Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Р. Н. Мордвинова.   Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Инженер-капитан 1 ранга Б. А. Денисов. Постановка оборонительных минных заграждений русским флотом в Балтийском море в 1914—1917 гг.

Накануне первой мировой войны русский флот готовился к широкому использованию минного оружия как для оборонительных, так и для активных целей. В данной статье рассматриваются только оборонительные минные заграждения, которые русский флот выставил на Балтийском море в 1914—1917 гг. Для удобства рассмотрения минно-заградительных действий русского флота на Балтийском театре они разделены нами по четырем главным районам: 1) центральная позиция; 2) передовая позиция; 3) Рижский залив и Моонзунд; 4) Або-Аландский район и Ботнический залив.

Центральная позиция (рис. 20). Постановка минного заграждения на центральной позиции входила в план развертывания Балтийского флота и должна была быть выполнена до официального объявления войны, так как командующий Балтийским флотом считал возможным появление германского флота у входа в Финский залив и нападение его на русский флот и побережье в первые же дни войны. Для защиты Петрограда все силы Балтийского флота должны были находиться вблизи центральной минной позиции, чтобы дать здесь бой противнику при его попытке форсировать минное заграждение и войти в Финский залив.

Для постановки минного заграждения на центральной позиции предназначался отряд минных заградителей, который был создан в 1904 г. и состоял из надводных заградителей: «Амур», «Енисей», «Ладога», «Нарова», «Онега» и «Волга». Этот отряд усиленно готовился к постановке мин на центральной позиции и к началу войны был подготовлен для выполнения этой задачи.

17 июля 1914 г. командующий Балтийским флотом произвел осмотр стоящему на рейде в Порккала-Удд отряду заградителей и, убедившись в полной готовности отряда к выполнению поставленной задачи, на следующий день отдал приказ о постановке минного заграждения на центральной позиции.

Рис. 20. Центральная минная позиция
Рис. 20. Центральная минная позиция

Первая постановка была выполнена 18 июля 1914 г. минными заградителями «Ладога», «Нарова», «Амур» и «Енисей». Мины были поставлены на углублении 4,9 Μ с минным интервалом 45,7—85,7 м. Постановка прошла без всяких неполадок. Она прикрывалась флотом, крейсировавшими на меридиане Максрорта; миноносцы находились в дозоре.

С 20 по 22 июля миноносцы и тральщики поставили мины в малых квадратах № 1—5, причем квадраты № 2, 3 и 5 находились на запад от выставленной центральной позиции, а № 1 — на север и № 4 — на юг от нее. Мины были поставлены с углублением 5,5 м. 13 августе миноносцы 2-го дивизиона поставили 4 небольшие линии длиной по 1—1,5 мили по 40 мин в каждой о шхерном районе на север от центральной позиции. В этом же месяце было поставлено 200 мин с патронами Киткина в южной части центральной позиции на север от Суропа, а также 160 мни с патронами Киткина с западной стороны позиции. Кроме того, в августе и сентябре в районе шхер Або – Ганге – Юссаре миноносцы поставили 15 небольших линий минных заграждений.

В 1915 г. на центральной позиции и в районах, прилегающих к ней, минных постановок не производилось.

В районе центральной позиции в течение 1915 г. много мин срывалось с якорей штормами и выбрасывалось на берег. Летом 1915 г. был выделен специальный тральщик для уничтожения всплывших мин в районе центральной позиции.

Минные постановки были продолжены в 1916 г. В апреле и мае было поставлено 11 линий мин длиной 4,5-5,5 мили каждая с внешней стороны, т. е. на запад от основного заграждения, поставленного в 1914 г.

В ноябре 1916 г. было произведено подновление заграждения, поставленного в 1914 г. Сетевыми заградителями, тральщиками и катерами было поставлено 5 линии длиной по 14 миль каждая.

К этому времени с момента первой постановки мин па центральной позиции прошло более двух лет. Минное поле значительно разрядилось. Считалось, что штормами и торосами льдов заграждение ежегодно ослаблялось. Следовательно, требовалось его подновить и усилить. Проникновение в Финский залив германских подводных лодок выдвинуло вопрос о постановке противолодочных мин на позиции, что и было осуществлено в следующем году.

1917 год был годом борьбы за Рижский залив. Военные действия немцев в Рижском заливе, представляя угрозу Моонзунду и Ревелю, не могли не отразиться и на обороне Финского залива. В 1917 г. велись работы по сооружению батарей в районе центральной позиции. Были закончены установки: 305-мм батарей на о. Нарген и на о. Вульф; 234 и 203 мм батарей на о. Нарген; 229-мм — на Суропе и 203-мина о. Макилуото.

