Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама



Генрих Шлиман.   Троя

Глава IV Третье, четвертое, пятое и шестое поселения на месте Трои

§ I. Третье доисторическое поселение

После великой катастрофы второго города акрополь представлял собою огромную кучу руин, из которой выступала только большая кирпичная стена и толстые стены храмов. Невозможно сказать даже приблизительно, сколько времени акрополь оставался пустым; однако, судя по весьма незначительному слою черной земли, который мы находим между руинами второго поселения и полами третьего, мы с большой долей вероятности можем полагать, что очень скоро место было вновь застроено. Численность третьих поселенцев была невелика, и, следовательно, они заселили старый Пергам. Они не застроили вновь нижний город и, возможно, использовали его территорию как поля и пастбища для своих стад. Строительные материалы нижнего города, которые можно было использовать, новые поселенцы, несомненно, использовали для постройки своих домов. На старом акрополе руины и щебень оставили в таком виде, как новые пришельцы нашли их; они не стали брать на себя труд делать ровную платформу. Некоторые из них возвели свои дома на холмиках, которые образовали руины храмов, в то время как другие стали строиться в пространстве перед этими зданиями, на котором лежал лишь весьма незначительный слой руин.
В основном стены домов третьего поселения состоят из небольших необработанных камней, скрепленных глиной, однако кирпичные стены также иногда встречаются. С обеих сторон они покрыты тонким слоем глины, чтобы сделать их более ровными. Толщина стен в основном варьируется от 0,45 до 0,65 метра.
Фундаменты этих стен залегают на глубине всего 0,5 метра, и они просто вкопаны в руины второго города, без какого-либо прочного основания. По этой причине дома, лишь за небольшими исключениями, не могли иметь больше одного верхнего этажа, у них нет какого-то особого характерного плана: они состоят из маленьких, нерегулярно расположенных комнат, стены которых зачастую даже не параллельны. Крупнейший и наиболее правильный дом – это уже неоднократно упоминавшееся мною жилище к северо-западу от юго-западных ворот (см. с. 463, рис. 188 в т. 1 «Илиона»), которое я раньше считал царским домом сожженного города. Однако поскольку мы теперь признали Илионом гомеровской легенды второй город, имевший нижний город и погибший в страшной катастрофе, то крупнейший дом третьего поселения не может иметь вообще ничего общего с первоначальной Троей. Я нашел фундаменты этого дома, а также фундаменты домов к северу от него погребенными на глубине около трех метров в кирпичах; они были обожжены почти так же, как в храме А. Из этого я делаю вывод, что этот дом, а также прилегающие строения должны были иметь по меньшей мере один кирпичный этаж над первым этажом из маленьких камней. Точно таким же образом, как и стены храмов и укрепления второго города, эти стены должны были быть обожжены на месте уже после того, как они были воздвигнуты; по обеим сторонам стены сложили большое количество дерева и одновременно подожгли. Состояние кирпичей не оставляет сомнений на этот счет, поскольку все они очевидно подверглись действию огня, и, кроме того, они очень хрупки; поскольку если бы их обжигали отдельно, то они были бы гораздо прочнее. В домах третьего поселения на восточной стороне большой северной траншеи X – Z (план VII) встречались также стены, состоявшие отчасти из необожженных и отчасти из обожженных кирпичей; судя по всему, последние были извлечены из руин второго города. Следы такого способа строительства были найдены, например, в пространстве перед храмом А второго города, и мы склонны видеть в этих руинах скудные остатки храма третьего поселения. Мы пришли к такому выводу, во-первых, из-за значительной толщины стен и, во-вторых, на основании факта, что это здание стоит на том же месте, на котором вторые поселенцы ставили свои святилища, поскольку мы знаем, какую удивительную привязанность люди в древности испытывали к священным местам.

