Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Р. В. Гордезиани.   Проблемы гомеровского эпоса

К вопросу о датировке гомеровских поэм

Вопрос о датировке гомеровских поэм является одним из сложных в гомерологии. Хотя, по мнению ряда ученых, датировку поэм нельзя считать принципиальным моментом, однако, когда точность датировки измеряется не десятилетиями, а столетиями, трудно согласиться с таким взглядом. Гомеровский эпос — это высшее достижение греческой поэзии, и выяснение того, в какой именно эпохе могли быть созданы подобные поэмы, в определенной степени означает и выявление закономерности возникновения высокого искусства вообще. Исследование того, является гомеровский эпос продуктом микенского, геометрического или солоновского веков, одновременно подразумевает и исследование структуры культур совершенно разных эпох греческой цивилизации. Таким образом, вопрос о датировке гомеровских поэм увязывается с целым рядом комплексных проблем и имеет большое значение как для истории литературы, так и для истории культуры вообще.

Несмотря на то, что исследование данной проблемы имеет длительную историю, среди ученых все еще нет единого взгляда на дату создания «Илиады» и «Одиссеи». Высказано множество различных предположений, названо много различных дат. На данном этапе исследования определенно можно сказать лишь следующее: Гомер жил и творил после Троянской войны и до века т. н. греческой классики (V в. до н. э.).

Прежде чем непосредственно говорить о фактах, которые, по нашему мнению, с относительной точностью могут свидетельствовать о времени создания поэм, коснемся взглядов некоторых ученых на этот вопрос. Мнения исследователей о датировке поэм расходились уже в античную эпоху.1) Одни относили гомеровский эпос ко времени Троянской войны (Гелланик, Псевдо-Плутарх, Vit. Hom., 15 и т. д.), другие предполагали, что Гомера отделяет от Троянской войны 60- 80 (Фукидид I.12.3: Marm. Par. 155 и др.), 100 (Эратосфен) [213] или 140 (Аристотель, Аристарх и др.) лет. Особый интерес представляет высказывание Геродота: «Ведь Гесиод и Гомер, по моему мнению, жили не раньше, как лет за 400 до меня» (II.53), т. е., согласно Геродоту, Гомер должен был жить не раньше IX в. до н. э. Естественно, это могло быть и VIII веком, ибо Геродот называет IX век самым ранним пределом. Вейд-Герн предполагает, что в данном случае греческий историк опирается на традицию, согласно которой протяженность одного поколения — 40 лет, его же отделяет от Гомера приблизительно 10 поколений. Однако, если учесть, что в действительности протяженность одного поколения была меньше, то Гомер переместится в VIII в.2) По мнению ряда античных авторов, Гомер мог жить лишь в VII веке, ибо он знает киммерийцев, которые в поле зрения греков впервые попадают в VII в. до н. э. Среди ученых не было единогласия и в вопросе о том, кто из поэтов — Гомер или Гесиод — жил раньше. Все три возможных варианта решения данного вопроса — Гомер жил до Гесиода, после него, или был его современником — имели своих сторонников. Примерно такое же положение и в современной науке.

Э. Бете3) относит гомеровский эпос к VI в. до н. э. на основании следующих аргументов: а) в VI песни «Илиады» описывается процессия троянских женщин в храм Афины, где поклонялись натуральных размеров статуе сидящей Афины, которой Феано кладет на колени пеплос. Греческие скульпторы научились делать статуи натуральных размеров лишь после 650 года, определенного же уровня в этом направлении они достигли лишь в VI в. до н. э. Точно также воздвигать здания, которые могли бы называться храмами, в Греции начинают лишь с VII в. до н. э.; б) для письменной фиксации гомеровских поэм был необходим папирус (писчий материал), массовый экспорт которого из Египта в Грецию начинается лишь в VI в. до н. э.

Что касается первого аргумента, то он относителен, ибо опирается лишь на добытый к началу XX века археологами материал. Как известно, современной археологии удалось доказать, что статуи и храмы были известны в Греции намного раньше указанного Бете периода. Помимо этого, Дреруп заметил, что «статуя сидячей Афины натуральных размеров», которую Бете считал изготовленной непременно из камня, существует как Petitio principii, лишенная всяких [214] доказательств, лишь в фикции Бете».4) И действительно, у Гомера нигде не говорится о статуях натурального размера. И в случае писчего материала аргумент Бете теряет силу в свете современных археологических раскопок.5)

