Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Ю. К. Колосовская.   Паннония в I-III веках

Императорские рабы и отпущенники

Относительно тех рабов и отпущенников, на которых мы останавливались применительно к отдельным социальным слоям, с большей или меньшей долей вероятности можно предполагать, что они занимались производственным трудом. Однако из провинции происходит другая группа надписей — с упоминанием рабов, занятых главным образом в императорских канцеляриях и ведомствах. Сведения этих надписей показывают, сколь разнилось материальное и моральное положение рабов внутри самого класса. Некоторые из рабов этой категории могут быть отнесены даже к эксплуататорским слоям населения.

Известно, что императорские рабы и отпущенники использовались в качестве низших административных служащих в финансовых канцеляриях провинций, в таможенных бюро и станциях, в бюро по взиманию прямых и косвенных налогов73. Они были заняты в главной канцелярии провинции, где производились все операции, связанные с проведением ценза и исчислением прямых налогов. Сбор косвенных налогов при совершении торговых сделок, отпуске рабов на свободу, получении наследств, провозе товаров через границы провинций также производился штатом императорских рабов и отпущенников. Императорские рабы и отпущенники были занятье в императорских доменах в провинциях. Свидетельства об этой категории рабов из Паннонии происходят главным образом из Петовиона, где находились главная канцелярия провинции и центральное таможенное бюро, затем из Сискии, где размещалось управление рудниками. Меньше надписей из Саварии, хотя этот город до разделения Паннонии на Верхнюю и Нижнюю был столицей провинции.

Императорских отпущенников мы находим обычно во главе канцелярий. Они выступают в надписях как tabularii, принимавшие и считавшие поступавшие в фиск деньги. Их помощниками были adiutores tabularii и рабы commentarienses, ответственные за контроль и храпение важнейших финансовых документов и прежде всего цензовых списков, ведомостей о взимании и задолженностях по налогам. В штат провинциальной канцелярии входили также рабы ab instrumentis censualibus, обязанные представлять соответствующие документы при производстве ценза, и рабы — exactores tributorum, использовавшиеся при взимании налогов. В числе служащих таможенных станций были оценщики, dispensatores, обычно отпущенники, но иногда и рабы; рабы-контролеры (contrascriptores); рабы-осмотрщики (scrutatores), простые рабы — vilici. В штате каждой большой канцелярии имелись специальные рабы-секретари (librarii) и рабы-письмоносцы (tabellarii). Характер деятельности этих рабов, как уже отмечалось исследователями, давал им неоднократные возможности для обогащения и злоупотреблений. Служебное положение этих рабов и принадлежность к familia Caesaris позволяли им при желании безнаказанно чинить притеснения и обиды даже свободным лицам. Фигура всесильного императорского отпущенника была довольно типичной для I в. и не миновала сатиры Марциала (II, 32).

Эта категория рабов в надписях из Паннонии упоминается главным образом со второй половины II в., когда аппарат государственных служащих совершенно оформился и приобрел все черты служилой бюрократии. В надписях второй половины II — первой половины III в. названы императорские отпущенники в финансовых канцеляриях провинции: Юниан, adiutor tabulariorum Верхней Паннонии (CIL, III, 4020 = HS, 272); Эвкарп, tabularius Верхней Паннонии (CIL, III, 4043); Августин, отнущенник трех августов (Септимия Севера, Каракаллы и Геты), табулярий провинции (CIL, III, 3964); Дидгш, отпущенник трех августов из казначеев Верхней Паннонии (ex nummulario — CIL, III, 4035); Аврелий Гермес и Фортунат, adiutores tabularii Верхней Паннонии (HS, 386; CIL, III, 4023; 4062); отпущенник Юкунд, диспенсатор Верхней Паннонии (CIL, III, 3960). Императорские рабы этого времени известны в качестве аппарата младших служащих таможенных станций и бюро: Гелиодор, вилик таможенной станции в Саварии (CIL, III, 4161); Терций, вилик таможенной станции в Петопионе (CIL, III, 278); Косм, препозит тамоя^енной станции в Интерцизе (CIL, III, 10301); Сальвиан, contrascriptor таможенной станции Atrans (на границе с Нориком) (CIL, III, 15184 4 = HS, 299); Харидем, вилик таможенной станции Pons Aeni (на границе Реции и Норика) (CIL, III, 151847 = HS, 302). В таможенных канцеляриях на более высоких должностях находились императорские отпущенники (CIL, III, 4063).

