Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Эжен Эмманюэль Виолле-ле-Дюк.   Осада и оборона крепостей. Двадцать два столетия осадного вооружения

Глава 11. Первая оборона против огня артиллерии

   Король Иоанн сам вступил во владение герцогством Бургундским и объединил его с землями своей короны; он передал его своему сыну Филиппу, который, как хорошо известно, отличился в роковой день сражения при Пуатье (19 сентября 1356 г. в ходе Столетней войны в 10—12 километрах к юго-западу от Пуатье англичане (1800 рыцарей, 2 тысячи лучников и несколько тысяч копейщиков) под командованием Эдуарда Уэльского (Черного принца) разбили французов (около 3 тысяч рыцарей и значительное количество пехоты) короля Иоанна II Доброго, попавшего в плен. – Ред.). С той поры и до того, как наступили времена Карла Смелого (1433—1477, герцог Бургундский в 1467—1477 гг.), герцогство оставалось в руках потомков короля Иоанна; и хотя герцоги Бургундские были людьми весьма воинственными и вступили в союз с Англией против французской короны в результате ссоры, которая произошла в 1400 г. между герцогом Бургундским Филиппом и герцогом Людовиком Орлеанским, братом Карла VI, герцогство пребывало в относительном спокойствии в то время, когда север Франции, вплоть до Луары, находился во власти иноземцев (англичан).

   После гибели Карла Смелого в битве при Нанси (1477) король Людовик XI, не теряя времени, отправил в Бургундию ла Тремуля, барона де Краона, который, согласованно действуя с союзниками, скоро заставил всю Бургундию подчиниться власти короля Франции (в руки Людовика XI перешло герцогство Бургундское, графство же Бургундское (Франш-Конте) и принадлежавшие также ранее Карлу Смелому Нидерланды отошли дочери Карла Смелого Марии, ставшей женой Максимилиана Габсбурга, сына германского императора. – Ред.).

   Город Ла Рош-Пон (аббатство сохранило название Сен-Жюльен, а город унаследовал название замка) считался Карлом Смелым достойным особого внимания. Признавая выгоду местоположения и важность его стратегической позиции, этот правитель приспособил древние оборонительные сооружения к новому способу ведения осады и штурма. Старый замок Ла Рош-Пон, несколько раз ремонтировавшийся, все еще демонстрировал некоторые из своих укреплений, датировавшиеся концом XII столетия. Особенно хорошо сохранился донжон (главная башня); но монастырь и все плато в правление герцога Филиппа около 1380 г. были огорожены новой стеной, а город внутри этого замкнутого пространства был перестроен, причем правый берег более крупной реки был полностью заброшен. В конце XIV в. здесь существовал только пригород на склонах плато по левому берегу, и пригород этот не имел никакой иной защиты, кроме незначительной стены на севере. Праправнук сеньора де ла Рош-Пона Ансерика скончался и не оставил наследников мужского пола, и феодальное поместье Ла Рош-Пон перешло к герцогу Филиппу, который, как и его потомки, назначал губернаторов города и замка, ставших с этого времени герцогским владением.

   Огороженная часть города была перестроена, в большей своей части, на древних римских фундаментах. Она состояла из внушительной стены, возвышавшейся примерно на 24 фута (7,3 метра) над уровнем окружающей местности без маши-кулей (вынесенные вперед бойницы, позволявшие поражать противника внизу, у подножия стены), была укреплена башнями цилиндрической формы высотой 36 футов (11 метров), окруженными машикулями и покрытыми коническими крышами. Машикули были также в верхних частях куртин и башен замка, план которого не изменился.

   Со времени строительства новых укреплений эти места не подвергались новым нападениям и при Карле Смелом оставались целыми и невредимыми. Во время войны на севере с жителями Гента и Эно (Геннегау), а также в качестве меры предосторожности против интриг Людовика XI герцог счел необходимым привести оборонительные сооружения города Ла Рош-Пона в достойное состояние. В это время, несмотря на еще ограниченную эффективность, артиллерия королевской армии Франции уже играла достаточно важную роль в осадах, чтобы привести герцога к мысли о том, что следовало бы подготовиться к возможному воздействию артиллерийского огня.

   Поэтому герцог кое-где на месте крепостных стен воздвиг несколько бульваров (выносное укрепление типа барбикана с обширной боевой площадкой наверху для размещения артиллерии. – Ред.) для того, чтобы разместить артиллерию (рис. 48).



