Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Геогрий Чернявский.   Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917

2. Член Петербургского Совета

   Первая русская революция, явившаяся ответом на поражение России в войне с Японией, изменила политическую ситуацию в империи. Одна за другой накатывались волны забастовочного движения, возникали волнения в армейских частях, поднималось национально-освободительное движение, особенно в царстве Польском, входившем в состав Российской империи. Изначально император готов был пойти только на весьма ограниченные политические уступки обществу. Однако продолжавшиеся волнения и особенно разразившаяся в октябре 1905 г. забастовка, охватившая многие города, вынудили правительство и императора Николая II выступить с более обширной программой преобразований, важнейшим из которых было решение о созыве законосовещательной (так называемой булыгинской) Государственной думы, названной по фамилии министра внутренних дел А.Г. Булыгина, внесшего на рассмотрение правительства проект закона об учреждении Думы и положение о выборах в нее. 17 октября 1905 г. председателем Совета министров был назначен считавшийся либералом (и в действительности бывший им) С.Ю. Витте. В тот же день Николай II подписал Манифест 17 октября «Об усовершенствовании государственного порядка», который провозглашал «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов». Последнее положение трактовалось, хотя и не официально, как разрешение на создание не только профессиональных, но и политических организаций, как возможность образования политических партий. Был обещан созыв законодательной Государственной думы. Вслед за этим была объявлена политическая амнистия.

   Созыв Думы, избираемой на основании нового закона (в окончательной своей форме он назывался избирательным законом от 11 декабря), назначался на апрель 1906 г. Выборы 524 депутатов должны были происходить в марте – апреле. Законосовещательный орган Государственный совет, существовавший в России с 1810 г., манифестом царя от 20 февраля 1906 г. был превращен в орган законодательный и стал верхней палатой российского парламента. Одна половина членов Государственного совета назначалась монархом; другая – избиралась от земств, дворянских собраний и университетов. Нижней палатой парламента становилась Государственная дума. Однако итоги выборов в Думу для правительства Витте обернулись катастрофой. Витте утверждал, что политические уступки населению приведут к умиротворению радикально настроенных слоев и к ослаблению революционного движения. Произошло же прямо противоположное. Манифест 17 октября послужил катализатором революции. Более трети мест в Думе (34,1%) получили кадеты; почти четверть (23,8%) – трудовики (то есть легальные эсеры); 14% было у национальных меньшинств – автономистов (поляков, литовцев, латышей, украинцев и мусульман). Сторонники Манифеста 17 октября (октябристы) имели лишь 2,9% голосов[388]. Понятно, что от такой левой Думы правительство не вправе было ждать ничего, кроме откровенной и открытой поддержки революции.

   Либерально-демократические силы рассматривали царский манифест как крупную победу в движении за обновление России, как начальный шаг на пути ее постепенной мирной модернизации, вступления на путь, по которому шли западные страны с конституционно-парламентскими режимами. Совершенно иную позицию занимали оказавшиеся на легальном положении партии и группы социалистической ориентации, прежде всего социал-демократы и социалисты-революционеры. Следуя марксистским и другим утопическим схемам, они рассматривали манифест царя как исходный пункт для дальнейшего обострения внутриполитического положения, для привлечения на свою сторону всех тех сил, которые чувствовали себя угнетенными или ущемленными. А таковых было очень много. К ним относились неквалифицированные и полуквалифицированные рабочие, неимущие, бедные и отчасти средние крестьяне, деклассированные люмпенские городские низы, многочисленные угнетенные национальности империи. Если умеренные социалисты, к которым принадлежали меньшевики и основная часть эсеров, оставались на более или менее трезвых позициях, придерживаясь классической марксистской схемы подготовки «социалистической революции» по мере развития капитализма и превращения пролетариата в большинство нации, то экстремисты стремились к «углублению» революции немедленно, к организации бунтов толпы («вооруженного восстания») сразу же и в максимально широких масштабах. К таким экстремистам относился в первую очередь Лев Троцкий, хотя подобные настроения охватили тогда не только большевиков, но и низовых меньшевистских функционеров, в среде которых сохранялась упорная тяга к «революционному единству» всех социалистов.

