Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Всеволод Авдиев.   Военная история Древнего Египта. Том 2

Восьмой поход Тутмоса III

Завоевание Палестины, городов финикийского побережья и Южной Сирии, наконец, проникновение в долину Оронта и захват сильной крепости Кадеша открыли египетским войскам стратегически важные дороги, ведущие на север, в Северную Сирию, и на северо-восток, в долину среднего Евфрата, где находились страна Нахарина и могущественное государство Митанни. Очевидно, именно эти два направления имели в тот момент наибольшее значение для Египта и поэтому по этим двум направлениям египетские войска нанесли главные удары неприятелю во время восьмого похода Тутмоса III, который им был предпринят на 33-м году царствования. Захватив буферные страны Палестину, Финикию и Сирию, Египет стремился установить непосредственные взаимоотношения с двумя большими государствами Передней Азии — Хеттским государством, находившимся в восточной части Малой Азии, и Митаннийским царством, расположенным в северо-западной части Месопотамии. Выход Египта к границам Малой Азии и Месопотамии еще более расширял район распространения египетской торговли и давал египтянам возможность в еще больших размерах, чем раньше, вывозить свои товары в страны Передней Азии, обменивая их на ценные продукты и ремесленные изделия соседних стран. С другой стороны, для того чтобы окончательно закрепить свое господство над Палестиной, Сирией и Финикией, Египет должен был нанести решительный удар Митаннийскому царству, которое постоянно поддерживало антиегипетские коалиции в Сирии и Финикии. Этими причинами объясняется широкий размах военных действий, предпринятых Тутмосом III против Митанни во время восьмого похода в Переднюю Азию.

То обстоятельство, что основной стратегический удар во время этой кампании был нанесен государству Митанни, достаточно ясно подчеркнуто в «Анналах». Автор «Анналов», крайне скупо описавший восьмой поход Тутмоса III, в самом начале своего описания сообщает о важнейших достижениях египтян, которые выразились в переходе через Евфрат и опустошении страны Нахарины. К счастью, две другие надписи, сохранившиеся от этого времени — надпись из Джебель-Баркала и автобиография Аменемхеба, позволяют хотя бы в общих чертах восстановить события, происшедшие во время восьмого похода Тутмоса III в Переднюю Азию.