Рис. 89. Слои щебня перед воротами. Форма слоев говорит о том, что после большого пожара третьи поселенцы продолжали входить и выходить в том же месте, что и раньше, хотя мощеная дорога была похоронена глубоко под осколками кирпичей и пеплом

Как уже говорилось, третьи поселенцы еще нашли значительные остатки стены акрополя второго города, в особенности на западной, южной и восточной сторонах, и им оставалось просто ее починить. Однако на северо-восточной стороне, там, где холм цитадели резко обрывается над долиной, и, таким образом, наклон более крутой, древняя стена была почти полностью разрушена, и здесь, таким образом, пришлось строить новую крепостную стену, кладка которой гораздо хуже, чем у стены второго города; на плане VII она помечена буквами x m и синим цветом.
В крепостной стене третьего поселения было двое ворот; одни прямо над юго-западными, другие – над юго-восточными воротами второго города (см. план VII). Это местоположение было сохранено, возможно, потому, что оно давало наиболее легкий доступ к акрополю, и потому, что дороги в глубь страны начинались и кончались в этих точках. Как можно видеть по сопровождающему рисунку 89, которая представляет профиль дороги, ведущей к юго-западным воротам, где третьи поселенцы входили и выходили, каменные плиты, которыми был замощен вход во второй город, уже были не видны: они оказались скрытыми под слоем мусора, который достигал глубины около 0,5 метра у порталов ворот uu и xx (см. план VII) и около 1,5 метра вне крепостной стены в точке TU (см. план VII). Даже теперь различную высоту мостовой можно легко распознать снаружи ворот, в высоком блоке щебня, помеченном F на плане VII, который все еще не раскопан. Порталы ворот были, возможно, организованы третьими поселенцами точно так же, как во втором городе. Когда я раскапывал ворота весной 1873 года, я нашел, что они покрыты на глубину от 2 до 3 метров обгорелыми кирпичами, осколками кирпичей и пеплом от сгоревшего дерева, которые определенно доказывают, что у третьих поселенцев ворота также имели высокие боковые кирпичные стены, над которыми, скорее всего, возвышалось какое-то верхнее здание, но, конечно, теперь невозможно сказать, какая часть этих боковых стен избежала великой катастрофы второго города и какая их часть была работой третьих поселенцев.
Во вторых, юго-восточных воротах (ОХ на плане VII) также были сделаны значительные изменения, но мы не смогли определить, насколько эти изменения были делом рук вторых поселенцев и насколько – третьих. План этих ворот со всеми изменениями приведен на чертеже на рис. 90. В эпоху третьего поселения их поверхность находилась на 1,5 метра выше, чем она была в момент катастрофы второго города. Внутри ворот находился жертвенный алтарь, представленный в т. 1 «Илиона» на рис. 6, с. 72. Через ворота проходит большой канал или сточная канава, обложенная весьма примитивной каменной кладкой, очень похожей на водопровод в таинственной пещере, упомянутый выше, и на циклопические водопроводы, которые я нашел в Тиринфе и Микенах[272]. Кладка состоит из грубых необтесанных плит известняка, сложенных без цемента и покрытых такими же камнями. Этот канал не мог служить для стока крови жертвенных животных, как я предположил первоначально (Илион. Т. 1. С. 71), он слишком глубок для этого, кроме того, в северо-западном направлении он идет дальше в город, и, таким образом, скорее всего, служил для отвода дождевой воды.
Как и юго-западные, юго-восточные ворота так же, должно быть, имели верхние постройки (b, b на рис. 90 и w на плане VII), длинные и высокие боковые стены из кирпичей, и, должно быть, были увенчаны башней из того же материала, иначе нам трудно было бы объяснить массу упавших обожженных или обгорелых кирпичей и обломков кирпичей толщиной 3 метра, в которой мы нашли жертвенный алтарь и то, что его окружало. Однако об этих боковых стенах я могу сказать то же самое, что уже сказал о стенах юго-западных ворот, а именно то, что невозможно теперь сказать, какая часть этих ворот принадлежала второму городу (если вообще принадлежала). Однако значительная разница в уровне поверхности двух ворот скорее заставляет нас думать, что старые боковые стены были по меньшей мере отчасти разрушены и что большая часть кирпичей и обломков, которые находились в верхних воротах, относятся к боковым стенам и надстройкам, построенным третьими поселенцами, и что последние при постройке обоих ворот использовали систему, которую (как мы уже неоднократно говорили) использовали их предшественники, а именно обжигали кирпичные стены целиком.