   Еще до оглашения царского манифеста Троцкий возвратился в Петербург. Бурные события повлекли его за собой, и в принципиально новых условиях он оказался одним из наиболее ярких и востребованных политических деятелей. Четко уже определившееся страстное ораторское искусство, умение опровергать утверждения оппонентов, находчивость в полемике, в моментальном подборе собственных аргументов, доступных массе и исполненных демагогических лозунгов, самоуверенность и директивность манер – все эти качества являлись как раз теми, которые были в наибольшей степени необходимы в недели наивысшего революционного накала. Троцкий оказался в нужном месте в правильное время, «когда люди типа Троцкого с его неуемной энергией, взрывным темпераментом, блестящими ораторскими способностями, решительностью и способностью к молниеносному анализу политической ситуации были поистине незаменимы»[389].

   Остается загадкой, каким образом Троцкий очень быстро добрался до Петербурга, если иметь в виду продолжавшуюся забастовку железнодорожников. На дорогу в этих сложных условиях у Троцкого ушел всего день[390]. Петербург встретил Льва настороженно. Предприятия не работали, стояли поезда и трамваи. Улицы города были погружены во тьму. Зато аудитории университета, Технологического института и другие залы были полны людьми, самочинно захватившими их. Разгоряченные толпы студентов, привлеченные ими рабочие бездействующих заводов и фабрик, просто отбросы общества – нищие, уголовники, проститутки – упивались «свободой». Они то поддерживали оратора какой-либо революционной партии, то низвергали его с трибуны. При этом дело было в основном не в том, какие логические доводы приводил оратор в пользу своей позиции, а в том, каким образом он мог воздействовать на эмоции массы, оставить ее равнодушной или вызвать против себя чувство раздражения и гнева.

   Троцкий выступал перед аудиторией Технологического института в день прибытия в Петербург, вечером[391]. Он привез с собой оригинальный, как он считал, план создания выборного беспартийного рабочего органа, который состоял бы из представителей предприятий, по одному делегату на тысячу рабочих. От литератора-меньшевика Н.Н. Иорданского[392], стоявшего тогда на правых социал-демократических позициях, Троцкий узнал, что похожий лозунг выборного органа – по одному делегату от 500 рабочих – уже выдвинут меньшевистской организацией и что этот орган получил название Совет рабочих депутатов.

   Первое заседание Петербургского Совета состоялось 13 октября по инициативе столичной меньшевистской группы в одной из аудиторий Технологического института. На нем присутствовало около 40 человек. В следующие же дни число депутатов быстро росло, достигнув в конце концов 562. Две трети депутатов составляли меньшевики. В Совете участвовали также большевики и эсеры. Представлены были и общественные организации – железнодорожный и почтово-телеграфный профсоюзы, крестьянский союз, а также несколько других, более мелких профессиональных организаций, только возникших в эти дни в столице.

   Почти одновременно с Петербургским Советом аналогичные органы стали создаваться во многих других городах. Инициаторами их образования были, как правило, меньшевики. В Советах они видели зачаток массовых открытых общественных рабочих организаций. Вслед за этим в работу Советов включались большевики, эсеры, зарождавшиеся профсоюзы и другие общественные организации. В некоторых местах, прежде всего в Москве, большевики стали во главе Совета. В практической работе разногласия между большевиками и меньшевиками притуплялись, возникали различные формы сотрудничества, хотя соперничество обеих фракций не ослабло. В феврале 1907 г. Ленин признавал, что сближение между большевиками и меньшевиками стало фактом, причем приписывал эту заслугу большевикам, вернее, утверждал, что меньшевики попросту перешли на позиции большевизма: «Развитие революции принесло полную победу большевизму, от которого в октябрьско-ноябрьские дни меньшевики отличались только увлечениями Троцкого»[393]. Иными словами, по Ленину, в первую российскую революцию было две силы: большевики (за которыми пошла часть меньшевиков) и Троцкий, за «увлечениями» которого пошли все остальные социал-демократы.

