Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Всеволод Авдиев.   Военная история Древнего Египта. Том 2

Последние походы Тутмоса III в Переднюю Азию

После крупных побед, одержанных в Северной Сирии и Северо-Западной Месопотамии во время восьмого похода Тутмоса III в Переднюю Азию, египетским войскам предстояла задача удерживать занятые позиции и подавлять восстания, [136] что было необходимо, чтобы укрепить положение Египта в покоренных странах. Поэтому, естественно, что во время следующих походов Тутмос III старался лишь сохранить удержанное и не считал нужным продвигаться в глубь завоеванных стран. Во время девятого похода, предпринятого на 34-м году царствования Тутмоса III, египетские войска заняли главный город области Нухашше и два других второстепенных города той же области. Так как область Нухашше была расположена недалеко от Нии и находилась к востоку от Оронта между Северной Сирией и средним течением Евфрата, то войска Тутмоса III должны были занять в некоторой части эту область и ранее, очевидно, во время восьмого похода. Но так как сразу замирить эту область не удалось, то во время следующего похода египетские войска провели специальную операцию по захвату трех городов страны Нухашше. Поэтому в «Анналах» сообщается, что фараон захватил город Иниугаса, причем «люди другого города, находящегося в его области, умиротворенные полностью его величеством, пришли к нему с поклоном». Далее в приложенном перечне «городов, захваченных в этом году», упоминаются «два города и город, сдавшийся в этой области Иниугаса. Всего три (города. — В. А.)».111) Особенно характерны в данном тексте слова «умиротворенные полностью» и «пришли с поклоном». Очевидно, целью этого похода и было полное умиротворение данной области. Этот район имел большое экономическое значение, ибо здесь проходили важные торговые пути, соединявшие долину Евфрата с северофиникийским побережьем, глубинные области Северной Сирии — с сиро-хеттскими княжествами, расположенными в районе Зенджирли, Кара-Тепе и Сакче-Гёзи. Страна Нухашше имела, конечно, и большое стратегическое значение в качестве пограничного района, находившегося на стыке сфер влияния трех крупных государств: Египта, Митанни и Хеттского царства. Поэтому прочное занятие этого форпоста обеспечивало египтянам господство во всем обширном районе между средним течением. Евфрата и северофиникийским побережьем.

В этом богатом княжестве египетские войска захватили большую добычу, перечисленную в «Анналах». Летописец, ведя учет захваченных ценностей, упоминает здесь пленников, их жен и детей, очевидно, обращенных в рабство, лошадей, богато украшенные золотом и серебром колесницы сирийских аристократов, золотые сосуды, золото в кольцах, серебряные сосуды, серебро в кольцах, медь, свинец, бронзу, всякое оружие «для битвы», множество крупного и мелкого рогатого скота, ослов, ценные сорта дерева и роскошные изделия из дерева — кресла и деревянные части палатки, украшенные бронзой и драгоценными камнями (видимо, трофей). [137]

Прочно укрепившись в Северной Сирии, египтяне стали господствовать в экономическом и политическом отношении во всем обширном районе между Средиземным морем, отрогами Амана, Тавра и средним течением Евфрата. Это дало им воможность выкачивать большие ценности из страны Речену. Перечень дани, полученной Тутмосом III на 34-м году его царствования, поражает количеством и разнообразием статей. Из Финикии (Джахи) египтяне по-прежнему получали «всякие прекрасные вещи», которыми были богаты все финикийские гавани. В данном случае представляет большой интерес упоминание летописца о том, что все продукты и товары отправлялись на разнообразных кораблях: на кораблях кефтиу (критские корабли), на библских кораблях и на морских (может быть, даже боевых) кораблях. В частности, эти корабли были нагружены мачтами, деревянными столбами и большими балками для крупных царских построек. Очевидно, писец имел в виду в данном случае подчеркнуть развитие морской торговли Египта, устанавливавшего ныне более прочные торговые связи с Критом и Финикией. Это подтверждается тем, что в дальнейших строчках «Анналов» говорится о доставке «дани» или о получении особых поставок (буквально: «приношений») из страны Иси112) (очевидно, Кипра), откуда египтяне получали в первую очередь медь, а затем свинец, лазурит, слоновую кость и ценное дерево «чагу».

