Список книг по данной тематике

Реклама

Ю. Б. Циркин.   История Древней Испании

Реформы Веспасиана

Гражданская война, нанеся поражение двум основным консервативным силам — старо-римской сенатской аристократии и римскому городскому плебсу, — открыла пути для дальнейших реформ. И Веспасиан по своему происхождению, по своему характеру, по своему весьма реалистичному уму вполне подходил для проведения реформ, закрепивших результаты гражданской войны.

Новый император, по словам Светония (Vesp. 9, 2), «высшие сословия, и истощенные различными убийствами, и запятнанные старым небрежением, очистил и пополнил». Аврелий Виктор (Caes. 9, 9) утверждает, что сенаторов к тому времени осталось всего двести человек. Может быть, это число чрезмерно преуменьшено96, но в любом случае можно говорить о резком сокращении количества сенаторов, причем сокращение шло за счет наиболее знатных и старинных родов, бывших главными жертвами репрессий Юлиев-Клавдиев и малодетности, а то и бездетности сенаторских фамилий97. Используя старинную цензуру (censu more veterum exercito), Веспасиан увеличил число сенаторов до тысячи, привлекая для этого, по словам Аврелия Виктора (Caes. 9, 9), лучших людей отовсюду (undique). Светоний (Vesp. 9, 2) уточняет, что и в число сенаторов, и в число всадников он включал достойнейших и честнейших людей из италиков и провинциалов, изгоняя при этом недостойных. Это привело к резкому изменению соотношения сил в высших сословиях империи. Если раньше старые сенаторы более или менее благополучно ассимилировали «новых людей» из италийских муниципиев и провинций, то теперь члены старой римской аристократии растворились среди новопришельцев. Практически весьма радикально изменился правящий класс империи98.

Видимо, можно говорить о завершении целой большой эпохи, начатой Союзнической войной. Тогда был нанесен решающий и принципиальный удар по Риму как полису. Реально процесс предоставления италикам гражданских прав завершился, по-видимому, при Августе, но их представители не играли значительной роли, растворяясь среди римского нобилитета. Теперь же именно они выходят на первый план. Это имело огромное значение для истории всей Римской империи. В историческом плане барьер между Римом и Италией был важнее, чем между Италией и провинциями. Теперь этот барьер окончательно рухнул, и это превращало Рим из полиса, стоявшего во главе огромной державы, в столицу территориального государства. Преимущество в этом государстве пока имели италики. Так, среди сенаторов, происхождение которых известно, при Веспасиане италики и римляне составляли 83,2 %99. Но путь ко все большему включению провинциальной элиты в руководящие институты государства был открыт, и число провинциалов в сенате неуклонно увеличивалось, а некоторые из них даже достигли трона. Провинции становились составной частью средиземноморского государства.

Под этим углом зрения надо рассматривать предоставление Веспасианом латинского права всем испанцам, до этого не бывшим ни римскими, ни латинскими гражданами. Об этом важном для Испании акте говорит Плиний (III, 30). О дате этой веспасиановской реформы ученые спорят. Большинство считает, что это произошло в 73/74 гг., т. е. во время цензуры Веспасиана и Тита100, другие — в 70/71-м, во время, непосредственно последовавшее за гражданской войной101. Для решения спора посмотрим на текст Плиния.

В начале III книги своей «Естественной истории» Плиний дает политическую географию Бетики и большей части Тарраконской Испании, а в IV книге снова обращается к Испании, описывая уже приокеанскую часть Таррраконской Испании и Лузитанию. В самом конце первого «испанского пассажа» перед упоминанием Пиренеев автор и сообщает одеянии Веспасиана. Это упоминание выглядит чужеродно, как справка, в последний момент вставленная в уже оформленный текст102. Плиний хорошо знал Испанию. В 73 г. он занимал пост прокуратора в Тарраконской Испании103. О хорошем знании Плинием испанских реалий свидетельствует очень точное описание рудников, которое, как показывают последние исследования, полностью отвечает фактам104. Не удивительно, что Плиний не просто перечисляет города и народы Испании, как это он делает при описании большинства других стран и провинций, но и дает статистический обзор правового положения различных испанских общин. Между тем правовые различия должны были исчезнуть после реформы Веспасиана105; во всяком случае ликвидировались податные города и «народы».

