Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Геогрий Чернявский.   Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917

1. Начало революции и возвращение в Россию

   Троцкий встретил начало первой российской революции в качестве «нефракционного» социалиста – он к этому времени отошел от меньшевиков, но к большевикам не присоединился и ставил в качестве одной из главных своих непосредственных задач восстановление единства российского социал-демократического движения[354].

   Известие о событиях 9 (22) января 1905 г., которые вошли в историю под названием Кровавое воскресенье, застало его в Женеве, куда он возвратился после поездки по городам Швейцарии с докладами перед российскими эмигрантами.

   О том, что шествие к Зимнему дворцу должно произойти в это воскресенье, пресса твердила уже в течение нескольких дней. Утром 23 января, зайдя в редакцию «Искры», Троцкий узнал от Мартова, что перед Зимним дворцом и в других местах российской столицы пролилась кровь[355]. Н.И. Седова вспоминала, что известие об этом событии привело Троцкого в предельно возбужденное и нервное состояние, он «побледнел, почувствовал себя плохо и почти потерял сознание»[356]. Приступ был вызван, безусловно, не скорбью о жертвах и сочувствием их родным и близким, тем более не тем, что речь шла о плохо подготовленном вооруженном восстании (о чем писала вся солидная мировая пресса). Троцкий воспринял произошедшее событие как начало долгожданной революции. Необходимо было действовать.

   Вскоре после 9 января на собрании в Женеве Льва впервые увидел тогдашний социал-демократический эмигрант, будущий нарком просвещения РСФСР А.В. Луначарский: «Троцкий был тогда необыкновенно элегантен, в отличие от всех нас, и очень красив. Эта его элегантность и особенно какая-то небрежная свысока манера говорить с кем бы то ни было меня очень неприятно поразили. Я с большим недоброжелательством смотрел на этого франта, который, положив ногу на ногу, записывал карандашом конспект того экспромта, который ему пришлось сказать на митинге. Но говорил Троцкий очень хорошо»[357].

   При всей почти открытой неприязненности этого описания в нем в то же время содержится доля восхищения, даже зависти по отношению к молодому человеку, столь стремительно ворвавшемуся в высший эшелон социал-демократов. Не будучи связанным с партийными фракциями и не имея вследствие этого никаких полномочий от них, Троцкий все же решил немедленно возвратиться в Россию. Через русских студентов в Швейцарии удалось достать фальшивый паспорт на имя отставного прапорщика Арбузова, и он отправился в опасное путешествие.

   По дороге он вновь остановился в Мюнхене у Парвуса, который наскоро написал обширное предисловие к уже готовой брошюре, получившей теперь новое название «До 9 января». Вскоре брошюра была издана в Женеве меньшевистской организацией, проявившей в данном случае, хотя и весьма неохотно, широту воззрений, ибо основные положения брошюры Троцкого и предисловия Парвуса не соответствовали политическим позициям меньшевиков[358]. В предисловии Парвуса полностью одобрялась новая концепция, которую Троцкий пытался сформулировать в статьях, включенных в брошюру из пяти статей: «Война и либеральная оппозиция», «Чего требуют земцы?», «Демократия», «Демократия и революция», «Пролетариат и революция».

   Сущность выдвинутой концепции была в том, что в назревавшей в России демократической революции пролетариату суждено сыграть руководящую роль. В условиях, когда российская буржуазия и либеральные политические силы проявляли трусость, в той или иной форме заискивали перед царизмом (Троцкий именовал их политическими евнухами), задачи социал-демократической партии заключались в подготовке всеобщей политической забастовки и вооруженного восстания.

   Само же это восстание должно было принципиально отличаться от безуспешных рабочих восстаний XIX в. – в нем следовало применять не баррикадную тактику, бессмысленную и беспомощную при существовании новых видов оружия, находящегося в распоряжении правительственных войск, а маневренную партизанскую войну. По мнению Троцкого, привлекать к революции крестьян и солдат, а для этого развертывать агитацию в деревне и армии, было необходимо. Но привлекать их нужно не в качестве самостоятельных сил, а как помощников, действующих под руководством пролетариата и его партии. Троцкий требовал также добиться прекращения войны с Японией и созыва Учредительного собрания, которое должно было решить вопрос о власти и обеспечить овладение ею пролетариатом.