   Троцкий с самого начала принимал активное участие в работе Совета, где он выступал под фамилией Яновский. Выступления следовали буквально ежедневно, часто по несколько раз в день. Касались они как организационных вопросов работы самого Совета, так и тактики массовых выступлений, мероприятий властей и ответов на них. О быте задумываться было некогда. Даже когда житейские дела оказывались связанными с личной безопасностью, ими пренебрегали. Когда Наталья после Октябрьского манифеста возвратилась из Твери, Лев снял комнату у человека, который, как выяснилось, был биржевым спекулянтом. Доходы его в условиях революции резко сократились, в результате чего он вынужден был сдавать внаем часть своей обширной квартиры. Не имея понятия о том, кто такие его новые жильцы, он однажды взял у Натальи очередной номер газеты и сразу же натолкнулся на статью некоего Яновского «Доброго утра, петербургский дворник». Хозяина особенно возмутило, что революционеры добрались уже и до дворников, которых тот считал стражами порядка. Он выхватил из кармана револьвер и стал потрясать им: «Если бы попался мне этот каторжник, я бы его вот из этого застрелил!» Встревоженная Наталья сразу же поехала к Троцкому с вестью об опасности. Но времени искать новую квартиру так и не нашлось. Вплоть до ареста Льва Троцкие продолжали жить под фамилией Викентьевы у биржевого спекулянта. Их личности так и не были установлены. После ареста на квартире, снимаемой Троцким, «даже не сделали обыска»[394].

   Деятельность Троцкого в октябре – декабре 1905 г. протекала в трех основных направлениях. Первым была журналистика. Троцкий работал одновременно в трех газетах. Вместе с Парвусом они овладели маленькой и совершенно невлиятельной «Русской газетой», заплатив за нее смехотворно низкую цену, и за несколько недель превратили малотиражку в популярный массовый орган. Тираж газеты сразу же поднялся с 30 до 100 тысяч экземпляров, а через месяц подписка на нее и розничная реализация составили почти полмиллиона. Продавалась газета по одной копейке за экземпляр, раскупалась иногда моментально, и купленные экземпляры приходилось передавать из рук в руки. Весьма недружелюбно относившийся к Троцкому П.А. Гарви[395] признавал, что Троцкий и Парвус смогли превратить издание «в бойкую популярную рабочую газету»[396].

   13 ноября стала выходить организованная Троцким совместно с группой меньшевиков большая общеполитическая газета «Начало». Там вместе с Троцким сотрудничали Парвус и видные меньшевистские деятели Мартов, Потресов, Дан и Мартынов. Имея в виду преобладание в редакции меньшевиков, Троцкий и Парвус потребовали, чтобы их статьи публиковались с подписью. Условие было принято.

   Формально ответственным редактором «Начала» был демократически настроенный врач и социолог Д.М. Герценштейн, который, «не задумываясь, дал свое имя непримиримо революционному изданию»[397]. За это беспартийный врач вскоре был арестован, осужден и год провел в тюрьме. А на суде доктор рассказывал со слезами на глазах, как революционеры, «редактируя самую популярную газету, питались между делом сухими пирожками, которые сторож приносил завернутыми в бумагу из ближайшей булочной»[398].

   В газете происходили дискуссии Троцкого с меньшевистскими деятелями. Мартов полагал, что ему будет очень трудно ужиться с Троцким. Однако в конце октября он писал Аксельроду, что в интересах революции сделает «все возможное, чтобы ужиться»[399]. У Плеханова же участие Троцкого в меньшевистской газете вызвало негодование. Он возмущенно апеллировал к тому же Аксельроду в феврале 1907 г.: «Наведи справки, каким это образом меня вынуждают платить за «Начало», которое было мне так ненавистно»[400].

   Первоначально Троцкий, в отличие от меньшевиков, оставался на позициях бойкота Государственной думы, за что был подвергнут критике Мартовым. Вскоре, однако, Мартов с удовлетворением констатировал, что «Петр Петрович» (Троцкий) от тактики бойкота отказался[401]. Газета «Начало» выходила недолго. После появления № 16 (2 декабря) она была закрыта правительством, поскольку, по словам Троцкого, «пользовалась гигантским успехом», в то время как большевистская «Новая жизнь» была «сероватой». Большевик Лев Борисович Каменев[402] (ставший супругом младшей сестры Льва Бронштейна Ольги) свидетельствовал, что покупатели действительно требовали прежде всего «Начало»: «Я с досадой сказал себе: да, они в «Начале» пишут лучше, чем мы»[403]. Позитивным был и отклик большевистской газеты «Новая жизнь»: «Вышел первый номер «Начала». Приветствуем товарища по борьбе. В первом номере обращает на себя внимание блестящее описание ноябрьской стачки, принадлежащее тов. Троцкому»[404].

