Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Английская и французская школы производства конных доспехов. XVI в.

В Англии до начала XVI в. практически не существовало собственного развитого производства защитного снаряжения. Конечно, с XIV в. работала Лондонская гильдия оружейников, но эта организация не сумела породить характерной национальной школы со своими выраженными традиционными чертами. В XIV—XV вв. гильдия занималась в основном закупкой и перепродажей итальянской, германской и фламандской продукции. При этом предположительно имела место практика импорта составляющих частей доспехов с последующей доводкой и сборкой на месте. Подобные операции не требовали высокой квалификации и специальных навыков, необходимых для изготовления качественного снаряжения «с нуля». В значительной мере были распространен прямой ввоз заграничных доспехов. Причем это касалось в равной мере массового и элитного снаряжения. Показателен пример известного поединка между Томасом Моубрэем и Генрихом Болингброком в 1397 г., для чего, как сообщает Фруассар, первый специально заказал доспех в Германии, а второй — в Италии. Несомненно, что защитное снаряжение, в частности конное, производилось и на месте. Тем не менее оно повторяло основные заграничные, преимущественно итальянские, конструктивные и геометрические особенности и было связано, в первую очередь, с выпуском рядового вооружения, как полных комплексов, так и отдельных элементов. Таким образом, говорить о наличии местной школы не приходится. Хорошим индикатором существования национальной индустрии защитного снаряжения служит появление собственных доспехов штучной работы, рассчитанных на чрезвычайно состоятельных покупателей. Ведь если мастерская обеспечивала спрос в подобном товаре, то изготовление более простых предметов не должно было составлять заметных трудностей.

Миниатюрный портрет графа Кумберлэнда работы Николаса Хиллиарда. 1590 — 1592 гг. Национальный музей,, Гринвич, Великобритания
Миниатюрный портрет графа Кумберлэнда работы Николаса Хиллиарда. 1590 — 1592 гг. Национальный музей,, Гринвич, Великобритания



Турнирный «боевой плащ» от доспеха графа Кумберлэнда и способ его крепления
Турнирный «боевой плащ» от доспеха графа Кумберлэнда и способ его крепления

Зарождение подлинно английской оружейной школы относится к годам правления короля Генриха VIII. Этот государь во многом напоминал императора Максимилиана I, по крайней мере, в том, что касалось любви к оружию и различным воинским упражнениям. Страстный любитель изысканного вооружения, Генрих заказывает для себя ряд боевых и турнирных гарнитуров в Италии и Германии. В 1515 г. он основывает придворную королевскую мастерскую в Гринвиче, которая должна была обеспечивать качественными и красивыми доспехами дворян королевства. На основе этой мастерской Генрих, несомненно, предполагал воспитать национальные кадры оружейников, могущих работать на нужды армии и королевского двора.

Гринвичская мастерская работала с 1515 до 1637 гг. Ее называли «Аламанской» (германской) мастерской (Almain armoury), потому что изначально в ней работали приглашенные из Германской империи мастера. Ее начало лежит в 1511 г., когда Генрих VIII выписал из Италии и Брюсселя оружейников, чтобы те изготавливали доспехи для его королевского величества. В 1515 г. в Англию по приглашению короля приехали одиннадцать «аламанов» (то есть германцев и голландцев). Это были известные мастера со своими подмастерьями, которые начали работать в Гринвиче. Затем мастерская была перемещена в Соусварк, а потом обратно — в Гринвич. Первым мастером управляющим стал голландец Мартин ван Рон. Нет сомнений, что прямое предназначение данной организации было сугубо придворным. Там выпускали доспехи, доступные лишь высшей аристократии. Тем не менее английские подмастерья учились, перенимая опыт и секреты мастерства у именитых заморских коллег, с тем, чтобы впоследствии наладить собственное производство; приглашенные знаменитости чрезвычайно высоко поставили планку качества, задав ориентир на выпуск самой лучшей продукции.

