Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Рейтары в эпоху Тридцатилетней войны. 1620 — 1630 гг.

В ходе Реформации в Европе сложились крайне неблагоприятные политические тенденции. Расчленение единого религиозного поля обусловило неизбежное нарастание противоречий как на межнациональном, так и на внутригосударственном уровне. Нетрудно понять, что религиозные разногласия были удобным предлогом для приобретения политических и экономических выгод силовым путем. Благовидный повод для развязывания войн был на руку политикам разных уровней, ведь он позволял достаточно быстро решать задачи не только государственного характера, но и частные (яркий пример тому деятельность Альбрехта Валленштайна). Данная ситуация явилась бомбой, взорвавшей Европу несколькими кровавыми локальными (гражданскими) и глобальными конфликтами. Крайнюю напряженность и жестокость этих столкновений можно объяснить тем, что католики и протестанты на какой-то момент перестали рассматривать друг друга в качестве единоверцев-христиан, что устраняло все возможные морально-этические стопоры в обращении с пленными и мирным населением на захваченных территориях.





Пистолет колесцовый. Испания, Каталония, 1600—1620 гг. Хранился в оружейном кабинете короля Франции Людовика XIII (1610 — 1643 гг.). Собрание Чикагского института искусств. Общая длина — 558 мм, ствол — 425 мм, калибр — 11,2 мм, вес — 1600 г
Пистолет колесцовый. Испания, Каталония, 1600—1620 гг. Хранился в оружейном кабинете короля Франции Людовика XIII (1610 — 1643 гг.). Собрание Чикагского института искусств. Общая длина — 558 мм, ствол — 425 мм, калибр — 11,2 мм, вес — 1600 г

Шлемрейтарский «штурмхауб». Северная Германия, Саксония., первая половина XVII в. Тулья шлема покрыта глубоким рифлением и составлена из двух сегментов, соединенных посредством потайной клепки по медиальному шву
Шлемрейтарский «штурмхауб». Северная Германия, Саксония., первая половина XVII в. Тулья шлема покрыта глубоким рифлением и составлена из двух сегментов, соединенных посредством потайной клепки по медиальному шву

Наиболее крупной религиозной войной по праву считается Тридцатилетняя война1618—1648гг. По размаху и обширности вовлеченных территорий она оставила далеко позади даже Столетнюю войну. В ее ходе были внесены заметные изменения в вооружение, тактику боя, способы набора и обеспечения армий. Была внедрена линейная тактика. В способы использования кавалерии были внесены значительные изменения, нашедшие окончательное выражение только в первой трети XIX в. Произошли и серьезные сдвиги в политико-идеологическом плане. По масштабу их можно признать поистине тектоническими. За десятилетия войны было осознанно превосходство национальных армий перед наемными1. Кроме того, конфликт, начинавшийся как религиозный, закончился как чисто политический, когда католики французы выступили против католической империи Габсбургов на стороне протестантов — шведов, голландцев и ряда германских княжеств.

Рассмотрим общий ход военных действий и отдельные сражения. Война вылилась в целый комплекс столкновений, которые охватили почти всю Европу, включая Россию. Традиционно в историографии весь массив военно-политических мероприятий этой эпохи разделяется на четыре основных периода2. Первый период — чешско-пфальцский 1618—1623 гг. Начался с антигабсбургского восстания в Чехии (1618—1620 гг.), которое явилось реакцией на ущемление чешских привилегий Германской империей. Глава Протестантской унии Фридрих V Пфальцский был избран королем Чехии, Католическую лигу возглавил император Фердинанд II3. Протестанты потерпели ряд неудач. Решительное поражение было нанесено им в сражении у Белой горы 8 ноября 1620 г. Быстрое падение Чехии позволило испано-германскому войску под руководством А. Спинолы занять Пфальц в 1621—1623 гг.
Второй период — датский 1625—1629 гг. Протестантская Дания, направляемая политической игрой кардинала Ришелье (истинным главой Франции в годы правления Людовика XIII), вступила в войну с Германской империей, рассчитывая захватить южное побережье Балтийского моря. Ришелье также надеялся втянуть в прямое противостояние с католической лигой шведского короля Густава II Адольфа, но тот был скован борьбой с Речью Посполитой — католическим форпостом на востоке. Голландия при этом была вынуждена воевать с Испанией (с 1621 г.) в связи с окончанием двенадцатилетнего перемирия.

