Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Николай Скрицкий.   Флагманы Победы. Командующие флотами и флотилиями в годы Великой Отечественной войны 1941–1945

АБАНЬКИН ПАВЕЛ СЕРГЕЕВИЧ. Командующий Онежской и Амурской флотилиями

   П.С. Абанькин начинал учебу в учебных заведениях для моряков мирного флота, однако стал моряком флота военного, командовал двумя флотилиями и стал начальником Гидрографического управления ВМС.



   Родился Павел Абанькин 5 (18) сентября 1902 года в селе Почково, ныне Сасовского района Рязанской области. В сентябре 1918 – апреле 1919 года он окончил Мореходное училище. В годы Гражданской войны юноша воевал в составе Азовской военной флотилии машинистом вспомогательного судна. Кончилась война, и Павел в августе 1920 – апреле 1921 года учился в политехникуме водного транспорта. После окончания политехникума его направили в Ямальскую полярную экспедицию. С мая 1922 по октябрь 1923 года он сменил несколько работ. На Ямале сначала служил мотористом, затем – заместителем комиссара Ямальской полярной экспедиции. После ликвидации экспедиции по решению Сиббюро РКП (б) моряка назначили управляющим кооперативом в Новосибирске. Но в Сибири он оставался недолго и переехал на юг. Абанькин был помощником багермейстера землесоса Азовского пароходства, затем служил в аппарате Юго-Восточного бюро ЦК РКП (б). Осенью 1923 года его приняли в Военно-морское училище имени М.В. Фрунзе. Окончил моряк училище в октябре 1927 года. До января он был стажером командира взвода Машинной школы, затем – помощником вахтенного командира линейного корабля «Октябрьская революция» Морских сил Балтийского моря. В октябре 1928 – мае 1929 года Абанькин прошел также курсы воздушного боя при 3-й школе летчиков и летнабов (летчиков-наблюдателей) в Ораниенбауме. В марте-октябре 1928 года он одновременно являлся стажером летнаба и временно исполнявшим должность начальника штаба, а затем, с мая 1929 по декабрь 1930 года, являлся старшим летнабом и начальником штаба 51-го отдельного авиаотряда в Ораниенбауме. И далее моряк оставался при морской авиации. С декабря 1930 по декабрь 1932 года он был начальником штаба авиаэскадрильи 4-й авиабригады, а затем до декабря 1933 года – начальником штаба авиаэскадрильи 2-й авиабригады Морских сил Балтийского моря.

   В декабре 1933 года Абанькин поступил на командный факультет Военно-морской академии имени К.Е. Ворошилова. После окончания академии в мае 1937 года его назначили военкомом Военно-морского авиационного училища имени Сталина в Ейске. До июня 1939 года моряк занимал эту должность; он являлся слушателем Военно-политических курсов в Москве, но не окончил их и был возвращен к прежнему месту службы. В июне 1939 – апреле 1940 года Абанькин состоял членом Военного совета Тихоокеанского флота, в апреле-июле 1940 года – членом Военного совета Амурской Краснознаменной флотилии. С июля 1940 года он стал командующим флотилией[481].

   Амурской флотилией Абанькин командовал с 22 июля 1940 по 29 июня 1943 года. Сменил он на посту командующего А.Г. Головко, которого перевели командовать Северным флотом[482]. 21 мая 1941 года Абанькина произвели в контр-адмиралы[483].

   Первые годы Великой Отечественной войны моряк провел на Амуре. Вся страна помогала фронту. Не оказались в стороне и амурцы. В первые же дни войны поступили заявления от тысяч моряков с просьбой отправить на фронт[484]. За три дня был сформирован первый батальон из добровольцев. На митинге перед отправкой Абанькин дал наказ морякам. 22 октября батальон выехал на запад и вошел в состав 84-й морской стрелковой бригады, которая получила крещение в битве под Москвой[485].

   Это был не последний случай, что моряков-амурцев направляли на фронт или действующие флоты.

   Флотилия непосредственно не воевала. Однако Япония могла вступить в войну на стороне Германии. Такая опасность действительно существовала. Японское командование ожидало, когда советские войска будут переброшены на запад и можно будет без особых потерь овладеть Дальним Востоком. Но японцы так и не дождались момента, когда дальневосточные рубежи окажутся беззащитными. В этом свою роль сыграли и моряки Амурской флотилии.

