Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Э. С. Мугуревич.   Восточная Латвия и соседние земли в X-XIII вв.

Заключение

Обзор экономических и культурных связей, а также путей сообщения Восточной Латвии в X—XIII вв. дает представление о важном периоде в истории экономических отношений не только Латвии, но и всей Восточной Прибалтики.

Географическое положение рассматриваемой территории, пересекаемой путями по Даугаве и Гауе, а также транзитными путями с юга, способствовало включению населения Восточной Латвии в активную торговлю и обмен культурными ценностями со всеми соседними народами. В этом отношении дороги, как уже можно было убедиться, представляли собой артерии, по которым поступали не только иноземные товары.

В результате существовавших связей обитатели Восточной Латвии непрерывно обогащали свою материальную и духовную культуру, широко распространяя и собственные достижения. Постоянные контакты, осуществлявшиеся главным образом по важнейшим торговым путям, явились одним из факторов, способствовавших постепенному сближению материальной культуры народностей Восточной Латвии и лесной полосы Восточной Европы в целом. Благодаря интенсивным и регулярным связям развитие орудий труда, оружия и различного рода домашней утвари на всей обширной территории Восточной Европы шло в направлении унификации. В значительной мере эти связи повлияли на развитие и такой категории предметов, как украшения, которые обоснованно считаются выражением этнических особенностей каждого племени — народности. В то же время большое влияние на развитие местной материальной культуры оказало насильственное прекращение традиционных экономических и культурных связей. Особенно остро это ощущалось в XIII в., когда вторжение немецких крестоносцев нарушило естественный ход общественного развития и вся рассматриваемая территория вместе с торговыми путями перешла в руки немецких феодалов и торговцев.

Для периода с IX по первую половину XI в. характерны торговые связи не только с соседними, но и с дальними странами. В Восточную Латвию при посредничестве многих народов (восточных славян, скандинавов, возможно, хазар и болгар) проникали такие предметы арабского и византийского происхождения, как например диргемы, стеклянные бусы, раковины каури, парча и пр. С запада в Восточную Латвию поступали франкские и скандинавские мечи, наконечники ножен мечей, черепаховидные фибулы и другие изделия. В транзитных связях с дальними странами в этот период местное население в общем играло малозначительную роль. Во второй половине и особенно в конце X в. изделия жителей Восточной Прибалтики (в частности куршей и земгалов) в некотором количестве попадают в Приднепровье, в Новгородские земли, Приладожье, на территорию Финляндии, на остров Готланд, в Швецию и на территорию западных славян. Это явление не случайно. Как видно из археологического материала городищ и могильников того времени, в социальной жизни населения Восточной Латвии происходили большие изменения. Многие городища были укреплены мощными крепостными валами, рядом с ними появились поселения городского типа.

Инвентарь могильников этого времени свидетельствует о стремительно развивашеися материальной дифференциации. Ремесленники, жившие в посадах, не только обслуживали свою общину, но работали и на рынок. В инвентаре могильников конца X в. (Саласпилс Лауксколас, Межотне, Селпилс Леясдопелес) появляются весы и гирьки. По-видимому, отдельные представители имущих классов, а возможно и специальные торговцы, занимались в это время торговыми операциями. Вероятно, с этого времени торговцы из Восточной Прибалтики сами совершают регулярные поездки в дальние страны. Местные продукты выменивались на необходимое сырье и различные изделия, последние, правда, в основном для нужд представителей социальной верхушки.

Если принять во внимание оживленные экономические связи Восточной Латвии с Приднепровьем, то легко понять, что Киевская Русь, где феодализм уже господствовал, оказывала сильное влияние на общественный строй жителей Восточной Латвии (особенно латгалов). Здесь интенсивно проходил процесс становления раннефеодальных отношений.

В связи с изменением международного положения на юго-востоке Восточной Европы в первой половине XI в. прекращаются торговые связи со странами Востока. В Восточную Латвию больше не поступают арабские диргемы, стеклянные бусы и др. изделия, продолжают поступать лишь раковины каури. В это время укрепляются связи с Приднепровьем, Поволжьем, Смоленской и [115] Новгородской землями. Оживленные сношения существуют с островом Готланд.

Со второй половины XI в. в Восточную Латвию в большом количестве ввозится продукция из русских княжеств: стеклянные бусы, крестики и предметы украшения. Особенно большая концентрация изделий из русских городов наблюдается на территории латгалов и ливов. Это также, по-видимому, не является случайностью. Очевидно, именно к этому времени следует отнести возникновение даннической зависимости части Восточной Латвии от русских князей. Это согласуется с данными письменных источников, фиксирующих в это время повторные военные походы русских князей в Прибалтику.

