Реклама

Я. В. Минкявичюс.   Католицизм и нация

1. Пути внедрения космополитического культа в национальный организм

Можно отметить несколько «линий», по которым «вселенская» католическая церковь принимает национальную форму в зависимости от конкретно-исторических условий жизни и характера данного народа. Во-первых, католицизм впитывает в себя элементы дохристианских верований народа. На примере Литвы это означает, что католицизм, будучи внешним продуктом по отношению к литовскому народу как в классовом, так и в этнографическом смысле, не в состоянии был противостоять его культу природы и культу предков. Элементы натурализма, не свойственные христианству, прочно сохранились в верованиях католиков-литовцев. Конкретно-практический образ мышления и восприятия литовских крестьян придавал абстрактным символам католической теологии соответствующую форму (например, чистилище помещается, по их вере, в болоте, страдающие и кающиеся души обитают в естественных предметах: в воде, огне, растениях и т. п.). Отсутствие сколь-нибудь значительной интеллектуальной прослойки в церкви сказалось в том, что теологическая сторона литовского католицизма (в отличие, скажем, от французского, бельгийского или немецкого) не была развита. Ни верующие массы, ни основная прослойка духовенства не склонны были обосновывать свою христианскую веру с позиций рационализма.

Все это означает, что латинская модель христианства не была и не могла быть воспринята в своем чистом виде на литовской почве. Космополитический католицизм с самого начала преломлялся здесь в местных условиях. Этот естественный процесс теологами изображался спиритуалистически. Космополитическая унификация культа возрастает по мере усиления самой католической церкви. В буржуазное время литовский католицизм обогащается теологическими кадрами, подготовленными в основных католических центрах Западной Европы. Происходит некоторая модернизация и рационализация католической идеологии в духе томистской философии, усиливается стремление подражать западным образцам.

Во-вторых, католицизм воспринимает национальную форму через сферу быта, традиций, обычаев, психический склад народа. Церковь мистифицирует естественные формы жизни нации, что фиксируется на уровне обыденного сознания в фольклоре, в народной морали, в общественном мнении и т. п. Влияние церкви особенно закрепляется в области семейных отношений; в традициях оформления важнейших событий семейной жизни религиозный элемент оказывается наиболее живучим. Естественная потребность людей в общении, особенно родственников, осуществляется во время церковных праздников. В прошлом в Литве католическому культу были свойственны церемониальность, длинные богослужения, массовое посещение «святых мест», вера в чудеса без облечения ее в рациональную оболочку. Всему этому способствовало то, что многие верующие жили на хуторах и в маленьких местечках. Церковные праздники с церемониями (особенно храмовые праздники — atlaidai), посещение «святых мест» — это все же выход за узкие рамки повседневной обыденности для людей страны, находившейся в буржуазное время в стороне от динамической жизни индустриальных и культурных центров.

В современных условиях массовой культуры церковь учитывает изменившуюся сферу быта и стремится приспособиться к ней. II Ватиканский собор подчеркнул необходимость при внедрении христианского образа жизни принимать во внимание такие новые факторы быта, как увеличение свободного времени, самообразование, любимые занятия, туризм, спорт. В этих условиях «христиане должны сотрудничать в культурных манифестациях и в коллективной деятельности, характерной для нашего времени, чтобы обогащать эти явления человеческим и христианским духом»1.

В-третьих, национальное и религиозное тесно переплетаются в искусстве. Известно, что в эпоху Ренессанса искусство, как и наука, освободилось от унижающей роли служанки теологии. Ренессанс и гуманизм, просвещение и реформация, нанесшие удар католическому универсализму, направили развитие культуры и искусства в национальное русло. Отныне католическая церковь, которая, конечно, продолжала эксплуатировать искусство в своих культовых целях, уже не могла противостоять проникновению духа светскости в художественное оформление религиозного культа. Если возрождение искусства пока не освободило его от религиозно- церковной оболочки, то оно способствовало тому, что произведения, создаваемые на мифологические и библейские сюжеты, и используемые церковью художественные средства (например, иконы) приняли более реалистический характер. Вместе со светским духом в искусстве космополитический культ католицизма воспринимал и его национальные формы. Живопись Ренессанса придала застывшим аскетическим лицам церковных икон облик светских лиц, которые нередко оказывались копиями совершенно реальных моделей. Например, известный памятник живописи Ренессанса — мадонна из «Aušros vartai» в Вильнюсе имеет сходство с портретом Барборы Радвилайте — жены великого князя литовского и короля польского Сигизмунда II Августа. На этой иконе изображена женщина с трагической судьбой, какой и на самом деле была судьба Барборы Радвилайте. Вообще средневековый облик св. Марии, которая как небесная царица изображалась веселой и блаженной, у художников нового времени сменился воплощением человеческой красоты, любви, благородства, материнства, печали, разочарования и других реалистических идей.

В Литве получили большое распространение кресты, каплицы, статуи святых, изготовленные народными умельцами в национальном стиле. Разнообразие стилей литовских костелов и монастырей принесено иностранными архитекторами и художниками, но их оформление национальным орнаментом выполнено местными мастерами. Для религиозного культа в Литве характерно украшение алтарей, крестов, каплиц, процессий и т. д. живыми или искусственными цветами и венками.

Придавая большое значение искусству как средству закрепления космополитической религии на национальной почве, II Ватиканский собор отмечал: «Своеобразно большое значение для жизни церкви имеет литература и искусство... Поэтому нужны усилия, чтобы представители искусства чувствовали себя в своем творчестве признанными церковью и, пользуясь справедливой свободой, могли бы легче сотрудничать с христианским обществом. Церковь должна признать новые формы искусства, соответствующие национальным и локальным свойствам наших современников. Творения искусства, поднимающие дух к богу и по своему содержанию соответствующие литургическим требованиям, должны быть принимаемы как святыни. Таким способом будет яснее выражено познание бога, а провозглашение Евангелия станет более понятным и более приспособленным к духу современного человека»2.