   Амурцы должны были во взаимодействии с сухопутными войсками защитить государственную границу по берегам рек Амур, Аргунь, Уссури и озеру Ханка протяженостью до 4 тысяч километров. Чтобы обеспечить оборону этих рубежей, уже с начала июля начали строить мощные оборонительные рубежи вокруг главной базы флотилии – Хабаровска и других приморских баз и опорных пунктов. Моряки упорно учились действовать совместно с сухопутными войсками преимущественно в обороне. Учения проводили в условиях, приближенных к боевым. Так как многие моряки выехали на фронт, оставшиеся осваивали по две-три смежных специальности, что обеспечивало взаимозаменяемость в бою. Зимой же, когда корабли вмерзали в лед, моряки учились действовать на суше. Приходилось изучать новые корабли, которые флотилия получала от промышленности[486]. Моряки анализировали опыт действующих флотов и флотилий.

   Когда японцы поняли, что вторжение на территорию Советского Союза может дорого им обойтись, а германские войска увязли под Москвой, они предпочли вступить в войну с США за источники сырья на юге Тихого океана. Однако и в этом случае существовала постоянная опасность нападения миллионной Квантунской армии, сосредоточенной в Маньчжурии.

   При таких обстоятельствах П.С. Абанькин командовал флотилией два года и сдал ее Ф.С. Октябрьскому, которого на время перевели с поста командующего Черноморским флотом. Июнь-август 1943 года контр-адмирал оставался в распоряжении Наркомата ВМФ, а затем его назначили командующим Онежской военной флотилией[487]. Флотилию флагман принял у временного командующего Н.В. Антонова, начальника штаба. Предшествующего командующего, капитана 1-го ранга А.П. Дьяконова, назначили начальником отделения исторического отдела Главного морского штаба.

   Командующим Онежской военной флотилией Абанькин состоял с 11 августа 1943 по 25 января 1944 года[488]. Корабли флотилии поддерживали боевые действия 7-й и 32-й армий Карельского фронта, обеспечивали перевозки по Онежскому озеру, вели борьбу с авиацией противника. В период командования Абанькина (1943) на флотилии впервые применили залповый огонь реактивными снарядами по переднему краю противника.

   22 августа 1943 года флотилия осуществила огнем поддержку прорыва сухопутными войсками вражеской обороны в районе Важерокса. К началу операции первая группа кораблей незаметно заняла позицию в Онежском обводном канале. На одной из канлодок находился командующий флотилией контр-адмирал П.С. Абанькин. Он не стал вмешиваться в подготовку и ход операции и оставил ее на начальника штаба Н.В. Антонова[489].

   Главные силы, скрытно сосредоточенные в Онежском обводном канале, огнем поддерживали наступление, тогда как прорвавшиеся в Онежское озеро шесть торпедных катеров с реактивными установками должны были ошеломить противника и отвлечь его внимание от места прорыва. Перед началом операции моряки наладили взаимодействие с сухопутными войсками, провели разведку района действий, оборудовали створы, по которым катера должны были направлять свои удары. Тщательно спланированная и подготовленная штабом операция прошла успешно. Рано утром 22 августа 6 торпедных катеров вышли на озеро и по створам дали залпы по позициям противника. Их огонь послужил сигналом для кораблей из обводного канала и сухопутной артиллерии. Операция войск завершилась также успешно. Захваченные пленные на допросе сообщили, что удар «катюшами» со стороны озера оказал ошеломляющее воздействие[490].

   В августе усилились неприятельские перевозки по озеру. В сентябре-октябре корабли флотилии не раз нападали на коммуникации и опорные пункты противника, провели более 20 успешных боев с неприятелем. Так как противник не рисковал нападать на советские суда, флотилия провела около 240 конвоев, более 800 судов с войсками и грузами[491].

   Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов писал позднее: «Абанькин был на флотилии недолго, но оставил заметный след в организации боевой и повседневной службы, в методической и тактической подготовке командиров соединений и кораблей, укрепив основы дальнейших успехов флотилии»[492].

   Осенью 1943 года флотилия уходила с Онежского озера по частям. Большая часть кораблей направилась на зимовку в начале октября; остававшиеся на озере корабли маскировали уход флотилии. Моряки высаживали демонстративные десанты, посты и береговые радиостанции вели оживленные радиопереговоры. Похолодание во второй половине октября заставило поторопиться с выводом оставшихся судов[493].