Рис. 90. План юго-восточных ворот, помеченных ОХ на плане VIL Масштаб 1: 333.
Эти ворота также были снабжены двумя порталами (а, а)

Этот алтарь мог уже находиться в воротах, когда стены обжигали, поскольку не только внешний вид квадратной плиты из сланцевого гранита, которой он был покрыт, и большого блока из того же камня, вырубленного в форме полумесяца, который стоял над ним, но и трещины на этих плитах – все говорит о том, что они подверглись воздействию сильного жара.
Профессор Сэйс заметил мне, что «кирпичные стены, также обожженные после постройки, были найдены и в других местах. Например, шестая ступень великого храма Семи Светил Неба, построенного Навуходоносором в Борсиппе и теперь известного как Бирс-и-Нимрууд, была сделана из кирпичей, остеклившихся от сильного жара в массу голубого шлака уже после того, как ступень была воздвигнута. В Шотландии также были найдены «остекленные» форты, из которых лучше всего известен Крэг
Падриг близ Инвернесса, где стены сплавились в компактную массу уже после того, как они были построены. Здесь, однако, стены были сделаны из камня, а не из кирпичей».
Г-н Джеймс Д. Батлер, президент Государственного исторического общества Висконсина, пишет мне на эту интересную тему следующее:

«Мэдисон, февраля 14, 1883 г.
Генри Шлиману, эсквайру
В лондонской «Тайме» от 26 января я с удовольствием прочел Ваше письмо из Трои, и особенно относительно Вашего открытия способа изготовления кирпичей, обратного нашему.
Кажется странным складывать необожженные кирпичи и затем обжигать их. Однако я пришел к тому же выводу, осматривая руины неподалеку, которые исследовал прошлым летом.
Это место в 50 милях к востоку отсюда, по дороге в Милуоки, именуется Ацтулан[273]. В этом месте территория примерно 18 акров окружена фундаментом, образующим три стороны параллелограмма, четвертая же сторона лежит вдоль реки, которая слишком глубока, чтобы перейти ее вброд. Здесь есть 33 выступа, которые считаются боковыми башнями. Когда стена была обнаружена в 1836 году, ее высота составляла около 4 футов. Представляется, что раньше она была выше. Сначала был насыпан земляной вал; затем он был покрыт глиной; комки земли слиплись и спутались в единую массу с грубой травой и кустарниками прерий. Над всем этим были свалены в кучу подобные же травы и кустарники и подожжены. Глина, естественно, превратилась в кирпич или в кирпичное покрытие. Почва все еще изобилует фрагментами кирпича, хотя плуг уже в течение сорока лет разрушал эту величественную и уникальную реликвию какого-то доисторического племени.
Этот «древний город», как называют его местные, был впервые описан в Milwaukee Advertiser в 1837 году, в American Journal of Science (New Haven, 1842. Vol. XLIV. P. 21) и более полно в 1855 году Аэпхэмом (Lapham) в Smithsonian Contributions to Knowledge (Vol. VII. P. 41–51).
Ни один исследователь до меня ранее (это было в мае прошлого года), как кажется, не понял, что кирпичи или терракота были обожжены прямо на месте, так же, как Вы это описываете относительно стен Трои. Моя статья была опубликована в State Lournal нашего города 22 мая 1882 года. Я писал, что один из фрагментов, которые я подобрал там, имел в центре ветку толщиной около дюйма, обожженную в уголь, и что во всех кусках терракоты были отверстия в тех местах, где осока с речного берега была смешана с глиной, чтобы помочь ей обжечься в кирпич».