Эпохой окончательного формирования гомеровских поэм поэтом-Б считает П. Фон дер Мюлль век Солона (конец VII в. до н. э.).6) Опираясь главным образом на аргументы Д. Мюльдера и Э. Бете, он отмечает, что в гомеровском эпосе чувствуется влияние греческой элегии, особенно при сопоставлении «Илиады» XXII.66... и Фр. 7 Тиртея, а также коринфского эпоса и Эвмела. Информацией, содержащейся в гомеровских поэмах об о. Родос и династиях правителей Трои, греки могли обладать лишь с VII в. до н. э. Отражением киммерийских вторжений (690 г. до н. э.) считает исследователь и упоминание о киммерийцах в «Одиссее» (XI.14-19). Особое значение придает он античным сообщениям о деятельности комиссии Писистрата. Аргументы П. Фон дер Мюлля также вызывают возражения, ибо трудно установить, поэмы ли Гомера претерпели воздействие лириков и коринфского эпоса, либо напротив, влияние оказывали они сами. Вполне возможно также, что источником влияния служил какой-то третий, не дошедший до нас источник (или группа источников). Относительно информации о Родосе и троянских правителях можно сказать следующее: как выясняется, сведениями об островах Эгейского моря и прибрежных районах Западной Анатолии греки обладали уже с микенской эпохи. В частности, остров Родос был заселен носителями микенской культуры самое позднее с ПЭ III В периода,7) а Троя, как свидетельствуют археологические раскопки и хеттские документы, была хорошо известна ахейцам микенской эпохи. Следовательно, уже до VII в. греки могли иметь информацию и о Родосе, и о Трое. Что же касается киммерийцев, то в них, как было показано выше, мы должны видеть киммерийцев до начала их вторжения в Малую Азию.

VIII в. или рубеж VIII—VII в. считается ныне самой распространенной датой создания гомеровского эпоса.8) По мнению большинства исследователей, гомеровский эпос не мог быть создан позднее VIII в., ибо: 1) Гомера знают греческие лирики VII в. до н. э. и в их творчестве можно выявить следы использования отдельных пассажей гомеровских поэм, гомеровских формул и эпитетов. 2) В гомеровских [215] поэмах нет ничего, что было бы характерным для греческой культуры после 700 г. до н.э. 3) На найденном на о. Исхия сосуде, который датируется VIII в. до н. э., есть выражение «сосуд Нестора», что имеет соответствие в «Ил.». XI.632... 4) На аттическом ойнохоэ VIII в. до н. э. изображена сцена единоборства Гектора с Аяксом, которая описана в VII песни «Илиады». 5) На керамических изделиях VII в. до н. э. часты случаи изображения сцен из сказании о Троянской войне, показывающих явное отношение к гомеровским поэмам, а еще более к киклическим поэмам, созданным под влиянием гомеровского эпоса. Если художникам VII в. до н. э. столь близки были темы киклических поэм, то следует предположить, что гомеровский эпос был создан до VII в. до н. э. 6) Согласно некоторым сообщениям, датой рождения автора «Эфиопиды» — киклической поэмы, должен быть 744 г. до н. э. Следует полагать, что Гомер был старше него. 7) С VII в. в греческой литературе все более усиливается тенденция выдвижения на передний план личного, чуждого объективности героического эпоса, мотива. Как известно, Гесиод — первый из дошедших до нас поэтов, который дает информацию о себе. Данная тенденция чужда гомеровскому эпосу. 8) Влиянием гомеровского эпоса, по мнению Кука, можно объяснить основание к концу VIII в. до н. э. в некоторых греческих поселениях новых культов героев троянского цикла, например, культа Агамемнона в Микенах.9)

Гомеровский эпос не мог быть создан раньше IX в. до н. э., ибо: 1) Гомер упоминает финикийцев, которые появились в Эгеиде, очевидно, лишь к 900 г. до н. э. 2) Гомеровский эпос упоминает дорийцев, как жителей о. Крит. Это может указывать на то, что между вторжением дорийцев (XII—XI в. до н. э.) и гомеровским эпосом самое меньшее период в 200 лет. 3) Гомер упоминает и знает железо, которое к его времени, как видно, имело довольно длительную традицию применения. На это указывает то, что слово железо Гомер употребляет даже в таком, например, формульном выражении, как «железное сердце» (σιδήριον ητορ) («Илиада» XXIV.205, 521). Широкое распространение железо могло получить в Греции лишь к концу бронзовой эпохи (XII—XI вв. до н. э.). К этому следует присовокупить ряд аргументов археологического и лингвистического характера, согласно которым тот или иной тип предметов, сооружений, отдельные языковые формы, встречающиеся у Гомера, должны были стать характерными для греческой культуры и греческого языка лишь после IX в. до н. э. Лоример при датировке поэм [216] особое значение придает времени введения фаланга*) гоплитов и его тактики (после 750 г. до н. э.).10) Эти аргументы также не дают нам прочного основания для датировки гомеровских поэм, ибо опровергнуть их можно без особых усилий; так, трудно утверждать, что в раннегреческой лирике чувствуется влияние именно Гомера, а не какого-либо третьего источника, оказавшего воздействие на самого Гомера. Ни о чем конкретном не говорят отдельные параллели с темами росписи греческой керамики или с содержанием архаических надписей, ибо вполне возможно, что художники и мастера имели в виду не гомеровский эпос, а другие, не дошедшие до нас памятники.11)