Вследствие своей принадлежности к familia Caesaris эти рабы ставят алтари за здоровье императорской семьи. Почти все свидетельства такого рода принадлежат времени Северов. Императорский раб диспенсатор Сперат поставил алтарь Юпитеру Отвращающему за здоровье Каракаллы и Юлии Домны (CIL, III, 3269). Алтарь богу Солнцу Непобедимому Митре за здоровье трех августов поставил императорский раб Сальвион, осмотрщик (HS, 299 = CIL, III, 151844). Уже упоминавшийся отпущенник Юниан поставил алтарь Юпитеру за здоровье и победу Септимия Севера (HS, 272). «Вечному богу» исполнил обет за здоровье Александра Севера и Юлии Маммеи императорский раб Косм, препозит таможенной станции на лимесе в Интерцизе (CIL, III, 10301).

Эта категория рабов ставит алтари и за свое собственное здоровье, здоровье своих близких. Они далеко не редко обращаются к верховному божеству римского государства Юпитеру74. Посвящения Митре, Немезиде и кельтским богиням-кормилицам они ставят в память своих товарищей или за благополучие своих родных75. Они посвящают алтари также Венере Аугусте, Меркурию Аугусту. Нимфам Аугустам, Серапису.

Императорские рабы и отпущенники, облеченные в провинциях значительными должностями, причисляли себя к верхним слоям населения. Они имеют жен, обычно из числа императорских отпущенниц, но также и из числа свободнорожденных женщин, имеют детей76, живут со своими семьями в собственных домах и владеют собственными рабами. Положение императорских рабов и здесь было более привилегированным, так как свободная женщина, вступая в брак с таким рабом, не теряла свободы, а считалась отпущенницей77. Своих жен эти рабы называют coniunx, хотя известно, что брак с рабом считался только сожительством. Раб Ингенуй, контролер в таможенном бюро Аквинка, называет свою умершую жену coniunx (CIL, III, 13396 = HS, 214). Императорский доморожденный раб Прокул, занятый в сборе налога с наследств, был женат, очевидно, на свободной женщине Валентине и имел семью; он поставил надгробие рано умершему сыну Венулею Прокулу (CIL, III, 4065). Дидим, которого мы уже называли, счетовод главной канцелярии в Петовионе, поставил в 207 г. алтарь Юпитеру Отвращающему за свое здоровье и своей жены Аврелии Александрии (CIL, III, 4035); он был женат, очевидно, на императорской отпущеннице. Гелиодор, императорский раб, занятый в таможенной станции Саварии, поставил посвящение Немезиде за свое здоровье и своих близких (CIL, III, 4161). За здоровье Харидема, императорского раба таможенной станции Pons Aeni, поставил алтарь Митре свободный человек Марк Антоний Целер (HS, 302; CIL, III, 151847). Императорский отпущенник Секунд называет себя другом умерших Виндонициев, отца и сына, декурионов Бригециона, которым он поставил надгробие (CIL, III, 4334). Римский всадник Элий Юлиан был женат на дочери императорского отпущенника Аврелия Кресцентина (HS, 465 а — CIL, III, 1399).