Разрушение третьего поселения было не полным, поскольку вплоть до настоящего времени сохранились городская стена и стены домов значительной высоты.
Хотя мы видим следы огня на некоторых домах третьего поселения, однако ничто здесь не говорит о такой катастрофе, как та, что постигла второй город, где все постройки были разрушены вплоть до фундаментов, и только толстые стены храмов, стена цитадели и, возможно, боковые стены ворот отчасти избежали разрушения.
Как уже объяснялось на предшествующих страницах, в 1879 году мои сотрудники в Трое согласились со мной в ошибочном отнесении ко второму городу только слоев руин толщиной от 3 до 4 метров, которые следовали за слоем руин первого города и которые, как мы теперь понимаем, были искусственно навалены жителями второго города, чтобы сделать большую площадку для постройки своего Пергама. Следовательно, следы человеческой деятельности, обнаруженные в этом слое, воспроизведенные в «Илионе» на рис. 147–181 и отнесенные там ко второму городу, действительно принадлежат ему. В этом никакой ошибки нет; но теперь мы с уверенностью убедились в том, что они принадлежат к древнейшей эпохе истории второго города и что ко второму городу принадлежат и тысячи предметов, которые я обнаружил в обугленных руинах и которые раньше ошибочно приписывал третьему поселению. Поскольку в некоторых местах полы домов третьего поселения отделяет от слоя руин второго только слой мусора толщиной 0,2 метра, то предметы человеческой деятельности, которые относятся к ним, естественно, оказываются смешанными с предметами из второго города. В ходе этой последней троянской кампании у нас были тысячи возможностей, постепенно раскапывая слой за слоем сверху, убедиться в том, что третьи поселенцы были весьма бедны, ибо в их домах было сделано очень мало находок. Следовательно, не может быть сомнений, что почти все предметы, проанализированные и воспроизведенные в «Илионе» в главе о третьем городе т. 1 с. 468–542, т. 2 с. 1—177, рис. 190–983, фактически относятся ко второму, сожженному городу. Теперь может быть очень легко произвести необходимую классификацию, поскольку все предметы, обнаруженные в сожженном городе, несут на себе очевидные следы страшного жара, которому они подверглись в ходе великой катастрофы; вся керамика оказалась сплошь обожжена, в то время как и вся троянская керамика вообще, керамика третьего поселения несет лишь следы поверхностного обжига. Однако если мы произведем это разделение сейчас, то это может завести нас слишком далеко, мы предпочтем оставить это до нового издания «Илиона», а здесь просто изложим факты.
На рис. 91–96 я воспроизвожу несколько предметов, которые подобрал в домах третьего поселения и которые несколько отличаются от тех, что воспроизводились раньше. Рис. 91 представляет собой кувшин ручного изготовления с одной ручкой и двумя отдельными носиками, один за другим, хотя тулово сосуда не разделено. Передняя часть кувшина украшена тремя похожими на груди выступами. Рис. 92 – это ваза с полой ножкой и длинным, перпендикулярно перфорированным выступом на каждой стороне тулова и соответствующими отверстиями на ободке. Рис. 93 – это чаша с ручкой, плоским дном и похожим на ушки рельефным украшением по обеим сторонам тулова. Вся эта керамика обожжена лишь слегка. Несколько более тщательно обожжено глиняное кольцо на рис. 94, возможно, потому, что оно должно было использоваться как подставка для сосудов с выпуклым дном. Рис. 95, 96 – это два астрагала (таранные кости). Я воспроизвожу их здесь вместо двух астрагалов на рис. 530, 531 в т. 2 «Илиона», которые были очень плохо сфотографированы. Чтобы избежать повторов, я больше не воспроизвожу здесь керамики. Пряслица, как орнаментированные, так и неорнаментированные, встречаются сотнями. Было собрано около десятка бронзовых брошей с шарообразными или спиралевидными головками, также много шил и костяных иголок, как те, что показаны в «Илионе» на рис. 123–140, 560–574, сотни жерновов из трахита, как те, что показаны на рис. 75 и 678, грубые каменные молотки, как те, что на рис. 83 и 632–634, зернотерки, как те, что на рис. 80, 81, пила и ножи из кремня или халцедона, как те, что на рис. 93–98 и 656–664 и т. д.