Конечно, изменение статуса общин произошло не сразу. Но Плиний не мог не учитывать последствий реформы, даже если они еще не проявились во время его пребывания в стране, и это должно было отразиться на его описании Испании. Но не отразилось. Следовательно, в 73 г. прокуратор Плиний о веспасиановском акте еще ничего не знал. Плиний закончил свой труд в 77 г., когда и преподнес его Титу во время его шестого консульства (Plin. praef. 3). Возможно, что к этому времени автор вернулся в Рим после пребывания в разных провинциях106 и узнал о деянии Веспасиана, что и заставило его внести упоминание об этом деянии в уже практически готовый текст.

Цензура Веспасиана, которую он осуществлял вместе с Титом, была очень важной вехой его правления107. Он явно заранее готовился к этой должности, судя по неоднократному упоминанию его как censor designatus108. Именно тогда Веспасиан произвел радикальные изменения в составе сената. В качестве цензора он реорганизовал территорию самого Рима, и Плиний (III, 66) точно датирует это действие 74 г., делая его второй вехой в истории города после основания Ромулом.

Как бы ни толковать выражение Плиния iactatum (iactatur, iactatae) procellis rei publicae Latium tribuit, ясна связь акта Веспасиана со смутами в государстве, т. е. с гражданской войной. Но это совсем не требует хронологического сближения войны и веспасиановской реформы. Несомненно, одним из средств «излечения» от смут стало изменение состава сената, но произошло это во время и в результате цензуры Веспасиана и Тита. Может быть, с ликвидацией последствий уличных боев в декабре 69 г. связана активная деятельность императора в самом Риме, но и это относит Плиний к действиям Веспасиана как цензора. Все это позволяет присоединиться к тем исследователям, которые датируют веспасиановскую реформу в Испании 74 г.

Испания вошла в сферу внимания нового императора еще раньше. Явно до 74 г. на северо-западе страны была создана колония Флавиобрига на месте туземного города Амана (Plin. IV, 140). Возможно, в первые же годы своего правления Веспасиан подтвердил сделанное Гальбой сокращение таможенных пошлин для Испании109. Сначала сохранил он и монетный двор в Тарраконе, возобновивший свою работу при Гальбе, и только в 73 г. была прекращена тарраконская чеканка110. Вскоре после победы Веспасиан вывел из Испании все находившиеся там легионы111. Задабривая, с одной стороны, Испанию, а с другой — лишая ее военной силы, он укреплял свои позиции на крайнем западе Империи.

Эти мероприятия шли в русле прежней римской политики. После же окончательной победы в Иудейской войне и подавления восстания Цивилиса на северо-востоке Галлии Веспасиан принял принципиально новые меры.

Первой из них было, по-видимому, возвращение в Испанию набранного там VII Парного легиона. Само по себе передвижение войск не было чем-то чрезвычайным. Но этот легион был набран Гальбой именно в Испании, и хотя теперь он состоял не только из испанцев, совпадение места происхождения и места квартирования могло создать новую ситуацию. Испания находилась довольно далеко от границ империи, войны в самой Испании давно закончились, и легион здесь обладал не столько военными, сколько полицейскими функциями, обеспечивая порядок в жизненно важных для государства районах. Недаром местом его квартирования стала северо-западная часть страны, так что он держал под контролем в первую очередь богатые рудники этого региона112.

Видимо, именно поведение этого легиона в гражданской войне стало для императора толчком к принятию им еще более важного решения: распространения на Испанию латинского гражданства. Гальба особенно доверял этому легиону и взял только его в поход на Рим. Впоследствии легион активно участвовал в гражданской войне и при известии о провозглашении императором Веспасиана сразу же примкнул к нему. Решающую роль на заключительном этапе войны сыграл легат VII Парного легиона Антоний Прим, которого поддерживали солдаты и центурионы (Tас. Hist. III, 2—3). В войне на стороне флавианцев участвовали и другие легионы, но этот занимал особое положение: он был недавно набран в провинции, что могло определить отношение благодарного победителя к данной стране.

Может быть, был еще один толчок при выборе именно Испании. Она, особенно ее менее романизованная часть, была первоначальной базой антинероновского движения Гальбы. А Веспасиан и его сторонники подчеркивали уважение к памяти этого императора. Так, вступив в Италию, Прим приказывал всюду восстанавливать изображения Гальбы и делал это, как замечает Тацит (Hist. III, 7), из расчета принести выгоду флавианцам и убедить людей в возрождении дела Гальбы. А в Ирнитанском законе, о котором позже пойдет речь, Гальба оказался единственным императором периода гражданской войны, там упомянутым (Lex Irn. XIX, 20; XX, 35; VA, 13).

