pratum Fur[ianum] произведено от родового имени его прежнего владельца. Мнение Бормана разделяли О. Гиршфельд и М. Ростовцев. А. Премерштейн привлек свидетельства греческих папирусов I и II вв. из Египта, упоминающих кондукторов в военной среде по поставкам сена для кавалерийских частей, и уподобил их кондукторам императорских сальтусов. А. Альфельди указал на ошибочность такого толкования надписи и подчеркнул, что в III в. не могло быть п речи о прикреплении легионеров к земле, так как легионы в это время были очень подвижны и императорам не было никакой выгоды сажать легионеров на землю в тон провинции, где они стояли гарнизоном. А Альфельди указал на то, что легионерам было позволено арендовать легионную землю (только пастбища), используя ее в первую очередь для нужд самого легиона, и что под prata следует понимать не всю territori legionis, но только луга, где заготавливался корм для скота легиона. Гай Юлий Катуллин получил от легиона в аренду только сбор сена для легиона на Фуриапском лугу. Pratum Furfianum], данное в надписи в сокращении, могло быть, по мнению А. Альфельди, образовано от названия места, а не имени его прежнего владельца. Р. Эггер, отметив, что карнунтская надпись начала III в. и египетские свидетельства I—II ив. не могут быть отождествлены, считал, что аренда лугов легиона не имеет ничего общего с позволением Септимия Севера вступать легиоперам в законные браки и жить в канабах. Надпись сообщает не об аренде земли, но об аренде сбора сена с одного из лугов lerritorium legionis для потребностей самого же легиона. Легионер обязывался поставлять легиону определенное количество сена. Все, что оставалось сверх нормы, принадлежало легионеру. После последнего сенокоса он имел также право пасти на лугу свой скот. Заготовка сена имела смысл в том случае, если легионер был человек женатый и имел собственное хозяйство, так как сам он мог работать только в свободное от службы время. Р. Эггер усматривает большую разумность в признании Ссптимием Севером кухарок (focaria) легионеров их законными женами: из канаб опять выходили легионеры, и сами канабы становились для легионеров истинным отечеством (R. Egger. Bemerkungen, S. 145—151). Сравнительно недавно к этой надписи вернулся А. Мочи, используя для ее понимания свидетельства кодексов об administratio primipilaria, primipilares и должности primipilatus (A. Mocsy. Das lustrum primi pili und die annona militaris.— Germania, 64, 1966, S. 312—326). Lustrum, считает А. Мочи, было в III в. administratio primipilaria — должность примипилов (высших центурионов), о которой упоминается в рескриптах Каракаллы, Галлиена и Валериана. Само lustrum был введено Септимием Севером и представляло собою срок, обычно пятилетний, administratio primipilaria. Обязанности примипилов состояли во взимании и доставке натуральных поставок для армии (annona militaris). Эта обязанность требовала ведения специальной отчетности и соответствующих служащих (actores), которые часто были отпущенниками самих примипилов. В поздней античности administratio primipilaria превратилась в гражданскую должность primipilatus. В правление Аврелиана, по мнению А. Мочи, обязанности примипилов были переданы в руки гражданских лиц, которые стали именоваться primipilares. При Константине annona militaris перешла в ведение гражданских властей. Примипилат был munus, которому подлежали состоятельные лица. Припиларии избирались из высших чиновников штата президов провинций. В обязаппость примипилария входила только забота о поставке транспорта (pastas) для annona militaris. Транспорт с продовольствием мог последовать из одной провинции в другую. В 389 г. из префектуры Востока было отправлено продовольствие в Иллирик (CTh, VIII, 4, 17); примипиларии в Эске (совр. Гигин в Болгарии) в Мезии были заняты получением транспорта с продовольствием из Сирии и Азии для V Македонского легиона, стоявшего в правобережной Дакии (A. Mocsy. Das lustrum..., S. 320). А. Мочи считает conductores не арендаторами земли, а легионерами, которые за определенную долю брали на себя практические задачи по доставке продовольствия для легиона или провианта для его скота на определенный срок, по мнению А. Мочи, небольшой, в течение которого они пользовались освобождением от лагерной службы. Кондуктор prati Fur[iani] Гай Юлий Катуллин был ответствен не за сбор сена, но только за его доставку. Упоминаемых в надписи mensores А. Мочи считает не военными землемерами, а контролерами, занятыми в сборе анноны, отмечая, что в IV в. они принадлежали к персоналу складов — horrea (A. Mocsy. Das lustrum..., S. 323).
173 SHA, vita Alex. Sev., 58, 4—5. Подобные земли предоставлял ветеранам в Исаврии император Проб примерно с такой же целью (SHA, vita Probi, 16, 6).
174 A. Alfoldi. Epigraphica, S. 234—235.
175 E. M. Штаерман. Scriptores Historiae Augustae как исторический источник.— ВДИ, 1957, № 1, стр. 235.
176 А. Мочи считает (A. Mocsy. Das Territorium, S. 193—194), что castellanus miles был смотрителем кастелла. Условие об обязательном вступлении на военную службу детей декурионов и центурионов в войсках castellani он рассматривает как временную меру, возникшую в условиях Маркоманнских войн.
177 R. Grosse. Romische Militargeschichte von Gallienus bis zum Beginn der byzantinischen Themenverfassung. Berlin,1920, S. 63.
178 В Африке вся зона лимеса Нумидии, тянувшаяся вдоль оборонительных укреплений, была разбита на отдельные участки земли не более 10 югеров: Г. Г. Дилигенский. Северная Африка в IV—V веках. М., 1961, стр. 95—99; И. Ф. Головачев. Мелкое и среднее землевладение в римской Африке первых трех веков империи.— ВДИ, 1963, № 3, стр. 144.
179 Текст рескрипта впервые был опубликован и переведен И. Павловичем: Ist. Paulovics. La table de privilleges de Brigetio.— All, 20, 1936, Budapest, p. 43—62. Исследованием этого рескрипта занимался Р. Эггер, давший свой перевод и комментарий (Я. Egger. Aus dem Leben der donaulandischen Wehrbauern.— «Romische Antike und Fruhes Christentum», II. Klagenfurt, 1963, S. 51—68).
180 P. Эггеру не кажется возможпым видеть в Далмации сводного брата Константина. В 311 г. Далмацию был бы только 21 год, и само обращение к нему в рескрипте не указывает на принадлежность его к императорскому дому (Op. cit., S. 56—57).
181 Caput считают налогом на землю и подушным налогом, выводя caput из tributum capitis времени Ранней империи. Р. Эггер и И. Павлович видят в caput единицу налогообложения. Налог взимался в одной или в нескольких долях caput согласно оценкам недвижимой собственности на основании ценза и состоял из натуральных поставок и исполнения ежегодных повинностей. Облагалась, таким образом, сама возможность земли плодоносить. Размер поставок зависел от числа единиц налогообложения, от числа caput.
182 Кулаковский. Praemia militiae в связи с вопросом о наделе ветеранов землею.— ЖМНП, 1880, июль, стр. 295—297; A. Mocsy. Bevolkerung, S. 92.
183 L. Barkoczi. Grundzuge der Geschichte Pannoniens.— Intercisa, II, S. 539; /. Fitz. Interciza.— RE, Hbd. IX, col. 97—98.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности

Карл Блеген.
Троя и троянцы. Боги и герои города-призрака

Ю. К. Колосовская.
Паннония в I-III веках

Франк Коуэл.
Древний Рим. Быт, религия, культура

А.М. Ременников.
Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III веке
e-mail: historylib@yandex.ru