Рис. 91. Кувшин с двумя носиками. Масштаб 1:3. Найден на глубине около 8 метров

Рис. 92. Ваза с полой ножкой и вертикально перфорированными выступами для подвешивания. Масштаб 1:3. Найдена на глубине около 8 метров

Рис. 93. Чаша с рельефным украшением, похожим на ушки, с обеих сторон. Масштаб 1:3. Найдена на глубине около 8 метров

Рис. 94. Глиняное кольцо. Масштаб 1:3. Найдено на глубине около 8 метров


Рис. 95, 96. Две таранные кости (астрагалы). Масштаб 1: 2. Найдены на глубине около 8 метров

§ II. Четвертое доисторическое поселение на месте Трои

Как я уже говорил, мои архитекторы остались в убеждении, что третье поселение никогда не погибало в катастрофе, поскольку все еще стояли остатки стен домов высотой от 2 до 3 метров и крепостные стены более-менее хорошо сохранились. Четвертые поселенцы построили свои дома на постепенно накапливавшейся почве холма и на стенах разрушенных домов своих предшественников. Далее мои архитекторы узнали, что четвертые поселенцы использовали кирпичные стены третьего поселения, починив их и, возможно, надстроив в пропорции к увеличившейся высоте почвы. Таким образом, площадь четвертого поселения не превышала площади третьего, и, следовательно, как и третье, оно занимало только Пергам второго города. В четвертом поселении были свои ворота, которые, видимо, были деревянными и стояли на тех же местах, что и ворота третьего города, однако, как могут увидеть посетители во все еще стоящем вертикальном блоке руин F на плане VII, поверхность внутри ворот снова стала на 1,5 метра выше. Вся земля внутри крепостных стен была покрыта домами четвертого города, они не имели правильных планов, но состояли, как и дома третьего города, из маленьких комнат, беспорядочно сгруппированных вместе. Стены домов были сложены из небольших кусков бутового камня, сцементированных глиной; однако в среднем по размеру они были еще меньше, чем стены домов третьего города, мы видим даже некоторые стены домов толщиной всего 0,3 метра. Кроме того, некоторые стены домов были построены из кирпичей, отчасти обожженных, отчасти необожженных. Я обращаю внимание посетителей на стену из необожженных кирпичей, которую все еще можно видеть в большом блоке обломков, помеченном G на плане VII, который остался к югу от храма А. Кирпичи делались из глины, смешанной с соломой; длина стороны кирпича – 0,45 метра, высота – 0,07; они сцементированы белой глиной. Толщина стен составляла только один кирпич и в общем достигала, включая глиняное покрытие с обеих сторон, 0,47 метра. Принимая во внимание тонкость большинства стен домов четвертого поселения, невероятно, что над основным этажом, который отчасти сохранился, мог быть еще второй; фактически как в третьем поселении, так и в четвертом, большинство домов, видимо, имели только один этаж. Оба эти поселения, как было обнаружено в ходе раскопок, безусловно, выглядели просто как деревни. В четвертом поселении мы не нашли черепицы, ибо, как и в предшествующих городах, все дома были покрыты крышей из горизонтальных террас, которые, как мы все еще можем видеть в деревнях Троады, делались из деревянных балок, камыша и слоя глины толщиной около 0,25 метра. Прежде всего существование этих горизонтальных террас, глина которых постоянно смывалась дождем и которую приходилось постоянно обновлять, объясняет быстрое накопление почвы, которое мы находим в доисторических поселениях на холме Гиссарлык и которое еще нигде не наблюдалось в подобных масштабах. Это объясняет и огромные массы мидий и других мелких ракушек, некоторые из которых еще закрыты. Стены домов из глиняных кирпичей, которые, находясь под воздействием дождя, солнца и ветра, полностью рассыпались, также способствовали быстрому накоплению мусора.
Мы не можем сказать с уверенностью, каков был конец четвертого поселения; но поскольку мы находим, что верхняя часть стен его укреплений была разрушена, то естественно предположить, что это поселение могло погибнуть от руки врага. Во многих домах мы видим следы огня, но они не более значительны, чем в третьем поселении, и, конечно, общего разрушения не было.
В руинах четвертого поселения мы опять обнаружили огромное количество керамики, как та, что показана и проанализирована в «Илионе» в т. 2 на с. 186–245, рис. 986—1219, однако новых типов найдено не было, за исключением двух ваз с «совиными» лицами и женскими чертами, которые я воспроизвожу здесь на рис. 97, 98, поскольку они отличаются от всех тех, что я воспроизвел в «Илионе».
«Совиное» лицо на вазе на рис. 97 очень грубо, «клюв» длинный и острый, глаза показаны точками-полушариями, брови – в виде горизонтальной рельефной линии; женские груди и вульва хорошо отмечены; ободок горлышка выгнут, дно плоское; крылья показаны как вертикальные выступы. Ваза с рис. 98 относится к категории ваз с вертикальными выступами, похожими на крылья, двумя женскими грудями и вульвой; однако у нее гладкое цилиндрическое горлышко, на котором надета отдельная крышка с «совиным» лицом. Эта крышка особенно замечательна своими большими глазами-полушариями и высокими выдающимися бровями.
Формы этих троянских священных сосудов несколько менялись со временем; но, хотя они потеряли свои «совиные» головы и крылья, их тип легко можно распознать в вазах с двумя женскими грудями, которыми изобилуют магазины гончаров в Дарданеллах.
Кроме того, в этом слое были найдены сотни орнаментированных и неорнаментированных терракотовых пряслиц и множество брошей из бронзы, несколько ножей из того же металла, множество иголок и шил из кости, бесчисленное количество грубых каменных молотков, а также жернова и значительное число хорошо отполированных топоров из диорита, как те, что показаны в «Илионе» на рис. 1279–1281.