Разумеется, все это было не больше, чем толчком к принятию окончательного решения. Главным были значимость Испании в общеимперской экономике113 и стремление включить испанскую элиту в правящий слой империи. Но подобные выгоды могла представить императору, например, и Галлия. Так что при выборе страны для проведения такой реформы указанные выше соображения могли сыграть свою роль.

Веспасиановская реформа была оформлена особым императорским эдиктом114. Но для проведения его в жизнь необходимо было провести ценз. Для этого, в частности, в Тарраконскую Испанию был послан Л. Юний Кв. Вибий Крисп, назначенный легатом пропреторского ранга и помощником наместника провинции специально для проведения ценза (adiutor in censibus accipiendi Hispaniae Citerioris). Выбор именно этого человека был неслучаен. Видный оратор и доносчик нероновского времени, он не только «остался на плаву» при Веспасиане, но и вошел в ближайшее окружение нового императора (Тас. Or. 8). Будучи первый раз консулом при Нероне, Крисп в начале веспасиановского правления стал проконсулом Африки, а с марта по май 74 г. снова был консулом, причем его коллегой был Тит115. И последнее обстоятельство еще яснее говорит о высокой степени доверия к Криспу нового правительства. Это, несомненно, свидетельствует о том значении, какое придавал Веспасиан осуществлению преобразования Испании.

До нас дошли фрагменты законов, определяющих управление муниципиями, созданными реформой Веспасиана. Все они датируются временем Домициана, т. е. были составлены приблизительно через десятилетие после веспасиановского акта. В науке существуют различные объяснения этому факту116. Выражение Плиния Hispaniae universae ясно подразумевает предоставление латинского права всей стране, а не отдельным ее жителям или городам, а распространение трибы Квирины в различных районах страны117 подтверждает слова римского энциклопедиста. Вероятно, такое положение можно объяснить следующим.

Эдикт Веспасиана, по-видимому, установил сам факт дарования латинского гражданства. Уже одно это стало основой преобразования местных общин в муниципии латинского права. При этом совсем не обязательно было присвоение городу флавиевского когномена118. В письме саборенцам (CIL II, 1423) Веспасиан в качестве особой милости разрешил их городу присвоить свое имя. Власти же города уже назывались кваттуорвирами и декурионами, что означает наличие у него муниципального статуса еще до получения письма119. Кваттуорвиры отмечены и в других муниципиях, как Мунигуа, которому свое письмо направил Тит в 81 г. (А. e. 1962, 288). Позже в этих же городах высшими городскими магистратами названы дуумвиры, так же как и в городских законах Сальпенсы, Малаки, Ирни. Может быть, сведения о кваттуорвирах относятся к переходному периоду120, когда в отсутствие специального закона, определяющего детали городского устройства новых муниципиев, их жители создавали магистратскую систему по своему усмотрению и соответственно избирали магистратов.

Проведенный после эдикта Веспасиана Криспом и его коллегами ценз должен был и разделить по сословиям новых латинских граждан, и, вероятно, выявить, какие местные общины могут претендовать на муниципальный статус. Муниципий должен обладать определенной территорией, и во время проведения ценза некоторые менее значительные города могли быть включены в территории более значительных. Так, Карбула упоминается Плинием (III, 10) как отдельный oppidum, но в 74 г., т. е. в год ценза, она является пагом (CIL II, 2322), причемpagani явно благодарят императора за латинское право121. С другой стороны, поселение (ныне называемое Сан Эстебанде Гормос) стало частью территории Уксамы при получении последней муниципального статуса при Тиберий, а при Флавиях превратилось в самостоятельный муниципий122. Естественно, административно-политическая карта Испании не осталась неизменной и после Флавиевой реформы, и по разным причинам статус того или иного города мог изменяться.

В муниципальных законах при упоминании эдиктов Веспасиана, Тита и Домициана первые два соединяются постпозитивным союзом -ve, а третий — союзом aut (Lex Irn. XIX, XX, XXII, XXIII; Lex Salp. XXII, XXIII)123. Стилистические соображения явно мало обременяли авторов законов; во всяком случае употребление нескольких одинаковых союзов для соединения стоящих рядом однородных членов часто встречается в тексте законов. Возможно, авторы имели в виду две группы эдиктов: Веспасиана и Тита, с одной стороны, и Домициана — с другой.

