Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Р. Н. Мордвинова.   Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Вице-адмирал Ю. А. Пантелеев. Оборона Одессы от набега германо-турецкого флота в 1915 г.

Задачи Черноморского флота в обороне северо-западной части Черного моря. В конце 1914 г. командующий Черноморским флотом получил директиву об обороне северо-западной части Черного моря. В директиве было указано, что главными объектами защиты с моря Должны быть г. Николаев как судостроительная база флота побережье района Одессы как место, доступное для высадки десанта противника.

На основании директивы, Черноморский флот имел следующие задачи: наблюдение за морем и защита подступов к Одессе и Днепровскому лиману; противодействие, совместно с сухопутными батареями, высадке десантов противника; защита минных заграждений при попытках прорыва неприятеля.

Состав сил обороны. Для выполнения поставленных задач был сформирован специальный отряд судов северо-западной части Черного моря, в который вошли три канонерские лодки типа «Донец» (водоизмещение 1 300 т, ход 12 узлов, два 152-мм орудия, одно 120-мм орудие и две 75-мм пушки), минные заградители «Бештау» (запас 300 мин) и «Дунай» (запас 350 мин), две подводные лодки типа «Сом» (водоизмещение 100 т, ход 7—9 узлов, один торпедный аппарат), а также партия траления и посыльные суда, переоборудованные из кораблей торгового флота. Кроме того, на побережье района была организована служба связи и наблюдения. Наконец, на Одессу базировался старый линейный корабль «Синол» (водоизмещение 11 230 т, ход 13,5 узла, артиллерия — шесть 203-мм, восемь 52-мм, четыре 47-мм орудий). Подходы к Одессе и Очакову были минированы примерно до параллели Тендры как морскими, так и крепостными (у Очакова) минами заграждения.

Береговая оборона района находилась в ведении сухопутного командования и состояла из старых 152-мм мортир и 152-мм пушек, установленных в районе Одессы и Очакова. Кроме того, на Тендровской косе было установлено два 101-мм орудия.

Общее командование морскими силами района осуществлял начальник морской обороны.

План набега германо-турецкого флота на Одессу. 15 марта 1915 г. Черноморский флот обстрелял босфорские укрепления. Командующий турецким флотом немец Сушон, желая показать общественному мнению, что турецкий флот не связан обороной проливов и не потерял своей активности, решил предпринять набег на Одессу. Задачей набега было разрушение порта, уничтожение боевых кораблей и нарушение русских путей сообщения между Одессой и румынскими портами. Кроме того, у турок имелись агентурные сведения, что в Одессе сосредоточиваются транспорты для десанта (в Одессе действительно проводились десантные учения с целью введения турок в заблуждение).

Плавание в северо-западной части Черного моря для кораблей с большой осадкой весьма затруднительно в навигационном отношении. Берега здесь большей частью низменны, однообразны, с малым числом ориентиров. Кроме того, в апреле часты туманы (до 11%) и штормы (до 6%), что, в совокупности с существующим непостоянным ветровым течением, еще более затрудняет кораблевождение. Небольшие глубины района создают широкие возможности для использования мин.

Командование турецкого флота знало, что подходы к Одессе минированы, что имеется береговая оборона и в Одессе стоят боевые корабли. Неизвестна ему была лишь граница минного поля.

Для проведения набега выделены были крейсера «Меджидие» и «Гамидие» и эскадренные миноносцы, приспособленные для траления, — «Муавенет», «Ядигер», «Ташос» и «Самсун». «Меджидие» имел водоизмещение 3 300 т, артиллерию шесть 130-мм пушек, ход 22 узла; «Гамидие» — водоизмещение 3 830 т, две 150-мм пушки, ход 22 узла. Оба крейсера были построены в 1903 г., и фактически ход их, конечно, был меньше. Эскадренные миноносцы были тоже старые, постройки 1907—1909 гг., водоизмещением - два по 290 т и два по 600 т, ход 20 узлов, 2 торпедных аппарата.

Общее командование этим отрядом было поручено германскому командиру крейсера «Меджидие» (на крейсерах, кроме турецких, были и немецкие командиры с частью матросов-специалистов). Для прикрытия набега от помехи главных сил Черноморского флота в районе Севастополя должен был находиться отряд в составе линейного крейсера «Гебен» и легкого крейсера «Бреслау» (рис. 27). Общее руководство набегом осуществлял командующий флотом, находившийся на «Гебене».