Рис. 97. Ваза с «совиным» лицом, женскими чертами и двумя выступами, похожими на крылья. Масштаб 1: 4. Найдена на глубине около 5 метров

Рис. 98. Ваза с женскими чертами и двумя похожими на крылья вертикальными выступами. На крышке – «совиное» лицо. Масштаб 1: 4. Найдена на глубине около 5 метров

§ III. Пятое доисторическое поселение на месте Трои

Пятые поселенцы расширили свой город к югу и востоку дальше, чем два предшествующих поселения; ибо из-за существенного накопления мусора и небольшой разницы в высоте между холмом Гиссарлык и прилегающей цепью холмов ровная поверхность значительно увеличилась в этих направлениях. Поэтому мы видим, как дома этих новых поселенцев заходят на старые крепостные стены и выходят далеко за их пределы. Стены домов строились отчасти из бутового камня, сцементированного глиной, отчасти из глиняных кирпичей: части таких стен пятого поселения из глиняных кирпичей можно видеть в большой северо-восточной траншее под римскими пропилеями (см. L на плане VII) над южными воротами (см. NF на плане VII) и в большом блоке руин (G на плане VII) к югу от храма А. Они состоят из кирпичей 0,30—0,33 метра в длину и ширину и 65–75 миллиметров в высоту; толщина кирпича не превосходит его длины. Материалом для кирпичей послужила, как и в предшествующих городах, темная глина; цемент – из светлой, почти белой глины. Эти кирпичные стены в основном не обожжены; только в редких случаях можно увидеть обожженные кирпичи. Все кирпичные стены имеют фундаменты из бутового камня, которые, возможно, отчасти выступали над полом, чтобы предотвратить эрозию, которой больше всего были подвержены нижние части стен. Поскольку не было найдено никаких следов черепицы, то все дома в этих поселениях также должны были иметь горизонтальные крыши из дерева, камыша и глины.
Пятые поселенцы не могли использовать старые крепостные стены, поскольку накопление мусора было таким значительным, что эти стены оказались полностью погребены. Хотя моим архитекторам и не удалось найти крепостную стену, которая с уверенностью могла бы быть отнесена к пятому поселению, нам тем не менее в двух местах удалось обнаружить стену цитадели из больших, грубо обработанных известняковых блоков, которую мы можем, по крайней мере, с большой долей вероятности считать стеной пятого города. Эта стена теперь видна, во-первых, в большой северо-западной траншее (nz на плане VII в этой работе и Z'O на плане I в «Илионе») и также на северо-восточном конце большой северо-восточной траншеи (SS на плане VII). Мы наткнулись на нее непосредственно под римскими и греческими фундаментами на глубине около 2 метров под поверхностью земли и раскопали ее на глубину до 6 метров. Как уже говорилось, ее кладка отличается от крепостных стен более древних доисторических городов, поскольку состоит из длинных каменных плит, соединенных самым прочным образом без цемента или известки, которые имеют очень большие размеры, особенно в нижней части, в то время как самые нижние части стен второго города состоят из небольших камней скорее кубической формы. На сопровождающем рисунке 99 хорошо видна эта стена пятого города так, как она была обнаружена в большой северо-восточной траншее (SS на плане VII). Заслуживает внимания то, что эта стена расположена вне и к северо-востоку от акрополя второго города, фактически близ северо-восточного конца греческого и римского акрополя Илиона.