В 1625 г. соединения антигабсбургской коалиции вторглись в пределы Германии. Положение католиков было осложнено рядом крестьянских восстаний (крестьянская война в Верхней Австрии, Чехии и др.). Тем не менее войска императора под предводительством А. Валленштайна и католической лиги под командой И. Тилли нанесли ряд ощутимых поражений силам коалиции. Валленштайн разбил Э. Мансфельда при Дессау 25 апреля 1626 г, Тилли — короля Кристиана IV Датского при Луттере 27 августа того же года. Протестанты были вынуждены в 1627—1628 гг. покинуть территорию Германии. Северная Германия была оккупирована войсками Валленштайна. В 1629 г. Дания была вынуждена подписать Любекский мир и выйти из войны.

В 1628—1631 гг. начались военные действия в Северной Италии. Война шла между Францией и Германской империей за мантуанское наследство. Она явилась прикрытием для политических ходов Ришелье, направленных на создание второго фронта путем привлечения шведов к войне на территории Германии. Для этого при посредничестве французско-голландско-английского блока было обеспечено Альтмарское перемирие между Швецией и Речью Посполитой.

Одновременно подготавливалось вступление в войну России, (стремившейся вернуть Смоленск) против Речи Посполитой, чтобы максимально обезопасить восточное направление.

Третий период— шведско-русский 1630— 1635 гг. Густав II Адольф летом1631 г. начал решительное наступление в глубь Германии. Он получил крупные денежные субсидии от Франции и купил зерно в России по льготным ценам, что обеспечило солидную материальную базу для ведения войны. Армия шведов разительно отличалась от армии противников. Это было компактное моноэтничное образование, имевшее в основе своей национальное ядро. Оно состояло из офицерского корпуса, преимущественно из шведских дворян, и рядового состава из шведских же призывников. Единородный этнический состав позволил создать чрезвычайно дисциплинированную и боеспособную армию, характеризовавшуюся высоким боевым духом и управляемостью в сражении и на походе. Новый способ комплектования и новая тактика позволили Густаву Адольфу разбить Тилли при Брейтенфельде в 1631 г., занять Мюнхен в 1632 г. При этом войска саксонских протестантов смогли вторгнуться в Чехию и овладеть Прагой. В условиях острого военного кризиса император вновь доверил командование Валленштайну (ранее отстраненному от должности). В 1632 г. при Лютце не в упорнейшем сражении превосходящие силы шведов смогли заставить Валленштайна отступить, что привело к потере Саксонии. На поле боя погиб король Густав Адольф, по рыцарскому обычаю возглавлявший атаку собственной кавалерии. 27 августа 1634 г. имперско-испанские войска наголову разбили шведов при Нердлингене. Однако стратегического успеха им добиться не удалось, и уже 4 октября шведы победили при Виттштоке. Тем не менее шведам пришлось в срочном порядке оттягивать войска к польской границе, так как Россия проиграла Речи Посполитой Смоленскую войну 1632—1634 гг. Кроме того, Швеция лишилась национальной поддержки германского протестантского крестьянстваи бюргерства, которые увидели в ней не освободителя от католического гнета (как ожидалось), а иностранного оккупанта. При этом из коалиции выпала Саксония, а затем и Бранденбург. В этих условиях Франция была вынуждена открыто выступить против Германии. Так начался завершающий этап войны.