   Ленин оценил брошюру Троцкого как «пустозвонство», несправедливо обвиняя его в том, что «новые» взгляды автора одобрены Плехановым, Засулич и другими меньшевиками (так как брошюра вышла под редакцией «Искры»), хотя позиции Троцкого резко отличались от точки зрения лидеров меньшевизма[359]. И пока Ленин выступал против Троцкого, тот вместе с Н. Седовой поехал из Мюнхена в Вену, где при помощи руководящих австрийских социал-демократов завершил подготовку к нелегальному возвращению на родину.

   Наталья выехала в Киев первой, чтобы найти жилье и наладить связи. Троцкому пока что на квартире у Виктора Адлера, теперь отнесшегося к русскому революционеру по-дружески, парикмахер изменял «внешность, уже достаточно примелькавшуюся русским охранникам за границей»[360]. В феврале 1905 г. Троцкий прибыл в Киев. Здесь он вступил в контакты с местными меньшевиками, а затем и с большевиком Л.Б. Красиным[361], который, будучи в это время вторым после Ленина человеком в большевистской иерархии, находился на примиренческих позициях и стремился к скорейшему объединению большевиков и меньшевиков. В этом плане по организационному вопросу он поддерживал Троцкого[362].

   В то же время Красин стоял во главе Боевой технической группы при ЦК, ответственной за вооруженную борьбу, в том числе за террористические акты, и руководил нелегальной перевозкой в Россию оружия, закупленного за границей. Красин признавался Троцкому, что мечтает создать «бомбу величиной с грецкий орех». Это был в то время отчаянный авантюрист, организатор грязных финансовых операций, в которых, впрочем, принимали участие и более благообразные лица, связанные с большевиками, например писатель М. Горький и его гражданская жена и одновременно любовница фабриканта С.Т. Морозова, известная драматическая актриса М.Ф. Юрковская (сценический псевдоним Андреева). Имеются убедительные свидетельства, что, выдоив из фабриканта максимум средств при жизни Саввы Морозова, Красин в мае 1905 г., отправившись на французский курорт Канны, где находился Морозов, убил его, так как к тому времени страховой полис Морозова на очень крупную по тем временам сумму был оформлен на Юрковскую (Андрееву). Красин же создал на месте преступления видимость самоубийства Морозова и сумел избежать расследования и наказания[363]. Так поразительно уголовщина смыкалась с политическим экстремизмом.

   Троцкий был первым из социалистических эмигрантов, возвратившихся в Россию в связи с началом революции. После него, с большим временным отрывом – в середине октября, то есть приблизительно тогда, когда была объявлена политическая амнистия, в Петербург приехал Парвус, который тотчас же встретился с Троцким и стал вместе с ним работать. В конце октября появились Мартов, Засулич и Ленин. Аксельрод также собирался в Петербург, но заболел и от поездки отказался. Плеханов же был настолько занят своими теоретическими изысканиями, что даже не подумал о возвращении в Россию. Другие социалистические деятели тоже остались за рубежом, в значительной мере в силу личной осторожности.

   Часто меняя в Киеве жилье (квартира молодого адвоката, дом профессора технологического института, приют у некой либеральной вдовы), Троцкий пользовался услугами именно тех либералов, которых столь презрительно характеризовал в своей публицистике. Одно время он даже скрывался в глазной лечебнице, где ему покровительствовал главный врач[364]. По договоренности с Красиным Троцкий стал писать тексты прокламаций, обращенных к различным слоям населения. Из этого цикла документов в собрание сочинений Троцкого вошли только две прокламации, обращенные к крестьянам («Крестьяне, к вам наше слово!» и «Новые царские милости»), опубликованные от имени ЦК РСДРП весной 1905 г.[365] Обе прокламации были напечатаны в подпольной большевистской типографии «Нина», располагавшейся в Баку. Как подпись ЦК РСДРП, так и использование бакинской типографии свидетельствуют, что сразу же после возвращения в Россию Троцкий не только установил личные контакты с Красиным, но и в определенной степени сблизился с умеренной в политическом отношении частью большевиков, готовой к объединению с меньшевиками.

   Основным содержанием этих прокламаций был призыв к крестьянству, причем к крестьянству в целом, не расчленяя его на отдельные имущественные слои, к поддержанию борьбы городских рабочих «с народными врагами» – царским двором, правительством и чиновничеством, помещиками, а также либералами, которые обманывают крестьян. В прокламациях выдвигались требования к крестьянам отказаться от уплаты налогов, вооружиться, предпринимать походы в соседние города для прямой поддержки пролетариата. Одновременно Троцкий призывал к созыву всенародного Учредительного собрания. Всего, видимо, Троцким в это время было написано пять прокламаций, обращенных к крестьянам, рабочим, солдатам и интеллигенции.