Рис. 27. Набег германо-турецкого флота на Одессу 19-22 марта 1915 г.
Рис. 27. Набег германо-турецкого флота на Одессу 19-22 марта 1915 г.

Для облегчения ориентировки на головной крейсер был командирован немецкий капитан торгового флота, ранее плававший в этом районе.

Ход набега. 19 марта корабли вышли из Босфора, имея намерение 21 марта с рассветом неожиданно появиться у Одессы и начать ее обстрел. В целях скрытности движения отряд шел морем вне видимости берегов.

Ввиду того, что к движению за тралами флот не был подготовлен, 20 марта днем производились специальные учения с тральщиками, что, конечно, задерживало скорость движения по генеральному курсу, так как с тралами отряд мог иметь ход не более 10 узлов.

Место кораблей определялось астрономическим путем и по о. Фидониси.

Командир отряда предполагал встретить мины на расстоянии около 16 миль от Одессы, поэтому он решил итти с 23 часа 00 мин. 20 марта за тралами и, придя по расчету на пеленг 270° на мыс Б. Фонтан на расстоянии 7 миль, лечь на боевой курс и вести огонь всеми орудиями.

Ночь была тихая и лунная. Уже в 21 час 00 мин. со стороны Очакова видны были прожекторы. В 23 часа 00 мин. были поставлены тралы, и отряд продолжал итти 9-узловой скоростью. Обнаружению прожекторов значения не придали.

Надо полагать, что германское командование знало об отсутствии в этом районе морского дозора, иначе трудно понять столь беспечное движение в тихую, лунную ночь в укрепленный район противника без разведки и подвижного дозора.

В 2 часа 00 мин. с миноносцев заметили берег, но опять-таки не придали этому значения. В 3 часа 05 мин. миноносцы вновь обнаружили по курсу берег и уже сами резко повернули на запад. Но и на этот раз с крейсеров ничего не видели, и тральщикам приказано было немедленно выйти в голову и продолжать движение. Не было обращено внимания даже на то, что трал у них оказался не чист (в дальнейшем из-за повреждения трального щита он работал лишь как контрольный трал).

Во время перестроения крейсера простояли 35 минут с застопоренными машинами. В 4 часа 45 мин. с миноносцев в третий раз увидели по курсу берег, но движение продолжалось, так как с крейсера берега опять не видели. Определенная лотом глубина показала 9—10 м, а затем, в 5 часов 10 минут — уже 6,5 м. Миноносцы сами убрали тралы, ибо они были не чисты, весь отряд застопорил машины. Со всех кораблей был уже отчетливо виден берег и вправо от курса — Очаков. Отряд оказался у Одесской банки, снесенным от курса на 15 миль к востоку.

Становилось очевидным, что принцип внезапности набега был нарушен. Однако командующий решил продолжать набег, повернув прямо на Одессу с целью начать обстрел порта с севера. Для осуществления этого надо было итти в районе вероятных минных заграждений и вдоль береговых постов не менее двух часов.

В 6 часов утра показалась Одесса. В 6 час. 40 мни., идя за тралами, головной крейсер «Меджидие» подорвался левым бортом на мине, на глубине 12,8 м. Командир, не надеясь справиться с аварией, сразу же решил выброситься на более мелкое место, для чего положил право на борт. Крейсер быстро погружался носом и с креном на левый борт сел на грунт. Команда была пересажена на миноносец «Ядигер», после чего последний пустил в крейсер торпеду. «Меджидие» выпрямился и затонул. На поверхности остались только мачты, трубы и мостики.

Отход. Получив донесение о гибели крейсера под Одессой, командующий флотом, находившийся на «Гебене», распорядился прекратить набег и приказал отряду возвращаться в Босфор. Из-за плохого состояния топок миноносцы могли итти на отходе со скоростью не более 15 узлов. Ввиду отсутствия дозоров начатый отход германо-турецкого отряда остался неизвестным начальнику морской обороны района и командующему Черноморским флотом.

Главные силы русского флота — линейная эскадра с крейсерами и эскадренными миноносцами — находились в это время в море к юго- западу от Севастополя и с утра вошли в огневое соприкосновений с «Гебеном» и «Бреслау». Германо-турецкие крейсера, пользуясь значительным преимуществом в скорости, держались на предельных дистанциях Соя, сковывая своим маневрированием русскую эскадру и прикрывая этим самым отход своих легких сил из-под Одессы.