   Рис. 48. Город Ла Рош-Пон, укрепленный Карлом Смелым



   Как показано на нашем плане, внутренний двор замка уже больше не существовал. Его заменил широкий и неглубокий ров А; глубина его была одного уровня с двумя бульварами Б и В. Третий бульвар окружал с внешней стороны основание донжона (главной башни) вместо невысокой стены у основания донжона. Этот бульвар возвышался над каменным мостом, вновь построенным в XIV в. на быках древнего римского моста. Перед северной стороной крепости был построен отдельный земляной бульвар Г небольшой высоты, но господствовавший над дорогой, ведущей в город по плато. В углах северной стены города находились две большие башни Д и Е, приспособленные для размещения в них орудий, они обеспечивали оборону северной стены с флангов и давали возможность поддержки защитников бульвара Г. Стоявшая в тылу на восточной стороне подобная башня Ж держала под обстрелом долину малой реки. Два бульвара Зи И, создавая выступы под укреплениями XIV в., господствовали над фарватером большой реки и могли вести перекрестный огонь совместно с бульваром Б и башней Д. На востоке в выступе Л также был построен бульвар.

   Предместье сохранило свои две приходские церкви, а в точке М был построен монастырь доминиканцев – на землях, купленных Людовиком IX Святым (1215, король в 1226– 1270 гг.) еще в те времена, когда феодальное поместье Ла Рош-Пон все еще напрямую зависело от короны Франции.

   Аббатство Сен-Жюльен в точке П уменьшило свою площадь и уступило часть своих земель. На месте его старого парка, периметр которого несколько изменился, поднялись дома. Эти жилища обладали своими привилегиями и принадлежали монастырю, который сдавал их в аренду.



   Рис. 49. Вид на северный бульвар и крепостные стены с высоты птичьего полета



   В точке Н ближе к концу XIII в. была построена приходская церковь – когда владелец Ла Рош-Пона, нуждаясь в деньгах, продал некоторые земли (ранее принадлежавшие замку) для строительства на них. В точке О располагался рынок. Трое ворот вели в городскую крепость: одни, на севере, назывались воротами Сен-Жюльен, другие, на востоке, – Мельничные ворота, а третьи, что на юго-востоке, – Замковые.

   Нам необходимо остановиться на некоторых деталях, касающихся новых укреплений, построенных при Карле Смелом. На рис. 49 дается вид северного бульвара с высоты птичьего полета с северной стеной крепости на заднем плане, ее воротами XIV столетия и двумя большими угловыми башнями.

   На рис. 50, А дан план одной из этих башен на уровне нижней батареи, а Б представляет ее разрез по линии aб.

   Рис. 50. Каменная башня для артиллерии



   Эти башни имели внешний диаметр 40 ярдов (36,6 метра) и состояли из нижней батареи, чей пол был на 6 футов (1,83 метра) ниже верхнего уровня плато. Спуск к этой нижней батарее осуществлялся по скату, заканчивавшемуся восьмиугольным залом, чьи своды покоились на четырех огромных цилиндрических колоннах.

   Три камеры с амбразурами для трех больших пушек выходили в этот зал. Через галереи В осуществлялось сообщение между двумя из этих камер и двумя другими, меньших размеров, в стенах которых были пробиты амбразуры для кулеврин. Со спуска Г два прохода Д давали доступ к двум камерам Е, подобным же образом оснащенным амбразурами для двух крупных орудий.

   Цилиндрические своды этих помещений имели отверстия для вытяжки пороховых газов. Небольшие пороховые погреба Ж, сделанные возле каждой из камер, а также пять больших люнетов, проделанных в сводах центрального зала, пропускали вовнутрь воздух и свет. В точке З колодец был соединен с резервуаром, построенным под центральным залом, как это показано в части Б. Этот резервуар питался дождевой водой, падающей на платформу и отводившейся через четыре трубы, проходящие сквозь внутренние стены. Две винтовые лестницы соединяли нижнюю батарею с платформой и куртинами XIV в. ИИ и обеспечивали спуск через два подземных хода Л на нижний вал М, защищенный земляным валом, палисадом и узким рвом. Фланги м простреливали выступ нижнего вала. Куртина, чья галерея на бастионе поднималась на 6 футов над уровнем платформы, запирала горловину башни, как это показано на рис. 50, Б в точке О. Две сторожевые башни Р были возведены в толще парапета, в них было проделано по девятнадцать амбразур для более мелкого оружия. Этот парапет не был слишком высок для того, чтобы арбалетчики могли стрелять через скат. Широкий наклон Т облегчал путь к пушкам и подъем солдат на платформу.