   Социал-демократ, меньшевик Гарви, прочитав выпущенные от имени ЦК прокламации, сказал: «Все они написаны блестяще. Ясно, это рука опытного и яркого партийного литератора». Особо на Гарви произвел впечатление лозунг «Да здравствует Временное революционное правительство!». На состоявшейся в квартире киевской социал-демократки С.М. Заруцкой конспиративной встрече с Троцким Гарви увидел (они встречались впервые) высокого мужчину «в огромной шубе до пят и с енотовым воротником до плеч, в руках боярская меховая шапка… точно барин: так дисгармонировало одеяние Троцкого с крохотной комнаткой и с нашими косоворотками!»[366].

   Троцкий изложил собравшимся концепцию революции, из которой вытекало выдвижение лозунга Временного революционного правительства. Гарви вспоминал: «Внешне Троцкий говорил, как всегда, блестяще. Через 2 – 3 минуты он уже встал со стула и говорил жестикулируя, точно на большом митинге. Это как-то неприятно резануло – все же разговор происходил в тесном кругу партийных товарищей. Ораторские приемы, жестикуляция, отточенные фразы – все это не соответствовало обстановке, отдавало позой, ставшей, кстати, у Троцкого второй натурой. Широкими мазками набрасывал он картину развертывавшейся революции: в одном углу поднималось стомиллионное крестьянство, в другом – армия, в третьем – угнетенные национальности, и казалось, тесна комната для широких обобщений и для не менее широких жестов Троцкого. Он приехал меньшевиком, но меньшевиком собственного покроя, со своими схемами и планами – и это сразу почувствовалось, даже независимо от содержания его речи»[367].

   Ораторское мастерство, однако, не привлекло на сторону Троцкого киевских меньшевиков. Все присутствовавшие выступили против докладчика, доказывая, что в результате попыток «углубить революцию» за пределы объективных возможностей неизбежно наступит ее поражение. Троцкий был явно разочарован. Простились они сухо.

   Находясь в Киеве, Троцкий вновь установил связь с «Искрой». Толерантная редакция опубликовала его «Письмо из России» под заголовком «Нечто о квалифицированных демократах» и два «Политических письма»[368]. Все эти материалы были подписаны псевдонимом Неофит (новообращенный), который имел явный политический подтекст, подчеркивая изменение политических позиций их автора. «Письмо из России» содержало жесткие нападки на «самый вредный тип демократов» – из числа бывших марксистов, сгруппировавшихся вокруг журнала «Освобождение» (и в первую очередь на Струве), стремившихся «донести правду до царя». Впрочем, чуть ниже Троцкий признавал, что освобожденцы пытаются оказать на царское правительство давление с целью проведения либеральных реформ при опоре на земства, базируясь на сравнительно радикальные решения незадолго перед этим состоявшегося Всероссийского земского съезда. Однако «орудий давления у освобожденцев нет, – они заботились не о сплочении сил (хотя бы одной интеллигентской демократии!) для давления на земцев, а об развращении (другого слова не подыщешь) политической совести этой интеллигенции безоговорочным следованием за земцами»[369].

   В «Политических письмах», особенно во втором из них, Троцкий вступал в прямую полемику с редакцией «Искры» – с Плехановым, Мартовым, Аксельродом, Мартыновым, которые, поместив в газете статью Парвуса «Итоги и перспективы», выразили осторожное несогласие с ее содержанием. Троцкий пошел еще дальше. Он решительно возражал Плеханову, высказавшему в передовой статье «Искры» от 3 марта мысль о том, что в своей борьбе «пролетариат может рассчитывать на более или менее деятельную поддержку со стороны других слоев населения», имея в виду прежде всего либеральную буржуазию.

   Троцкий полагал, что очередным, причем непосредственным, ближайшим этапом революции должно стать вооруженное восстание, которое необходимо организовать, и «выполнение этой черной работы революции, организация восстания, становится в данный момент… высшей политической обязанностью»[370]. Автор высказывал еще одно «крамольное» положение. Оно, в свою очередь, обращало внимание не просто новизной, но противоречило всем привычным догмам классического социал-демократизма, ибо последний проводил решительный логический и хронологический рубеж между эпохами буржуазно-демократической и социалистической революций. Троцкий писал:

   «Победу восстания, как и торжество всей революции, может обеспечить только пролетариат. Другие группы городского населения и крестьянство сыграют в революции свою роль, поскольку будут идти за пролетариатом, поддерживать его, облегчать ему работу. Самостоятельной революционной роли, сколько-нибудь равносильной роли пролетариата, не сыграют ни крестьянство, ни мещанство, ни интеллигенция!