Большая группа надписей упоминает таможенных рабов Иллирика, в который входили Реция, Норик, Паннония, Дакия, Мезия и Фракия78. До времени Марка Аврелия сбор таможенных пошлин сдавался на откуп частным лицам и производился штатом их личных рабов и отпущенников. Таможенные кондукторы Иллирика и их рабы известны главным образом от времени Антонина Пия. Надписи сохранили имена нескольких кондукторов этого времени: Квинт Сабиний Веран, Гай Антоний Руф, Тиберий Юлий Сатурнин и трое Тибериев Юлиев — Капитон, Януарий и Эпафродит, державшие совместно сбор этих пошлин во всем Иллирике. Эти трое Юлиев действовали и в правление Марка Аврелия до того, как Коммод передал сбор пошлин в руки государственных служащих. Первое время ими были те же кондукторы, получившие название императорских прокураторов. Штат их собственных рабов обслуживал вначале и сами таможенные станции. Трое Юлиев, от рабов которых осталось несколько памятников на Дунае79, были богатейшими и могущественными фигурами. Некоторое представление мы получаем об этом из текста декрета из Эска в Нижней Мезии (CIL, III, 753), декурионы которого постановили поставить бронзовую статую Тиберия Юлия Капитона, который, «польщенный такой почестью, возместил расходы на ее сооружение». На заседании совета декурионов в его честь была произнесена хвалебная речь, в которой перечислялись почетные должности, занимаемые им в крупнейших городах своего таможенного округа — в Сирмии и Петовионе в Паннонии, в Сармизегетузе и в Ромуле в Дакии, в Ратиарии в Верхней Мезии и в Эске в Нижней, в Томах на Понте. Во всех этих городах он имел почести декуриона и дуумвира, был августалом и отправлял жреческие должности. Любопытно, однако, отметить, что этот Тиберий Юлий Капитои и его жена, очевидно, собственная отпущенница — Юлия Кинегида, называют, по-видимому, в более ранней надписи своего клиента, некоего Танния Суперстеса, которому они поставили надгробие (CIL, IIIt 6126). Этот Танний Суперстес (отпущенник, судя по его cognomen и отсутствию патронимикона) был, очевидно, также известным п влиятельным лицом в провинции Нижней Мезии.

Администрация таможенных бюро и станций известна благодаря оставленным им посвящениям Митре и Nutrices — кельтским богиням-кормилицам. Большинство алтарей и посвящений Митре — из белого мрамора, прекрасной работы, происходит из митреумов Петовиона, где рабы составляли основной круг почитателей этого бога. Некоторые из рабов таможенных кондукторов Иллирика Квинта Сабиния Верана и Гая Антония Руфа оставили многочисленные памятники на Дунае от Норика до Мезии80. Эти рабы-вилики таможенных кондукторов имели по нескольку викариев — рабов-заместителей. Серванд, раб Квинта Сабиния Верана, имел двух викариев — Эпиктета и Виатора. Они поставили посвящение Fonti Perenni — божеству, особо почитавшемуся рабами (CIL, III, 1518424). Другой раб того же копдуктора, Витал, имел викария Оптима (CIL, III, 1435426). Прим, раб кондуктора Гая Антония Руфа, имел двух викариев — Прудента и Феста (CIL, III, 1435425; 143542Э; HS, 293). В свою очередь один из викариев — Прудепт — также имел собственного викария Феликса (CIL, III, 1435430). Раб Кресцент находился в собственности обоих кондукторов — пример, красноречиво свидетельствующий, что совместное владение одним рабом отнюдь не является показателем бедности его владельцев (HS, 296 = CIL, III, 14354 32). Викариев мы находим затем у императорских рабов из канцелярии провинции и таможенных станций: Меркуриал, викарий Секунда, императорского раба, вилика (CIL, III, 3937 = 10821 = HS, 524); Марк, викарий диспепсатора Сперата (CIL, III, 3269) ; Эпафродит, викарий диспенсатора Александра (HS, 336 — CIL, III, 4044).

И рабы, и викарии были в состоянии ставить дорогостоящие алтари и посвящения прекрасной работы. Прудент, будучи викарием Прима, подарил статую из белого мрамора, представляющую рождающегося из скалы Митру (HS, 293 = GIL, III, 1435429). Другой викарий Прима, Фест, поставил алтарь Митре (CIL, III, 14354 25). Викарий викария Прудента Феликс посвятил алтарь из белого мрамора «Скале, рождающей Митру» (CIL, III, 1435430). Подобные алтари и посвящения оставили и рабы Квинта Сабиния Верана81. От императорских отпущенников и рабов остались также упоминания о построенных на их средства храмах и портиках. Уже называвшийся императорский раб Юкунд построил в Сискии porticus et apparatorium, посвятив эти постройки Митре (CIL, III, 3960).

В среде этих рабов существовали отношения угодничества и патернализма. Они ставят посвящения за здоровье некоторых рабов из своей среды, вероятно, наиболее влиятельных. Раб Гая Антония Руфа Примитив, контролер таможенной станции, поставил посвящение Митре в память Гиацинта, очевидно, раба (HS, 297 = CIL, III, 14354 33; 14354 34).