Восьмой поход Тутмоса III, как это видно из надписи Аменемхеба, был предпринят по суше. Египетские войска под начальством фараона86) двинулись от границ Египта к стране Негеб, которая находилась в южной части Палестины. Этот маршрут объясняется, видимо, тем, что египтянам ввиду дальности [132] похода необходимо было прочно закрепить свой тыл и обеспечить основные сухопутные коммуникации. Возможно также, что в Южной Палестине вспыхнуло восстание местных племен против египетского господству, что вынудило египтян дать в Негебе битву повстанцам.87) Подавив восстания, египетская армия прошла через всю Палестину и вступила в Южную Сирию. «Анналы» в качестве, очевидно, первого крупного успеха египтян отмечают «прибытие к области Кеден».88) Кеден, как египтяне называли Катну, был занят египетскими войсками, как это можно предполагать по тексту «Анналов», а также по фрагменту надписи, сохранившейся на седьмом пилоне Фиванского храма Амона. Взятие египтянами Катны было крупным военным успехом, который весьма облегчил дальнейшее продвижение на север египетского войска. Катна, расположенная на месте современного эль-Мишрифе в 18 км к северо-западу от Хомса, как показали раскопки,89) была большим городом, издревле имевшим большое торговое и военно-политическое значение. Судя по тому, что Катна не упоминается в «Анналах» при описании предшествующих походов Тутмоса III, город до этого времени сохранял свою независимость от Египта, что, конечно, весьма затрудняло дальнейшее продвижение египетских войск. Поэтому можно думать, что один из первых крупных ударов египтян но время восьмого похода был нанесен именно по Катне. Заняв Катну, египетское войско двинулось далее на север и около «высот Уана, к западу от Харабу»90) дало сражение противнику, который, возможно, сосредоточил здесь довольно крупные силы. Описывая эту битву, Аменемхеб сообщает: «Я взял азиатов в качестве пленников — 13 человек и 70 живых ослов, а также 13 бронзовых топоров, [причем] бронза была украшена золотом».91) По-видимому, среди войск противника находились отборные войска либо одного из крупных городов Сирии, либо даже самого митаннийского царя, вооруженные драгоценным оружием, описанным Аменемхебом.92) Разбив войска противника «к западу от Харабу», т. е., очевидно, к западу от Халпы, египетские войска заняли этот город, после чего продвинулись далее к северо-востоку, захватили весь район вплоть до Евфрата и подошли к этой реке, которая являлась естественным рубежом между Сирией и Месопотамией, неподалеку от Кархемыша. Здесь, около этого большого и сильного города, расположенного на восточном берегу Евфрата, египетские войска, как об этом говорится в надписи Аменемхеба, дали большое сражение войскам неприятеля. Полностью разгромив противника, египтяне овладели твердынями Кархемыша и переправой через Евфрат, что дало возможность египетскому войску вторгнуться в области государства Митанни, находившиеся уже в Месопотамии. Этот крупный успех [133] египетского оружия был справедливо расценен современниками как победоносное завершение всей кампании, утвердившее господство Египта в Передней Азии и отдавшее в руки египтян обширные и богатые районы не только Северной Сирии, но и Митанни. Поэтому о переправе через Евфрат сообщается во всех трех надписях, описывающих восьмой поход Тутмоса III. В «Анналах» кратко сообщается, что фараон во главе своего войска переправился через «великую перевернутую реку Нахарины»,93) т. е. через реку, которая течет не на север, как привычный и знакомый египтянам Нил, а на юг. Можно предполагать, что египетское войско переправилось близ Кархемыша,94) так как в надписи Аменемхеба говорится, что Аменемхеб переправился через «поток Нахарины», держа в руке пленников, взятых в бою под Кархемышем, который в надписи назван «Карикамиаша».95) В результате крупных побед, одержанных египтянами к западу от Халпы и в районе Кархемыша, они овладели всем обширным районом, расположенным к западу от Евфрата. В надписи из Джебель-Баркала красноречиво описывается, как египетское войско опустошило этот обширный район, предав огню и мечу все поселения, вырубив плодовые деревья и захватив в качестве рабов всех жителей, а также много скота и запасы зерна.96) В этой же надписи, содержащей ряд существенно важных данных относительно восьмого похода Тутмоса III, которых нет в других надписях того времени, говорится далее о переправе египетского войска через Евфрат. В надписи подробно повествуется о том, как фараон приказал построить множество кораблей из прочного ливанского кедра, срубленного «в горах страны бога» около «Владычицы Библа». Затем корабли были погружены на большие телеги, запряженные быками, и доставлены к берегам Евфрата. На этих кораблях египетские войска переправились «через большую реку, которая протекает между этой иноземной страной и страной Нахарина».97) Эти последние слова ясно указывают на то, что египтяне в царствование Тутмоса III называли страной «Нахарина» область, лежащую непосредственно к востоку от среднего течения Евфрата.

Эти крупные военные успехи египетского войска и удачная переправа через Евфрат отдали в руки египтян не только западное, но и восточное побережье Евфрата. Судя по тексту «Анналов», Тутмос III, реализуя эти успехи, двинулся на юг, отчасти по реке, отчасти по ее восточному берегу, «захватывая города, опустошая области этого врага презренной страны Нахарина».98) Очевидно, сопротивление митаннийского войска было полностью сломлено. Египетский летописец образно рисует деморализацию разбитого противника, стремительно отступавшего на юго-восток, говоря, что «ни один из них не оглядывался, [134] так как они бежали дальше, как стадо диких зверей пустыни».99) В надписи из Джебель-Баркала полный разгром митаннийского войска подчеркнут указанием на то, что митаннийский царь принужден был обратиться в бегство и что фараон «разыскивал презренного врага в иноземных странах Митанни. Он бежал от фараона в страхе в другую страну, в отдаленное место».100) Очевидно, Тутмос III ограничился опустошением западной части Митаннийского царства и не счел нужным преследовать митаннийского царя, бежавшего в далекие восточные части своего государства. Считая, что египетские войска полностью выполнили стратегические задачи данной кампании, которые заключались в разгроме митаннийских войск, переправе через Евфрат и опустошении западных областей Митаннийского царства, Тутмос III поставил памятную плиту на берегу Евфрата, около плиты, которая была поставлена близ Нии Тутмосом I. Об этом сообщается как в «Анналах», так и в надписи из Джебель-Баркала.101) По-видимому, установка памятной плиты на берегу Евфрата была тем торжественным моментом, который должен был ознаменовать завершение победоносного похода.