В наши дни трудно также отрицать существование упомянутых у Гомера типов сооружений и предметов, отдельных языковых форм в более ранние времена — в микенскую или постмикенскую эпоху. То же самое можно сказать о дорийцах и финикийцах. Вполне возможно, что какая-то дорийская фила действительно обитала на Крите еще в микенскую эпоху. То, что в «Одиссее» не должны иметься в виду дорийцы, переселившиеся сюда после XII в. до н. э., доказывает и отсутствие дорийцев у Гомера в самой континентальной Греции. Факт существования отдельных дорийских поселений в микенскую эпоху, как известно, подкрепляет и сама греческая мифологическая традиция.12) Так же трудно утверждать, что греки не могли располагать информацией о финикийцах в более ранние времена. Как выясняется, и железо было распространено в Греции еще перед закатом микенской культуры13) и т. д.

Некоторые ученые относят гомеровские поэмы к IX либо [217] к XI в. до н. э., однако эти предположения обычно не подкрепляются убедительными аргументами.14)

Такой несогласованностью в гомерологии воспользовалась Каль-Фуртхманн, опубликовавшая в 1967 году книгу под многообещающим названием «Когда жил Гомер?».15) Исследователь предполагает, что поэмы созданы вслед за Троянской войной, в эпоху процветания микенской культуры. Троянская война, по мнению Фуртхманн, исторический факт первой половины XIV в. до н. э. (1370—1350), а поэмы созданы во второй половине этого же века. Естественно, если удастся доказать окончательно, что гомеровская Троя — это Троя VIIa, а не Троя VI и Троянская война происходила в XIII в. до н. э., то и дата Фуртхманн автоматически переносится в XIII век. Каковы аргументы исследователя при выставлении столь смелой гипотезы? Фуртхманн, как Дерпфельд, считает, что гомеровский эпос является «концом и высшим достижением векового развития поэтического искусства». Поэмы должны были быть созданы с помощью письма, но в Греции VIII в. до н. э. еще не было подходящего писчего материала, при том Гомер знает лишь традицию письма на табличках. Мир, описанный в гомеровском эпосе, ближе всего стоит к микенской действительности. У Гомера много таких сообщений, которые были неизвестны другим греческим авторам. Те знания, которые проявляет поэт в медицине и анатомии, могли быть лишь у представителя высокой цивилизации. Его география полностью микенская. Описанные в поэмах предметы и дворцы не известны в послемикенской Греции вплоть до начала классической эпохи. Когда после всего этого исследователь ставит вопрос — в какой эпохе могли быть созданы подобные поэмы, ответ напрашивается сам собой — в эпохе, когда в Греции существовали высокоразвитая культура и письменность. Так как гомеровские поэмы созданы раньше VII в. до н. э., единственной эпохой, отвечающей всем требованиям, предъявленным исследователем, остается микенская эпоха, которая вполне соответствует духу и содержанию гомеровских поэм. Несмотря на то, что теория Фуртхманн с первого взгляда кажется несколько наивной, ознакомившись с ней ближе, становится ясно, что обойти ее просто молчанием невозможно. В этом еще раз убеждает нас рецензия Эйзенбергера,16) в которой рецензент в сущности не предлагает нам ничего убедительного против датировки Фуртхманн, ограничиваясь лишь указанием на спорный и ненаучный характер выдвинутых в [218] книге аргументов. О невозможности перенесения времени жизни Гомера во II тысячелетие до н. э. мы остановимся ниже.

Наряду с тем, что вопрос датировки гомеровских поэм сложный сам по себе из-за отсутствия необходимых данных, он еще более осложняется недостаточным и неточным использованием рядом ученых историко-археологических данных.