   В конце 1943 года контр-адмирал сдал флотилию Н.В. Антонову. В январе-марте 1944 года Абанькин находился в распоряжении Наркомата ВМФ. До сентября 1944 года он командовал вновь Амурской Краснознаменной флотилией. 21 июля 1944 года моряка произвели в вице-адмиралы[494].

   В этот период, как и ранее, Краснознаменная Амурская флотилия готовилась к обороне дальневосточных рубежей страны. Пришлось в первую очередь заниматься боевой подготовкой и находиться в готовности отразить неожиданное нападение. О возможности такового свидетельствовали провокации японской военщины.

   С сентября 1944 года моряк – начальник Военно-морской академии имени К.Е. Ворошилова; одновременно он исполнял обязанности главного редактора журнала «Морской сборник». С апреля 1945 по март 1946 года П.С. Абанькин – заместитель наркома ВМФ, затем до февраля 1947 года – заместитель главнокомандующего ВМС по кадрам. С февраля 1947 по март 1950 года вице-адмирал состоял заместителем главкома ВМС по кораблестроению, а затем до апреля 1952 года – заместителем военно-морского министра по кораблестроению и вооружению. 27 января 1951 года его произвели в адмиралы. В этот период, с декабря 1947 по февраль 1948 года, Абанькин являлся членом суда чести над группой адмиралов[495].

   Н.Г. Кузнецова, Л.М. Галлера, В.А. Алафузова и Г.А. Степанова на основании доноса капитана 1-го ранга В.А. Алферова обвинили в передаче союзникам чертежей секретного вооружения. После проведения допросов адмиралов было решено предать их суду чести. Очевидно, следователи выполняли заказ свыше, ибо Сталин был недоволен независимостью Н.Г. Кузнецова. Под давлением эксперты поддержали обвинение, и 19 декабря Сталин подписал постановление Совета министров СССР о придании адмиралов суду чести. Состав суда назначили приказом министра Вооруженных сил H.A. Булганина. Очевидно, члены суда имели твердую установку добиться установления виновности адмиралов и старались выполнить эту задачу. Биограф Галлера отмечал: Абанькин пытался доказать, что адмирал недооценивал такое великолепное оружие, как торпеда высотного бомбометания. Ни он, ни другие члены суда не хотели (скорее боялись) учесть, что уже в ходе войны секретность этого оружия была утрачена. Суд чести принял решение предать адмиралов суду Военной коллегии Верховного суда СССР. Высшее командование не вступилось за заслуженных флагманов. Абанькин в аттестации на Л.М. Галлера указал, что тот «в руководстве с подчиненными не имеет твердости, там, где, нужно требовать, приказать или даже наказать, допускает уговоры» и «являясь односторонним специалистом, мало уделял внимания своему политическому образованию»[496]. Видимо, адмирал не смог (или не захотел) предложить более серьезные причины для обвинения. На основании ложных обвинений и аттестаций преданные суду адмиралы получили серьезные наказания.

   С апреля 1952 по июнь 1958 года адмирал являлся начальником Гидрографического управления ВМС, которое в 1953 году переименовали в Гидрографическую службу ВМФ. В 1957 году «Географический сборник» опубликовал в номере 12 статью П.С. Абанькина «Ю.М. Шокальский и гидрография». В 1958–1960 годах Абанькин являлся военным консультантом группы генеральных инспекторов МО СССР. С сентября 1960 года моряк находился в отставке. Он был награжден 2 орденами Ленина (1943, 1944), 2 орденами Красного Знамени (1944, 1953), орденом Ушакова I степени (1945), медалями, югославским орденом «Братство и единство» I степени. Скончался П.С. Абанькин 14 августа 1965 года в Ленинграде. Похоронили его на Серафимовском кладбище[497].

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сергей Тепляков.
Век Наполеона. Реконструкция эпохи

Карл Расселл.
Ружья, мушкеты и пистолеты Нового Света. Огнестрельное оружие XVII-XIX веков

Вячеслав Маркин, Рудольф Баландин.
100 великих географических открытий

Рудольф Баландин.
100 великих богов

Геогрий Чернявский.
Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917
e-mail: historylib@yandex.ru
X