Одновременно с этим египетское экономическое влияние распространялось и на далекие южные области Нубии, страны Куш и Вават. С далекого африканского юга египтяне получали большое количество ценностей, главным образом золото, рабов, скот и корабли, груженные ценными сортами дерева, зерном и всякими иными продуктами этих южных стран. О доставке в Египет кораблей с этими ценностями сообщается также и в надписи из Джебель-Баркала.

На следующем, 35-м году царствования Тутмос III был вынужден предпринять десятый поход в Сирию, с тем чтобы подавить восстания в северной части этой страны и в прилегающих областях Северо-Западной Месопотамии, на которые распространялся несколько неясный и расплывчатый египетский географический термин «Нахарина». Главным врагом египтян в этом году был «этот презренный враг из Нахарины»,113) который, по словам летописца, собрал большую армию «с концов страны», причем воины противника были «более многочисленны, чем песок на берегу». Очевидно, на этот раз Египту в Сирии противостояла довольно значительная коалиция северосирийских и, возможно, митаннийских областей и городов во главе с одним из местных князей. Битва произошла около «города страны Иараианы»,114) местоположение которой точно определить [138] в настоящее время нельзя. В «Анналах» описывается блестящая победа египетского войска, после которой враги «бежали, падая один на другого».115)

В результате замирения египетскими войсками непокорных областей Северной Сирии страны Речену и Ременен (Сирия и Ливан), а также другие азиатские страны116) послали свои приношения и подати египетскому фараону, причем в приведенных летописцем перечнях ценностей следует отметить золото, золотые сосуды, благовония, колесницы, лошадей, наконец, большое количество оливкового масла и вина. Систематически подавляя сопротивление народов Передней Азии, египтяне из года в год выкачивали из этих богатых областей множество самих разнообразных продуктов и ценностей, что не могло в некотором отношении не укрепить материальную базу египетского рабовладельческого хозяйства и военную мощь египетского государства.

К сожалению, в «Анналах» не сохранилось никаких сведений о походах, которые Тутмос III совершал в Переднюю Азию на 36-37-м годах царствования. Но так как в той же летописи под 38-м годом упоминается и описывается тринадцатый «победоносный поход»,117) то, очевидно, одиннадцатая и двенадцатая кампания относятся к двум предшествующим годам.118) Поход 38-го года ознаменовался лишь одним крупным военным событием, которое летописец счел достойным отметить в своих кратких записях. Это было опустошение городов в области Иниугаса, которая была впервые захвачена Тутмосом III во время его первого похода. Однако этот район Сирии неоднократно восставал против господства египтян. Во время девятого похода фараон снова покорил эту область; наконец, на закате своего многолетнего царствования он принужден был опять нанести сильный удар этим непокоренным северосирийским городам.119) В перечнях обильной дани, полученной царем из различных стран и областей Передней Азии после тринадцатого похода, упоминаются Ливан (Ременен), Финикия (Джахи), остров Кипр (Иси). Наряду с ними встречается впервые название «страны Иарарех».120)

На 39-м году своего царствования Тутмос снова совершил поход в Переднюю Азию, о котором мы, к сожалению, очень мало осведомлены. В летописи в данном случае упоминается лишь, что во время четырнадцатого победоносного похода царя в страну Речену египетские войска столкнулись с «поверженными врагами страны Шасу»,121) которых принято обычно считать «бедуинами». Разумеется, эти племена шасу не имеют никакого отношения к современным бедуинам. Возможно, что под словом, «шасу» египтяне подразумевали кочевников пустынных районов Передней Азии. Однако в данном случае имеются [139] в виду племена какой-то определенной страны, как это видно из соответствующего гиероглифа.122)

События следующих двух лет почти ничем не отмечены в «Анналах Тутмоса III». Текст, относящийся к 40-му году, состоит всего лишь из одной плохо сохранившейся строки, в которой Зете пытается видеть упоминание о пятнадцатом походе.123) Под 41-м годом в сохранившихся строчках летописи вообще не говорится о каком-либо походе, а сразу приводится «перечень приношений князей Речену»,124) затем описывается снабжение гаваней, причем упоминается, как обычно, «урожай из Джахи»,125) далее сообщается о приношениях из «Великой Хеты», наконец, приводится перечень повинностей из стран Куш и Вават. Особенно существенно в данном случае упоминание о приношениях из Великой Хеты, с которой египтяне с этого времени устанавливают более тесные, чем ранее, экономические связи, получившие затем дальнейшее развитие, как это видно из дипломатических писем Амарнского архива.