Четвертый период — франкошведский 1635—1648 гг. Совместное выступление Швеции и Франции было обеспечено Штумсдорфским мирным договором Швеции и Польши. Постепенно чаша весов склонялась в пользу союзников. Неудивительно — Германия, ослабленная непрерывной войной, кроме Швеции столкнулась тогда с новым свежим противником — Францией. История не раз доказывала впоследствии гибельность войны на два фронта для Германии. Войска империи потерпели поражения при Брейтенфельде в 1642 г, при Рокруав1643 г. и Янкове в1645 г. Только выход Франции из войны4 спас Германию от полного разгрома и, возможно, потери политической самостоятельности. В 1648 г. был заключен Вестфальский мирный договор.
Рассмотрим участие кавалерии на показательном примере нескольких крупных сражений. Первое значительное столкновение произошло в 1620 г. на Белой горе под Прагой. Армия лиги насчитывала около 28 тысяч человек, включая сильный контингент рейтар. Общее командование осуществлял имперский полководец Бюкуа. Непосредственно имперской частью войска руководил И. Тилли; войско лиги, состоявшее из баварцев, возглавлял герцог Макс Баварский. Католическая армия направлялась прямо на Прагу, чтобы решительным ударом покончить с неприятелем. Протестантская армия насчитывала 21 тысячу бойцов. Конница включала как тяжеловооруженных рейтар, так и легкую венгерскую конницу численностью около 5 тысяч человек. Во главе армии чешский король Фридрих поставил Христиана Анхальтского.

Полководец протестантов обоснованно избрал оборонительное положение и укрепился на вершине Белой горы, упираясь правым флангом в парк на берегу ручья. Колонны рейтар строились в промежутках между пехотными порядками. В целом построение представляло собой две вытянутые линии с общим резервом из венгерской конницы. Армия католиков на виду у неприятеля перешла по мосту через ручей Шарк Христиан Анхальтский не захотел расставаться с выгодной позицией и атаковать войско на переправе. Бюкуа из осторожности советовал обойти вражеское войско, не ввязываясь в бой, и маневрированием заставить покинуть сильную оборонительную позицию. Однако герцог Макс и Тилли настояли на немедленном сражении. Обе части войска были построены в три ряда. Пехота стояла в нескольких крупных баталиях (предположительно по пять у герцога и Тилли), на флангах пехоты располагалась конница. Известно, что конное построение в армии императора было более массивным и глубоким, чем колонны лиги.

Караульня. Фландрия,1640-е гг. Дэвид Тенирс Младший (1610 -1690 гг.). На картине преимущественно изображено конное вооружение, хотя имеются и пехотные образцы, напри-мер, шлем «кабасет» в нижнем углу полотна или кремниевое ружье. На столбе висят пистолеты в ольстрах и шпага. На полу разложены кирасы. Отм.етим офицерскую кирасу с набедренниками, покрытую травле¬ными и золочеными орнам.ентальны- ми полосами. Геом.етрические особен¬ности и характер отделки указыва¬ют на миланское происхождение данного предмета
Караульня. Фландрия,1640-е гг. Дэвид Тенирс Младший (1610 -1690 гг.). На картине преимущественно изображено конное вооружение, хотя имеются и пехотные образцы, напри-мер, шлем «кабасет» в нижнем углу полотна или кремниевое ружье. На столбе висят пистолеты в ольстрах и шпага. На полу разложены кирасы. Отм.етим офицерскую кирасу с набедренниками, покрытую травле¬ными и золочеными орнам.ентальны- ми полосами. Геом.етрические особен¬ности и характер отделки указыва¬ют на миланское происхождение данного предмета

Доспех рейтарский трехчетвертной. Германия, Нюрнберг, 1610 -1620 гг. Мастер Иеронимус Ринглер. Собрание Государственного Эрмитажа (№ 3.0. 3380). Вес — 43 000 г
Доспех рейтарский трехчетвертной. Германия, Нюрнберг, 1610 -1620 гг. Мастер Иеронимус Ринглер. Собрание Государственного Эрмитажа (№ 3.0. 3380). Вес — 43 000 г

Доспехрейтарский трехчетвертной. Богемия, 1610-1620 гг. Собрание Государственного Эрмитажа (№ 3.0. 3308).
Доспехрейтарский трехчетвертной. Богемия, 1610-1620 гг. Собрание Государственного Эрмитажа (№ 3.0. 3308).

