Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

С.Ю. Сапрыкин.   Религия и культы Понта эллинистического и римского времени

§5. Гелиос

Культ Гелиоса — солнечного бога греков был не столь широко распространен в Понте и Пафлагонии, как культы Зевса и Аполлона, очевидно, поскольку они вобрали в себя некоторые его функции. Гелиоса почитали в основном жители греческих полисов. На монетах Амасии времени Митридата Евпатора Гелиос изображался в лучистой короне на аверсе, а на реверсе фигурировал лев как символ бога солнца (WBR I2, 1, по. 5, pl. IV, 8; SNG IX: The British Museum, 1052). Из Амиса происходит бюст этого бога, ныне хранящийся в музее Самсуна1. Как божество, скреплявшее клятвы, Гелиос вместе с Зевсом и Геей фигурирует в так называемой «клятве фаземонитов» императору Августу при создании в 6 г. до н. э. римской провинции Галатии (SP III, 1, по. 66). Клятвенная формула, в которой встречается имя этого солнечного бога, самая древняя в этой надписи, следовательно, Гелиоса в Фаземонитиде, одной из областей царства Понт, могли почитать и при Митридатидах.

Чаще всего имя бога Гелиоса упоминается в надписях Синопы. Это было вызвано тем, что наиболее популярными богами в этом городе являлись Зевс и Аполлон, а Гелиос был с ними связан. В одном из посвящений (рис. 9.3) говорится о Зевсе-Гелиосе, отождествляемым с популярным в этом полисе Сераписом (см. ниже §13)2. В Синопе существовал синкретический культ Гелиосераписа, поэтому правильнее говорить о синкретизме греческих богов — Зевса (с эпиклесой Внемлющий — Έπηκό[ω]) и Гелиоса. На основе их совместного почитания возник греко-восточный культ Сераписа (в результате слияния Зевса с египетским богом Озирисом), однако главная его составляющая — Гелиос оставался популярным богом, поэтому ему поклонялись как Гелиосерапису. В III в. до н. э. на монетах Синопы с изображением Посейдона Геликония (см. §2) и Аполлона (см. §4) появились надчеканки в виде божества в солнечном нимбе — Гелиоса, Зевса Бонитена (см. § 1) или Посейдона (WBR I2,1,46-48, pl. XXV, 31,33,34, fig. 13). Это свидетельствует о близости культов Зевса, Посейдона, Аполлона и Гелиоса как богов света и солнечных лучей, приносивших спасение и надежду на новую лучшую жизнь, в том числе и в потустороннем мире. Не обошлось и без политики — появление этих надчеканок на монетах совпало с установлением активных связей Синопы с Родосом, эпонимным и верховным покровителем которого являлся Гелиос. Родосцы оказывали помощь Синопе в отражении атак со стороны понтийских царей. Вполне возможно, что распространение культа солнечного бога среди синопейцев было вызвано именно этими обстоятельствами, а самого Гелиоса стали воспринимать как сотера — спасителя. 

Рис. 9.3. Вотивные надписи из Синопы. Римское время
Рис. 9.3. Вотивные надписи из Синопы. Римское время

Близость Гелиоса Зевсу, Серапису и Изиде наглядно проявляется в посвящении I—II вв. н. э., которое в Синопе сделал некий Стратоник, гражданин Тия и Томи — города в Западном Причерноморье3. Эту надпись иногда трактуют как посвящение триединому богу в лице Зевса - Гелиоса - Сераписа, но на самом деле оно предназначено каждому из трех божеств по отдельности (только Серапис и Изида составляли единый культ). Гелиоса ассоциировали с Зевсом4, поэтому распространение культа «царя и отца богов» в Понте, Пафлагонии и Каппадокии несколько ограничивало почитание там Гелиоса, особенно среди каппадокийцев, которые чтили солнечных богов иранского происхождения - Ормузда, Митру, а из греческих — Аполлона (в Каппадокии известно только посвящение II в. н. э. из Аксарая Гелиосу Пантепопту, т.е. Всевидящему — см. гл. 3, §7). Пафлагонцы же почитали Зевса Бонитена, бога света и солнца, который, подобно Гелиосу, носил на голове лучистую корону (см. §1). Это также сказывалось на популярности эллинского бога солнца.

Включение в пантеон Восточной Анатолии ряда популярных богов, связанных с Солнцем и олицетворявших покровительство власти, подвигло Митридата Евпатора использовать культ Гелиоса для собственного прославления. Это объяснялось еще и тем, что он являлся одним из основных божеств в Синопе — столице Понтийского царства, и с точки зрения филэллинства царя такое заимствование было вполне целесообразным. А близость Гелиоса Сотера эллинским богам Зевсу Спасителю, Посейдону, Аполлону — Митре и Асклепию Сотеру позволяла представить его подданным как победителя смерти и включить в царский культ Митридата Евпатора, которого олицетворяли в образе Солнца в качестве творца исторической победы над варварами и римлянами (см. гл. 4). Поэтому Гелиос и лев как символы солнца и верховной власти появились на монетах Амасии митридатовского чекана.

Римляне поддерживали культ Гелиоса, которого отождествляли с римским Солом. Солнечный бог греков и римлян продолжал фигурировать на монетах Синопы при императоре Клавдии (WBR I2, 1, по. 94, pl. XXVII, 6), его почитали вместе с другими божествами — богиней справедливости Фемидой (Гелиос был ее паредром, подобным Зевсу Праведному), богиней лунного света Селеной в качестве ее pendant в образе Мена или Митры, а также с Гермесом, Гидрахусом и Сириусом — спутниками Зевса Небесного, владыки Олимпа (рис. 17)5. Это показывает, что культ Гелиоса в Пафлагонии, и отчасти в Понте, имел хтонический оттенок. Поэтому его упоминали в эпитафиях как образ божественного солнца, освещавшего путь в потустороннем мире6. В этом Гелиоса уподобляли Зевсу Хтонию Сотеру, Посейдону и Асклепию Сотеру, в чем проявлялось исконно греческое начало в его культе.



1 Olshausen E. Op. cit. S. 1880, 1881.
2 Robinson D.M. Op. cit. P. 302, no. 25 = Frcnch D. Sinopcan Notes 4, no. 14 = idem. The Inscriptions of Sinope, no. 120.
3 French D. Sinopcan Notes 4, no. 13 = idem. The Inscriptions of Sinopc, no. 115.
4 Cook A.B. Op. cit. Vol. I. P. 186: ср. наскальную надпись из Арксeина в Аморгосс Ζευς Ηλ[ιο]ς.
5 Robinson D.M. Op. cit. P. 323, no. 64 = French D. Sinopcan Notes 4, no. 15. Почитание Гелиоса в Пафлагонии подтверждается распространением там личного имени «Гслиос» (Kaygusuz J. Inscriptions of Karzene. P. 63-68).
6 Doublet G. Inscriptions de Paphlagonie. P. 304, no. 22; Cumont F. Nouvelles inscriptions... P. 330.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Хельмут Хефлинг.
Римляне, рабы, гладиаторы: Спартак у ворот Рима

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности

Ю. К. Колосовская.
Паннония в I-III веках

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса
e-mail: historylib@yandex.ru
X