Для датировки поэм обращаются в основном к методу сопоставления описанных в поэме предметов, зданий, одежды и т. д. с обнаруженными в том или ином археологическом слое материалом. Однако подобное сопоставление, как уже отмечалось, весьма относительно и его результаты могут быть опровергнуты новыми археологическими открытиями.

По нашему мнению, для датировки гомеровских поэм следует выявить такие факты, сопоставление которых — с исторической, а не с антикварной точки зрения — с фактами, засвидетельствованными в древней истории стран Средиземноморья, даст возможность установить определенную систему синхронных, предшествующих или последующих друг другу явлений, в которой удастся расположить и данные гомеровского эпоса. Ниже мы постараемся заострить внимание именно на таких опорных моментах.

Начнем с вопроса о terminus ante quem создания гомеровских поэм. В выяснении этого вопроса, в первую очередь, могут оказать помощь сами поэмы, главным же образом — данные Гомера о Трое.

1. Несмотря на скудность сведений, мы все же в общих, конечно, чертах можем говорить о том, что представляли собой Троя и Троада в гомеровскую эпоху. Следует полагать, что Гомер в ряде случаев, с помощью предсказаний, дает знать о том, что в действительности произошло после описанных в «Илиаде» событий. Исходя из этого, на основании неоднократных предсказаний и указаний героев гомеровского эпоса, а также ряда сообщений поэм, можно сделать вывод, что Троя была разрушена ахейскими героями,17) впоследствии же стихийное бедствие, вызванное Посейдоном и Аполлоном, сравняло все троянское побережье («Илиада» XII.15...). Очевидно, город не существовал в гомеровское время, так как наследник Приама Эней у Гомера и многих других авторов называется царем Троады и троянцев, а не Трои. Следует полагать, что несмотря на поражение и полное разрушение Трои, в Троаде, вплоть до гомеровских времен, царствовала [219] какая-то местная династия, ибо, по Гомеру, после Приама царями Трояды будут Эней и его потомки, чтобы род не погиб Дарданида («Илиада» XX.302...).18)

Сопоставление всего этого с данными археологических раскопок показывает, что представление об окончательно разрушенном городе, с одной стороны, и с другой — о том, что местная династия все же продолжает править Троадой, мог иметь грек лишь до конца VIII в. до н. э. И действительно, начиная с XIII в. до н. э., как свидетельствуют данные археологии, Троя несколько раз подвергалась разрушению в результате землетрясений и военных операций, однако ее немедленно восстанавливали. Лишь к началу XII в. до н. э. коренное троянское население сменилось вторгшимися с севера племенами, носителями т. н. культуры «Buckelkeramik», что выразилось сменой Трои VII-б1 Троей VII-б2. Обычно в этом вторжении видят проникновение первой волны фрако-фригийских племен в Малую Азию. Троя прекратила существование вследствие какой-то катастрофы, вероятнее всего стихийного бедствия к концу XII в. до н. э. и на этот раз на длительное время. Трою не восстанавливали до конца VIII в. до н. э. К 700 годам греческие колонисты принимаются за восстановление Трои и Троя VIII уже является типичным эллинским городом. С конца XII и до начала VII в., если не считать разрушенную Трою, во всей Троаде продолжала доминировать культура, которую занесли с севера фрако-фригийские племена.19) Следовательно, в течение всего этого времени единственным наследником местного анатолийского троянского населения, по-видимому, являются фрако-фригийские племена, проникшие с XII в. до н. э. в эти пределы. Исходя из этого, следует полагать, что поэт, которому, с одной стороны, все еще неизвестно ничего о восстановлении Трои и заселении ее греческими племенами, но, с другой стороны, известно о резкой смене династий в Троаде и о правлении новой династии вплоть до его времени, мог жить лишь приблизительно до конца VIII в. до н. э., т. е. до начала восстановления Трои и ее превращения в эллинский город.20) Здесь же следует отметить, что в «Илиаде» (XII. [220] 15...) мы находим некоторое указание на ту катастрофу, которая, по археологическим данным, действительно имела место к концу XII в. до н. э. в Троаде и которая вызвала окончательное разрушение Трои.

2. На то, что в «Илиаде» в лице Энея и его наследников осмысленно или неосмысленно отображается продолжение традиций автохтонного троянского населения фракийскими племенами, по нашему мнению, указывает и следующее обстоятельство. Исследователями отмечается, что довольно длинная генеалогия троянских правителей, данная в XX.215... «Илиады», в действительности является синтезом двух династических списков — более древнего — анатолийско-троянского и сравнительно нового — фракийско-троянского. Из них первый представляют Гектор и его предшественники, а второй — Эней и его предшественники.21) Подобный синтез должен был бы произойти после заселения Троады с начала XII в. до н. э. проникшими с севера фракийскими племенами.