Бой начался с артиллерийской дуэли и впоследствии имел характер флангового столкновения. Тилли обрушил на левый фланг чешской армии своих рейтар, а затем и пехоту. Навстречу ударила конница протестантов, однако была отбита. Постепенно имперские полки стали теснить фланг неприятеля, который должны были прикрывать венгры, которые, однако, не сделали этого, оставшись в резервной линии, так как опасались огня артиллерии католиков. В решительный момент боя в центре удачно действовал отряд рейтар под командой сына Христиана Анхальтского. Атакуя из второй линии, ему удалось опрокинуть расстроенные в бою ряды имперских кавалеристов, а затем даже прорвать строй одной пехотной баталии. В разрыв пошли другие воинские части и резерв венгерской конницы. Однако Тилли вовремя заметил опасность и бросил вперед рейтар лиги, которые успешно локализовали прорыв, тем более что венгры на серьезное столкновение не решились. Дело окончилось, когда в атаку двинулись баварцы и довершили разгром.

Другим сражением, где кавалерия оказала заметное влияние на исход, был бой под Брейтен фельдом 1631 г. Шведско-саксонская армия под руководством Густава II Адольфа насчитывала 39 тысяч человек, а армия Тилли — 36 тысяч. При этом в войске протестантов было около 16 тысяч неопытных и плохо обученных саксонских солдат, тогда как имперская армия в основном состояла из испытанных ветеранов. Обе силы столкнулись неподалеку от Лейпцига. Левое крыло католической армии, возглавляемое Папенхаймом, состояло из 11—12 полков рейтар и одного пехотного полка. Правое крыло состояло из четырех полков пехоты и шести кавалерийских. В центре стояли пехотные колонны, а по краям — конные. Таким образом, левый фланг почти полностью формировался рейтарами. Все войско было вытянуто в линию, хотя, возможно, полки строились в шахматном порядке, что не меняет общего характера построения. При этом имперцы, как пехота, так и конница, действовали в традиционных глубоких колоннах. В то же время шведы подготавливались Густавом Адольфом к оперированию в неглубоких линейных формациях.

Бой начался с маневрирования с целью выиграть левый фланг позиции католического войска. Паппенхайм отреагировал общим движением сил своего фланга налево и сам охватил крыло шведского войска. При этом он полностью оторвался от правого фланга католической армии. Охват был очень глубоким и заставил вступить в дело все линии шведской армии. Основная ставка делалась на маневренные атаки рейтар, так как один (голштинский) полк пехоты не мог оказать значительного воздействия на силы противника. Удачную атаку поддержал Тилли на правом крыле, буквально сметя противостоящих ему саксонцев. Только два полка саксонской кавалерии удержались на поле боя в строю шведской армии.

Тилли, видимо, надеялся охватить шведов с двух сторон, когда он прекратил преследование саксонцев и развернул войска в сторону левого фланга. Он рассчитывал на одновременные действия с рейтарами Паппенхайма, а также на то, что шведы после бегства саксонцев остались в меньшинстве. Однако к тому моменту, когда Тилли привел свои войска в относительный порядок и развернул их для атаки5, кавалерия левого фланга уже была совершенно разбита и отступила с поля боя. Рейтары Паппенхайма не смогли соперничать со шведской кавалерией, применявшей более совершенную тактику и грамотно взаимодействовавшей со своей пехотой. Конница укрывалась за линейными строями пехоты, которая встречала атакующих германцев залпами мушкетов. Когда враг оказывался близко, они выезжали из-за пехоты и стремительно контратаковали. Причем имперские рейтары обычно стремились максимально реализовать потенциал своих пистолетов, выполняя стрельбу пошереножно с заездами строем (иначе — «каракаоле», «улитка»), в то время как шведы стреляли только один раз при подходе к противнику, после чего сразу бросались вперед с холодным оружием. Это позволяло смешивать массивные колонны германцев, которые из-за своего глубокого построения не могли вводить в рукопашную всех бойцов одновременно. После отступления Паппен хайма войско Тилли оказалось в меньшинстве. Шведские рейтары, которых после соединения с двумя саксонскими полками было не менее 5 тысяч, смогли нейтрализовать рейтар Тилли. Его же пехота — три мощные колонны — не смогла применить свое главное оружие — слитную атаку пиками накоротке. Кавалерия шведов атаковала колонны одновременно с нескольких сторон, и они были постоянно вынуждены останавливаться для отражения этих наскоков. В это время пехота шведов беспрепятственно расстреливала плотные построения германцев, самое же главное, что шведы смогли вывести на прямую наводку свою полковую артиллерию (всего 75 орудий, сколько именно участвовало в финальной фазе боя — неизвестно), которая обеспечила им окончательную победу.