   На рис. 51 дается вид бульвара И (см. общий вид, рис. 48) с высоты птичьего полета с бастионами XIV столетия. Эти бульвары были земляными сооружениями, а их внутренняя поверхность находилась почти на 4 ярда (3 м 65 см) ниже уровня плато. Бульвары Б и В, воздвигнутые в западных углах замка, обладали своими платформами на одном уровне с дном рва, как упоминалось выше. Описав таким образом общий план и его детали, приступаем к пересказу событий, театром которых был город Ла Рош-Пон в 1477 и 1478 гг.



   Рис. 51. Вид на бульвар и крепостные стены с высоты птичьего полета



   С целью заручиться поддержкой принца Оранского после гибели герцога Карла Смелого Людовик XI был беспредельно щедр на обещания, одним из которых было взять под контроль все укрепленные города Бургундии, принадлежавшие дому Оранских (его дедушке) и присвоенные Карлом Смелым.

   Но когда сеньор де Краон вступил во владение этими объектами, он не вернул их, невзирая на требования со стороны принца и открытые приказы короля Людовика XI.

   Тем временем состоялся брак между дочерью Карла Смелого, единственной наследницей его владений, и Максимилианом Габсбургом, герцогом Австрийским. Последний занялся возвращением владений герцогства Бургундского и обменялся мнениями с принцем Оранским, раздраженным невыполнением данных ему обещаний; а в это время данная провинция в большинстве своем была настроена против французов, поскольку сеньор де Краон, рвавшийся к завоеваниям и ни в коей мере не соблюдавший свои обязательства, показал себя отвратительно.

   Сеньор де Краон оставил в городе Ла Рош-Пон лишь незначительный гарнизон. При подстрекательстве агентов Максимилиана, который наводнял местность своими эмиссарами, однажды вечером жители перегородили баррикадой одну из улиц и напали на французские посты. Те, в свою очередь, будучи немногочисленными и под плохим командованием, укрылись в замке, потеряв несколько солдат. Замок неважно снабжался продовольствием и боеприпасами.

   Окруженный горожанами, гарнизон не мог долго удерживать свои позиции; поэтому как-то ночью он ускользнул на южный берег, пройдя прямо сквозь бургундские посты, чтобы примкнуть к армии сеньора де Краона, стоявшей под Дижоном. Жители немедленно подняли бургундский крест на центральной башне замка и спешно оповестили Максимилиана об успехе этого восстания, а также попросили его помощи, чтобы не допустить возвращения королевских армий, ибо они вряд ли смогли бы защититься самостоятельно. Максимилиан послал им отряд из тысячи двухсот немцев, швейцарцев и брабантцев с пушками, боеприпасами и инженерами. Первое, что сделали эти войска по прибытии на место, – немного пограбили в окрестностях и в западном предместье, после чего занялись укреплением этого объекта.

   На сира де Монклера было возложено командование иностранными войсками и теми, которые ему удалось собрать в городе и его окрестностях. Это был активный, предприимчивый и весьма сообразительный и рассудительный человек, благородных манер и приятной наружности, в расцвете лет, способный добиться повиновения и доверявший лишь себе в доведении своих приказов до исполнения. И скоро он составил план.

   Трудоспособное население города насчитывало примерно две тысячи человек, половина из которых была в состоянии оказать действенную помощь и была боеспособна. Через несколько дней после прихода иностранных войск в Ла Рош-Поне собрались несколько бургундских феодальных сеньоров, симпатизировавших молодой герцогине и весьма негативно настроенных против сеньора де Краона, который единственно из-за денег разграбил их поместья и унес с собой их наиболее ценное имущество. Они привели с собой двести тяжеловооруженных конников и несколько караванов с продовольствием. Так что теперь вполне боеспособный гарнизон насчитывал до трех тысяч воинов, из которых пятьсот составляли кавалерию – каждого конного воина сопровождал оруженосец.