Следует полагать, что часть этих племен, начиная с конца IX в. до н. э. — с усилением в Малой Азии греческой экспансии, переселяется и в западные районы Средиземноморья, в частности в Италию; отголосок этого движения можно найти уже у поэта VII—VI вв. до н. э. Стесихора, сообщавшего о переселении Энея в Гесперию, т. е. Италию,22) а сведение Гелланика, современника Геродота, о том, что Энею приписывается основание Рима,23) датирует это переселение VIII в. до н. э. Античные источники последующих времен уже совершенно определенно указывают на то, что процесс усиления латинов и Рима в Италии, который начинается на грани IX—VIII в. до н. э., связан с Энеем и его потомством.24) Конечно, в данном случае, как уже отмечалось в науке, отображается факт распространения из Малой Азии (Троады) в Италию определенной части негреческого населения, троянских культов, и в первую очередь, тесно связанного с Энеем культа Афродиты. Все это, по мнению археологов, должно было иметь место не позднее конца IX в. до н. э.25) Данный процесс мог быть переосмыслен в переселение Энея и его [221] потомков в Италию, самое раннее, к концу VIII в. до н. э., когда греки начинают заселять Троаду, а с другой стороны, появляются первые греческие колонии в самой Италии.26) Следовательно, надо полагать, что столь категорические сведения о долговечном правлении потомков Энея в Троаде должны отображать тот период, когда образ троянского героя еще не был связан с движением народов на запад, т. е. период до конца VIII в. до н. э.

3. В «Илиаде» неоднократно упоминаются Фригия и фригийцы. По Гомеру, Фригия находится в пределах озера ’Ασκανίη (II.862-863), во всяком случае, восточной границей Фригии он считает речку Σαγγάριας, у которой, по словам Приама, произошла битва между фригийцами и амазонками («Илиада» III.187). Подобное представление о местонахождении Фригии мог иметь грек лишь до конца восьмого века, т. е. живший или до создания во второй половине VIII в. до н. э. мощного Фригийского союза, или непосредственно в период усиления Фригии, и представивший старые границы Фригии во избежании анахронизма. К концу VIII и началу VII в. до н. э. Фригия Мидаса или Миты ассирийских документов была разгромлена киммерийцами.27) Греческие источники всего последующего времени (ср. Геродот V.49, 52) под термином Фригия объединяют огромную территорию от Лидии до Каппадокии,28) которая после Мидаса не представляла политической силы.

4. Немаловажен и тот факт, что под Пафлагонией в «Илиаде» подразумевается страна, расположенная в пределах реки Παρθένιος, в то время как, согласно Геродоту и авторам последующего времени, восточная граница Пафлагонии достигает реки Галис. Когда же мог распространиться данный термин относительно столь обширной территории? Во всяком случае не позднее конца VIII в. до н. э., так как после киммерийского нашествия Пафлагония с политической точки зрения не могла представлять собой значительную величину; она была подвластной сначала лидийцам, а затем персам.29) Следовательно, можно полагать, что Гомер жил до того, как термин Пафлагония утвердился относительно территории, достигающей реки Галис, т. е. до начала VII в. до н. э.

5. В XI.13... «Одиссеи», как уже отмечалось, упоминаются [222] киммерийцы. Ряд ученых на основании этого предполагает, что поэма была создана после начала VII века до н. э., т. е. после того, как нашествия киммерийцев стали известны грекам. Однако обычно не обращают внимания на то, что киммерийцы в «Одиссее» представлены не как воинственный и агрессивный народ, а как далекое племя, обитавшее там, куда никогда не заглядывает Гелиос. Такое представление о киммерийцах грек мог иметь лишь до конца VIII в. до н. э.,30) так как после этого (прибл. 714 г. до н. э.) киммерийцы вторглись в Малую Азию и вели ожесточенные и опустошительные войны.31) Вряд ли поэт VII или VI в. до н. э. мог представить киммерийцев столь жалким и заброшенным племенем.

Все это, по нашему мнению свидетельствует о том, что гомеровский эпос создан до начала VII в. до н. э.

