Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Хильда Кинк.   Восточное средиземноморье в древнейшую эпоху

Гончарное дело

Глина, как было показано выше, являлась одним из основных строительных материалов (обмазка стен, полов, изготовление кирпича-сырца) в Восточном Средиземноморье. Не обходились без нее и металлурги. Горны, трубки для дутья, литейные формы — для всего нужна была глина. Из этого сырья делали и изделия производственного назначения, как-то: грузила к рыболовным сетям, к ткацким станкам, пряслица, точильные приспособления и др. Служила глина сырьем и для гончаров.

Энеолитическая керамика описываемой нами страны отличалась богатством форм [37, 163—179, 226—238]. Кухонная керамика, как правило, состояла из грубо вылепленных от руки горшков и мисок. Преобладали плоскодонные сосуды, но встречаются и остродонные. Последние ставились либо в землю, либо в специальные подставки (глиняные или плетеные). Среди бытовой керамики встречается самой различной формы хорошо сработанная посуда: сосуды, выполнявшие роль чугунков, миски, кубки на высоком полом поддоне и на ножке, кувшины с носиком для слива, конусообразные, амфорообразные сосуды и т. д.

Многие археологические находки подобного рода имеют ручки в виде горизонтальных выступов или небольших ушек с отверстием для продевания веревки. Некоторые из последней группы сосудов интересны тем, что они снабжены большим количеством маленьких ушек с отверстиями, расположенными симметрично попарно, но одна часть из них горизонтально, а другая — вертикально. Подвешивать их можно было по-разному, в зависимости от потребности. Маслобойки, достигавшие до 12 м длины, и сосуды в форме птиц имели на обоих противоположных концах по выступу, в которых также проделывалось по сквозному отверстию для пронизывания веревки, чтобы удобнее было подвешивать. Обнаружены также глиняные крышки к рассмотренным сосудам. Наряду с крупными (диаметром до 1 м) вместилищами наподобие гассульских в употреблении были и совсем маленькие чашечки, диаметр которых не превышал 10 см. Пользовались также черпаками и фильтрами [95, 36, 43, 60—61, 104, 55 ABC; 94, 5, XXVIII: 22].


Рис. 24. Керамика Абу Матара

Археологи, описывая керамику Ханаана, часто отмечают, что восточные, месопотамские образцы гончарного производства изготовлены лучше аналогичных изделий местного производства. Кроме того, Мелларт высказал мнение, что самая древняя керамика, известная в Анатолии уже в первой половине VII тысячелетия и ставшая там всеобщей в начале VI тысячелетия, затем распространилась на юг, в Ханаан. Р. де Во, хотя и колеблется при решении вопроса о начале появления керамики в южной половине Ханаана, но склоняется к выводу, что навыки по изготовлению керамики были внесены различными племенными группами, проникав-шими в страну. Иными словами, авторы дают понять, что гончарное дело в Ханаане отставало в своем развитии от восточного и северного и что последующие улучшения в нем произошли не без внешних влияний [127, стр. XXI; 104, 10, 43—44; 136, 20, 23]. Чтобы понять, как протекал этот процесс в стране, рассмотрим несколько подробнее гончарное дело.

Вопрос о том, когда и при каких обстоятельствах впервые появилась в стране керамика, точно не выяснен. В Рас Шамре, как допускает Шеффер, она возникла на месте из подражания вместилищам из разных органических материалов [127, 161]. В этой связи особенно интересно отметить, что маслобойки и птицевидные сосуды, как полагают, тоже восходят к кожаным бурдюкам. В Иерихоне, по мнению Кеньон, керамика вошла в употребление лишь с приходом новых поселенцев времени керамического неолита А. Вполне вероятно, что условия, при которых началось изготовление самой первой гончарной посуды в разных частях страны, были различными, но совсем не обязательно ставить это в связь с влияниями извне. Каплан, например, рассматривает некоторые различия в неолитической керамике Иерихона и поселения на р. Ярмук в качестве доказательства их независимого развития [70, 19]. В V тысячелетии в Ханаане изготовлялась еще до вольно грубая глиняная посуда. Она не отличалась разнообразием форм, причем преобладали шарообразные сосуды [127, 509; 84, 79]. Делали их ленточным способом из глины с примесью рубленой соломы или известняковой крошки, а формовали на плетенке. От этого дно многих сосудов имело отпечаток узора циновки (см. рис. 2). Поверхность горшков недостаточно заглажена. На стенках изнутри и снаружи сохранились следы разравнивания рукой и пучком травы. Керамика плохо обожжена. В некоторых случаях, как, например, в Рас Шамре, на первых порах ограничивались лишь сушкой на солнце. Поэтому черепки этого слоя (V) необычайно хрупкие [83, 62; 127, 160].

Со временем гончарная продукция стала совершенствоваться. В глиняную массу клали меньше соломы. Встречаются и тонкостенные сосуды, которые при этом были обожжены при более высокой температуре, чем ранее. Очевидно, в позднем неолите уже научились как- то регулировать температуру огня костра. Появились новые формы. В среднем неолите в Библе круглодонные сосуды были полностью вытеснены плоскодонными [27, 73; 83, 63; 31, 58]. Варьируют ручки. Для получения блестящих черных и красных полос на матовом фоне применялись лощила. Вырабатывались и определенные приемы украшения — вдавленный и нарезной орнамент. Последний состоял главным образом из зигзагообразного узора с елочным заполнением. Мотивы эти оказались весьма устойчивыми и продолжали существовать в Восточном Средиземноморье много позднее, и энеолите. В некоторых поселениях, как в Рас Шамре, и неолите была распространена хорошо окрашенная керамика [83, 65; 127, 259, слой VA].