Последний поход Тутмоса III в Переднюю Азию, описанный в «Анналах», относится к 42-му году его царствования. Этот поход был своего рода крупной карательной экспедицией, направленной в Сирию для того, чтобы окончательно подавить крупное восстание непокорных сирийских городов, во главе которых стояли Тунип и Кадеш. Египетское войско, возглавляемое самим фараоном, прибыв в Сирию, двинулось вдоль побережья. Очевидно, экспедиция носила характер военной демонстрации, которая должна была показать финикийским городам мощь египетского оружия. Как указано в летописи, ближайшей целью этого марша был захват финикийского города «страны Иркаты»,126) расположенного неподалеку от Симиры. Египетские войска, заняв и опустошив Иркату и города, находившиеся в ее области, создали себе тем самым прочную базу на побережье, которая дала им возможность, обеспечив свой тыл, двинуться в глубь страны. Как видно из крайне сжатого текста летописи, египетские войска сперва направились на север, чтобы нанести первый удар Тунипу. Этот маневр имел целью вбить клин между мятежными городами Северной и Средней Сирии и лишить главного врага египтян — Кадеш поддержки северосирийских городов, во главе которых, вероятно, стоял князь Тунипа. Осада Тунипа затянулась и продолжалась до осени, однако Тунип был взят и опустошен, причем египетские войска собрали урожай в области Тунипа. Изолировав таким образом Кадеш с севера и отрезав его от его союзников, находившихся в Северной Сирии, Тутмос III двинул свои войска против Кадеша и завладел городами, расположенными в его области. Судя по рассказу, сохранившемуся в надписи Аменемхеба, Тутмос III разрушил укрепления, возведенные [140] князем Кадеша вокруг этой сильной крепости, что, видимо, дало возможность египетскому войску завладеть этим важным центром сопротивления непокорных Египту сирийских городов и областей.127) В сирийских городах египтяне взяли большую добычу и захватили вспомогательные войска, посланные для поддержки этих городов «врагом презренной страны Нахарины».128) Таким образом, этот последний поход Тутмоса III в Переднюю Азию надолго укрепил господство Египта в Финикии и Сирии. Во время этого похода египетские войска нанесли сокрушительный удар главным очагам сопротивления в Сирии — Тунипу и Кадету.


111) В «Анналах Тутмоса III» упоминается о захвате фараоном города Иниугаса «в стране Джахи во время девятого победоносного похода» на [236] 34-м году царствования Тутмоса III. Очевидно, этот город был центром особой области — , так как в данном тексте говорится, что «люди другого города, находящегося в его (Иниугаса. — В. А.) области , умиротворенные полностью его величеством, пришли к нему с поклоном». Эд. Мейер сопоставляет данную область города Аногас (Иниугаса) со страной Нухашше (Ed. Meyer. Geschichte des Altertums, 2. Aufl., Bd. II, I S. 128). В другом месте «Анналов» упоминается о передаче храму Амона Тутмосом III трех городов в Сирии вместе с их ежегодными повинностями: Иниугаса, Инуаму и Херенкеру (K. Sethe. Urkunden.., IV, 744). Большинство египтологов и историков, касавшихся этого вопроса, в том числе Эд. Мейер, не считают возможным отождествить этот город (который, как и в предшествующем случае, писался «Иниугаса» и, возможно, назывался в произношении того времени «Аногас») с главным городом страны Нухашше. Остается предположить, что в Сирии было несколько городов, носивших одинаково звучащие или похожие названия. Ed. Meyer. Geschichte des Altertums, Bd. II, l, S. 124; J. A. Knudtzon.Die El-Amarna Tafeln. II. Theil, S. 1103 ff.

112) K. Sethe. Urkunden.., IV, 707; Cp. R. Lichtenberg. Beiträge zur ältesten Geschichte von Kyprus. — MVG, 1906, S. 2.

113) K. Sethe. Urkunden.., IV, 710. Брэстед предполагает, что слова «этот презренный враг из Нахарины» обозначают «быть может, царя Алеппо» (Д. Г. Брэстед. История Египта, т. I, стр. 329; J. Н. Breasted. Ancient Records of Egypt, vol. II, p. 207). Однако в тексте «Анналов Тутмоса III» нет никаких указаний на то, что в данном случае имелся в виду правитель Алеппо. Поэтому предположение американского египтолога ничем не может быть доказано.

