Реклама

Я. В. Минкявичюс.   Католицизм и нация

4. Конфликтность внутри католицизма на национальной почве

Как уже указывалось ранее, проникновение католицизма в национальный организм не только придает ему национальную форму, но и делит общество по конфессиональному признаку, способствует переплетению национальной и вероисповедной принадлежности, создает почву для национальной розни по религиозным мотивам и религиозной розни по национальным мотивам. Именно такое содержание заключено в понятии «поляк-католик», «литовец-католик» и т. д.

Не только разноконфессиональная и разнонациональная принадлежность составляет почву для конфликтов между людьми разной национальности и разного вероисповедания. Религиозная общность вовсе не исключает национальной розни между людьми разной национальности. При наличии межнациональных конфликтов интегрирующая роль религии (одного и того же вероисповедания) оказывается недейственной. Об этом, например, свидетельствуют отношения между верующими поляками и литовцами, где противоречия наблюдались между людьми разной национальности, но одного и того же католического вероисповедания. В данном случае понятие «поляк-католик» и «литовец-католик» вместо интегративного значения на почве католичности принимало обратное значение противопоставления католиков на национальной почве: «католик-поляк» и «католик-литовец». В связи с этим известны многочисленные факты конфликтов между литовскими и польскими католиками, конфликтов прежде всего в рамках самой культовой практики (в основном по поводу языка культовой службы). Разумеется, что в подобных конфликтах никогда не выступали католики-поляки и католики-литовцы в «чистом» виде (в смысле конфессиональной и национальной принадлежности). Эти конфликты были выражением или результатом более глубоких, исторически закрепившихся скрещиваний социально-экономических, политических и культурных интересов поляков и литовцев. В феодальных и капиталистических условиях эти интересы обеспечивались путем национального закабаления, захвата чужих земель (например, двадцатилетняя польская оккупация одной трети литовской территории со столицей Вильнюсом), насильственной ассимиляции и национальной дискриминации и иных форм подавления национальных меньшинств и их культуры. В буржуазно-националистической и клерикальной идеологии, а также нередко в национальном самосознании и в религиозном сознании на первое место в этих конфликтах выступала их конфессионально-национальная форма, а не социальное содержание.

Прогрессивные мыслители в католических странах всегда выступали против идентификации национальной и конфессиональной принадлежности. Подлинные патриоты Польши разоблачали ложность лозунга «поляк-католик». Так, П. Гулька-Ласковский писал, что лозунг ««поляк-католик» расходится с элементарной действительностью и истиной. Ни один великий поляк на протяжении польской истории не осмелился утверждать, что полонизм (polskošč) замыкается полностью в католицизме, и за его пределами нет полонизма... Лозунг, исключающий из полонизма некатоликов, является исключительно полемичным, воинственным, вызывающим, неприязненным, зачастую враждебным. Вероисповедная ненависть никогда не ожидала, что на ее вызов ответят любовью... В девизе, что поляк — это католик, никогда не было ни следа любви, даже ради полонизма и ради католицизма. Была в нем всегда та активная ненависть, которая ищет предмета ненависти и находит его любой ценой... ватиканская политика уж слишком часто жертвовала самыми жизненно важными интересами польской нации и польского государства своим специальным перспективам... вероисповедная нетолерантность обращала на Польшу большие и невозместимые несчастья и т. д.»1 И дальше автор отвергает этот лозунг с позиций польского патриотизма и интернационализма: «В польской культуре имеется великая притягательная сила. Пусть же никто не уменьшает этой силы и не заграждает дороги к польской родине людям иностранного происхождения и некатолического вероисповедания!.. Польша является слишком великой, чтобы ее можно было закрыть в тесной вероисповедной форме, но она уж не настолько велика, чтобы пренебрегать десятками и сотнями тысяч людей иностранного происхождения, которые хотят отдать ей сердце, способности, а в случае необходимости и жизнь»2.