   Троцкий сотрудничал и в «Известиях», которые 17 октября 1905 г. начал издавать как собственный орган Петербургский Совет. Первый номер вышел небольшим тиражом в частной типографии. Но со второго номера, выпущенного 18 октября, газета стала печататься путем «ночных набегов» представителей Совета на типографии крупных газет «Сын Отечества», «Наша жизнь», «Биржевые ведомости» и др. Так, в ночь на 18 октября представители Совета явились в типографию «Сына Отечества» и заставили наборщиков и прочий персонал отпечатать «Известия». Для выполнения этой задачи была даже сформирована специальная «летучая дружина», получавшая задания от Троцкого[405].

   Яновский писал для «Известий» не только передовые статьи, но и многие информационные материалы, воззвания, манифесты и прочие агитационные тексты. В газете помещались также официальные документы РСДРП и самого Совета. Автором этих материалов, представлявших особую важность, тоже был Троцкий. Основное внимание в прессе Троцкий сосредоточивал не только и не столько на разоблачении самодержавия, сколько подвергал резкой и язвительной критике складывавшийся политический центр в лице либеральных партий и организаций.

   До тех пор пока расстановка сил еще не была вполне четко определена, главным объектом его критики была Партия демократических реформ и ее фактический печатный орган журнал «Вестник Европы». Троцкому была ненавистна четкая установка этой организации на мирный путь обновления общества, ее указания на гибельность для России революционной ломки существовавшего строя, ее курса на создание сильного государства, основанного на сотрудничестве общественных сил и верховной власти в лице конституционной монархии. Троцкий вступал в язвительную полемику с видными общественными деятелями, примыкавшими к этой партии, – юристом К.К. Арсеньевым, экономистом А.С. Посниковым, ученым с мировым именем историком и социологом М.М. Ковалевским.

   Доставалось и другим течениям и организациям буржуазии и интеллигенции, которых обычно объединяют под названием прогрессистов. Разумные и четкие установки этого течения (собственная политическая организация прогрессистов оставалась аморфной, и ее лишь условно можно было назвать партией) на создание в России конституционно-монархического режима, основанного на отчетливом разделении трех ветвей государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной), независимых друг от друга, но составляющих единую систему правового государства[406], были Троцкому решительно чужды.

   Однако главным объектом критики стали те группы и печатные органы, которые в октябре 1905 г. оформились в Конституционно-демократическую партию (партию кадетов, или, как она еще называлась, Партию народной свободы), ставшую ведущим представителем российского либерального демократизма. Атаки на кадетов были предопределены тем, что эта партия, «аккумулировавшая в своих рядах цвет российской интеллигенции начала XX в., мечтавшей о радикальном преобразовании страны парламентским путем и на основе общечеловеческих ценностей»[407], являлась основным идейным соперником социал-демократов. Лидер кадетов П.Н. Милюков был постоянным объектом нападок со стороны Троцкого. Особенно наступательными и даже агрессивными в этом отношении были работы «Интеллигентская «демократия» и «Открытое письмо профессору П.Н. Милюкову»[408].

   Вторым направлением работы стала деятельность в рамках РСДРП, главной целью которой было содействие совместным выступлениям большевиков и меньшевиков с перспективой их объединения в единую партию. Сразу же после своего возвращения в Петербург Троцкий выступил инициатором образования Федеративного совета РСДРП, в состав которого вошли представители Петербургской группы, объединявшей меньшевиков, Петербургского комитета большевиков, а также представители большевистского ЦК и меньшевистской Организационной комиссии, образованной после конференции меньшевистской фракции. Хотя образование этого органа отнюдь не означало преодоления разногласий между фракциями и тем более их объединения, сам факт его создания был важным достижением того курса, который отстаивал Троцкий. В задачи Федеративного совета были вменены регулирование устной и печатной агитации и координация действий с другими организациями Петербурга, считавшимися революционными. В «Известиях» Совета появилось сообщение об образовании Федеративного совета, написанное Троцким, и выражались весьма оптимистические надежды на приближающееся торжество революционных сил: «Великая российская революция близится к победе. Наступающие решительные события требуют особенно сплоченности и единства пролетарской борьбы. От степени сознательности, степени организованности пролетариата и от единообразия его выступлений зависит главным образом исход революции. Полная победа революции может быть тогда и только тогда, если во главе ее будет идти пролетариат, который сумеет повести за собой до конца крестьянство и мелкую городскую буржуазию в борьбе за демократическую республику»[409].