Веспасиан, издав эдикт о предоставлении всей Испании латинского гражданства, вероятно, ограничился только самыми общими рамками. После проведения ценза, может быть, сам Веспасиан, а может быть, уже Тит урегулировали новыми эдиктами управление и внутреннюю жизнь новых муниципиев. Возможно, Тит разделил первоначальный кваттуорвират на дуумвират и эдилитет124 и создал квестуру. Во всяком случае, если Тит, как и его отец, 7 сентября 79 г. обращался к кваттуорвирам и декурионам, то в городских законах домициановского времени кваттуорвиров нет, а есть дуумвиры, эдилы и квесторы, при определении полномочий которых законы ссылаются на эдикты Веспасиана, Тита и Домициана. Стремясь сохранить хорошие отношения с реформированным сенатом, Веспасиан и Тит, возможно, ограничились урегулированием городской жизни в провинциях, которые со времени Августа находились под прямым управлением принцепса, т. е. Тарраконской Испании и Лузитании.

Политика Домициана в целом была противоположна политике его отца и брата. Приняв титул господина и бога, он взял курс на создание самодержавной монархии125. С другой стороны, Домициан стремился упорядочить управление провинциями (Suet. Dom. 8, 2). В таких условиях естественно стремление к более активному вмешательству в дела сенатских провинций. Вероятнее всего, при Домициане создается провинциальный культ императора в сенатских провинциях Запада126. Обращал внимание Домициан и непосредственно на Испанию. Так, по его приказу была построена специальная дорога Домиция Августа, отходившая от старой дороги Августа и облегчавшая доступ к более отдаленным районам страны (А. e. 2004, 746). И в таком случае вполне понятно установление этим императором уже в первые годы своего правления городского управления и правил городской жизни латинских муниципиев сенатской Бетики. А ведь именно в этой провинции и найдены фрагменты муниципальных законов времени Домициана127. Не исключено и создание специального закона, который адаптировал к новому времени и новым условиям старый Юлиев закон о муниципиях Италии; копиями этого Флавиева закона и являются те, фрагменты которых найдены в Бетике128. Может быть, эти обстоятельства побудили некоторые старые римские колонии подчеркнуть свое превосходство над новыми, и притом латинскими муниципиями. Этим можно объяснить переписку и выставление в Урсоне старого закона Антония129.

После деятельности Флавиев положение в Испании изменилось. Процесс юридической унификации страны, начавшийся еще во времена республики, особенно после Сертория и Цезаря, завершился. Если раньше там существовали римские, латинские, союзные, свободные и податные общины, то теперь остались только две первые категории. Все жители страны стали либо римскими, либо латинскими гражданами. Получение латинского гражданства открывало путь к римскому и, следовательно, давало возможность местной верхушке войти в правящую элиту империи. Возрастает число сенаторов, выходцев из Испании130. И уже через два года после убийства Домициана на римский трон вступает выходец из Испании Траян, которого сменяет другой уроженец этой же страны Адриан.