Что же касается terminus post quem создания гомеровских поэм, то в данном случае дело обстоит сложнее. На то, что гомеровский эпос создан после падения микенской Греции, а не в XIV в. до н. э., по нашему мнению, указывают следующие детали:

1. В гомеровских поэмах ничего не сообщается о Хеттской империи. «Илиада», полностью перечисляя народы, проживающие в западной, северо- и юго-западной частях Анатолии, не дает никаких сведений о живших в центральной Анатолии хеттах, в то время как хеттские документы указывают, что в XIV—XIII вв. до н. э. империя имела тесные контакты со странами Западной Анатолии.32)

2. В «Илиаде» довольно интенсивно фигурируют фрако-фригийские племена, большая часть которых, по Гомеру, проживает в Анатолии. Хеттские источники, в частности знаменитая хроника Тудхалиаса IV (серед. XIII в. до н. э.), в которой перечислены многие народы западной Анатолии, в том числе троянцы, карийцы, ликийцы и др. названные в каталоге «Илиады» племена-союзники троянцев, ничего не говорит о фрако-фригийских племенах.33) Исходя из этого, а также из данных археологии, указанных выше, следует полагать, что процесс переселения фрако-фригийцев в Анатолию начался лишь с первой половины XII в. до н. э.34) Следовательно, гомеровский эпос мог быть создан лишь после этого.

3. В IV песни (стр. 51...) «Илиады» Гера предлагает Зевсу в будущем, взамен Трои, разрушить Аргос, Спарту и [223] Микены, города, которые она любит больше всех. Из этих слов можно заключить, что поэту «Илиады» известно о разгроме вслед за Троей названных городов. Как показывают данные археологии, города микенской эпохи были разрушены после катастроф конца ПЭ III В периода, которые охватили почти все стороны Восточного Средиземноморья.35)

Можно определенно сказать и то, что от XII века Гомера отделяют многие десятилетия, так как: а) фригийские вожди Отрей и Мигдон, союзниками которых по III.186... «Илиады» был в юношестве Приам, в поэме упоминаются как весьма отдаленные герои. Мигдона исследователи обычно считают эпонимом мигдонцев, а их появление в Малой Азии можно приурочить лишь к XII в. до н. э.;36) б) Гомер, как уже отмечалось выше, знает о том, что после Приама власть в Троаде унаследовал Эней, а после Энея — его «сыны от сынов», т. с. перед поэтом — факт правления целых поколений потомков Энея; в) если учесть, что процесс расселения фрако-фригийских племен в Малой Азии для поэта «Илиады» — столь далекий исторический факт, что он представляет эти племена уже автохтонами, можно сделать следующее заключение: после обоснования фрако-фригийских племен в Анатолии, т. е. после XII в. до н. э., прошло определенное время до того, как в греческой поэтической традиции исторические факты более поздних времен могли слиться с фактами эпохи Троянской войны. И, действительно, греческая миграция в Малую Азию, как известно, началась лишь к концу XI в. до н. э.37) К этому времени перегруппировка племен в Анатолии, вызванная падением Хеттской империи и вторжением народов с севера, — уже случившийся факт. Следует полагать, что именно после этого начинают проникать в греческую поэтическую традицию темы и сюжеты местных анатолийских сказаний. Нет сомнения, что слушателю или читателю «Илиады» времен Гомера было известно о существовании преданий, посвященных борьбе фригийцев — Мигдона и Отрея с амазонками, поэтому Гомер лишь вскользь упоминает об этом эпизоде; было известно также о существовании различных версий относительно родственных отношений Приама с фракийцами; в греческой эпической поэзии уже были [224] выработаны такие эпические формулы касательно Фригии и фригийцев, как Φρύγες ανέρες αιλόπωλοι, Φρογίη αμπελόεσσα и т. д. Мы должны допустить, что для такого проникновения одной традиции в другую требовалось определенное время, во всяком случае, трудно предположить, что до IX в. до н. э. для греческой традиции могли стать столь близкими анатолийские темы и сюжеты.

По нашему мнению, ряд фактов указывает на то, что поэмы Гомера были созданы лишь в VIII в. до н. э.