Нередки были случаи, когда иностранные мастера оставались в Англии до самой смерти, вливая свой талант в русло местной материальной культуры военного дела. Именно в этот период (первая треть—середина XVI в.) сплав германских, голландских, итальянских традиций «доспеходелания» со своеобразной английской культурой породил неподражаемый гринвичский стиль, который позволяет уверенно говорить о зарождении национальной школы.

До наших дней дошло немало произведений гринвичских мастеров. Нам известны как полные гарнитуры, так и отдельные детали и элементы защитного снаряжения. В основном они относятся к середине—второй половине XVI в. и представляют яркие образцы специфических английских доспехов. Многие из них с высокой степенью достоверности идентифицируются с реальными историческими персонами. Отметим также, что, хотя сохранившиеся записи об «Аламанской оружейне» очень неполны, нам известны все или почти все имена мастеров, работавших в ней. Одним из наиболее известных был германец Якоб Хальдер. Его имя появляется в списках в 1553—1554 гг., а самостоятельным мастером он становится в 1576 г. В английских источниках он часто упоминается под именем Якоби, что в свое время вызывало трудности в атрибуции тех или иных доспехов1. Помимо Хальдера необходимо упомянуть Эразма Киркенара (1540—1567 гг.) и англичан Джона Кельта (1567—1576 гг.) и Вильяма Пикеринга (1608—1618 гг.).



Портрет маршала де Монморанси. Конец XVI в.
Портрет маршала де Монморанси. Конец XVI в.

Набедренник с наколенником от доспеха маршала де Монморанси. Французская работа, 1580 — 1590 гг. Музей Метрополитен, Нью-Йорк
Набедренник с наколенником от доспеха маршала де Монморанси. Французская работа, 1580 — 1590 гг. Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Важнейшим источником изучения гринвичских доспехов остаются памятники изобразительного искусства. Настоящим ключом к деятельности мастерской во второй половине XVI в. является альбом, содержащий тридцать цветных планшетов с изображениями гринвичских гарнитуров и дополнительных деталей к ним. Альбом был изготовлен в конце XVI в., а обнаружен и введен в научный оборот в 1891 г. (ныне хранится в музее Виктории и Альберта, Лондон). Каждое изображение дос пеха выполнено с фотографической тщательностью и помечено именем его владельца, что делает возможным идентификацию целой серии сохранившихся до наших дней предметов, а также многих живописных памятников. Кроме того, альбом представляет собой уникальное собрание, которое концентрированно отражает все основные стилистические направления и мотивы английских производителей доспехов.

Рассмотрим классический рыцарский гарнитур гринвичской работы, который в равной мере мог служить боевым, парадным и турнирным целям. Оценим также степень реалистичности, с которой отражен изобразительными источниками предложенный к рассмотрению гарнитур. В качестве характерного примера возьмем доспех Джорджа Клиффорда графа Кумберлэнда, изготовленный между 1590—1592 гг. (музей Метрополитен, Нью-Йорк).

