Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В. А. Зубачевский.   Исторические и теоретические основы геополитики

4. Германская геополитика в 1920-1930-е гг

   Идеи Ратцеля и Челлена получили новое звучание после поражения Германии. Условия Версальского договора вызвали у немцев чувство национального унижения, что использовали правые силы для проведения реваншистской пропаганды. Геополитическую концепцию для побежденной Германии путем синтеза идей Ратцеля, Челлена, Маккиндера и собственной теории создал Хаусхофер. До войны он был военным атташе в Японии, много путешествовал по Азии, что побудило его к изучению больших пространств. Войну Хаусхофер закончил в чине генерал-майора, адъютантом у него был Р. Гесс – будущий секретарь А. Гитлера (потом его заместитель в НСДАП). С 1919 г. профессор Хаусхофер преподавал географию в Мюнхенском университете, а Гесс возглавил студенческую нацистскую организацию университета. После Мюнхенского путча Хаусхофер навестил Гесса в тюрьме и познакомился там с Гитлером, подарив ему книгу Ратцеля «Политическая география». С этого времени начинается противоречивое сотрудничество Хаусхофера с нацистами. Во всяком случае, в книге «Mein Kampf» Гитлер пишет уже о борьбе не за границы, а – за пространства. Сам Хаусхофер подчеркивал, что геополитика – искусство возможного и существует вдали от узколобой партийной догматики. Целью геополитики профессор считал обеспечение и расширение жизненного пространства государства.

   До прихода НСДАП к власти связь между геополитикой и нацистской идеологией оставалась скрытой, но затем геополитика была скомпрометирована нацистами, использовавшими ее для развязывания мировой войны. Нацисты превратили геополитику в краеугольный камень воспитания, сделав ее обязательным предметом в университетах; газеты, журналы, радио широко использовали понятие геополитика и производные от него термины. Гитлер негативно оценивал видение геополитики Хаусхофером, поэтому ученый не принимал участия в определении политики нацистов, а информацию получал от сына, который сотрудничал с Гессом и министерством иностранных дел. Но деятельность нацистов вызывала у Хаусхоферов все большее неприятие и толкала их в сторону оппозиции к гитлеровскому режиму.

   Новизна идей Хаусхофера как геополитика проявилась в создании теории континентального блока. Исходным ее пунктом являлась враждебность к Великобритании, которую ученый считал своего рода морским пауком. Он питал также ненависть к США: «американцы – это единственный народ на земле, на который я смотрю с глубокой ненавистью, как смотрят на фальшивое, жрущее, ханжеское, бесстыдное хищное животное»[8]. Хаусхофер обосновал в своих работах необходимость сближения Германии и России. По его мнению, период геополитического землеустройства не закончился с мировой войной, а начался. Ученый разработал доктрину, суть которой сводилась к необходимости создания континентального блока, или оси: Берлин – Москва?Токио. Хаусхофер развил идеи Бисмарка, ратовавшего за русско-германское сотрудничество и предупреждавшего Запад об опасностях любых действий против России. Для борьбы с морскими державами ученый разработал концепцию большого пространства, считая, что англо-американскую экспансию вдоль параллелей надо побороть сопротивлением вдоль меридианов.

   Геостратегическая деятельность Хаусхофера была направлена к одной цели – образовать единый блок против Великобритании, которую он считал основным врагом Германии, а в России видел союзника, хотя и не питал к ней особых симпатий, считая Россию сферой германского влияния. Но ученый понимал значимость геополитического положения России: Транссибирскую магистраль и транссибирские воздушные пути Хаусхофер назвал свободным от англосаксонского влияния маршрутом (внутренняя линия), дававшим выход к открытому океану. Изучая русскую историю, Хаусхофер считал освоение Дальнего Востока большим по значимости событием для России, чем выход к Балтике. Он видел в движении к морю – не самоцель, а способ достичь и освоить континенты. Слабость морских держав, по словам Хаусхофера, заключалась том, что они осваивали береговую линию, а не континент в целом. Исправив эту ошибку, Германия, но вместе с Россией, могла достичь превосходства над Англией. Руководящим принципом германской геополитики должно было стать, по мнению Хаусхофера, признание: ни континентальная, ни морская сила поодиночке никогда не создадут мировую державу, но ее образование зависит от комбинации двух факторов.

   Внешнеполитические успехи нацистов в 1933–1939 гг. объясняются комплексом причин, но следует отметить и профессионализм Хаусхофера, оказавшего некоторое влияние на формирование внешней политики Германии. Советско-германский пакт от 23 августа 1939 г. профессор рассматривал как историческое достижение на пути к завоеванию рейхом мирового господства. После его подписания ученый работал над завершением создания евразийского блока и осуществления в нем геополитического доминирования Германии. Надежду у Хаусхофера вызвало предложение Гитлера Сталину о присоединении СССР к подписанному 27 сентября 1940 г. Тройственному пакту. Часть немецких дипломатов во главе с германским послом в Москве В. фон Шуленбургом также стремилась к созданию континентального блока с участием СССР. Геополитическая интуиция Сталина была близка конструкциям Хаусхофера. Но надежды ученого не сбылись, в частности, из-за столкновения геополитических интересов Германии и СССР в Юго-Восточной Европе. В ноябре 1940 г. Гитлер сообщил Гессу о намерении напасть на СССР. Хаусхофер пытался предотвратить гибельный ход событий, но когда ему стало ясно, что война против СССР неизбежна, он хотел не допустить хотя бы войны на два фронта, приняв участие в организации полета Гесса в Англию.



   Выдержки из работ К. Хаусхофера.