В течение 1917 г. производились постановки мин для подновления и усиления минного заграждения центральной позиции.

В мае была усилена южная часть позиции в районе на север от Ревеля. Сетевые заградители поставили свыше тысячи мин на углубление 3.7—4,9 м с интервалами 91,5—122 м. В мае же в западной части центральной позиции были поставлены 2 линии из малых мин с углублением 2,5 м против тральщиков и мелкосидящих кораблей.

В июне для подновления заграждения центральной позиции было поставлено в шести линиях 595 мни с углублением 4.9 м и минным интервалом 91,5 м. Подновление минных заграждений производилось с теплоходов, два из них — «Мина» и «Елена» (нефтеналивные) были взяты с Волги, осадка их была 1,2—1,8 м, скорость хода 6 узлов, миноподъемность — около 100 мин с зарядом 100 кг; все мины размещались на верхней палубе.

В августе на центральной позиции было поставлено 1738 мин, из них 1 158 мин против подводных лодок, двумя линиями, длиной по 10 миль каждая с углублением 18,3 м и минным интервалом 45,7 м. Были поставлены мины с зарядом 100 и 8 кг.

Кроме того, в июне 1917 г. на юго-восток от о. Нарген на подступах к Ревелю, против подводных лодок было поставлено 300 мин в 4 линии по 2 мили каждая. Мины поставлены с зарядом 100 кг, углублением 9,14, 18.3 и 27,5 м, минным интервалом 45,7 м. Это заграждение должно было защитить ревельский рейд от прорыва неприятельских под йодных лодок.

Суропский проход на юг и юго-запад от о. Нарген в 1917 г. заграждался дважды: сначала были поставлены 3 линии в западной части против надводных кораблей, длиной по 2 мили каждая с общим числом 195 мин, углубление мин — 4,9 м, минный интервал — 61 м. Затем со стороны Ревеля было поставлено 135 мин в 3 линии против подводных лодок, углубление мин — 9,14, 18,3 и 27 м, минный интервал — 45,7 м. Кроме того, в мае минный заградитель «Волга» поставил 190 мин на юг от о. Наргси.

Таким образом, ревельский рейд был защищен минными заграждениями от прорыва неприятельских подводных лодок с двух направлений.

Минная оборона Балтийского порта заключалась в следующем: были поставлены в октябре 1917 г. 3 участка минных заграждений: на северо-запад от Пакерорта, в бухте Рогервик и в бухте Лаххепэ. Этот район с минными заграждениями близко примыкал к центральной позиции. На первом участке было поставлено шесть зигзагообразных линий, длиной 1—6 миль каждая, на углублении 3 м, с минным интервалом 91.5 м. На втором участке было поставлено 8 малых линии, длиной каждая около 0,5 мили, мины ставились на углублении 1,8—3 м, с минным интервалом 45,7 м. На третьем участке было поставлено 7 зигзагообразных линий длиной 1—2,5 мили каждая; углубление 2,4—3 м, минный интервал 91,5 м.

Передовая позиция (рис. 21). К оборудованию передовой позиции в районе о. Даго — полуостров Ганге приступили в 1915 г. Этим мероприятием создавался новый оборонительный рубеж в устье Финского залива, к которому неоднократно подходили немецкие крейсера. Еще 18 августа 1914 г. немцы поставили заграждение с минного заградителя «Дейчлаид» под прикрытием двух крейсеров между о. Оденсхольм и Ганге, которое было замечено по всплывшим минам. Появление немецких кораблей у входа в Финский залив вызывало опасение у русского командования, что немцы готовят наступательную операцию, а потому и было принято решение о создании новой оборонительной линии — передовой позиции.

Передовая позиция имела целью: а) служить передовым рубежом для боя с противником при его намерении прорваться в Финский залив; б) являться опорой для обороны подступов к Ревелю и к финляндскому побережью; и) прикрывать сообщение между Або-Аландским и Моонзундским районами, равно как и связь этих районов с главной базой флота в Финском заливе; г) служить опорой для обороны флангов обоих этих районов; д) придавать больше устойчивости несению дозорной службы у устья Финского залива.

Минные постановки по усилению и подновлению передовой позиции производились в 1915—1917 гг. Это заграждение было еще более подвержено воздействию свежих погод и льдов, а потому продолжительность службы мин в этом районе была ниже, чем на центральной позиции. Приходилось ежегодно весной заграждение подновлять.