   Как видно из последовавших за этим документов, Троцкий фактически возглавлял Федеративный совет, являлся автором все новых и новых его постановлений. Им была написала резолюция протеста против приказа петербургского генерал-губернатора Д.Ф. Трепова о том, что устройство митингов и демонстраций разрешается только в трех специально отведенных для этого местах. «Мы заявляем, – говорилось в резолюции, – что будем по-прежнему собираться в университетах, на заводах, на улицах и во всех других местах, где найдем нужным»[410].

   Но третьим, причем главным, направлением стала работа в Совете. В Петербургском Совете Троцкий, являвшийся нефракционным социал-демократом, сотрудничал с меньшевиками Д.Ф. Сверчковым и П.А. Злыдневым, большевиками А.А. Богдановым[411], Б.М. Кнунянцем и П.А. Красиковым, эсерами В.М. Черновым[412] и Н.Д. Авксентьевым[413]. Поначалу большевики, особенно Богданов, заняли довольно агрессивную позицию. Богданов огласил план: внести в Совет предложение немедленно признать и принять социал-демократическую программу и добиться передачи большевикам руководства Советом, а в случае отрицательного решения – выйти из состава Совета. Поступившие возражения были им отвергнуты. Через несколько дней Красиков (он выступал в Совете под псевдонимом Антон) внес в Совет предложение именно в этом духе. Оно, естественно, принято не было. Выйти из Совета большевики, однако, сочли нецелесообразным[414].

   Сам ход событий – рост влияния Петербургского и других Советов, а затем и позиция возвратившегося в ноябре в Россию Ленина – заставил их отчасти отказаться от сектантского настроя. Поначалу большевики относились к Советам подозрительно, так как видели в них осуществление идеи о «неоформленных классовых организациях» как центрах сплочения пролетариата, которую проводили меньшевики, оценивали это как отказ от идеи захвата власти, отказ социал-демократии от непосредственного руководства неорганизованным движением[415]. Но тот факт, что Советы превращались в значительную силу, заставлял большевиков считаться с реалиями. Ни на заседаниях Исполкома Совета, ни на его пленарных заседаниях разногласия между большевиками и меньшевиками отчетливо не проявились, точно так же, как не было существенных расхождений между социал-демократами и социалистами-революционерами. В текущей работе догматические споры отходили на второй план, преобладало сотрудничество, в обеспечение которого Троцкий внес безусловный вклад. Он, в частности, поддерживал умеренные предложения эсеров, которые выступали против введения явочным порядком восьмичасового рабочего дня, чрезмерного увлечения политическими стачками и т. п.

   В первый день работы Совета его председателем было избрано случайное лицо – меньшевик Саул Зборовский по кличке Кузьма, но он проявил полную неспособность к организационной деятельности и уже на следующий день был заменен присяжным поверенным Г.С. Хрусталевым[416], который работал в Совете под псевдонимом «рабочий Носарь» и стал известен как Хрусталев-Носарь. Однако и новый председатель не проявлял сколько-нибудь плодотворной активности. Его роль сводилась главным образом к формальному проведению заседаний при весьма относительном соблюдении порядка дня и регламента, с которыми совладать он подчас не был в состоянии. В этих условиях роль Троцкого все более возрастала. Он выступал со все новыми и новыми инициативами. Прокурор С.В. Завадский, позже ведший судебное дело членов Совета, высказывал мнение, что Хрусталев был «просто пешкою революции, идя на поводу, как и многие другие, у Троцкого»[417]. В этой оценке было явное преувеличение, но часть истины она отражала.