Германские войска и полководцы вполне усвоили уроки Брейтенфельда. В следующем крупном сражении 16 ноября 1632 г. при Люцене католическая армия уверенно использовала особенности тактики своих противников шведов. В частности, это касается кавалерии. Валленштайн придал конным частям мушкетерские части для прикрытия, запретил караколирование, ввел менее глубокие построения, по образцу шведских линейных формаций. Новшества не замедлили сказаться. И хотя, по меткому замечанию Ганса Дельбрюка, шведы имели «преимущества всякой старой армии над вновь сформированной», а также заметно превосходили германцев числом (16 тысяч 500 человек против 14 тысяч), победить им удалось лишь ценой значительного напряжения сил и больших потерь6. Причем поражение католиков не носило характер разгрома, как, например, при Брей тенфельде. Валленштайн оставил поле шведам после упорного и длительного боя, хотя вполне мог продолжать сражение. Стратегическое превосходство шведов, заставившее отступить прославленного полководца, было обусловлено приближением люнебургсаксонской протестантской армии герцога Георга. Тактического перевеса над германцами удалось добиться прежде всего благодаря действиям кавалерии, которая нанесла значительные потери рейтарам Валленштайна. Победа досталась шведам дорогой ценой. В одной из кавалерийских атак погиб король Густав II Адольф, который неожиданно оказался перед строем германских рейтар и был застрелен. Шведы не смогли выбить католиков с их позиции. Они были настолько неуверенны в исходе боя, что ночью сами снялись с лагеря и отошли назад. Тем не менее утром протестанты неприятеля не обнаружили, и поле осталось за ними.

В деле развития тактики боя Густав Адольф явился во многом последователем Мориса Оранского. При этом шведский король не был слепым подражателем. Он сумел применить сформулированные Морисом принципы к изменившимся условиям и сделать свою армию лучшей в Европе. Гибкий подход Густава Адольфа к военному искусству хорошо прослеживается на примере организации его рейтар. В конце XVI в. Морис Оранский окончательно упразднил в коннице копье, сделав ставку на пистолет. Таким образом, он отдал предпочтение стрелковому бою над рукопашным. Ведь только наличие пистолета давало преимущество над хорошо обученным и вооруженным копейщиком, который, в противном случае, легко побеждал бы человека с одной только шпагой. Отсюда происходят глубокие конные построения германских рейтар, необычные для эпохи Средневековья. Достаточная глубина сообщала устойчивость всему строю пистольеров, которые могли выдерживать атаку копейщиков. Нидерландцы уменьшили глубину эскадронов до 5—6 шеренг, но сохранили пистолет в качестве основного средства нападения. В первых декадах XVII в. шведский король вновь возвеличил роль рукопашного боя и холодного оружия при конном столкновении. Густав Адольф строил эскадрон в три шеренги и предписывал непосредственно атаковать противника «в лоб». Он сократил количество пистолетов до двух. Первые две шеренги должны были производить в упор по одному выстрелу, после чего на галопе с холодным оружием в руках бросаться на неприятеля. Филипп Богуслав Хемниц так описывает устроение кавалерии этого блестящего полководца: «Его принципом в отношении кавалерии было не допускать разных хитросплетений, не ведущих прямо к цели, заездов и караколе. Он строил ее в три шеренги, устремлял прямо на неприятеля, ударял на него и позволял стрелять не более чем первым двум шеренгам лишь на таком расстоянии, когда видны были белки глаз врага. После чего они должны были браться за палаши, причем последняя шеренга атаковала одними палашами, оставляя оба пистолета для рукопашной».