Рис. 21. Передовая минная позиция
Рис. 21. Передовая минная позиция

8 июля 1915 г. была произведена постановка мин на передовой позиции заградителем «Амур» на юго-запад от Руссарэ. Было поставлено 205 мин пятью линиями длиной по 2—2,5 мили каждая. 2 августа заградителем «Ладога» на юго-восток от Бенгтшера была произведена постановка 540 мин в 2 линии длиной 6,5 мили каждая. Обе минные постановки обеспечивались миноносцами и были выполнены скрытно от неприятеля. Из-за недостатка мин в 1915 г. на передовой позиции больше минных постановок не производилось.

Таким образом, в 1915 г. передовой позиции в полном смысле этого слова еще не было. Мины были поставлены только в северной части.

Рис. 22. Ирбенская минная позиция
Рис. 22. Ирбенская минная позиция

В 1916 г. минные постановки продолжались. В первую очередь начали заграждать южный участок до маяка Тахкона на о. Даго, затем увеличили глубину позиции путем постановки шести линий длиной но 23 мили и нескольких линий длиной 5—8 миль. В состав минного поля этой позиции, помимо заграждений, поставленных в северной части в 1915 г., вошло также и заграждение из 200 мин, поставленное «Дейчландом» в августе 1914 г. Постановка мин производилась преимущественно весной. Их ставили минные и сетевые заградители, миноносцы и тральщики под прикрытием миноносцев. При постановке мин погиб тральщик «Взрыв» от взрыва мины на палубе.

Для защиты флангов передовой позиции была начата постройка 305-мм батарей: одной на о. Эре, другой — у маяка Тахкона. В районе, прилегающем к передовой позиции, и в шхерах между Руссарэ и Ганге выставили заграждение в 140 мин (восемь банок). Катерами (теплоходами) было поставлено 136 мин для прикрытия входа в Лапвик.

Весной 1917 г. произвели подновление передовой позиции, так как за истекший год была отмечена большая убыль мин вследствие свежих погод и торосов льдов. Подновление заграждения производилось в мае с заградителя «Припять», с нефтеналивных теплоходов «Нина» и «Елена», с катеров-теплоходов и выразилось в постановке трех линий через все заграждение от Ганге до Тахконы, а затем в усилении южного участка от Некмангрунда до Оленсхольма.
В 1917 г. в районе передовой позиции были закончены установки 305-мм батарей у маяка Тахкона и на о. Эре.

Благодаря выносу минной позиции вперед, в устье Финского залива, были причинены серьезные потери немецким легким силам; при попытке десяти германских миноносцев 10 ноября 1916 г. без предварительного траления прорваться для обстрела Балтийского порта подорвалось на минах и погибло 7 миноносцев. Таким образом, только один этот удар оправдал назначение и существование передовой минной позиции.

Минимальное расстояние между центральной и передовой позициями было около 35 миль, а среднее — около 40 миль, что обеспечивало развертывание русского флота.

Оборудование передовой позиции значительно облегчало миноносцам несение дозорной службы у входа в Финский залив.

Заграждение Ирбенского пролива, Рижского залива и Моонзунда (рис. 22 и 23). Летом 1915 г. началось наступление немцев вдоль побережья Балтийского моря, они заняли Либаву, а затем Виндаву. Русская армия отошла в район Риги. Балтийскому флоту была поставлена задача поддержанию фланга своей армии. Минные заграждения Ирбенского пролива, самого Рижского залива и Моонзунда являлись основой оборонительных мероприятий, которые были предприняты Балтийским флотом в апреле 1915 г. и продолжались почти до конца войны.

Для активной борьбы в Рижском заливе командующий флотом перенес базирование минных сил в район Моонзундских островов, и с углублением Соэлозунда были оборудованы базы в Куйваста, Пернове и Рогекюле.

Наиболее интенсивные постановки мин Балтийский флот провел в 1915 г. в Ирбенском проливе. Всего за 1915 г. в Ирбенском проливе кораблями различных классов было выполнено 27 минных постановок.