Однако на обратном пути Тутмосу III пришлось преодолеть некоторое сопротивление отдельных областей и городов Сирии, которые все еще не были окончательно покорены египтянами. Аменемхеб сообщает в своей автобиографии, что «он видел победы царя» «в стране Сенджера», когда он «совершил там большое побоище».102) Далее, на этом обратном пути египетскому войску пришлось снова вступить в борьбу с князем Кадеша, который, видимо, пытался использовать сложившуюся обстановку, чтобы поднять восстание против фараона. Однако, располагая все еще достаточно крупными силами, Тутмос III «захватил город Кадеш».103) Наконец, Аменемхеб сообщает, что он «снова увидел победы его величества в презренной стране Тахси, у города Мериу». Все эти сражения, описанные Аменемхебом, были не случайными небольшими стычками, а довольно значительными битвами, во время которых было окончательно подавлено сопротивление отдельных все еще непокорных сирийских областей и городов. Аменемхеб описывает подвиги, которые он совершил во время этих сражений, и награды, которые он получил от фараона.104)

Прочно закрепив свое господство в Сирии, Палестине и Финикии, Тутмос III принял особые меры к тому, чтобы князья ливанских областей регулярно снабжали финикийские гавани всем необходимым как для отправки этих ценностей в Египет, так и для постоянного снабжения египетских гарнизонов и войск, направляемых в Сирию.105) Таким образом, эти финикийские гавани стали экономической базой египтян в Финикии [135] и тем связующим звеном, которое постоянно соединяло Египет с его владениями в Передней Азии. Особенно существенно то, что финикийские города и области должны были платить ежегодные подати Египту. Тем самым эти завоеванные страны были как бы и в экономическом отношении введены в состав египетского государства.

Результатами восьмого похода Тутмоса III были укрепление египетского господства в Сирии, Палестине и Финикии, нанесение сильного удара Митаннийскому государству, переправа через Евфрат и опустошение западных областей Митанни, наконец, захват огромной добычи, часть которой перечислена в «Анналах».106) Помимо того, несомненным результатом восьмого похода было укрепление военно-политического и экономического влияния Египта в Передней Азии. Это выразилось в том, что Ассирия и Хеттское государство (Великая Хета) прислали свою «дань» в Египет. Конечно, эти государства не были подвластны Египту. В качестве самостоятельных государств они не были обязаны посылать свою дань Египту. Но так как и Ассирия и Великая Хеттская держава вели постоянную борьбу с Митанни, то посылкой даров фараону они как бы солидаризировались с его политикой в Передней Азии, ставили себя в положение его союзников, признавали его завоевания и в то же время как бы откупались от грозных войск фараона.107) Это был один из моментов наивысшего напряжения военно-агрессивной политики египетского государства, когда политика непрерывных завоевательных походов Египта в Переднюю Азию достигла своего кульминационного пункта. Египет был на вершине своего военного могущества. В «Анналах» указывается, что египетское войско во главе с фараоном «прибыло... благополучно в Египет».108) Дважды отмечает летописец, что фараон этим походом расширил «границы Египта».109) Вполне сознательно поместив в этом же описании восьмого похода списки поступлений из Пунта и Нубии, летописец этим как бы отмечает огромное протяжение египетского государства, в которое постоянно стекались несметные богатства из Передней Азии и далеких африканских областей вплоть до «страны бога», той далекой страны Пунт, которая, очевидно, была расположена на побережье Восточной Африки.110)


86) Брэстед предполагает, что Тутмос III высадил «свои силы в гавани Симиры во время своей восьмой кампании» (Д. Г. Брэстед. История Египта, т. I, стр. 316). Однако ни в одном тексте нет на это никаких указаний. Фолкнер в своей статье, посвященной восьмому походу Тутмоса III (R. O. Faulkner. The Euphrates Campaign of Thutmosis III. — JEA, vol. XXXII, p. 39-42), также полагает, что этот поход начался со вторжения в Катну и что Тутмос III не принимал участия в Негебской кампании, описанной в автобиографической надписи Аменемхеба. Однако это предположение Фолкнера опровергается словами Аменемхеба: «Я следовал за моим владыкой в походах его в иноземные страны юга и севера. Он хотел, чтобы я был спутником его ног, в то время как он был на полях битв своих побед» (K. Sethe. Urkunden.., IV, 890). Таким образом, совершенно ясно, что египетская армия во главе с самим фараоном, которому, как всегда, сопутствовал и Аменемхеб, двинулась из Египта по сухопутной дороге через Негеб и Палестину. Летописец не счел необходимым сообщить об этом в «Анналах Тутмоса III», так как в их сохранившемся тексте упомянуты лишь самые крупные события, а множество отдельных фактов совершенно опущено. Это ясно видно при сличении текста «Анналов» с текстом автобиографической надписи Амонемхеба.