   Хаусхофер К. Границы в их географическом и политическом значении // О геополитике. Работы разных лет. М., 2001 (впервые книга издана в 1927 г.).

   Что означает современное правовое понятие политико-географического кондоминиума для наблюдения за жизнью границы?… Саар, Рейнская область, Данциг (Гданьск), Мемель (Клайпеда), Верхняя Силезия уже стали или были замаскированными кондоминиумами, каковыми ныне являются Маньчжурия, Монголия, Тибет… Сахалин, Курильские острова… здесь налицо один очень значительный, выросший из опыта и эмпирики традиции и международного права вопрос, подвешенное состояние, при котором более упорная правовая воля часто определяет в конечном счете и более тонкое решение о биологически благоприятном местоположении. Именно проблема, насколько далеко идет фактическое отношение кондоминиума в вопросах имперских, земельных, расовых и экономических границ, наиболее актуальна. В сущности это вопрос о существовании целого большого пограничного пояса Промежуточной Европы между Внутренней Европой и северо-азиатским пространством Советов, где полностью отсутствуют многие неестественные жизненные формы, действительные условия самостоятельной государственной жизни в естественном жизненном пространстве. Но и в Европе, где вместо восемнадцати государственных сообществ стало двадцать восемь, в то время как жизненное пространство не расширилось, а сузилось, быть может, однажды скажут: «Go get you home, you fragments» («Отправляйтесь домой, огрызки»), если эти новые образования нужны не более как политические инструменты. Как возникают ныне границы кондоминиума, можно показать, скажем, на примере украинско-польской границы, внутригерманской таможенной границы, линии Керзона между Советами и Польшей. вновь возникшего вопроса о Вильно.

   Вопросы: 1. Раскройте понятие политико-географического кондоминиума на конкретных примерах. 2. Какие геополитические факторы, по мнению Хаусхофера, обусловили шаткость Версальской системы и необходимость сближения Германии с Россией.



   Хаусхофер К. Континентальный блок. Центральная Европа, Евразия, Япония // О геополитике. Работы разных лет. М., 2001 (2-е издание, 1941 г.).

   Важнейшим промежуточным звеном в этой большой политике была Россия. Здесь был главный носитель замыслов, имевший немецкие корни, Витте – создатель Транссибирской железной дороги, один из выдающихся русских министров финансов. Во время войны он ратовал за сепаратный мир с Германией и затем в 1915 г. умер или был умерщвлен при загадочных обстоятельствах. В России всегда существовало направление, понимавшее пользу и возможности германо-русско-японского сотрудничества. И когда после войны Брокдорф-Ранцау захотел вновь ухватиться за нить и я был причастен к этому, то с русской стороны такую линию распознали две личности, с которыми и пытались готовить для нее почву. надо было переломить в себе многое, желая сблизить политические интересы японцев и русских в поисках благоразумного пограничного урегулирования и через него обеспечить свободный тыл на других направлениях политической деятельности.

   Можно построить очень смелые конструкции из стали, если их фундамент устойчив и надежен. Такая конструкция, естественно, обладает в условиях мировой бури совсем иной прочностью – если к тому же под нее будет подведен солидный фундамент, подобный новым мостам, сооружаемым нашим дорожным ведомством, представляя собой надежный блок, охватывающий пространство от Балтийского и Черного морей до Тихого океана. Японский государственный деятель Гото говорил мне: «Вспомните о русской тройке. В ней над санями вы видите большую дуговую упряжь с бубенцами, а в центре идет крепкий, норовистый и вспыльчивый конь, выкладывающийся больше всех, но справа и слева бегут две лошади, которые сдерживают коня посредине, и такая тройка в состоянии ехать». Заглянув в атлас Старого Света, мы отмечаем, что такую тройку образуют три окраинных моря. Одно из них, политически очень близкое к нам именно сейчас, – Балтийское море. второе, гораздо более выгодное его сопредельным владельцам, чем нам Балтийское море, – Японское море; и третье, которым завладела Италия, – замкнутая с юга Адриатика. Все эти окраинные моря расположены перед важнейшими для России выходами в открытое море.

   Восстановление треугольника Берлин – Рим?Токио 27 сентября 1940 г. проложило ясную дорогу на более высоком уровне. К тому же если бы удалось смело согнутую дугу треугольника Берлин – Рим?Токио привести к обоюдной выгоде в соответствие с солидным массивом пространства и изобилием сырья в Советском Союзе и таким образом придать этому треугольнику неприступную глубину «хинтерланда» и устойчивость, тогда все старания «третьих держав». были бы исчерпаны, что уже прогнозировал. Маккиндер; Евразия и западная часть Тихого океана могли бы освободиться от англосаксонской опеки и достичь действительного самоопределения. Такое рассуждение должно было раскрывать всем участникам их. геополитические точки зрения. Затемнение путей, ведущих к этому, было главной целью британской и французской пропаганды в области культуры и экономики. По той причине, что последним завершающим итогом враждебной Европе насильственной политики ее западных держав могло также стать их самоизгнание из Азии.

   Вопрос: 1. Кто (какие «личности»), по Вашему мнению, выступали в СССР за германо-русско-японское сотрудничество? 2. Какими геополитическими факторами Хаусхофер обосновал необходимость блока Берлин – Москва?Токио.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сергей Тепляков.
Век Наполеона. Реконструкция эпохи

Дэвид Бакстон.
Абиссинцы. Потомки царя Соломона

Владимир Мелентьев.
Фельдмаршалы Победы. Кутузов и Барклай де Толли

Алла Александровна Тимофеева.
История предпринимательства в России: учебное пособие

Тамара Т. Райс.
Византия. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X