   Нельзя сказать, что это место было в хорошем для обороны состоянии; нижние валы были большей частью разрушены, земляные бульвары развалились, а рвы требовали расчистки. Не было установлено никаких огневых средств. Не было ни туров, ни фашин, ни кольев для палисадов. И сир де Монклер отдал следующее распоряжение: все, будь то военачальники, солдаты, саперы, жители города, мужчины или женщины, были обязаны под страхом смертной казни каждое утро прибывать в заранее указанное им место. И для того, чтобы этот приказ дошел до всех, в различных районах города были установлены подмостки с указанием следующих названий: район Тауэр (на севере), район Сен-Жюльен (включая монастырь и восточную часть цитадели напротив аббатства), район Сен-Луи (расположенный между аббатством и замком, на западе); район Милл, обращенный в сторону востока. Обитатели монастыря потребовали освобождения от этой повинности, но сир де Монклер точно так же проигнорировал их требования, как и те, что предъявил аббат, чьи сады и здания стали центральным арсеналом. Двое или трое упрямых горожан были повешены, и с тех пор никто уже не смел пренебрегать своими обязанностями. В полдень все шли на обед и возвращались в два часа дня, чтобы снова работать до наступления ночи. Женщины и дети в возрасте от одиннадцати до шестнадцати лет таскали землю в корзинах и корытах, а солдаты, саперы и горожане под командой инженеров начали восстанавливать парапеты бульваров, расчистили рвы и восстановили нижние валы (фоссе-бреи). На мельнице была установлена пила, и она нарезала колья для палисадов. Через несколько дней жители города, поначалу думавшие, что это очень тяжелый труд, и уже сожалевшие о том, что изгнали французский гарнизон, привыкли к такому образу утомительной жизни и сносили ее довольно бодро. Повсюду пока шла работа, слышались песни и смех. Можно было подумать, что народ празднует какое-то событие.

   Губернатор не забыл о снабжении продовольствием. Был конец лета. Весь урожай, собранный в окрестностях, должен был, по его распоряжению, доставляться в город. Пара жерновов, сохранившихся после установки здесь распиловочного устройства, трудилась день и ночь. Все продовольствие, запасенное в домах, должно быть под страхом смертной казни сдано на хранение в монастырь или в замок, и жители, как и солдаты, получали свои пайки. Значительные запасы зерна и овощей, заложенные в монастыре, могли заметно увеличить общие продовольственные запасы. И сир де Монклер, естественно, завладел ими.

   Старики и маленькие дети были заняты изготовлением туров и снятием дерна при строительстве откосов бульваров. Позади северной линии стены губернатор распорядился выкопать глубокий ров (уничтожив при этом несколько домов), с ретраншементом и протяженной линией габионов (засыпанных землей плетеных конструкций) на флангах для артиллерии. Северная стена аббатства была оснащена террасами и соединена с восточной куртиной посредством ретраншемента и рва.

   Сир де Монклер был человеком с чувством юмора, знаком со всеми, побывал везде и поговорил с каждым, и благодаря его шутливому и приятному обращению простые люди, видя, как сносятся их дома, а почва в садах снимается для того, чтобы прокопать рвы и защитные насыпи для орудий и артиллеристов, воспринимали это с меньшим огорчением.

   Однако, когда все было достойным образом подготовлено к обороне, губернатор выслал из крепости все бесполезные рты. Женщины, дети и старики должны были найти себе убежище в окрестностях. После этой акции было сожжено западное предместье, чтобы не допустить его занятия войсками Людовика XI.



   Рис. 52. Плацдарм (предмостное укрепление) и кавальер



   На правом берегу перед мостом было создано предмостное укрепление (рис. 52) с большим кавальером (оборонительной позицией с валом) на левом берегу; два других моста были уничтожены. На плато в северном направлении перед бульваром Г (см. рис. 48) поднялось земляное укрепление с баррикадами из стволов деревьев и большими турами, прикрывающими две кулеврины. Бульвары и башни на севере крепости были вооружены бомбардами.

   Каждую ночь губернатор не забывал о ведении разведки в окрестностях.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Мусский.
100 великих дипломатов

Генри Бэзил, Лиддел Гарт.
Решающие войны в истории

Генрих Шлиман.
Илион. Город и страна троянцев. Том 1

Надежда Ионина.
100 великих городов мира

Алла Александровна Тимофеева.
История предпринимательства в России: учебное пособие
e-mail: historylib@yandex.ru