87) «Я сражался в иноземной стране Негеб,
Я взял трех азиатов в качестве живых пленников».

(Надпись Аменемхеба, 4, 5. K. Sethe. Urkunden.., IV, 890).

88)  (K. Sethe. Urkunden.., IV, 696).

89) Судя по раскопкам в эль-Мишрифе, Катна была крупным и древним торговым городом, связанным с Месопотамией еще в III тысячелетии до н. э. На военное значение Катны указывает то обстоятельство, что в XVIII в. до н. э. вокруг Катны был разбит большой гиксосский [234] лагерь, окруженный большим валом, который был защищен у входов крепкими башнями. О проникновении египетских влияний в Катну в период Среднего царства говорит находка в развалинах Катны сфинкса с именем Иты, дочери фараона XII династии Аменемхета II. Судя по амарнским письмам, на господство в Катне претендовали как хетты, так и египтяне. См. В. И. Авдиев. Военная история древнего Египта, т. I, стр. 250-252.

90) «И снова я сражался во время этого похода в страну высот Уана к западу от Харабу» (надпись Аменемхеба, 7. K. Sethe. Urkunden.., IV, 891). Название «Харабу» , которое встречается также и в «Списке покоренных местностей» Тутмоса III, очевидно, обозначало северносирийский город Халпу, о значении которого см. В. И. Авдиев. Военная история древнего Египта, т. I, стр. 254-255.

91) Надпись Аменемхеба, 7-8 (K. Sethe. Urkunden.., IV, 891). Д. Г. Брэстед переводит слово  «spears», «копья» (J. Н. Breasted. Ancient Records of Egypt, vol. II, p. 231; Д. Г. Брэстед. История Египта, т. I, стр. 317). Однако это слово обозначает «топор, секира». См. А. Еrman und H. Grapow. Wörterbuch der ägyptischen Sprache, Bd. II, S. 44.

92) Брэстед предполагает, что эти воины, вооруженные драгоценным оружием, входили в состав гвардии «царя Алеппо» (Д. Г. Брэстед. История Египта, т. I, стр. 317). Однако в тексте надписи на это нет никаких указаний. Поскольку углубление египетских войск в области Северной Сирии угрожало непосредственно границам Митаннийского царства, возможно, что митаннийские войска участвовали в боях уже на подступах к Халпе (Алеппо).

93) K. Sethe. Urkunden.., IV, 697. Аналогичным образом назван Евфрат и в Томбосской надписи Тутмоса III (см. K. Sethe. Urkunden... IV, 85). В. И. Авдиев. Военная история древнего Египта, т. I, стр. 171.

94) Надпись Аменемхеба, 9-10 (K. Sethe. Urkunden.., IV, 891). Кархемыш, расположенный на важном торговом пути, ведшем из Северной Сирии в Месопотамию, был крупным, богатым и хорошо укрепленным городом, имевшим большое торговое и военно-политическое значение. Раскопки, произведенные на территории Кархемыша, указывают на то, что уже в III тысячелетии до н. э. Кархемыш был экономически связан с рядом соседних стран, в частности с областями Средней и Южной Месопотамии. Во время раскопок были обнаружены мощные городские стены, свидетельствующие о том, что Кархемыш был сильной крепостью. Поэтому понятно, что египетские войска с целью обеспечить переправу через Евфрат близ Кархемыша и укрепить свое положение в этом районе должны были завладеть этим важным стратегическим пунктом. См. В. И. Авдиев. Военная история древнего Египта, т. I, стр. 256-258.

95)  (K. Sethe. Urkunden.., IV, 891). Название Кархемыша встречается в «Списке покоренных местностей» Тутмоса III в форме  (K. Sethe. Urkunden.., IV, 792, No 270; ср. W. M. Müller. Egyptological Researches, vol. I. Washington, 1906, pl. 44, No 181).