* * *


Возникает вопрос: какой своей стороной — внутренней или внешней — католицизм больше проникает в жизнь нации, закрепляется на ее организме и, таким образом, сам принимает в известной мере национальную форму? Под внутренней стороной подразумевается католическая религия как атрибут сознания и психики нации, ее обычаев и традиций, ее образа жизни. Внешняя сторона — это существование и деятельность всей церковной системы, ее воздействие на нацию. Разумеется, это трудный вопрос, тем более что нет не только достаточно данных о «внутренней» стороне существования католицизма, но и сам критерий оценки данных по этому вопросу еще недостаточно разработан. Тем не менее установлено, что в так называемых католических нациях процент исповедующих религию в несколько раз ниже процента учитываемых католиков. По данным католических исследований, в тех европейских странах, которые на 85—98% считаются католическими, лишь 15—35% крещеных являются религиозно практикующими3.

Что же касается внешней стороны католицизма, той структурной системы, механизма воздействия, аппарата повседневной деятельности, которыми церковь обеспечивает наличие «католических наций», то об этом можно сказать более определенно. Католицизм закрепляется в жизни нации в материальной сфере не менее прочно, чем в духовной. Он закрепляется не только в чисто религиозной сфере, но и в сфере философии, искусства, морали, политической идеологии. Вся система и одновременно механизм функционирования и воздействия католицизма на нацию состоит из следующих компонентов: 1) церковная организация и ее кадры, начиная от нунциатуры и епископата и кончая приходом; 2) институт монашества; 3) церковная собственность и доходы; 4) юридические гарантии деятельности церкви, предусмотренные законодательством государства, а также во многих случаях конкордатом с Ватиканом; 5) пропагандистский аппарат и средства — издательства и печать, радио и телевидение, кинематография и т. п.; 6) церковные школы, университеты, институты; 7) общественно-политический и идеологический лагерь католицизма (светские организации и движения): а) «Католическое действие», б) церковные рабочие организации, в) массовые религиозные организации (по возрасту, по полу, по какому-либо элементу культа и т. п.), г) католические организации среди интеллигенции (по профессии учителей, писателей, врачей, инженеров, юристов, студентов и т. д.), д) церковные организации специального назначения — благотворительные, противоалкогольные, миссионерские и т. п., е) политические партии, ж) христианские профсоюзы; 8) наличие церковных кадров в государственном аппарате, в школе и научных институтах, в учреждениях культуры.

Такой груз несет на себе «католическая» нация, на организме которой внешний ей космополитический институт церкви принимает видимость не только национальной формы, но и национального атрибута и ценности.

Итак:

1. В национальном обществе католицизм, проникая в различные сферы его жизни, приобретает внешне национальную форму, в связи с чем создается видимость, что католическая религия является национальным атрибутом и национальной ценностью.

2. Национальная специфика католицизма выражается в сохранении в культе элементов дохристианских верований, в обычаях, нравах и традициях народа, в его психическом складе, в особом распространении и популярности какой-либо стороны католического культа.

3. Основными каналами церковного влияния в буржуазном обществе являются семья, школа, частично культура. Католицизм закрепляется в духовной жизни значительной части нации и посредством других форм общественного сознания — философии, морали, искусства, политической и правовой идеологии, которые церковь усиленно эксплуатирует.

4. Принятие католицизмом национальной формы способствует укреплению идеологии господствующего класса — помещиков и буржуазии. Буржуазный национализм и клерикализм на национальной почве делят общество по национальному и конфессиональному признакам, способствуют утверждению ложного тезиса об идентичности национальной и конфессиональной принадлежности и тем самым национальной и религиозной розни, противодействуют подлинному патриотизму, дружбе народов и интернационализму.

5. Существование католицизма на организме нации обеспечивается его разветвленной системой и огромным механизмом воздействия на массы, которые состоят как из собственно церковной организации и ее деятельности, так и из созданного церковью ее общественно-политического и идеологического лагеря. Этим механизмом католическая вера постоянно вносится в духовную жизнь нации и поддерживается в ней.



1 «Wybrane zagadnienia šwiatopoglądowe». Warszawa, 1967, str. 176, 177.
2 Там же, стр. 178.
3 A. Morawska. Perspektywy. Katolicyzm a wspołczesnŏšč, str. 66, 73.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Л.И. Емелях.
Происхождение христианских таинств

М. С. Беленький.
Что такое Талмуд

Д.Е. Еремеев.
Ислам: образ жизни и стиль мышления

Джон Аллен.
Opus Dei

Л. Ануфриев.
Религия и жизнь: вчера и сегодня
e-mail: historylib@yandex.ru
X