Из многочисленных минных постановок, произведенных в этом районе, наибольшего внимания заслуживает постановка заграждения в Ирбенском проливе, выполненная 14 августа 1915 г., в мористой его части четырьмя миноносцами типа «Охотник», четырьмя миноносцами 1-го дивизиона и эскадренным миноносцем «Новик». Этой минной постановке придавалось особое значение, для обеспечения ее были выделены линейные корабли «Севастополь» и «Гаигут», крейсера «Олег» и «Богатырь» и 4 эскадренных миноносца. Это был единственный случай использования линейных кораблей для обеспечения минно-заградительной постановки в Ирбенском проливе. По плану этой минной постановки намечалось одновременное затопление пароходов и лайб в Рижском заливе, но вследствие усилившегося северного ветра оно было отставлено. Отряд кораблей прикрытия находился в море, а потому миноносцы не могли откладывать постановки заграждения. Мины были поставлены в трех местах. Углубление мин было 2,5 м. Встречи с противником не было.

Рис. 23. Заграждения Ирбенского пролива, Рижского залива и Моонзунда
Рис. 23. Заграждения Ирбенского пролива, Рижского залива и Моонзунда

Постановкой мин в Ирбенском проливе решалась задача задержки проникновения кораблей противника в Рижский залив.

В 1915 г. немцы дважды (27 июля и 3—4 августа) пытались прорваться в Рижский залив, предприняв предварительно при поддержке крейсеров и миноносцев большие тральные работы. В 1916 г. немцы вновь сделали попытку прорваться в Рижский залив с целью воспрепятствовать подготовлявшейся высадке десанта русского флота на южное побережье Рижского залива в помощь армии. Противник произвел большие тральные работы, начатые 30 августа от Виндавы, в которых было занято 36 тральщиков. Тральщики работали в трех местах вдоль побережья под прикрытием крейсеров и миноносцев. До конца тральные работы немцы не довели и, имея потерн в тральщиках, ушли, узнав, что высадка десанта русского флота отменена. Погода также не благоприятствовала работе тральщиков.

Минные заграждения Ирбенского пролива без защиты береговой артиллерией и корабельной поддержки не могли быть надежной обороной Рижского залива. Попытка прорыва немцев через Ирбенский пролив показала, что немецкие корабли прошли за тральщиками больше
половины позиции (до Клейн-Ирбена). Каждый раз после ухода немцев заграждения Ирбенского пролива усиливались и подновлялись.

В 1916 г. на полустрове Церель (Сворбе) сооружалась 305-мм батарея, имевшая задачу прикрыть ирбснское минное заграждение.

Минные заграждения в Ирбенском проливе ставились непрерывно в течение всего 1916 г., начиная с апреля по ноябрь включительно. Кораблями различных классов было выполнено 50 отдельных постановок.

В 1917 г. была закончена установка 305-мм батареи на Цереле, огнем которой перекрывалось все ирбенское заграждение.

Непосредственно в Рижском заливе была произведена постановка минных заграждений в следующих районах: между Домеснесом и о. Рухну, у Риги и Пабажа, в Перновском заливе, у Гайнажа и у Роена. Во всех шести районах Рижского залива за 1915, 1916 и 1917 гг. было поставлено свыше 1500 мин, причем минные постановки производились преимущественно в 1917 г., когда начались усиленные действия немецкого флота в Ирбенском проливе, что требовало создания минной обороны для защиты подступов к Риге и недопущения кораблей противника с моря в Перновский залив и в Моонзунд.

В Моонзунде мины ставились в 1915 и 1917 гг. 6 августа 1915 г. минный заградитель «Амур» поставил у южного входа в Моонзунд 150 мин десятью банками по 15 мин в каждой. Общий характер заграждения—зигзагообразная линия. Углубление мин было 2—4 м, минные интервалы 45,7—61 м. В дальнейшем минные постановки продолжались в октябре 1917 г., когда было поставлено свыше 1000 мин в трех районах: у южного входа в Моонзунд, между островами Даго, Вормс, Эзель и Моон и на запад от островов Даго и Эзель. Постановка мин была произведена заградителями, миноносцами и катерами в период Моонзундской операции, имевшей место в октябре 1917 г. Постановкой мин преследовалась цель предотвратить захват немцами Моонзундских островов.

Оборонительные заграждения Або-Аландского района и Ботнического залива (рис. 24). Оборонительные минные заграждения Або-Аландского района и Ботнического залива были тесно связаны с северной частью передовой позиции и являлись составной частью обороны входа в Финский залив. Назначение заграждений было таково: а) прикрытие фланговых направлений в Финский и Ботнический заливы; б) воспрепятствование высадкам десантов противника на финском побережье; с) обеспечение морского сообщения между Швецией и Финляндией. Кроме того, постановкой минных заграждений в Або-Аландском районе преследовалась цель сузить вход из Балтийского моря в Ботнический залив и тем облегчить борьбу со шведской контрабандой.