Рис. 99. Вход в большую северо-восточную траншею SS на плане VTI. Слева огромная римская стена из больших, хорошо обтесанных блоков. Справа большая стена пятого города, состоящая из камней неправильной формы

Предметы человеческой деятельности, найденные здесь, были того же типа, что описаны и изображены на с. 183–258 в т. 2 «Илиона», я не могу отметить никаких новых типов, за исключением двух ваз с «совиными» головами и двух небольших предметов из слоновой кости, которые я воспроизвожу здесь на рис. 100–103.
Ваза на рис. 100 отличается длинным заостренным «совиным» клювом и ясно показанными закрытыми веками; изображены только две женские груди, вульвы нет. Очень длинное, цилиндрическое горлышко вазы орнаментировано тремя насеченными, идущими кругом линиями, возможно изображающими ожерелья. Ободок горлышка повернут наружу; дно плоское, два длинных вертикальных выступа символизируют крылья.
Рис. 100. Ваза с «совиной» головой, женскими чертами и двумя вертикальными выступами, похожими на крылья. Масштаб 1: 4. Найдена на глубине около 3 метров


Рис. 101. Ваза с «совиной» головой и женскими чертами. Масштаб 1: 4. Найдена на глубине около 3 метров

Рис. 102. Предмет из слоновой кости. Масштаб около 1: 2. Найден на глубине 3 метров
Рис. 103. Предмет из слоновой кости. Масштаб около 1: 2. Найден на глубине около 3 метров

У вазы на рис. 101 – большие выпученные глаза; уши не показаны; «клюв» очень маленький и расположен на одном уровне с глазами; прямо под ним – маленькая круглая канавка, в центре которой крошечная вмятина – видимо, она изображает рот; две женские груди и вульва очень большие и хорошо видны; последняя особенно интересна тем, что в ней есть насечка, изображающая , которым она украшена. Это, видимо, подтверждает мнение месье Эмиля Бюрнуфа[274], согласно которому изображает два лежащих крест-накрест кусочка дерева, на соединении которых посредством трения загорался священный огонь, и что матерью этого священного огня была Майя, которая символизировала производительную силу в виде женщины. Это кажется нам тем более вероятным, что мы также видим символ на вульве идола на рис. 226 в «Илионе»; и очень часто кресты, как, например, крест с отметинами «четырех гвоздей» на вульве вазы с «совиным» лицом на рис. 986 и простой крест на том же месте на вазе на рис. 991 и т. д. Вместо обычных крыльев на вазе с рис. 101 мы видим просто обрубки, которые, как кажется, раньше не были длиннее; три насеченные линии, заходящие на заднюю часть вазы, видимо, обозначают ожерелья; две другие линии идут поперек тела, на их пересечении есть канавка.
Рис. 102 представляет собой любопытный предмет из слоновой кости с шестнадцатью грубыми бороздками вокруг, которые, как кажется, были сделаны кремневой пилой; использование этого предмета является для нас загадкой, поскольку он едва ли мог использоваться в женской работе. Другой любопытный предмет – рис. 103: он пустой, в нем три отверстия и две насечки вокруг, очевидно сделанные кремневой пилой. Этот предмет мог служить ручкой для какого-то небольшого бронзового инструмента.