Действия начальника морской обороны северо-западного района. Только в 7 час. 30 мин. 21 марта, т. е. через 50 минут после аварии крейсера «Меджидие», в штабе начальника морской обороны в Одессе были получены первые сведения о появлении противника. Сведения эти подтверждались донесениями пароходов, пришедших из Очакова в Одессу. Указывалось на присутствие двух крейсеров и пяти миноносцев. При этом доносилось, что один из крейсеров не двигается и стоит южнее Одесской банки.

Начальник морской обороны считал, что противник идет на Одессу. На береговых батареях была объявлена тревога. Около полудня с постов донесли, что виден уже только один крейсер. Лишь после этого в морс к югу от Одессы были высланы на позиции две подводные лодки — «Сом» и «Щука» и один катер партии траления. Противника эти «разведывательные» силы не нашли.

Около 15 час. 00 мин. было получено донесение из Очакова, что видно только три трубы крейсера у Одесской банки, сам же корпус якобы за горизонтом. И только в 16 час. 30 мин., т. е. через 9 часов после обнаружения противника в море, было выслано посыльное судно» обнаружившее затем затонувший крейсер «Меджидие».

На следующий день (22 марта) посыльное судно с тральщиками подошло к крейсеру «Меджидие». На нем был спущен турецкий флаг и поднят русский. Немедленно было приступлено к работам по подъему крейсера.

12 мая крейсер был поднят и 15 мая введен в одесский пловучик док. В дальнейшем крейсер «Меджидие» был переименован в «Прут», за 4 1/2 месяца отремонтирован и включен в состав Черноморского флота.

Так бесславно закончился набег на Одессу, лихо задуманный немецким адмиралом Сушоном.

Выводы

1. Одесса как база отряда судов северо-западной части Черного моря и как узел морских путей сообщения, питавших сухопутный фронт в Румынии, имела достаточно сил для организации прежде всего охраны своего района, но они не были в должной мере использованы. Отсутствие морского дозора было первой причиной того, что даже медленное движение германо-турецкого отряда осталось незамеченным, а поэтому в дальнейшем и безнаказанным.

2. Недостаточная разведка привела к тому, что русское командование упустило возможность атаковать всеми силами обороны (канонерские π подводные лодки) противника в момент его отхода.

3. Главные силы Черноморского флота, бывшие в море, все внимание уделяли боевому соприкосновению с линейными крейсером «Гебен» и крейсером «Бреслау». Обстановка в районе Одессы командующему флотом стала известной поздно и неполно, поэтому никаких мер к тому, чтобы отрезать противника, отходившего от Одессы, предпринято не было.

4. Управление силами, действовавшими в северо-западной части моря, организовано было, видимо, плохо, ибо донесения в Одессу поступали чрезвычайно медленно, неполно и неточно. Мероприятия по выяснению обстановки (разведка) осуществлялись также медленно, с постепенным развертыванием имевшихся средств.

5. Германо-турецкое командование, предпринимая набег на Одессу, не организовало разведки и тщательного изучения района набега. Руководители набега не знали района плавания, опираясь, видимо, лишь на данные агентуры.

6. Важнейшие принципы набега — внезапность, скрытность развертывания — также были немцами грубо нарушены. Марш-маневр и развертывание протекали очень медленно. На ходу производилось учебное траление. Делались остановки из-за неожиданных поворотов тральщиков. С рассветом движение германо-турецких кораблей было уже открыто русскими, так как движение проходило на видимости береговых постов СНИС.

7. Слабая подготовка штурманов и незнание театра были причиной ошибки в определении своего места в море на 15 миль, что и послужило в дальнейшем причиной для принятия ряда неверных решений командиром германо-турецкого отряда. Очевидным является также, что при отсутствии опыта в плавании за тралами форсирование минной позиции было делом безнадежным.

8. На всем плане набега германо-турецкого флота лежит явная печать авантюризма, столь свойственная немецкому командованию вообще.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Непомнящий.
100 великих загадок XX века

Игорь Муромов.
100 великих кораблекрушений

Борис Соколов.
100 великих войн

Николай Непомнящий.
100 великих загадок Индии

Джон Террейн.
Великая война. Первая мировая – предпосылки и развитие
e-mail: historylib@yandex.ru