Доспех графа Кумберлэнда является полным латным гарнитуром с богато декорированной поверхностью. Шлем — «бургундское» армэ, замыкающееся на отвальцовке верхней пластины ворота. Тулья монолитной конструкции с высоким гребнем, украшенным по кромке косой насечкой. По бокам к тулье посредством навесных петель подвижно прикреплены нащечные пластины. Забрало двучастное. Верхняя и нижняя половины укреплены посредством единых шарниров в височных долях тульи. Ожерелье с воротом из трех пластин в передней и задней частях. Кираса с низким тапулем и широким бортом, заменяющем подол, по нижнему краю. К краю борта посредством двух петель подвешены тассеты, состоящие из трех горизонтальных полос каждая. Нижние полосы имеют фигурный край в виде полукруглых фестонов. Нагрудник оснащен подвижными вставками на проймах, которые заходят под него и зафиксированы посредством шарнира в нижней части и скользящей заклепки в верхней. Наплечники состоят из пяти широких пластин, соединенных посредством шарниров и изнаночных несущих ремней на заклепках. Наплечники асимметричные. Левый крупнее правого и закрывает подмышечную впадину. У правого наплечника в данном месте вырез для помещения копейного древка. С плечевыми щитками наплечники соединяются посредством ремней и пряжек в нижней части. Плечевые щитки представляют собой замкнутые трубчатые конструкции с подвижным широким кольцом в верхней части, которое присоединялось посредством выпуклого полого валика, в который помещался бортик верхнего края плечевого щитка. Плечевой щиток соединен с двустворчатым наручем посредством шарнирного крепления через налокотник с двумя переходными пластинами. Перчатки имеют длинные заостренные краги и прикрытие кисти, состоящее из шести горизонтальных полос. Прикрытия пальцев чешуйчатые. Набедренники набраны из восьми горизонтальных широких полос и соединяются с наколенником. По нижнему краю наколенник продолжен двумя переходными пластинами. Последняя снабжена отвальцовкой и скважинами, через которые осуществляется крепление наголенника посредством штыря и поворотного шкворня. Наголенники двустворчатые. Задняя створка и края передней доходят до земли. Под кромку арковидного выреза для стопы в передней створке заведена начальная пластина сабатона, которая подвижно зафиксирована посредством шарнирного крепления. Сабатоны из десяти пластин каждый и заканчиваются нешироким тупым носком. Соединение всех деталей латных башмаков шарнирное. Доспех отличается изысканной отделкой. Вся его поверхность покрыта воронением. По вороненому полю пущены вертикальные орнаментальные полосы, расширяющиеся к верху. Полосы заполнены геометрическим орнаментом из переплетающихся вороненых полос на позолоченном поле, покрытом стилизованным геометрическим орнаментом. Между орнаментальными полосами помещены декоративные изображения лилий и тюдоровских роз, расположенных друг над другом и соединенных так называемыми «узлами влюбленных» — витыми полосами, по одной с каждой стороны фигуры. Рисунок всех узоров наведен методом травления и гравировки.

Существуют два изображения данного доспеха. Первое — это планшет № 20 гринвичского альбома. Данное свидетельство с протокольной подробностью отображает доспех и все прилагающиеся к нему дополнительные детали, необходимые для турнирных боев. Изображение детально совпадает с доспехом из музея Метрополитен. Второе изображение находится на миниатюрном портрете графа и представляет собой погрудный портрет, вмонтированный в кулон. Николас Хиллиард, знаменитый придворный миниатюрист и ювелир королевы Елизаветы, написал его в начале 1590х гг., то есть почти одновременно с изготовлением самого доспеха. На данном портрете присутствуют несколько неточностей, видимо, оправданных творческой фантазией автора. Во-первых, наплечники изображены симметричными, тогда как в реальности они асимметричны — левый наплечник крупнее. Во-вторых, наплечники изображены с неверной орнаментацией. На месте тюдоровской розы на правом наплечнике изображена лилия.
Известно еще одно миниатюрное изображение графа Кумберлэнда в доспехе. Этот ростовой портрет также принадлежит перу Николаса Хиллиарда (ныне в Национальном музее Гринвича). На нем граф изображен в схожем гринвичском доспехе с золотой орнаментацией на фиолетовом поле. Орнамент представляет золотые звезды на фиолетовом поле. Этот доспех так же реально существовал. В настоящее время известен набедренник с наколенником из этого гарнитура. Данный портрет, с точки зрения информативности, является весьма ценным дополнением к рассмотренной выше миниатюре. На нем граф изображен в полный рост с копьем в руке и шпагой на поясе, что дает нам более полное представление об облике знатного вельможи, каким он мог представать на турнире или на войне. Поверх кирасы мы видим роскошную накидку с широкими короткими рукавами и длинным расклешенным подолом, присборенным в складку и доходящим до колен. Подобные одеяния были хорошо известны с начала XVI в. и фигурируют ныне в специальной литературе по истории костюма под термином «фальтрок». В ногах изображен шлем армэ, отличный от экземпляра из музея Метрополитен только орнаментом. Поднятое забрало позволяет видеть заднюю часть стеганого матерчатого подшлемника. На голове Джорджа Клиффорда надета шляпа с загнутыми полями, через которые перекинута женская перчатка, усыпанная бриллиантами. Эта деталь, несомненно, принадлежала королеве Елизавете, фаворитом которой являлся граф в тот период. Скорее всего миниатюра запечатлела графа в доспехе, изготовленном в честь избрания его чемпионом королевы, то есть тем рыцарем, который представлял ее величество на турнирах. В руке граф сжимает копье. Это массивное оружие не характерно для конца XVI в., когда оно стремительно отмирало