§ IV. Шестое, или лидийское, поселение на месте Трои

Над слоем руин и мусора пятого доисторического поселения и непосредственно под руинами эолийского Илиона мы снова обнаружили большое количество керамики, которая была воспроизведена и описана в «Илионе» на рис. 1363–1405. Эту керамику, как уже было объяснено в т. 2 «Илиона» на с. 279, на основании ее большого сходства с вазами ручного изготовления с древних кладбищ в Ровно, Вольтерре, Бисмантове, Вилланове и других областях Италии, которые считаются архаической этрусской или доэтрусской керамикой, а также принимая во внимание колонизацию Этрурии лидийцами, о которой говорит Геродот (I. 94), я отношу к лидийскому поселению, которое должно было существовать здесь в течение длительного времени. Опять были найдены такие же, как и раньше, ручки ваз в форме змеиных или коровьих голов (см.: Илион. Рис. 1399–1405). Относительно последних могу упомянуть, что в Микенах я обнаружил большую расписную вазу, ручки которой украшены коровьими головами (см.: Микены. Рис. 213, 214). Этрусская ваза, украшенная коровьей головой, находится в музее Корнето (Тарквинии). Доктор Хр. Гостманн из Целле любезно сообщил мне, что вазы с ручками, заканчивающиеся коровьими головами, были обнаружены в Сарке близ Праги и что они хранятся в музее этого города. Похожая ваза, найденная во время раскопок в Чивитавеккье, находится в музее Болоньи.
Кроме того, были найдены шесть красивых, матово-черных чаш с одной ручкой, выпуклым дном и тремя похожими на рожки выступами на тулове, похожих на те, что воспроизведены в «Илионе» на рис. 1370–1375. Этрусский музей в Ватикане имеет две похожие вазы, Национальный музей в Колледжо Романо – три. Эти последние были найдены в некрополе Карпинето близ Купра Мариттима. Далее я могу обратить внимание на находку еще двух ваз с двумя ручками, как на рис. 1376 на с. 287 в т. 2 «Илиона»; две подобные вазы, найденные в Корнето (Тарквинии), хранятся в музее этого города. Кроме того, были найдены еще два замечательных сосуда с одной ручкой, как на рис. 1392 в т. 2 «Илиона»: они имеют форму рога на трех ножках. Подобные сосуды, но без ножек, можно увидеть и в других местах: в этрусской коллекции музея Неаполя; еще один, найденный на Кипре, находится в коллекции Эжена Пио в Париже.
Здесь я повторяю то, что было сказано в «Илионе» на с. 280–283: за редкими исключениями вся керамика, которую я считаю лидийской, сделана вручную и обильно смешана с толченым кремнем и сиенитом с большой примесью слюды. Сосуды в основном очень массивные; и поскольку они были погружены в раствор той же глины и отполированы перед обжигом, то они не только обожжены очень поверхностно, но и имеют матовый черный, в немногих случаях матово-желтый или коричневый цвет, который очень напоминает знаменитые урны-«хижины», обнаруженные под древним слоем серого вулканического туфа близ Альбано[275]. Этот матовый черный цвет, однако, возможно, также является не только следствием особой техники обжига, но и того, что керамика изготовлялась из особого сорта глины, поскольку, за исключением пифосов, почти вся бесчисленная терракота, обнаруженная в первом, третьем, четвертом и пятом доисторических поселениях на Гиссарлыке, обожжена лишь весьма поверхностно, однако ни одно из этих изделий не имеет тусклого цвета лидийских терракот. Кроме того, вид и материал этой керамики полностью отличается от любых других керамических изделий, найденных в доисторических поселениях или в верхнем эолийском греческом городе. Читатель «Илиона» и посетитель Шлимановского музея в Берлине может сам увидеть разницу в форме и материале на каждом керамическом предмете, изображенном в т. 2 «Илиона» (с. 282–295) или представленном в троянской коллекции в Берлине.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Надежда Ионина.
100 великих городов мира

Джеффри Бибб.
Две тысячи лет до нашей эры. Эпоха Троянской войны и Исхода, Хаммурапи и Авраама, Тутанхамона и Рамзеса

под ред. Р. Н. Мордвинова.
Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Михаил Курушин.
100 великих военных тайн
e-mail: historylib@yandex.ru
X