Все рассмотренные изменения гончарное дело в Ханаане претерпело на протяжении VI—V тысячелетий, т. е. до начала восточного влияния.

В энеолите продолжалась дальнейшая эволюция производства керамики. Наряду с грубо вылепленной на циновках и плохо обожженной посудой существовали изделия и более совершенные с точки зрения формы, отделки и обжига по сравнению с тем, что наблюдалось в предыдущую эпоху. Теперь глина чаще содержала примесь мелкого, просеянного песка. Появилось много новых, доселе неизвестных форм. Это в первую очередь относится к таким особым сосудам, как маслобойки, в местном происхождении которых никто из исследователей не сомневается. Керамика стала более нарядной. Постепенно усложнился орнамент. Применялись не только широко известные с неолита вдавленный и нарезной узор, но и роспись параллельными линиями-полосами, геометрическими фигурами, иногда перечеркнутыми решеткой [42, 13, 28, 29; 70, 12; 90, 71].


Рис. 25. Керамика из Гассула

В распоряжении энеолитических гончаров второй половины IV тысячелетия было уже какое-то вращающееся приспособление для формовки. Дело в том, что на поверхности некоторых сосудов этого времени заметны неглубокие концентрические штрихи, как следствие использования такого устройства. Иногда эти чуть заметные бороздки видны на цилиндрической шейке сосудов. Очевидно, горлышко формовали отдельно, а затем прикрепляли к тулову. Дно многих малых чашек носит следы среза бечевкой. Последние получались при вращении изделия [27, 232, 313; 94, 7; 95, 87; 98, 58; 24, 34]. Точно неизвестно, как был устроен этот примитивный гончарный круг, часто называемый исследователями «вертушкой» (tournette). В нижних слоях некоторых теллей сохранились небольшие каменные диски 20x5 см, имевшие биконическое отверстие в центре. Археологи считают, что на такой камень устанавливали рабочий диск, вращающийся на специальном выступе, который топился в углублении каменного круга. В целях удобства центрированное орудие формовки снизу закреплялось на неподвижной оси [43, 28; 42, 30; 54, 40].

Первые археологи, раскапывавшие Гассул, полагали, что гончарный круг попал туда извне. Чайлд придерживался точки зрения, согласно которой «вертушка» проникла в Ханаан из Шумера [90, 87; 11, 338]. Теперь известно, что это приспособление в Южном Двуречье возникло только в период Урука. Халафская и убейдская керамика лепились еще полностью от руки [8, 2Q4, 414]. Мелларт вынужден констатировать, что урукское влияние, обнаруженное в Амикской долине и в Библе около 3600 г. до н. э., не привело к изменениям в технике изготовления керамики. Сосуды по-прежнему делались от руки. Гончарный круг в Библе появился лишь к концу урукского периода (около 3300 г. до н. э.), но о его происхождении Мелларт ничего не пишет [101, 43—44; 120, 161]. Таким образом, данные о заимствовании Ханааном гончарного круга из Двуречья отсутствуют. К тому же это приспособление было обнаружено в юго-западной части Ханаана (Мецер и Хорват Бетер), где, как известно, восточное влияние в керамике было совсем незначительным. Что же касается Египта, то исследователи допускают употребление и там медленно вращающегося гончарного круга во второй половине IV тысячелетия. Однако конструкция его неизвестна. Поэтому ничего нельзя сказать о каком-либо сходстве между египетским и ханаанским приспособлением для формовки керамики [2, 147; 23, 28]. Следовательно, при современном состоянии наших знаний правильнее будет считать возникновение гончарного круга в Южном Ханаане результатом развития местного керамического производства.

Второе резкое улучшение производства керамики связано с появлением в конце IV тысячелетия гончарного горна. Дотан заметил, что глиняная посуда из Хорват Бетера была обожжена при весьма высокой температуре, т. е. не на костре, а в специальных печах [42, 28]. Если вывод верен, то можно допустить существование обжигательных печей в некоторых поселениях Ханаана уже в конце энеолита. Однако вполне четкие остатки гончарной печи дошли до нас лишь от времени древней бронзы [136, 21; 61, 143]. Можно предположить, что печь эта имела и свод, подобно тому как это было тысячелетие спустя. У древних металлургов района Беэр-Шевы, как мы видели, были и горны для выплавки металла. Поэтому будет нелогичным связывать начало обжига керамики в печах с заимствованием извне.

С начала III тысячелетия искусство гончаров продолжает успешно развиваться. В глину, из которой делали сосуды, стали примешивать известь и мелкотолченый кварц. Описанный состав теста вместе с обжигом при очень высокой температуре в закрытых печах способствовал возникновению новой тонкостенной керамики в эпоху древней бронзы II, получившей за звонкость название «металлической» [85, 10; 54, 28; 136, 5, 20].

О более широком внедрении гончарного круга свидетельствует и то, что им пользовались при изготовлении почти всех малых сосудов, а также цилиндрических горлышек и носиков для слива к большим сосудам [16, 320; 61, 146]. Было бы, однако, ошибкой думать, что ручной способ лепки посуды в результате введения гончарного круга оказался вытесненным. Археологи сталкиваются при раскопках с черепками и целыми сосудами, изготовление которых не было связано с применением какого-либо механического приспособления [11, 352; 85, 121].

Из глины формовали не только посуду и погребальные урны, рассмотренные выше, но и фигурки животных, статуэтки людей, фишки для игр и украшения (бусы, подвески).
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Наталья Юдина.
100 великих заповедников и парков

Чарлз Патрик Фицджералд.
История Китая

Генри Бэзил, Лиддел Гарт.
Решающие войны в истории

Дмитрий Самин.
100 великих вокалистов

Алина Ребель.
Евреи в России: самые влиятельные и богатые
e-mail: historylib@yandex.ru
X