96 По мнению Г. Бенгтсона, сенаторов к моменту победы Веспасиана осталось не меньше трехсот: Bengtson Н. Die Flavier. Munehen, 1979. S. 90.
97 Hammond M. Composition of the Senate, A. D. 68-235 // JRS. 1957. Vol. 47. P. 75-76; Alfoldy G. The Social History... P. 118.
98 Bengtson H. Die Flavier. S. 88-92, 113-120.
99 Hammond М. Composition of the Senate. P. 77.
100 McEldery K. Vespasian's Reconstruction of Spain // JRS. 1918. Vol. 8. P. 94; Calsterer H. Untersuchungen... S. 37; Bengtson H. Die Flavier. S. 129; Cage J. Les classes... P. 186; Weynand. Flavius // RE. Hbd. 12. Sp. 2659-2660; Wiegels R. Das Datum der Verleihung der ius Latii an der Hispanier // Hermes. 1978. Bd. 106.1. S. 213; Le Roux P. Romains d'Espagne. P. 84.
101 Muniz Coello J. La politica municipal... P. 154—155; Montenegro A. Hispania durante el Imperio // HE. Т. 11, 1. P. 209; A. e. 2004. P. 233; Caballos Rufino A. Latinidad у municipalization de Hispania bajo los Flavios // Mainake. 2001. Vol. 23. P. 108—109. Последний автор не отрицает возможность более поздней датировки, но более раннюю считает предпочтительной.
102 Лапина Т. А. Некоторые источниковедческие проблемы географических книг Плиния Старшего // ВДИ. 1987. № 4. С. 137; Wiegels R. Das Datum... S. 209.
103 Kroll W. Plinius // RE. Hbd. 41. Sp. 276; Pflaum H.-G. Les carriers procuratoiennes equestres sousle Haut-Empire. Paris, 1960. P. 110.
104 lsager J. Pliny on Art and Society. Odense, 1991. P. 65.
105 Лапина Т. А. Некоторые источниковедческие проблемы... С. 137.
106 Kroll W. Plinius... Sp. 277; Sallman K. Plinius // Kleine Pauly. Bd. 4. Sp. 929; Pflaum H.-G. Les carriers... P. 109-110.
107 Weynand. Flavius. Sp. 2655; Torrent A. Para una interpretaci6n de la «potestas censoria» de los emperadores Flavios // Emerita. 1968. T. 36. P. 225-226; Levi M. A. L'imperio romano. P. 187-188; idem. I Flavi. P. 197; Bengtson H. Die Flavier. S. 89.
108 Torrent A. Para una interpretacion... P. 222.
109 Blazquez J. М. La economia... P. 422; Balil A. El imperio romano... P. 274; De Laet J. Portorium. P. 171—173. Правда, Ф. Фиттингофф сомневается в существовании quinquagesima Hispaniarum: Vittinghoff F. Portorium. Sp. 371.
110 Mattingly H. Coins of the Roman Europe in the British Museum. London, 1930. Vol. II. P. LIV.
111 Roldan Herads J. M. Hispania у el ejercito... P. 187.
112 McEldery R. K. Vespasian's Reconstruction... P. 59-61.
113 Muniz Coello J. La politica municipal... P. 151-154; A. e. 2004. P. 233.
114 Caballos Rufino A. Latimdad... P. 109.
115 Hanslik R. Vibius // RE. Hbd. 8A. Sp. 1968-1970; Eck W. Vibius 28 // RE. SptBd. 14. Sp. 852; Benglson H. Die Flavier. S. 257-258.
116 Braunert H. Ius Latii in den Stadtrechnen von Salpensa und Malaea // Corolla memoriae Erich Swoboda dedicata. Graz; Koln, 1966. S. 75—81; Muniz Coello M, La politica municipal... P. 157-158; Calsterer H. Untersuchungen... S. 38-50.
117 Wiegels R. Die Tribusinschriften... S. 166-167.
118 Cр.: Galsterer H. Untersuchungen... S. 46; McEldery R. K. Vespasian's Reconstruction... P. 68.
119 Galsterer H. Untersuchungen... S. 42.
120 Ср.: McEldery R. K. Vespasian's Reconstructions... P. 79.
121 Cahlerer H. Untersuchungen... S. 40.
122 Abascal Palazdn J. M. Q. Calvisius Sabinus у un posible Municipio Flavio en San Esteban de Gormos (Soria) // SHHA. 1984-1985. T. 2-3. P. 141-149.
123 Gonzalez J. The Lex Irnitana // JRS. 1986. Vol. 76. P. 201.
124 Cp.: Fernandez Nielo F. J. Elderech... P. 185.
125 Bengtson H. Die Flavier. S. 185.
126 Pailler J. M. Domitien, la «loi des Narbonnais» el le culte imperial dans les provinces senatoriales d'Occident // Revue archeologique de Narbonnaise. 1989. T. 22. P. 171-189.
127 D'Ors A. La ley municipal de Baeselipo // Emerita. 1983. T. 53. P: 39-40.
128 Ibid. P. 39; idem. Un aviso sobre la «Ley Municipal», Lexrescripta // Mainake. 2001. Vol. 23. P. 97-100; Caballos Rufino. Latinidad... P. 118.
129 Найденная копия закона относится к флавиевскому времени: McEldery R. К. Vespasian's Reconstuction... P. 81.
130 Alfoldy G. Storia sociale... P. 170; Смирнова E. Л. Политика Флавиев в западных провинциях Рима // Мнемон. СПб., 2004. Вып. 3. С. 305-309.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов

Антонио Аррибас.
Иберы. Великие оружейники железного века

Дэвид Лэнг.
Армяне. Народ-созидатель

Ю. Б. Циркин.
История Древней Испании

Энн Росс.
Кельты-язычники. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X