Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Хильда Кинк.   Восточное средиземноморье в древнейшую эпоху

Дерево

В древности Ханаан изобиловал лесами. Склоны гор Ливана славились могучими кедрами, алеппской сосной и кипарисом, а Иудея, Галилея и Заиорданье - своими дубово-фисташковыми массивами. К концу XIX в. н. э., как отмечают путешественники, на горах Ливана сохранились лишь небольшие рощицы громадных кедров, возраст которых исчисляется в несколько тысяч лет. Некоторые из них достигают в обхвате 10— 15 м. Это единственные остатки тех кедровых лесов, откуда доставляли дерево для строительства дворца и знаменитого храма Соломона. Кедр растет очень медленно. Поэтому сохранившиеся великаны являются как бы единственными «живыми» свидетелями событий, которые происходили там в I тысячелетии. О дубравах Иудеи упоминает и географ Страбон, живший в I в. до н. э. и в I в. н. э. Это подтверждается и археологическими находками. При раскопках некоторых древних поселений были найдены остатки желудей и фисташек и остатки некоторых деревьев [71, 87—88]. Кроме того, были зафиксированы кости таких животных, как лань, дикий кабан, и некоторых видов птиц (дрозд), существование которых немыслимо вне лесов.

Из-за высоких качеств, особенно большой твердости древесины кедра и в меньшей степени сосны, кипариса и дуба, начиная с конца IV тысячелетия леса подвергались систематической вырубке. Лес вывозили в соседние страны, в том числе и в Египет [2, 116—117].

Помимо этих весьма ценных пород деревьев в Ханаане росли можжевеловые деревья, а по берегам рек и озер тянулись рощи ивы и тополя. В южных районах страны преобладали нескольких видов акации и тамариск, а также различные древовидные кустарники. Древесина акации и тамариска довольно твердая и годилась для поделок.

По данным Библии, относящимся ко времени конца II и начала I тысячелетия, в Иорданской долине и в окрестностях Мертвого моря, где господствовал тропический климат, стояли в те времена пальмовые рощи. Среди них особое место занимала финиковая пальма, дающая очень питательные плоды, которые употреблялись в пищу как в сыром, так и в сушеном виде. Сок ее мог быть использован для приготовления напитка. Листья же пальм годились в качестве материала для всевозможных плетений и веревок. По мнению исследователей, финиковые рощи стояли и в VII тысячелетии, в первые столетия после возникновения там древнего поселения Иерихон.

В последующие тысячелетия после энеолита в Ханаане начался процесс обезлесения. Кеньон [84, 183] полагает, что в районе Иерихона уменьшение лесов дает о себе знать уже при строительстве гробниц времени древней бронзы, т. е. в первой четверти III тысячелетия. Однако в IV тысячелетии в лесах недостатка еще не было.

Древнейшее население использовало дерево при строительстве, при изготовлении орудий и прочих предметов, а также употребляло в качестве топлива [116, 84] (см. раздел «Металлы»).

Энеолитическое население страны, как и додинастические египтяне, пользовалось огнем, полученным искусственным путем [2, 39]. Осуществлялось это вращением деревянного стержня небольшого диаметра в планке сухого дерева. В одной из пещер Вади-Мураббаат, расположенной в Иудейской пустыне, в 1952 г. был найден фрагмент такого огнива длиной в 9 см [24, 15, V: И]. Авторы с полным основанием указывают на аналогичную археологическую находку времени Среднего царства в Египте. Однако они ограничиваются лишь замечанием по поводу необычной формы ямок и не объясняют причину этого. Дело в том, что все углубления находятся на некотором расстоянии от края планки и соединяются с боковой прорезью, сделанной заранее в дереве. Опыты, поставленные в лаборатории Первобытной техники при ЛО ИА АН СССР под руководством доктора исторических наук С. А. Семенова, показали, 4то именно в этих боковых углублениях накапливался горячий порошок и возникал очаг горения. К сожалению, остается невыясненным, вращали ли древнейшие ханаанеяне стержень между ладонями или приводили его в действие при помощи лучка.

Начало обработки дерева в Ханаане надо искать и глубине тысячелетий. Косвенным доказательством этого являются частые находки орудий для обработки дерева; каменные топоры, тесла, долота, вскрытые в слое докерамического неолита в Иерихоне. Помимо этого, как полагает Кеньон, гнезда, специально оставленные в стене укреплении того же поселения последующего времени (докерамического неолита «В»), предназначались для деревянных столбов [83, 49]. Иными словами, можно говорить о начале применения с этого времени дерева в качестве строительного материала.