В XI, но в особенности в XII в., многие предметы, привезенные из западных и восточных стран, служили образцами для местных ремесленников. Иногда их продукцию трудно отличить от оригиналов, поэтому прежние исследователи считали их привозными. Ныне удалось установить, что не только наконечники ножен мечей, копья, но также часть крестиков, звездовидные фибулы и другие изделия были изготовлены на месте.

Приведенный в работе и проанализированный археологический материал позволяет пересмотреть отдельные тезисы, укоренившиеся в буржуазной историографии. В первую очередь следует сказать об оценке экономических связей в различных направлениях. Буржуазные историки всячески стремились подчеркнуть и сознательно переоценивали значение связей с Западом в X—XII вв., приписывая им решающую роль и отделяя народности, населявшие Восточную Латвию, от Руси выдуманной цепью городищ. Если же о связях в восточном направлении и писали, то толковались они в духе норманской теории, причем в качестве основных посредников выдвигались скандинавские викинги. Анализ обширного археологического материала, в особенности добытого в советский период, показывает, что не цепь городищ отделяла население Восточной Латвии от соседних народов, а, наоборот, широко разветвленная цепь дорог обеспечивала постоянные и плодотворные связи со всеми окружающими территориями. Конкретный материал показывает, что для Восточной Прибалтики связи в восточном направлении имели несравненно большее значение, чем сношения с Западом. Большую роль в связях со Скандинавией играли только те земли Восточной Латвии, которые примыкали к Балтийскому морю и находились в непосредственной близости от транзитных путей. Можно утверждать, что в доставке предметов западного импорта в Восточную Латвию важная роль принадлежала куршам, обитавшим в Западной Латвии, чья торговая активность в X—XIII вв. выявляется во все большей мере.

Исследования привозного материала показывают, что он поступил в Восточную Латвию в результате торговых и культурных связей. Мы не располагаем данными, подтверждающими существование постоянных иноземных колоний в центральной и восточной части Латвии в раннем средневековье. Находки привозных предметов, группирующихся главным образом близ важнейших торговых путей, свидетельствуют о роли этих путей в доставке импортных изделий. С другой стороны, топография находок импортных предметов, дополняемая данными письменных источников и картографии, а также топографией археологических памятников, позволяет конкретизировать в натуре основные направления этих путей. Большая часть упомянутых дорог в качестве основных направлений связей намечается задолго до рассматриваемого периода, однако собственно торговыми путями их можно назвать лишь в X—XII вв. У торговых магистралей вырастают центры торговли. Они в основном совпадают с позднейшими путями и крупнейшими политическими и экономическими центрами, упоминающимися в письменных источниках XIII в. Несмотря на то, что транзитные пути часто использовались чужеземными торговцами и войсками, они контролировались местными народностями, которые находились в это время на ступени становления государственных образований.

Поскольку пути сообщения имеют более древнее происхождение, чем населенные пункты, их изучению и идентификации впредь должно уделяться достаточное внимание, так как только при этом условии можно исследовать закономерности экономического развития отдельных территорий. Одной из важнейших следует считать задачу изучения экономических связей и путей сообщения Западной Латвии. Изученные к настоящему времени основные направления экономических связей и приблизительно локализованные дороги в центральной и восточной части Латвии указывают на то, что в раннем средневековье торговые связи Восточной и Западной Латвии серьезно различались. Если у населения Восточной Латвии решительно преобладали связи в восточном направлении, то в западной части территории заметно возрастало значение контактов с Западом (со Скандинавией). Исследование конкретных проявлений этого фактора по столетиям и того влияния, который он оказал на экономику Западной Латвии, представляет собой задачу дальнейших изысканий. Аналогичные исследования должны быть проведены и в соседних республиках — в Эстонии, Литве, в западных областях РСФСР. Это позволит составить ясное и цельное представление об экономических связях и путях сообщения Восточной Прибалтики по отдельным периодам в хронологической последовательности. [116]

загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. А. Сванидзе.
Средневековый город и рынок в Швеции XIII-XV веков

И. М. Кулишер.
История экономического быта Западной Европы.Том 1

С.Д. Сказкин.
Очерки по истории западно-европейского крестьянства в средние века

А. Л. Станиславский.
Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории

Джуэтт Сара Орне.
Завоевание Англии норманнами
e-mail: historylib@yandex.ru
X