1. Хотя в «Илиаде» Фригия расположена на сравнительно небольшой территории, но в поэме чувствуется, что она занимает одно из самых центральных мест среди анатолийских союзников Трои. Указание Приама на то, что войско фригийцев Мигдона и Отрея было, за исключением войск Агамемнона, самым многочисленным и мощным из всех войск, видеть которые довелось ему,38) подчеркивает факт особого положения фригийцев среди союзников Трои. Это вызывает ассоциации с процессом усиления Фригии с 800 годов до н. э. Можно предположить, что Гомер — очевидец этого исторического факта, и поэтому, избегая анахронизма, он вкладывает в прежнее географическое понятие — Фригия — значение и мощь усилившегося в VIII в. до н. э. Мидасовского фригийского союза. Действительно, только к VIII в. до н. э. понятие Фригия увязывается с понятием мощного военного союза анатолийских племен.39)

2. Геродот (VII.73) сообщает: «По словам македонян, пока фригийцы жили вместе с ними в Европе, они назывались бригами. А после переселения в Азию они вместе с переменой местопребывания изменили и свое имя на фригийцев».

Следовательно, если верить Геродоту, термин Фригия в Малой Азии должен был возникнуть после переселения из Македонии бригов. Геродот намекает и на то, что данное переселение имело место в эпоху Гордиона и Мидаса (VIII.138). [225]

Итак, согласно Геродоту, фригийцы обосновались в Анатолии с VIII в. до н. э. Примечательно, что данные сведения Геродота подкрепляют результаты исследований современных археологов и лингвистов. Так, выяснилось, что распространение в Малой Азии собственно фригийской культуры и возникновение Фригийского царства можно отнести самое раннее к концу IX или началу VIII в. Именно с этого времени в анатолийской археологии замечается усиление тех элементов, которые засвидетельствованы в пределах Болгарии — Македонии — т. н. фригийские курганы. Замечаются также изменения в керамике, а также в архитектурных формах и орнаменте.40) Все это дает возможность предположить, что в этот период здесь имело место переселение новой волны народов. Об этом свидетельствуют как будто и данные лингвистики. Так, например, О. Гаас утверждает, что т. н. северовосточные фригийцы, которые создают в VIII в. до н. э. сильное царство с центром в Гордионе и которые, согласно Геродоту, должны были переселиться сюда из Македонии, с языковой точки зрения действительно показывают удивительную близость с последней.41) Следует также отметить, что античные источники упоминают племена бриков во Фракии и бригов в Македонии.42) До переселения этих племен в Малую Азию в пределах территории «великой Фригии» и по соседству с ней проживали дофригийские балканские племена, проникавшие в Анатолию из Балкан волнами после падения хеттской империи — с XII в. до н. э.43) Следы первоначального переселения этих племен должны быть отражены в сведениях Гомера о фригийских героях Отрее и Мигдоне. И, действительно, согласно Страбону, мигдоны жили между Риндаком и мирлиянами (XII.5.10), а город Отрея находился восточнее Никеи (XII.4.7). Племена, которые проникли в Анатолию с первыми волнами переселений, очевидно, еще не имели общего названия. Термины — Фригия и фригийцы в Анатолии должны были возникнуть лишь с IX в. до н. э., после переселения из Македонии новой волны племен — бригов. Впоследствии это название распространяется на остальные племена т. н. фригийского союза. Если все это так, то гомеровский эпос, естественно, мог быть создан лишь после того, как термин Фригия утвердился в Анатолии.

3. В «Одиссее», как уже отмечалось, упоминается страна киммерийцев. Выше мы постарались показать, что здесь [226] могли подразумеваться лишь те киммерийцы, которые появились на арене в начале VIII в. до н. э. Следовательно, лишь с этого времени и до 20-х годов VIII в. (время вторжения киммерийцев в Анатолию) мог располагать поэт «Одиссеи» информацией о киммерийцах, как о далеком, заброшенной народе.44)

Все это указывает на то, что VIII в. до н. э., который большинство ученых считают веком Гомера, больше всего соответствует реальности. [227]


1) Для обзора античных источников ср. 358.

2) 391, стр. 25. Если принять данную точку зрения, то и геродотовскую дату Троянской войны (± 1250) — придется перенести приблизительно на два века позже, что совершенно нереально. Следует полагать, что Геродот при датировке имел другую основу.

3) 99.

4) 143, стр. 390.

5) Об этом подробно см. ниже.

6) 389г, стр. 7...; 389е.

7) Ср. 205; 303.

8) 349, стр. 87...; 254; 229; 391 и мн. др.

9) Приводим по 230, стр. 199...

*) так — HF.