В энеолитических поселениях оно использовалось в домостроительстве наряду с камнем и глиной. Так, и лепке на фронтоне глиняных хижинообразных урн, являющихся как бы малой копией жилищ, даны цилиндрические выступы. Поэтому - исследователи не без основания полагают, что в строительных конструкциях они соответствовали деревянным брусьям [78, 311,7]. Среди остатков поселения Гассул найдено много следов использования дерева. Деревянными столбами поддерживали со времени докерамического неолита крыши [95, 36]. Колья, жерди, сучья и ветки шли на устройство каркаса и покрытие кровли (см. раздел «Жилище»). Двери также делались из дерева. Кроме того, не исключена возможность строительства в IV тысячелетии и целиком деревянных домов, если верна реконструкция Перро и Каплана [122, 30; 78, 311].

Не обходились без этого материала и строители эпохи древней бронзы. Некоторые части мощных кирпично-сырцовых и каменных стен, окружавших поселения того времени, также укреплялись продольными и поперечными балками.

Мы не знаем, были ли у древних обитателей этой страны деревянные ладьи [2, 84, I: 12]. Дошедшая от энеолитического времени глиняная модель лодки (см. раздел «Рыболовство») не дает возможности четко определить тот материал, которому в данном случае подражали. Не могут помочь нам в этом отношении и отпечатки Печатей-Цилиндров от второй половины III тысячелетия из Хамы. Изображение ладьи с вертикально поднятыми носом и кормой и тремя сидящими гребцами настолько схематично, что сделать какие-либо выводы о материале также невозможно [69, 469, 2]. Следовательно, если древние ханаанеяне в IV тысячелетии уже строили ладьи из дерева, то надо допустить, что они были умелыми плотниками.

Из дерева, несомненно, делали и раму ткацкого станка.
Найденные в Ханаане остатки деревянных изделий чрезвычайно фрагментарны. В хозяйственной яме и в жилище в районе Беэр-Шевы были обнаружены куски обуглившегося дерева, но установить первоначальную форму предметов не удалось [42, 8; 115, 21]. Однако есть основание допустить существование в стране деревянных орудий. Дело в том, что в соседней стране — Египте энеолитического времени — почва сохранила нам остатки орудий и других изделий, изготовленных из этого материала.

Некоторые исследователи предполагают, что серпы в древнем Ханаане изготовлялись не только из кости, но и из дерева [127, 178; 95, 61]. О деревянных мотыгах пока трудно сказать что-либо конкретное. О возможности существования палок-копалок уже упоминалось выше (см. раздел «Земледелие»). Вполне возможно, что при нанесении плоской ретуши на кремневых орудиях пользовались деревянными приспособлениями [127, 488; 27, 526; 128, 4].

Многочисленные находки каменных наконечников стрел говорят о том, что уже с неолита в Ханаане существовал лук. К сожалению, никакими конкретными сведениями относительно его устройства мы не располагаем. В одной из пещер Мегиддо сохранилось наскальное изображение, где мужчина держит в руке лук. Видна, правда, только верхняя часть оружия. Но она поразительно напоминает древнеегипетский двойной лук. Если это наше предположение верно, то, очевидно, Ханаан IV тысячелетия знал и более сложный лук по сравнению с простым дугообразной формы [2, II: 12; 16, 294—295]. Дерево было именно тем материалом, без которого не могли обходиться изготовители луков.

Весьма вероятно, что при таких процессах производства керамики, как проделывание горошин в ручках, нанесение вдавленного узора, керамисты прибегали к несложным деревянным и костяным орудиям в виде палочек и лопаточек.

Наконечники стрел, копий, гарпунов прикреплялись к древкам, а каменным мотыгам, теслам, молотам и медным топорам необходимы были рукоятки. Надо думать, что все древки и рукоятки делались из дерева. Такое предположение тем более вероятно, что в нескольких пещерах Иудейской пустыни были найдены остатки деревянных изделий и среди них рукоятка тесла длиной в 27 см. Она датируется временем энеолита. В уже упомянутой пещере Вади-Мураббаат были вскрыты две небольшие, длиной около 15 см, деревянные пластинки, которые, судя по следам, были связаны одна с другой [24, 15, V: 25—26, VI а; 21, 34].