   Это значит не что иное, как то, что революционное развитие влечет пролетариат, а вместе с ним нашу партию к временному политическому господству»[371].

   Ответа на теоретико-политические заключения Троцкого в «Искре» не последовало. Но со второй половины марта его сотрудничество в газете прекратилось, видимо к взаимному чувству облегчения. К этому времени Троцкий уже покинул Киев. В конце февраля или начале марта вместе с женой он перебрался в Петербург. От Красина он получил паспорт на имя помещика Викентьева и явочный адрес. Последний был неожиданным – Константиновское артиллерийское училище, квартира старшего врача военного учебного заведения Александра Александровича Литкенса на Забалканском проспекте. Сам врач сочувствовал социалистам, а его сыновья Александр и Евграф принимали непосредственное участие в подпольных организациях. Иной раз в квартиру старшего врача, на глазах вахтера, к Троцкому приходили «такие фигуры, каких двор военного училища и его лестницы не видали никогда. Но низший служебный персонал относился к старшему врачу с симпатией, доносов не было, и все сходило с рук благополучно»[372].

   В столице Троцкий тотчас же установил связь с социал-демократическими кругами. В основном это были меньшевики, но связь поддерживалась и с умеренными большевиками, близкими к нему своим стремлением к восстановлению единства социал-демократов. Троцкого знали под конспиративным именем Петр Петрович, а некоторые свои статьи он публиковал под еще одним именем: Яновский. Наверное, не легко было одновременно пользоваться сразу четырьмя фамилиями, если иметь в виду, что за рубеж его материалы, как уже упоминалось, шли под постоянным псевдонимом Н. Троцкий, а иногда и за подписью Неофит.

   В начале марта в Петербурге начала работу Агитационная комиссия при ЦК РСДРП, образованная в конце предыдущего года. В состав ее входили главным образом меньшевики, но также некоторые большевики-примиренцы, в частности Красин, тоже перебравшийся в столицу. В некоторых заседаниях комиссии участвовал Троцкий. На одном из них он выступил с докладом, вновь отстаивая свой лозунг Временного революционного правительства. «Мы, меньшевики, развернутым строем выступили против Троцкого, который числился тогда еще в меньшевиках», – вспоминал Гарви[373], не зная, по-видимому, что еще до возвращения в Россию Троцкий вышел из меньшевистской организации.

   Поначалу контакты со столичными меньшевиками были нормальными, но постепенно отношение к Троцкому начало изменяться к худшему. Это было вызвано, очевидно, не только тем, что его основные политические установки существенно расходились с официальными взглядами меньшевиков, но и с его личными особенностями. Троцкого стали подозревать в том, что он стремится создать собственную, «третью партию», противопоставив ее меньшевикам и большевикам[374]. Один из лидеров меньшевизма Ф.И. Дан в книге, написанной через много лет, ошибается, утверждая, что Троцкий выступал в это время за организацию восстания и революции не столько в военно-техническом, сколько в политическом смысле, и это «была та общая почва», которая создавала «для меньшевизма возможность сотрудничества» в октябрьские дни 1905 г.[375] Троцкий действительно сотрудничал с меньшевиками, но не с их центром, пребывавшим за рубежом, а с питерской организацией, причем и эти контакты постепенно сворачивались. В то же время с частью большевиков отношения постепенно улучшались. Более того, Троцкий написал тезисы о Временном революционном правительстве и передал их Красину, направлявшемуся на сепаратно созванный большевиками в Лондоне III партийный съезд (меньшевики в ответ провели свою I общерусскую конференцию партийных работников в Женеве).

   Большевистский съезд происходил 12 – 27 апреля (25 апреля – 10 мая) 1905 г.

   Как оказалось, во время этого съезда Ленин также предложил проект резолюции о Временном революционном правительстве. Красин (на съезде он присутствовал под псевдонимом Зимин), однако, решил, что тезисы Троцкого лучше выражают существо вопроса, и на их основе внес поправки и дополнения к проекту резолюции Ленина.