в Западной Европе как основное наступательное средство конницы, уступая пистолету и шпаге. Предмет, отображенный портретом, мог еще использоваться в бою, но с наибольшей вероятностью применялся в качестве турнирного оружия. На перевязи виден эфес шпаги. В отличие от копья, шпага была настоящим боевым оружием, предназначенным, в первую очередь, для конного боя. На это указывает простая гарда, конструктивно состоящая из загнутого вверх перекрестья и двустороннего бокового кольца.

Другая школа производства защитного снаряжения зародилась во Франции, (повторим, что в виду имеется производство полных развитых комплексов, а не отдельных их элементов или подражаний зарубежным образцам). Необходимо отметить, что в данном регионе о наличии собственной развитой традиции говорить можно лишь с известной степенью допущения. Вплоть до XVII в. французские доспехи повторяли конструктивные и геометрические особенности германских и итальянских, а позднее — и фламандских доспехов.

Лишь самобытная орнаментация позволяет условно выделять французскую школу. В XVII столетии положение изменилось в связи с массовым выпуском простых солдатских доспехов (в том числе рейтарских), которые позволили реализовать местные тенденции в развитии защитного вооружения.

Во Франции много трудились приглашенные итальянские мастера. Производство концентрировалось в Париже, Бордо, Туре и Лионе. В Бувэ (Шам бли) и Шартре преимущественно располагались мастерские по изготовлению кольчуг.

Характерным примером развитого доспеха французского конника конца 1580—1590 гг. является комплект лат Генриха I де Монморанси сеньора де Дамвилль, знаменитого воина и коннетабля Франции2, каковой титул был пожалован ему королем Генрихом IV в1593 г. До наших дней доспех дошел не полностью и в разрозненном виде. Набедренник с наколенником, тассет, наголенник и правая перчатка из состава данного гарнитура хранится в настоящее время в музее Метрополитен. Кираса с подолом и шлем находятся в Музее армии в Париже. Все перечисленные элементы в деталях совпадают с изображением на портрете коннетабля из известного альбома, изданного по заданию Фердинанда Австрийского в 1601 и 1603 гг.3 Фердинанд собрал в своем замке Амбрас своеобразную «галерею героев». Туда вошли доспехи и портреты наиболее известных рыцарей его времени, то есть начиная примерно с 1570 гг. Путем переговоров со многими прославленными капитанами или их семействами герцог приобрел более сотни подобных экспонатов, часть из них хранятся в замке Амбрас и поныне. Альбом был призван стать своеобразным путеводителем по галерее. Он содержал портреты рыцарей в их собственных доспехах и с необходимыми регалиями. Гравюры принадлежат талантливому итальянскому художнику Джованни Батиста Фонтана. К каждому портрету прилагалось жизнеописание изображенного воина. Автором текстов стал секретарь герцога Шренк фон Нотциг.