Минные постановки в этом районе выполнялись минными и сетевыми заградителями, миноносцами и тральщиками. Прикрывались они обычно миноносцами. При выполнении минных постановок помех со стороны противника не было.

Морское командование настаивало перед ставкой и командованием 6-й армии на минировании всего Або-Аландского района от Ганге до берегов Швеции. В 1914 г. со шведским правительством велись переговоры о минировании им западной, а русским флотом восточной части Аландсгафского района. Швеция отказалась от постановки мин, мотивируя это тем, что она не участвует в войне, вследствие этого русский флот в 1914 г. заминировал семью небольшими линиями только район Або—Ганге; было поставлено 150 мин.

Осенью 1914 г. в Ботническом заливе были замечены 2 германских миноносца с минами. 23 ноября 1914 г. в районе Бьернеборга взорвались и потонули на поставленных немецких минах 3 парохода. В том же районе заградителем «Дейчланд» било выставлено 120 мин. Немцы всеми силами стремились прервать транзитные сообщения союзников с Россией через Швецию.

Рис. 24. Минные заграждения в Або-Аладском районе и Ботническом заливе
Рис. 24. Минные заграждения в Або-Аладском районе и Ботническом заливе

Проникновение немецкого флота в Ботнический залив и опасение возможной высадки десанта немцев на финляндское побережье побудили русское морское командование в 1915 г. снова поднять вопрос о защите Або-Аландского архипелага и Ботнического залива.

В течение 1915 г. в Ботническом заливе у проходов к Кристинштадту, Николайштадту и Якобштадту было поставлено 108 мин с углублением 2 м. У Або-Аландского архипелага заградителем «Ильмень», миноносцами и теплоходами АН и 7 было поставлено минное заграждение у Логшера и Нюхамна в количестве 569 мин с углублением 2,5—3 м с минным интервалом 45,7 м.

В 1915 г. было отмечено ряд постановок в шхерном районе с немецких подводных заградителей с целью затруднить русскому флоту использование Або-Аландского района для базирования. В августе 1915 г. на таком заграждении погиб минный заградитель «Ладога». Поэтому в 1916 г. командующий Балтийским флотом решил заминировать весь район Аландсгафа до 3-мильной полосы шведских нейтральных вод. Во исполнение этого, в ночь на 18 августа 1916 г. заградители «Ильмень» и «Лена», минные транспорты «Кимито» и «Кивима», 4 миноносца 1-го дивизиона, 2 миноносца 2-го дивизиона и катера поставили свыше 800 мин. Для прикрытия минной постановки были назначены 6 миноносцев 3-го дивизиона. Все выходы кораблей на постановку мин предварительно обеспечивались тралением. Для обеспечения точности постановки мин в определенных точках были выставлены пароходы с белыми топовыми огнями и моторные катера также с огнями. Все эти суда были накануне расставлены по своим точкам и должны были служить ориентиром для кораблей, ставивших мины.

Заградители «Ильмень» и «Лена» и с ними для охраны 2 миноносца 3-го дивизиона вышли на постановку мин от о. Корее, а миноносцы 1-го и 2-го дивизионов — от банки Ярамас. Заградители поставили 2 линии заграждения на запад от маяка Логшер; расстояние между линиями — 1,5 каб., углубление мин — 3 и 4,3 м, минный интервал — 45,7 м. Вследствие того, что при сбрасывании якорь одной из мин зацепился за кормовой минный скат и задержался, а мина, пока очистили якорь, буксировалась около 10 минут за кормой, заградитель уменьшил, а затем застопорил ход, отчего получился перерыв в линии длиной около 0,5 мили. Миноносцы поставили мины в назначенных местах. 19 августа 1916 г. заграждение, частично поставленное минным заградителем «Ильмень», было продолжено на 2 мили к маяку Флетиан минными транспортами «Кивима» и «Кимито» под прикрытием миноносцев 7-го дивизиона.

В Ботническом заливе в районе Ньюкарлебо и на северо-запад от Снипана в 1916 г. была поставлена 191 мина.

В 1917 г. были поставлены 4 минные банки у Кристинштадта, всего 44 мины с углублением 2,5 м. В Або-Аландском районе 100 минами был загражден фарватер — вход в Утэ, кроме того, поставлены банками заграждения на юго-запад от Эккера, в Черкасских шхерах: у Каске и Нюхамна, между отмелями Азарьева и Компас и пр.