К этой группе рабов и отпущенников могут быть причислены рабы и отпущенпики городских общин, хотя пх служебное и материальное положение было несравненно скромнее. Сведений о таких рабах меньше. Известен отпущенник г. Эмоны Луций Публиции Апр, табулярий городской казны, удостоившийся бесплатно должности августала82; раб-казначей Аквинка Коринф (CIL, III, 3500) ; раб города Саварии Дафн, которого мы уже упоминали (CIL, III, 4152).

Императорские рабы, как и рабы частных лиц, могли пользоваться пекулием, что давало им возможность обзавестись семьей домом и даже имением. Но положение императорских рабов было и здесь более привилегированным. Они имели право распоряжаться доходами с пекулия. Императорские рабы могли законно совершать сделки и завещать половину пекулия (Ulp., Fragm., XX, 17; De iure fisci, 6). Доходы от пекулия императорских рабов поступали в специальную канцелярию в Риме, учрежденную Клавдием, каждая провинция имела свое бюро для учета доходов с пекулия императорских рабов83.

Императорские рабы и отпущенники рассматривали себя выше бедных свободнорожденных84. Servus или libertus Augusti употреблялось ими в качестве некоего титула безотносительно к имени императора85. Отпущенники и рабы, занятые на государственной службе, образовывали собственные коллегии86. Положение этой категории рабов было столь исключительным, что не оставляет никаких сомнений в том, что внутри самого класса рабов она была чем-то вроде рабской аристократии.



73 О. Hirschfeld. Die kaiserlichen Verwaltungsbeamten bis auf Diocletian. Berlin, 1905, S. 58, 75, 78, 82; 86.
74 CIL, III, 4024, 4032, 4053; IIS, 272, 275, 278; 524 = CIL, III, 3937 ( = 10821).
75 CIL, III, 4035, 4288; HS, 293 = CIL, III, 14354 29, 14354 25; IIS, 296 = CIL, III, 14354 32; CIL, III, 5122; HS, 294 = CIL, III, 14354 30; 14354 26; 15184 24; 15184 25; HS 297 = CII III 14354 33.
76 CIL, III, 4035, 4062, 4063, 4065, 4161; HS, 214 = CIL, III, 13396.
77 Е. М. Штаерман, М. К. Трофимова. Указ. соч., стр. 136.
78 М. И. Ростовцев. История государственного откупа в римской империи от Августа до Диоклетиана. СПб., 1899, стр. 77, 79—80.
79 CIL, III, 751, 6124, 5121 = Dessau, 1875.
80 HS, 293, 294, 297, 298; GIL, III, 5117, 5122, 5487, 13283, 14354 25, 14354 26, 14354 29, 14354 30, 14354 32, 14354 33, 14354 34, 15184 24.
81 CIL, III, 14354 26, 44354 32=HS, 296; 15184 24.
82 HS, 180 = CIL, III, 3851.
83 О. Hirschfeld. Op. cit., S. 108—109.
84 В надписи из Дакии, из Ампела, где находилось управление золотыми рудниками, liberti et familia Caesaris названы раньше, чем leguli aurariarum — мелкие свободные арендаторы (CIL, III, 1307).— D. Tudor. Sklavenbesitzenden Cklaven in römischen Dazien.— Изследования в чест на акад. Д. Дечев. София, 1958, S. 277; P. Oliva. Op. cit., p. 78.
85 D. Tudor. Op. cit., S. 277.
86 В столице Даши Сармизегетузе существовал corpus libertorum et servorum publicoriim (CIL, III, 7906; D. Tudor. Op. cit., S. 277). Подобную корпорацию составляли императорские рабы и отпущенпики главной канцелярии провинции Азии в Эфесе: collegium libertorum et servorum domini nostri (CIL, III, G077). Эта коллегия имела отдельное место для погребения, которое наследовалось только теми, qui sunt in tabulario Ephesi (CIL, III, 6082).
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Ричард Холланд.
Октавиан Август. Крестный отец Европы

Терри Джонс, Алан Эрейра.
Варвары против Рима

Дж. Пендлбери.
Археология Крита

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

А. Ф. Лосев.
Гомер
e-mail: historylib@yandex.ru