На гравюре коннетабль представлен в полном доспехе с жезлом военачальника в руке. Обращает внимание шлем в ногах воина. Это бургиньот с подъемным козырьком. Характерное забрало состоит из трех пластин, крепящихся внизу к подбороднику, изогнутых в горизонтальной плоскости и соединенных по бокам посредством шарниров. Верхняя пластина имеет смотровую щель, выполненную в виде выраженного выступа, полукруглого в плане, с серией частых горизонтальных отверстий. Подвижное крепление позволяло опускать забрало вниз, открывая более полный обзор в момент рукопашного боя или при отсутствии непосредственной опасности. В поднятом состоянии забрало фиксировалось посредством подпружиненных кнопок-защелок в верхней части каждой пластины.

При уходе одного сегмента вверх пружина досылала кнопку нижней пластины вперед, превращая ее в стопор, препятствовавший произвольному возвращению сегмента вниз. Таким образом, чтобы опустить забрало, требовалось отжать пальцем кнопку и убрать сегмент. Трехчастная конструкция позволяла регулировать степень открытия забрала по желанию.

При этом перевести его в боевое положение было возможно одним движением ладони вверх, без длительной процедуры застегивания многочисленных крюков, что было нелегко сделать руками в латных перчатках и наручах. Даже когда забрало было убрано, лицо воина оставалось прикрытым. Помимо козырька его защищала решетка из трех вертикальных планок, которые совершенно не закрывали обзора и не стесняли дыхания, полностью парируя любые рубящие и секущие удары. Кроме того, подведенные изнутри забрала изогнутые стальные прут к и (их толщина около 0,7— 0,8 мм) сообщали ему повышенные прочностные свойства, достаточные для отражения любого поражающего воздействия, вплоть до попадания пули. Подобные шлемы были чрезвычайно популярны впоследствии в среде рядовой французской кавалерии. Несмотря на то, что данная конструкция пришла из Германии, в конце XVI—XVII вв. во Франции было широко налажено собственное их производство. Например, известны несколько шлемов французского мастера Пти (Petit), один из которых хранится в Государственном Эрмитаже.

Интерес представляет декорировка доспеха. Она выполнена в виде вертикальных орнаментальных полос, заполненных стилизованным растительным орнаментом, перемежающимся с гротескными изображениями птиц и животных. Весь орнамент имеет вид рельефно выступающих
позолоченных фигур на гладком темном поле. Рисунок наведен методом травления с последующей догравировкой. Плоское гладкое поле ясно указывает на местное французское происхождение доспеха или, как минимум, его отделки. Итальянские и германские мастера в большинстве случаев покрывали поле сериями частых и мелких точек.

Сравнение приведенных портретов и сохранившихся образцов вооружения позволяет осознать, насколько тесно искусство было переплетено с жизнью, позволяет заглянуть в глаза давно ушедшей эпохе и встать лицом к лицу с живыми людьми, своими руками творившими историю.



Представлено изображение Джорджа Клиффорда графа Кумберлэнда в гринвичском доспехе, относящемся к 1590м гг. Реконструкция основана на двух миниатюрных портретах графа работы Николаса Хиллиарда (музей Метрополитен, Нью-Йорк; Национальный музей Гринвича), а также его доспехе из музея Метрополитен.



Реконструкция основана на портрете и доспе хе Генриха I де Монморанси.



1«Якоби» одно время ошибочно идентифицировали с Якобом Топфом из Инсбрука.
2Титул коннетабля носил начальник конных войск Франции.
3Первое издание было предпринято на латыни, а второе — на немецком языке. Второе издание находится в библиотеке музея Метрополитен
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Анри Пиренн.
Средневековые города и возрождение торговли

Джуэтт Сара Орне.
Завоевание Англии норманнами

Н. Г. Пашкин.
Византия в европейской политике первой половины XV в. (1402-1438)

Игорь Макаров.
Очерки истории реформации в Финляндии (1520-1620 гг.)

Б. Т. Рубцов.
Гуситские войны (Великая крестьянская война XV века в Чехии)
e-mail: historylib@yandex.ru
X