10) 262, стр. 462... Вообще при датировке гомеровского эпоса постгеометрической эпохой (рубеж VIII—VII вв. — VII в.) отмечают, что у Гомера встречаются детали, характерные для постгеометрического культурного слоя, т. н. «лампада Афины» («Одиссея» XIX.34), «бляха Одиссея» («Одиссея» XIX.226), «вооружение и тактика гоплитов», «щит Агамемнона с Горгоной» и т. д. Однако, как показывают новейшие археологические раскопки, все перечисленные т. н. постгеометрические детали могут свободно восходить, с одной стороны, к VIII в. до н. э., а с другой — даже к микенской эпохе. Что касается «лампады Афины», то она является культовым предметом, связанным в гомеровском эпосе лишь с Афиной и восходящим к микенской эпохе. Ср. 254, стр. 54...; 106.

11) Ср. для обзора 194а, стр. 222...

12) О возможности проникновения дорийцев на Крит еще в микенскую эпоху см. 208.

13) Ср. 113а, стр. 44...

14) Для обзора ср. 221.

15) 221.

16) Gnomon, Bd. 41, Hft. 4, 1964, стр. 327...

17) Все сведения, содержащие данную информацию в «Илиаде», собраны в 244, стр. 11.

18) То, что в Троаде (а не в Трое) после Троянской войны будет властвовать местная династия или потомки Энея, повторяет и гомеровский «Гимн к Афродите» (196).

19) Итоги археологического исследования Трои представлены в 103. Для обзора вопроса ср. также 102; 303, стр. 41... Из старой литературы не утеряло значения 141. О проникновении северных племен в Анатолию ср. 131.

20) Греки начинают заселять северо-западную часть Анатолии с конца VIII в. до н. э. Ср. 130, стр. 9.

21) Ср. 361б; ср. также 35.

22) К вопросу о сведении Стесихора см. 169, стр. 106...

23) Геллаником, согласно сведения Дионисия (I.72.2), было высказано следующее соображение: Αινείαν ηησίν εκ Μολοττων εις ‘Ιταλίαν ελθόντα μετ’ ’Οδυσσέως (μετ’ ’Οδυσσέα) οικιστην γενέοθαι της πόλεως. Ср. 169, стр. 103...

24) 80; 104.

25) Для обзора ср. 169.

26) О греческих колониях в Италии см. 402, 146; 169; 103а.

27) Ср. 88: 180; 181: 79; 145; 32; 416.

28) Возможно, что термин Фригия распространился на всю эту территорию после 600 г. до н. э. Ср. 181, стр. 37.

29) RE.

30) 60, стр. 26; 69, стр. 8...

31) 60, стр. 26...; 69, стр. 82...; 416, стр. 169; 88, стр. 12; 54, стр. 223.

32) Об этом подробно см. выше, стр. 186...

33) Ср. 25, стр. 142...; стр. 163...; ср. также выше, стр. 186.

34) 88; 131.

35) Микены были разрушены в конце III В периода. Следует полагать, что к этому времени прекратила существование и гомеровская Спарта, в слоях ПЭ III В периода в Аргосе пока не выявлены следы сильного разрушения, но следует полагать, что волна вторжений, жертвой которой стал соседний Тиринф, не прошла бесследно и для Аргоса. Ср. 135. 81; 205.

36) Ср. 181, стр. 34; 32, стр. 58.

37) Ср. 130.

38) «Илиада», III.178...

39) Говоря словами Старра (374, стр. 210): «Only after 800 did ordered states appear in Asia Minor» (естественно, в данном случае автор имеет в виду Анатолию I тысячелетия до н. э., а не хеттской эпохи). Ср. также 88, стр. 6...; 416, стр. 131... Следует также отметить, что единственная историческая личность, с которой античная традиция связывает Гомера, это Мидас. В произведении «О Гомере и Гесиоде и об их соревновании» дается следующее сведение: «Послушав поэмы (Гомера), сыновья царя Мидаса, Ксанф и Горг, позвали его, чтобы тот создал эпиграмму для могилы их отца, на которой стояла бронзовая статуя девушки, оплакивающей смерть Мидаса» (324).

40) 181, стр. 35; там же литература по данному вопросу. Ср. также 88, стр. 12...

41) 180; 181.

42) 180, стр. 19.

43) 180, стр. 16...; 181.

44) Об этом подробно см. выше, стр. 203...

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Питер Грин.
Александр Македонский. Царь четырех сторон света

А. В. Махлаюк.
Солдаты Римской империи. Традиции военной службы и воинская ментальность

Карл Блеген.
Троя и троянцы. Боги и герои города-призрака

Чарльз Квеннелл, Марджори Квеннелл.
Гомеровская Греция. Быт, религия, культура

Ю. К. Колосовская.
Паннония в I-III веках
e-mail: historylib@yandex.ru
X