Сабля. Штирия (?), 1590 — 1620 гг. Собрание замка Вест Кобург. Длина — 915 мм, клинок — 778 мм, ширина клинка — 35—44 мм, вес — 1490 г.
Сабля. Штирия (?), 1590 — 1620 гг. Собрание замка Вест Кобург. Длина — 915 мм, клинок — 778 мм, ширина клинка — 35—44 мм, вес — 1490 г.

Шпага. Южная Гермаания, Мюнхен — Пассау(?), начало XVII в. Собрание замка Вест Кобург. Длина — 1110 мм, клинок — 890 мм, ширина клинка — 41 мм, вес — 1465 г. Внизу — эфесы аналогичных шпаг
Шпага. Южная Гермаания, Мюнхен — Пассау(?), начало XVII в. Собрание замка Вест Кобург. Длина — 1110 мм, клинок — 890 мм, ширина клинка — 41 мм, вес — 1465 г. Внизу — эфесы аналогичных шпаг

Пистолет колесцовый. Северная Италия, Брешия, 1630—1640 гг. Длина — 469 мм, ствол — 304 мм
Пистолет колесцовый. Северная Италия, Брешия, 1630—1640 гг. Длина — 469 мм, ствол — 304 мм

Описанная организация кавалерии показала себя весьма эффективной. Отметим, однако, что дословное повторение ее было возможно лишь при особом подходе к комплектованию войска и к дисциплине. Армия, и, в частности, кавалерия германцев, не могла применять подобную тактику с полным успехом, как Густав Адольф, хотя военачальники, несомненно, осознавали все преимущества, которые она предоставляет. Как говорилось выше, шведская армия комплектовалась по национальному принципу. Моноэтничность7 позволяла вести эффективную политическую подготовку бойцов, которые осознавали, что сражаются за национальные интересы своей родины. Глубокое национальное чувство, осознание поставленных задач и принятие их в качестве своих собственных целей позволяли легко подчиняться самым жестким дисциплинарным требованиям. Это позволило поднять боевой дух, сплоченность и дисциплину на практически недосягаемую для наемных армий высоту. Разница между солдатами, сражающимися за родину или за деньги, ясно видна на примере судьбы двух выдающихся противников — Альбрехта Валленштайна и Густава Адольфа. Первый был убит во сне собственными офицерами, которым он много лет исправно платил жалованье, когда император Фердинанд посулил за это щедрое вознаграждение. Второй погиб на поле боя, но его солдаты, оставшись без вождя, выиграли сражение, а потом успешно продолжили войну.

Формирование народной армии было непростым делом и требовало особых предпосылок.

Например, Франция, которая вступила в войну лишь на завершающем этапе и не изведала всех ее тягот, так до самого конца и не смогла создать по-настоящему французской армии, несмотря на все усилия другого выдающегося деятеля той эпохи — кардинала Ришелье. В 1638 г. на 61 полк приходилось 25 полков иностранных наемников.