96) Надпись из Джебель-Баркала, 9-11 (G. A. Reisner and M. В. Reisner. Inscribed monuments from Gebel-Barkal. — ÄZ, Bd. LXIX, S. 28). Фолкнер полагает, что в данном отрывке описывается опустошение областей Митанни, расположенных к востоку от Евфрата (R. O. [235] Faulkner. The Euphrates Campaign of Thutmosis III. — JEA, vol. XXXII, p. 41). Однако в надписи из Джебель-Баркала описание переправы через Евфрат не предшествует приведенному отрывку, а идет за ним. Следовательно, нужно думать, что в данном отрывке описывается опустошение областей, расположенных к западу от Евфрата.

97) Надпись из Джебель-Баркала, 12 (G. A. Reisner and M. В. Reisner. Inscribed monuments from Gebel-Barkal. — ÄZ, Bd. LXIX, p. 29).

98) K. Sethe. Urkunden.., IV, 697.

99) K. Sethe. Urkunden.., IV, 697.

100) Надпись из Джебель-Баркала, 12-13 (G. A. Reisner and M. В. Reisner. Inscribed monuments from Gebel-Barkal. — ÄZ, Bd. LXIX, p. 29).

101) K. Sethe. Urkunden.., IV, 697; G. A. Reisner and M. В. Reisner. Inscribed monuments from Gebel-Barkal. — ÄZ, Bd. LXIX, p. 29.

102) Надпись Аменемхеба, 12-13 (K. Sethe. Urkunden.., IV, 892). Фолкнер, ссылаясь на Гардинера, предполагает, что «страна Санджара», упоминаемая в надписи Аменемхеба, находилась на Оронте около Ka'lat Sёjar ниже Хамата (R. О. Faulkner. The Euphrates Campaign of Thutmosis III. — JEA, vol. XXXII, p. 41; A. H. Gardiner. Ancient Egyptian Onomastica, vol. I, p. 157).

103) K. Sethe. Urkunden.., IV, 892. Кадеш, как важнейший и наиболее упорный враг Египта среди сирийских городов, поставлен на первом месте в «Списке покоренных местностей» Тутмоса III (см. K. Sethe. Urkunden.., IV, 781, № 1).

104) Надпись Аменемхеба, 19-20 (K. Sethe. Urkunden.., IV, 893). Фолкнер предполагает, что «страна Тихси» находилась неподалеку от Кадеша. R. О. Faulkner. The Euphrates Campaign of Thutmosis III. — JEA, vol. XXXII, p. 41; A. H. Gardiner. Ancient Egyptian Onomastica, vol. I. p. 150 sqq., 157 sqq. Аменемхеб с гордостью говорит, что после битвы при Санджара он получил «золото похвалы», что после взятия Кадеша он получил «золото за храбрость» и после битвы в стране Тихси у города Мериу он вторично получил «золото похвалы» (надпись Аменемхеба, 13, 16, 22. K. Sethe. Urkunden.., IV, 892-893).

105) K. Sethe. Urkunden.., IV, 700.

106) В «Анналах Тутмоса III» перечисляется лить добыча, захваченная после одной победы, одержанной над войсками противника близ Евфрата, а также поступления из Речену и из какой-то другой азиатской страны, название которой утрачено (K. Sethe. Urkunden.., IV, 698-700).

107) В «Анналах Тутмоса III» перечисляется «дань» из Ассирии, Великой Хеты и страны Сангара. Это последнее название обычно толкуется как египетское название Вавилонии и сопоставляется с названием страны «Шанхар», которое встречается в амарнских письмах. K. Sethe. Urkunden.., IV, 700-701; J. H. Breasted. Ancient Records of Egypt, vol. II, p. 204; J. A. Knudtzon. Die El-Amarna Tafeln. II. Theil, 1915, S. 1080.

108) K. Sethe. Urkunden.., IV, 702.

109) K. Sethe. Urkunden.., IV, 702.

110) K. Sethe. Urkunden.., IV, 702-703.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

О. Р. Гарни.
Хетты. Разрушители Вавилона

Х. Саггс.
Вавилон и Ассирия. Быт, религия, культура

В. М. Запорожец.
Сельджуки

Ш. Султанов, Л. Султанов.
Омар Хайям

Е. В. Черезов.
Техника сельского хозяйства Древнего Египта
e-mail: historylib@yandex.ru
X