   Поправки указывали на связь Временного революционного правительства с вооруженным восстанием, при этом отвергалось положение Ленина, что таковое правительство возникнет только после восстания. «Нет, оно возникает именно в процессе восстания и принимает самое живое участие в его ведении, обеспечивая своим организующим воздействием его победу»[376], – возражал Троцкий. Ленин согласился со всеми поправками Зимина, в основе которых лежали тезисы Троцкого, о чем Ленин не знал, причем заявил, что некоторые формулировки Зимина лучше, чем его самого, и он охотно их принимает[377].

   С указанными поправками резолюция о временном революционном правительстве была утверждена съездом[378]. В ней, в частности, говорилось, что «осуществление демократической республики в России возможно лишь в результате победоносного народного восстания, органом которого явится Временное революционное правительство, единственно способное обеспечить полную свободу предвыборной агитации и создать, на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права с тайной подачей голосов, Учредительное собрание, действительно выражающее волю народа».

   Если бы Ленин знал, кто в действительности был соавтором резолюции, он бы, безусловно, отверг поправки Красина, найдя для этого многочисленные идеологические, стратегические или тактические причины, так как внутренняя враждебность к Троцкому в это время явно доминировала у Ленина над политической целесообразностью. С едва скрываемой иронией и совершенно нескрываемым самодовольством Троцкий писал в конце 20-х гг.: «Нелишне будет отметить, что в полемике последних лет резолюция III-го съезда о Временном правительстве сотни раз противопоставлялась «троцкизму». «Красные профессора» сталинской формации понятия не имеют о том, что в качестве образца ленинизма они цитируют против меня мною же написанные строки»[379].

   После III партийного съезда Ленин фактически признал схожесть своих позиций с линией Троцкого, а в письме П.А. Красикову сообщал, что не видит никакой крамолы в печатании «листков» Троцкого: «Ничего худого тут нет, если листки сносные и выправленные»[380]. Более того, в письме тогдашнему своему стороннику Г.А. Алексинскому[381]Ленин давал недвусмысленную рекомендацию: «Очень хорошо было бы, если бы Вы действовали вместе с Кнунянцем[382] и Троцким»[383], хотя «действовать» вместе с Троцким к этому времени было уже невозможно: Троцкий вынужден был бежать в Финляндию из-за провала нелегальной социал-демократической организации в Санкт-Петербурге.

   Организатором провала был осведомитель охранки по кличке Николай Золотые Очки (его подлинная фамилия была Доброскок)[384]. Во время первомайского собрания в лесу была арестована Наталья Седова. После сравнительно недолгого ареста и установления личности ее и ее супруга она была выслана в город Тверь[385]. Поскольку Доброскок встречался с Бронштейном и, возможно, мог его узнать, Троцкий решил покинуть столицу и на некоторое время переселиться в Финляндию, входившую в состав Российской империи, но сохраняющую известную автономию и ставшую настоящим убежищем для революционеров, ибо тамошнее сравнительно либеральное законодательство предусматривало право приема политических беглецов, и местные чиновники упорно отказывались выдавать последних центральной власти.

   Троцкий остановился на постоялом дворе «Рауха» («Покой»), расположенном в лесу, возле глухого озера. Именно здесь, в Финляндии, готовя к печати перевод одной из речей германского социалиста XIX в. Фердинанда Лассаля и свое предисловие к ней, Троцкий обдумывал и совершенствовал свою революционную политическую концепцию непосредственного завоевания власти рабочим классом и дальнейшего перехода к социализму[386]: «Там для меня наступила передышка, состоявшая из напряженной литературной работы и коротких прогулок. Я пожирал газеты, следил за формированием партий, делал вырезки, группировал факты. В этот период сложилось окончательное мое представление о внутренних силах русского общества и о перспективах русской революции»[387].

   Думается, однако, что Троцкий, касаясь своего «финляндского сидения», несколько преувеличивал степень зрелости своих представлений о революционном процессе. Принципиально новыми чертами и аргументами его взгляды обогатились чуть позже, во время работы в Петербургском Совете, а вслед за этим – в период пребывания в тюремном заключении.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

под ред. Р. Н. Мордвинова.
Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Анна Ермановская.
50 знаменитых загадок древнего мира

Ирина Семашко.
100 великих женщин

Владимир Сядро.
50 знаменитых загадок истории Украины

Валерий Гуляев.
Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории
e-mail: historylib@yandex.ru
X