Новая тактика, дисциплина и военная организация с большим трудом приживались в старых ордонансовых ротах. Офицеры не подчинялись новым порядкам и саботировали непопулярные указы. С 1635 по 1639 гг. была издана серия приказов, которые предписывали всадникам под страхом смерти не снимать доспехов во время несения караульной службы и на походе. Повторяемость и однообразие этих приказов ясно указывает на их слабую действенность, а также на неважное состояние дисциплины в среде французского дворянства. Французская конница превратилась в кавалерию лишь благодаря усилиям таких деятелей, как Мишель ля Телье (военный министр с 1643 г.), Тюрен и Конде. Все они были плоть от плоти французского воинского сословия, понимали его дух и чаяния и постепенно сумели привить новые воинские порядки в среде старого рыцарства, чего не смог сделать даже Ришелье. Отметим, что, невзирая на слабую организованность, французская конница отличалась отменным боевым духом и гораздо большей эффективностью, чем того можно было ожидать. Венецианский посол Нанни писал, что солдаты времен детства Людовика XIV были плохо вооружены, недисциплинированы, снабжены плохими лошадьми, но при этом дрались как безумные. Тем не менее можно констатировать, что наиболее боеспособными частями французской армии были наемные контингенты.

Тридцатилетняя война явилась тяжелейшим испытанием для всех ее участников. В этом горниле были выкованы и закалены кровью новые войска и новые полководцы. Тогда же были заложены принципы развития кавалерии, которые реализовывались на протяжении всего нового времени.
Боевой опыт был оплачен миллионами жизней. Наиболее сильному разорению подверглась Германия, Австрия и Чехия. Население последней в 1618 г. приблизительно равнялось 3 миллионам, после войны оно составляло не более 800 тысяч. Досталось и всем остальным. Даже победители шведы, которые получили ценные территориальные приобретения по условиям Вестфальского мира, были надорваны огромными потерями в живой силе. Больше выгод, чем потерь, досталось только Франции, которая благодаря политическому гению Ришелье оказалась единственным настоящим победителем в этом конфликте. Как писал А. Аверченко в ироничной «Всеобщей истории», при подписании Вестфальского мира один курфюрст воскликнул: «Теперь я вижу, когда мы начинали войну, я был молодым дураком!» Ему ответил француз: «А теперь, когда мы ее заканчиваем, вы оказались старым дураком!».



Изображен французский рейтар 1610—1630 гг. Облачен в трех-четвертной доспех и кавалерийские ботфорты. Отметим характерный для данного региона глухой шлем с подъемным козырьком и забралом в виде стилизованной личины с полукруглыми смотровыми вырезами. Вооружение состоит из седельных пистолетов с колесцовым замком и шпаги. Реконструкция основана на экспонате из собрания Дж. В. Хиггинса.



Изображен германский рейтар. Реконструкция основана на экспонате из собрания Дж. В. Хиггинса и на изображении из серии картин Дэвида Тенирса младшего 1630—1640 гг. «Караульня» (собрание Государственного Эрмитажа).



1При этом Тридцатилетняя война является кульминационным моментом в использовании наемных армий, которые, однако, оказались менее эффективны в сравнении с национальными армиями шведской короны.
2Ряд ученых склонны выделять франко-германскую войну за мантуанское наследство в самостоятельный период.
3Протестантская уния была образована в 1608 г. на основе коалиции германских князей, которые получили независимость по Аугсбургскому религиозному миру 1555 г. К унии со временем присоединились Англия, Голландия, Франция и т. д. Католическая лига—союз католических князей Германии 1609 г.
4Франция переживала период внутриполитической нестабильности, связанный со смертью Ришелье и деятельностью Фронды. Кроме того, во Франции были обеспокоены усилением Англии.
5Отметим, что один пехотный полк ушел в погоне за саксонцами слишком далеко и из-за поднявшейся пыли и дыма не смог сориентироваться и присоединиться к второму акту наступления.
6Среди преимуществ шведов надо перечислить также лучшее техническое оснащение, а именно: более легкие и скорострельные мушке¬ты пехоты и примерно трехкратное превосходство в артиллерии (60 пушек против 21).
7Впоследствии шведская армия оказалась в значительной мере разбавлена германским наемным элементом.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. А. Зимин, А. Л. Хорошкевич.
Россия времени Ивана Грозного

Любовь Котельникова.
Итальянское крестьянство и город в XI-XIV вв.

Юлиан Борхардт.
Экономическая история Германии

Лев Карсавин.
Монашество в средние века

Сьюард Десмонд.
Генрих V
e-mail: historylib@yandex.ru
X