   Ленин, похоже, завидовал тому, что именно Троцкий, а не он сам выступал в качестве «народного трибуна» в условиях революции. Луначарский вспоминал, как в его присутствии кто-то сказал Ленину: «Звезда Хрусталева закатывается, и сейчас сильный человек в Совете – Троцкий». Ленин как будто омрачился на мгновение, а потом выдавил: «Что ж, Троцкий завоевал это своей неустанной работой и яркой агитацией»[418].

   Включившись в работу Совета 15 октября, Троцкий уже 18 октября, то есть на следующий день после появления царского манифеста, стал одним из руководителей организованной Советом демонстрации. Ночь на 18 октября он провел в квартире военврача Литкенса. Утром Литкенс вошел в его комнату с улыбкой радостного возбуждения, держа в руках листок «Правительственного вестника». «Выпустили конституционный манифест!» – сказал он. «Не может быть!» – воскликнул Троцкий. Общее мнение было, что «это чудо совершила всеобщая стачка» и что «дураки испугались».

   Однако радостная эйфория сменилась тревогой, как только Троцкий вышел на улицу и узнал, что ночью войска обстреляли Технологический институт, где проходило собрание и откуда, по слухам, была брошена бомба; а жандармский патруль разогнал небольшое собрание на Забалканском проспекте[419]. Троцкий направился в Совет, где уже было принято принципиальное решение о демонстрации. Некоторые наиболее рьяные ее организаторы требовали, чтобы Совет возглавил шествие к тюрьме Кресты с целью освобождения политических заключенных. Это была идея, навеянная рассказами о штурме Бастилии во время Французской революции конца XVIII в., о чем неоднократно вспоминала революционная пресса, проводя сопоставления двух революций. Исполком Совета, однако, колебался, боясь кровопролития. Тем не менее демонстрация состоялась. Во главе ее шли меньшевик Хрусталев-Носарь, большевик Кнунянц и нефракционный социал-демократ Троцкий, не собиравшиеся, впрочем, штурмовать Кресты. Демонстрантов они увели подальше от тюрьмы, и первоначальная идея взятия Крестов была оставлена[420]. Рядом находился Дом предварительного заключения, но и про него было сказано, что на подходах расставлены засады и в случае дальнейшего движения демонстрантов кровопролитие неминуемо. После краткого совещания революционеры решили обойти стороной и эту тюрьму[421].

   Демонстрация, однако, сохраняла весьма агрессивный характер. Она сопровождалась рядом летучих митингов, на которых выступали ее лидеры. Во время одного из них – возле здания столичного университета – Троцкий с университетского балкона произнес зажигательную речь, завершив ее достаточно театрально: «Какое великое торжество! Но не торопитесь праздновать победу: она неполна. Разве обещание уплаты весит столько же, как и чистое золото? Разве обещание свободы то же самое, что сама свобода? Кто среди вас верит царским обещаниям, пусть скажет это вслух: мы все будем рады видеть такого чудака»[422].

   Оратор поднял над головой листок с текстом манифеста царя, разорвал манифест на мелкие клочья и швырнул в сторону. Еще долгую минуту обрывки царского манифеста кружились над головами участников демонстрации, символизируя «бумажный характер» документа и мощь народа, который должен был его решительно отвергнуть[423]. «Я кричал им с балкона, что полупобеда ненадежна, что враг непримирим, что впереди западня, я рвал царский манифест и пускал его клочья по ветру. Но такого рода политические предупреждения оставляют только легкие царапины в сознании массы. Ей нужна школа больших событий»[424], – заключал Троцкий через много лет.

   1 ноября на заседании Совета произнесли приветствия представители польских национально-освободительных организаций, подчеркивавшие, что к гнету капиталистическому в царстве Польском присоединяется гнет национальный, что Октябрьский манифест царя ничего не дал польскому народу, что поляки будут продолжать свою решительную борьбу за национальное и социальное освобождение против русского царизма. Весьма любопытным было то, кто входил в состав польской делегации: граф Замойский, граф Красиньский, князь Любомирский, несколько католических священников и купцов, один крестьянин и один рабочий.

   Тем не менее Троцкий, выступавший с ответной речью, тепло приветствовал делегатов. Он провозгласил: «То дело, за которое стоит польский пролетариат, есть наше дело; то дело, за которое стоим мы, есть его дело, и потому мы готовы протянуть руку польскому пролетариату для нашей общей борьбы»[425]. Нетрудно предположить, какова была внутренняя негативная реакция польских аристократов на это заявление социалистического оратора, но внешне они сохраняли на своих лицах самое приветливое выражение: объективно петербургские социал-демократы были их союзниками, хотя лидер Совета Троцкий взывал не к ним, а через их головы к польскому пролетариату.