В-четвертых, национальной спецификой становится какой-либо культовый элемент христианства, наиболее распространенный и укоренившийся, ставший популярным в данной стране. Таким элементом может быть культ святых или отдельного святого — патрона (например, св. Казимир — покровитель Литвы), культ празднеств (atlaidai в Литве) и др. Отдельным религиям присущ культ своих святых-мучеников. В церковной мартирологии в связи с этим значатся национальные мученики. В некоторых странах особенно распространен культ св. Марии. По этому признаку они даже специально характеризуются как мариоцентрические католические страны в отличие от христоцентрических. К мариоцентрическим странам относятся Испания, Португалия, Италия, Польша, Литва, некоторые страны Латинской Америки. В церковном обиходе закрепилось специальное наименование для обозначения этих стран — «terra maгіаnа» (земля Марии).

Культ Марии является сильным средством, обеспечивающим церкви влияние среди широких масс населения, и прежде всего среди женщин. Он заключается в почитании иконы богоматери, в специальных богослужениях, песнопениях и молитвах (особенно популярны майские богослужения в честь Марии), в распространении посвященных ей святых мест. Насчитывается около 150 различных монашеских орденов и всевозможных церковных организаций, посвященных Марии. Церковь специально занимается разработкой догматического учения о Марии-богоматери — мариологией. Будучи широко распространенным среди некоторых народов, культ Марии составляет заметный атрибут национального быта и традиций, психики и образа мышления.

Распространение этого культа объясняется историческими, социальными, психологическими и практическими причинами. В некоторых странах (Польша, Литва) он складывался в условиях, когда христианизация этих стран совпала с возрождением мариянства. Почитание Марии особенно укоренилось на уровне простонародного характера религии, которому не свойственна метафизика, абстрактность. Социальной почвой этого культа являются крестьянские, рабочие и мелкобуржуазные городские массы, преимущественно женского пола. Культ Марии — это культ семейного очага, это превратное отражение положения женщины в эксплуататорском обществе и иллюзорная форма утешения в ее тяжелой доле. Он легко воспринимается в психологическом смысле, поскольку это не рациональный, а эмоциональный культ. Он также весьма доступен практически — литургия совершается в основном на национальном языке, образ Марии прочно закреплен в искусстве и т. д. С культом Марии связаны ее «чудесные видения», время от времени «происходящие» в разных странах и превращающиеся в предмет непосредственной спекуляции суевериями и политической антикоммунистической спекуляции (португальская Фатима). В Литве вплоть до последних лет «случались видения святой Марии». Молитвенное обращение к ней превратилось в формальный словесный балласт, паразитирующий в языке у многих литовцев, — «Jezus-Marija».

II Ватиканский собор снова подчеркнул исключительную значимость для католицизма культа Марии, которая после Христа является главным объектом христианского почитания и веры, ибо считается родительницей бога, матерью Христа и всех людей, особенно верующих христиан. Поскольку с культом Марии в прошлом были связаны отступления от ортодоксального христианского догматизма и еретические движения, а некоторые теологи и сейчас усматривают в нем опасность теологической ереси, собор предупредил церковные кадры, теологов-мариологов, чтобы они в отношении культа Марии «старательно остерегались как ошибочных преувеличений, так и боязливой узости духа»3.

Однако, как указывают католические источники, в некоторых странах культ Марии настолько раздувается, что угрожает заслонить культ бога. Польская церковь особенно сильно акцентирует «марийность» страны, эксплуатируя при этом одновременно религиозные и национально-патриотические чувства народа. В своих корыстных устремлениях быть духовным вождем нации польский епископат во главе с кардиналом Вышинский придал польской марийности политический и национальный характер, используя традиционность, живучесть, массовость, эмоциональность культа Марии. Богородица Мария еще в XVII в. была объявлена «королевой Польши», в католической историографии Польши подчеркивается ее «чудотворное вмешательство» в историю народа, ее содействие в победах польского народа над внешними врагами. Церковная программа празднования 1000-летия польского христианства была в основном связана с культом Марии. В церковных проповедях, в католической литературе распространялись тезисы о том, что судьба польской нации определена богородицей. «Еще Польша не погибла, пока она живет!»4 — взывал польский епископат. Вокруг культа Марии переплетались религиозные, социальные и национальные мотивы и проблемы. Церковь стремилась осуществить обширную программу клерикализации страны, подчинить общественные и личные, государственные и национальные формы жизни культу «небесной королевы Польши». Пропагандировалась альтернатива — «быть или не быть» польской нации — или христианская Польша, подданная богоматери, или языческая — подданная нечистой силы.

Таким образом, польская католическая мариология вышла за пределы теологической догматики, а церковный культ Марии — за пределы собственно религии. В церковной программе празднования 1000-летия христианства в Польше все это приняло национально-политический характер с особым акцентом не только на «католичность польской нации», но и на ее «марийность».



1 «Gaudium et spes», 61.
2 «Gaudium et spes», 62.
3 «Lumen gentium», 67.
4 «Homo Dei», 1957, N 6, str. 804.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Джон Аллен.
Opus Dei

Л.И. Емелях.
Происхождение христианских таинств

Д.Е. Еремеев.
Ислам: образ жизни и стиль мышления

М. С. Беленький.
Что такое Талмуд

Я. В. Минкявичюс.
Католицизм и нация
e-mail: historylib@yandex.ru
X