Деревянные сосуды, ступки, песты, черпаки-ложки изготовлялись, по всей вероятности, выдалбливанием. О форме последних можно судить по сохранившимся глиняным черпакам-ложкам из Гассула. По мнению Каплана, они имитируют деревянные предметы этого вида [81, 197—200]. Кроме того, археологический материал из докерамических слоев поселения Бейды, Анатолии и данные от додинастической эпохи в Египте подтверждают вероятность такого предположения [89, 32; 2, 40]. В Бейде были обнаружены следы круглой деревянной чаши. В одной хозяйственной яме того же слоя сохранились остатки дерева, которые, по мнению Киркбрайд, могут быть рассмотрены как фрагменты крышки для этой ямы.

Полагают также, что в энеолите были в употреблении и деревянные печати. К такому выводу пришли при изучении их отпечатков, открытых в Северном Ханаане [27, 296; 11, 334]. Печати эти, разумеется, предназначались лишь для клеймения глиняных изделий, например необожженной посуды.

Из дерева, по-видимому, делалась и кое-какая мебель. От начала VII тысячелетия из упомянутой уже Бейды дошел деревянный ящик, в котором хранились кремневые орудия. По мнению Йирку, на это указывает и одна стенная роспись в Гассуле [72, 35]. Внутренние стены домов в этом поселении были покрыты глиняной обмазкой, а иногда и росписью. На одной из них изображены человеческие ноги, опирающиеся на какой-то небольшой предмет наподобие скамьи (см. рис. 3). Кроме того, часть уже рассмотренных нами оссуариев по своей форме подражает ларям на ножках. Очевидно, прав Перро, допускающий, что в данном случае производство мебели отразилось на внешнем виде урн [122, 31]. Известны также оссуарии в форме сосудов. Изготовление сундуков, скамеек, ларей, шкатулок сопровождалось соединением деталей под углом, а это, в свою очередь, вызывало к жизни более сложные способы обработки материала, в частности пиление, выдалбливание и др.

Резкое увеличение количества каменных топоров, тесел и долот среди археологических находок с конца неолита, а также появление этого рода орудий из меди в начале энеолита (см. раздел «Камень») и одновременно с этим происходившее заметное улучшение техники их изготовления говорит о постепенном возрастании роли деревообработки в хозяйстве Ханаана.

За неимением данных мы не в состоянии узнать подробности деревообработки. В частности, можно допустить, что ханаанеяне IV тысячелетия валили лес топорами. Обтесывали деревья и изготовляли изделия при помощи топора и тесла (ср. в додинастическом Египте). Нет сведений о наличии у энеолитических деревообделочников Ханаана медных орудий для поперечного перепиливания. В случае их отсутствия поперечную обрубку бревна, бруса или доски, вероятно, производили топором подобно тому, как это делали древнерусские северные мастера по дереву, которые возводили замечательные памятники деревянного зодчества и при этом обходились без пилы. При работе над строительными конструкциями, мебелью, орудиями, рукоятками и прочими изделиями древним мастерам Ханаана приходилось рубить, колоть, пилить, сверлить, тесать и разравнивать шлифованием дерево при помощи каменных и медных орудий. Однако, мы не осведомлены о том, как они выполняли все эти работы. У них был набор орудий: каменные и медные топоры, тесла, резцы и кремневые вкладыши серпов. Последние могли быть применены и для поперечного перепиливания небольших стволов или брусков. Что же касается шлифовальных камней, которые были очень распространены у деревообделочников древнего Египта, то ими в Ханаане тоже пользовались уже в неолите, как мы видели в разделе «Камень»1.

Некоторый свет на искусство обработки дерева в древнем Ханаане проливает и находка в одной гробнице Иерихона, датируемая началом III тысячелетия. То были остатки досок толщиной всего в 4 см [144, 89— 100]. Очевидно, немаловажную роль сыграло в данном случае и то обстоятельство, что в начале III тысячелетия в распоряжении деревообделочников имелись уже медные пилы (см. раздел «Металлы»), которые могли служить для продольного распиливания, как этого же рода орудия времени Раннего и Старого царств в Египте [3, 47]. Само собой разумеется, что такое умение древних мастеров возникло не сразу, а потребовалось время; и истоки этого умения надо искать в VI—IV тысячелетиях.




1Абразивная техника обработки дерева, как показывают исследования, была распространена очень широко. Она была обнаружена у индийских племен Нового Света, стоявших на стадии неолитической культуры в эпоху появления там европейцев.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Адольф фон Эрнстхаузен.
Война на Кавказе. Перелом. Мемуары командира артиллерийского дивизиона горных егерей. 1942–1943

Эрик Шредер.
Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации

Рудольф Баландин.
100 великих богов

Рудольф Баландин.
100 великих гениев

Владимир Мелентьев.
Фельдмаршалы Победы. Кутузов и Барклай де Толли
e-mail: historylib@yandex.ru
X