Выставленные на важнейших шхерных фарватерах минные заграждения для зашиты Або-Аландской позиции и Ботнического залива, а также для обеспечения коммерческого судоходства между Швецией и Финляндией сыграли свою роль. Усиление заграждений обеспечило базирование русских легких сил в этом районе и облегчало развертывание линейных кораблей в сторону Балтийского моря.

Итоги. В ходе первой мировой войны минное оружие было широко использовано русским флотом в Балтийском море. Война потребовала огромного расхода мин. Масштаб использования мин оказался настолько большим, цифры расхода мин настолько быстро возрастали, что промышленность с трудом справлялась с заказами морского министерства. Потребности в минном оружии превзошли все предварительные расчеты.

Минные постановки выполнялись кораблями всех классов (кроме линейных кораблей), мобилизованными судами и портовыми средствами. Самый большой процент выставленных мни падает на сетевые заградители, которые, как мелкосидяшие корабли, производили подновления заграждений передовой и центральной позиции, ставили мины в узкостях и на малых глубинах. Минные заградители, специально построенные или оборудованные до войны выставили только 19% общего числа мин. Это объясняется тем, что. обладая большой осадкой, они не могли быть использованы дли усиления и подновления заграждений центральной и передовой позиций. Вследствие малого хода они также редко привлекались к выполнению активных заграждений у берегов противника. Напротив, мелкосидящие корабли (сетевые заградители, теплоходы и тральщики) поставили 44,6% мин. Эти корабли полностью выполнили свою задачу. Их малая скорость не имела решающего значения, так как он» большей частью ставили мины недалеко от баз. Миноносцы тоже выполнили свою задачу, поставив 18,2% всех выставленных мин.

Опыт по усилению и подновлению заграждений на передовой и центральной позициях со всей очевидностью показал, что для этого необходимы мелкосидящие корабли с осадкой 1—1,5 м. При подновлении этих позиций в 1917 г. с теплоходов «Нина» и «Елена» были видны стоявшие в море мины и были случаи, когда командиры отдавали приказание о перекладке руля на борт для уклонения от мелкостоявших мин. Усиление и подновление заграждений в Ирбенском проливе производилось также и с катеров.

Выполнение русским флотом всех активных минных заграждений в южной и средней частях Балтийского моря прошло без помех со стороны немецкого флота, что свидетельствовало о недостаточной его бдительности. Все активные минно-заградительные постановки русского флота имели надежное обеспечение.



Фарватерам на минных заграждениях должного внимания уделено не было. В Ирбенском проливе мины были бессистемно «навалены»; флот имел выход только через Моонзунд, это стесняло его деятельность; он лишал себя возможности вести бой с внешней стороны зараждения и мог быть легко заблокирован. Центральная позиция тоже представляла собой «сплошную стену». Из Финского залива флот имел, выход только на севере и на юге. Южный выход через Суропскин пролив был заставлен минами проход через него для своих кораблей был чрезвычайно сложен и затруднителен.

Выяснилось, что заряды мин порядка 100 кг недостаточны для потопления броненосцев и крейсеров. Броненосный крейсер «Фридрих Карл» попал на две мины у Мемеля и потонул только через 5 часов.

Мина явилась эффективным оружием в войне на море при массовом не использовании.

В таблице приведены сведения о потерях германского флота от подрыва на минах, поставленных русским флотом в заграждениях в Балтийском море. На минах, поставленных кораблями Балтийского флота, погибло 48 германских военных кораблей, не считая транспортов.

Данные, приведенные в таблице, являются далеко не исчерпывающими, в особенности в отношении кораблей небольшого водоизмещения.

Минные заграждения, поставленные в районах, где не могло быть полного прикрытия их огнем береговой артиллерии, а также не представлялось возможным прикрывать их кораблями, служили только для затруднения плавания противнику, для задержки его движения.

В итоге следует отметить, что мина как оружие морского флота выполнила свою задачу. Массовое использование мин русским флотом во время первой мировой войны на Балтийском море (особенно в 1916 и 1917 гг.) полностью себя оправдало.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Фируз Казем-Заде.
Борьба за влияние в Персии. Дипломатическое противостояние России и Англии

Николай Непомнящий.
100 великих загадок истории

Анна Сардарян.
100 великих историй любви

Лев Гумилёв.
Конец и вновь начало. Популярные лекции по народоведению

Генрих Шлиман.
Илион. Город и страна троянцев. Том 1
e-mail: historylib@yandex.ru