   К событиям в царстве Польском в качестве деятеля Совета Троцкий обращался и в следующие дни, причем связывал намечаемые акции с другими важными политическими событиями. В связи с польскими делами и волнениями в военно-морской крепости Кронштадт, в частности в связи сообщениями о том, что группа моряков крепости предана военно-полевому суду, Троцкий предложил Совету объявить в столице всеобщую забастовку. Надо сказать, что это решение не было произвольным. Ему предшествовали выступления на заседании представителей ряда предприятий Петербурга и профсоюзов, которые высказывались за политическую стачку. 1 ноября Совет одобрил подготовленную Троцким резолюцию о прекращении работы на всех предприятиях Петербурга в 12 часов дня 2 ноября под лозунгами: долой полевые суды; долой смертную казнь, долой военное положение в Польше и во всей России[426]. На второй день забастовки, 3 ноября, председатель Совета министров империи граф Витте обратился к ее участникам со следующей проникновенной телеграммой: «Братцы-рабочие! Станьте на работу, бросьте смуту, пожалейте ваших жен и детей. Государь приказал нам обратить особое внимание на рабочий вопрос. Для этого Его Императорское Величество образовал министерство торговли и промышленности, которое должно установить справедливые отношения между рабочими и предпринимателями. Дайте время – все возможное будет для вас сделано. Послушайте совета человека, к вам расположенного и желающего вам добра»[427].

   Это достаточно наивное либеральное обращение явилось искрой, которую Троцкий вместе с другими руководителями Совета пытался использовать, чтобы разжечь еще больший пожар. Исполком Совета поручил меньшевику Сверчкову написать ответ премьеру. Но Сверчков, не очень хорошо владевший пером, никак не мог составить «достойный» текст, о чем пожаловался Троцкому. Последний уже во время вечернего заседания Совета 3 ноября быстро написал весьма острый проект резолюции, которая была тут же с энтузиазмом принята Советом[428]. В резолюции издевательски говорилось, что «пролетарии ни в каком родстве с графом Витте не состоят» и поэтому Совет выражает свое изумление обращением графа к «братцам-рабочим». Отвергнув по всем пунктам аргументы председателя правительства, резолюция завершалась словами: «Совет рабочих депутатов заявляет, что он не нуждается в расположении царских временщиков. Он требует народного правительства на основе всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права»[429]. В самих же «Известиях» Троцкий опубликовал «Ответ графу Витте», квалифицируя его телеграмму как «нравоучение, в котором наглость переплетается с заискиванием». Автор продолжал: «Какой в самом деле нужен медный лоб, чтобы осмелиться обратиться к петербургскому пролетариату с такими увещеваниями?»[430]

   В начале ноября в российской столице сложилось своего рода патовое положение. Власти вынуждены были идти на определенные, правда не афишируемые, уступки забастовщикам. Со своей стороны, Совету приходилось учитывать, что удержать рабочих в состоянии стачки в течение длительного времени он не в состоянии. Поступившее 5 ноября известие о том, что кронштадтских матросов, обвиняемых в беспорядках, буйствах и грабежах, будут судить не полевым, а обычным судом[431], было воспринято Троцким как признание силы Совета и в то же время как удобный повод прекратить забастовку. Именно в этом духе он выступил от имени Исполкома с заявлением об «огромной моральной победе». В то же время докладчик пытался убедить членов Совета в необходимости быть сдержанными, поскольку впереди – решительная и беспощадная борьба и не следует обгонять события и проявлять нервозность.