114)  (K. Sethe. Urkunden.., V, 710). По мнению Брэстеда, город «Арайна» находился «в нижней части долины Оронта». Брэстед далее считает возможным предполагать, что именно здесь находилась страна «Тихси», упоминаемая в надписи Аменемхеба. Однако все эти предположения остаются недоказанными и Брэстед не приводит никаких аргументов для того, чтобы обосновать локализацию всех этих географических терминов (см. Д. Г. Брэстед. История Египта, т. I, стр. 329; J. H. Breasted. Ancient Records of Egypt, vol. II, p. 207).

115) K. Sethe. Urkunden.., IV, 711. Яркое, образное выражение, несомненно, принадлежащее литературно образованному писцу, рука которого ясно чувствуется в некоторых местах «Анналов Тутмоса III».

116) Пользуясь обломками текста «Анналов Тутмоса III», которые хранятся в Лувре, и фрагментом «F», Зете реконструирует часть погибшего на месте текста данной летописи, где, по его мнению, описываются «дань», полученная из Сирии, снабжение гаваней продуктами из страны Ременен (Ливан) и Джахи (Финикия), а также из других азиатских стран, возможно, Кипра (Иси) и Хеттской страны (К. Sethe. Urkunden.., IV, 712-713).

117) K. Sethe. Urkunden.., IV, 716.

118) 35 строк текста «Анналов Тутмоса III» (49-83), содержавшие, очевидно, описание 11-го и 12-го походов, совершенных в 36-37-м годах царствования Тутмоса III, погибли. Однако Брэстед неправ, указывая на то, что описание 12-го похода полностью утеряно (J. Н. Breasted. Ancient Records of Egypt, vol. II, p. 209). Зете нашел возможным [237] восстановить строки 84-86, в которых сообщается о доставке дани, в частности из Вавата и Куша (K. Sethe. Urkunden.., IV, 715-716).

119) См. выше стр. 198.

См. выше прим. 111. {так — HF.}

120)  (K. Sethe. Urkunden.., IV, 719). Брэстед полагает, что в данном тексте упоминаются «приношения из далекого Аррапахита, позднее провинции Ассирии» (Д. Г. Брэстед. История Египта, т. II, стр. 330; J. Н. Breasted. Ancient Records of Egypt, vol. II, p. 209). Эд. Мейер вполне справедливо подвергает сомнению это предположение Брэстеда, так как вряд ли египетские войска могли достигнуть гор Загра, где была расположена эта позднейшая ассирийская область. В свою очередь Мейер предполагает, что страна Иарарех находилась в горах Носаири и, может быть, была тождественна со страной Аррапха, которая несколько раз упоминается в списках географических названий того времени.

121) K. Sethe. Urkunden.., IV, 721.

122)

123) Текст здесь настолько плохо сохранился, что его издатель К. Зате, сам сомневаясь в правильности своей реконструкции, снабдил слова «пятнадцатый поход» вопросительным знаком (K. Sethe. Urkunden.., IV, 726).

124) K. Sethe. Urkunden.., IV, 726.

125) K. Sethe. Urkunden... IV, 727.

126)  (K. Sethe. Urkunden.., IV, 727). Брэстед предполагает, что Ирката находилась на финикийском побережье, прямо против Тунипа между устьем Оронта и Нар-эль-Кебиром, неподалеку от Симиры (Д.Г. Брэстед. История Египта, т. I, стр. 330; J. H. Breasted. Ancient Records of Egypt, vol. II, p. 214). Эд. Мейер считает, что Ирката была расположена в южной части равнины Элейтероса (Ed. Meyer. Geschichte des Altertums, Bd. II, l, S. 130). Ср. В.И. Авдиев. Военная история древнего Египта, т. I, стр. 231, 324.

127) K. Sethe. Urkunden.., IV, 894-895.

128) K. Sethe. Urkunden.., IV, 730.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Д. Ч. Садаев.
История древней Ассирии

Джеймс Веллард.
Вавилон. Расцвет и гибель города Чудес

Гасым Керимов.
Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности

И. В. Рак.
Египетская мифология
e-mail: historylib@yandex.ru
X