   Троцкий предложил прекратить забастовку, обратив теперь главное внимание на организацию и вооружение рабочих. Речь шла, с одной стороны, о «самоорганизации» пролетариев, а с другой – о дисциплине, что являлось, по существу дела, глубоким внутренним противоречием, ибо дисциплина могла быть обеспечена только принудительными методами. Именно на дисциплину, по существу на военное принуждение, Троцкий делал основной упор, позабыв о «самоорганизации»: «Составляйте на каждом заводе боевые десятки с выборным десятским… Доводите дисциплину в этих ячейках до такой высокой степени, чтобы в каждую данную минуту весь завод мог выступить по первому призыву». В ответ на вопрос либеральной буржуазии: «Разве вы заключили договор с победой?» (разумеется, этот вопрос был риторическим, придуманным самим оратором) – он давал весьма красочный ответ: «Нет, мы заключили договор со смертью!»[432] Это была в основе своей довольно легковесная риторика, но она впечатляла членов Совета и читателей «Известий», прежде всего столичных рабочих, своей страстностью.

   В этот же день Совет утвердил написанную Троцким резолюцию о прекращении «стачечной манифестации» 7 ноября, призвав «сознательных рабочих удесятерить революционную работу в рядах армии и немедленно приступить к боевой организации рабочих масс, планомерно подготовляя таким образом последнюю всероссийскую схватку с кровавой монархией, доживающей последние дни»[433]. Отказ от всеобщей забастовки был первым фактическим признанием поражения Петербургского Совета. Вслед за этим, также весьма сдержанно, буквально стиснув зубы, Троцкий и весь Совет вынуждены были признать еще одну неудачу – с явочным введением восьмичасового рабочего дня. Краткая резолюция, подготовленная Троцким на эту тему, уклонялась от обсуждения вопроса по существу. Констатировав, что восьмичасовой рабочий день является «жгучей потребностью рабочего класса», резолюция вместо борьбы за его введение призывала к массовой организации рабочих в политические и профессиональные союзы[434].

   Через несколько дней, 12 ноября, опять-таки по докладу Троцкого, Совет принял его резолюцию о приостановлении введения восьмичасового рабочего дня, так как оно встретило «упорное сопротивление объединенных капиталистов», а столичные рабочие не могут осуществить прежнее постановление Совета «отдельно от всей страны». Совет призывал использовать намечаемый в Москве съезд рабочих организаций для того, чтобы придать борьбе за восьмичасовой рабочий день всероссийский характер. Правда, на заседании Совета представители Семянниковского и Александровского заводов, а также некоторых других предприятий, добившихся восьмичасового рабочего дня, настаивали на продолжении борьбы. Однако большинство ораторов с других заводов и фабрик поддержали Троцкого[435], оттеснившего к этому моменту Хрусталева-Носаря и фактически возглавившего самочинный орган[436].

   Постепенно меры Совета приобретали все более оборонительный характер, хотя сохранялась словесная наступательная риторика. 14 ноября была принята еще одна резолюция Троцкого, на этот раз о борьбе против локаутов. Правда, протест против локаутов, начатых петербургскими предпринимателями, сопровождался угрозой новой всеобщей политической забастовки, но ясно было, что это лишь хорошая мина при все более ухудшавшейся игре[437].

   Возможно, 25 и 26 ноября на заседании Исполкома Совета состоялись встречи Троцкого с Лениным, который незадолго перед этим приехал в Петербург, но вел себя крайне осторожно, не принимал участия в митингах, демонстрациях и тому подобных массовых акциях. Собственно говоря, нет и точных указаний на участие Ленина в заседаниях Исполкома 25 и 26 ноября, ибо о них рассказывает только автор воспоминаний М. Эссен, явно подгонявшая свою «память» под политические требования момента[438]. Совсем маловероятным выглядит утверждение мемуаристки, что Ленин внес на заседание Совета проект резолюции против локаутов, которая на самом деле была предложена Троцким на пленарном заседании Совета[439]. Сам же Троцкий пишет в своих воспоминаниях, что Ленин, находившийся в глубоком подполье, не принимал и не мог принимать какого бы то ни было участия, тем более активного, в работе Петербургского Совета[440]. Указаний на участие Ленина в каких-либо других заседаниях Исполкома не имеется.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Фируз Казем-Заде.
Борьба за влияние в Персии. Дипломатическое противостояние России и Англии

Евгений Кубякин, Олег Кубякин.
Демонтаж

Михаил Курушин.
100 великих военных тайн

Роман Светлов.
Великие сражения Востока

Сюмпэй Окамото.
Японская олигархия в Русско-японской войне
e-mail: historylib@yandex.ru
X