Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Эпоха максимилиановского доспеха. Начало XVI в.

Без сомнений, максимилиановский доспех явился вершиной развития средневекового защитного снаряжения. Более удачной конструкции для противостояния холодному оружию придумать было невозможно. Максимилиановский доспех обеспечивал идеальное сочетание прочности, приемлемого веса и подвижности. Главным его недостатком должна была быть значительная стоимость, ведь он по праву считается самым сложным с точки зрения технологии производства доспехом. При этом система оказалась настолько удачной, что даже после полного ее исчезновения из обихода под воздействием огнестрельного оружия в 1530 гг. до самого конца XVI столетия то и дело возникали подражания максимилиановскому доспеху, которые иногда представляют собой почти полные копии образцов начала века.

Почему же доспех был назван «максимилиановским»? Вопреки бытующему мнению, император Максимилиан I Габсбург (1459—1519) не являлся его изобретателем. Владыка Священной Римской империи, который считается одним из «последних рыцарей», сделал очень много, покровительствуя мастерам оружейникам. Поддержка императора оказалась настолько весомой, что Германия вырвалась на самые передовые позиции в деле оружейной индустрии, производства защитного снаряжения в том числе. Поэтому новый вид доспеха с полным правом назвали его именем1.



Максимилиановский доспех развитой формы. Нюрнберг, 1520-е гг. Общая высота 1770 мм. Из бывшей коллекции Акселя Гутмана
Максимилиановский доспех развитой формы. Нюрнберг, 1520-е гг. Общая высота 1770 мм. Из бывшей коллекции Акселя Гутмана

Шлем «армэ». Южная Германия, Инсбрук ( ?), 1520-е гг. Общая высота 260 мм. Из бывшей коллекции Акселя Гутмана.
Шлем «армэ». Южная Германия, Инсбрук ( ?), 1520-е гг. Общая высота 260 мм. Из бывшей коллекции Акселя Гутмана.

Максимилиан получил во владение чрезвычайно обширные и неравномерно развитые территории. Ему пришлось много воевать, начиная с конфликта с Францией из-за Бургундии, которая досталась ему в качестве приданого от жены Марии, дочери Карла Смелого. Впоследствии началась продолжительная и кровопролитная Итальянская война, в которой столкнулись интересы многих ведущих держав Европы. Не за горами было и начало лютеранской реформации, вылившейся в религиозные и крестьянские войны. И хотя Максимилиану не удалось увидеть при жизни единой империи, его правление явилось целой эпохой в военном деле, а его усилия, связанные с подъемом оружейного производства, во многом определили облик воинского снаряжения Германии и, шире, всей Европы. Что же представлял собой максимилиановский доспех? Его главным отличием стала специфическая рифленая поверхность. Готический доспех также прочеканивался гранями, но не по всей площади, да и грани были расположены достаточно прихотливо (сериями вдоль краев пластин, по центру, декоративными завитками, расходясь «веером» и т. д.). Максимилиановский доспех был покрыт гранями почти по всей площади. Грани располагались строго упорядоченными вертикальными рядами. Без сплошного рифления могли оставаться лишь наголенники, внутренние створки наручей и наплечные пластины (база) ожерелья, почти полностью скрывавшиеся под кирасой. Как правило, грани шли очень часто с незначительными промежутками, хотя встречаются доспехи с заметными зазорами. Грани классического германского мак симилиановского доспеха имели характер четко выраженного невысокого гребня, треугольного в сечении. При этом две соседние грани образовывали на поверхности доспеха углубление — конелюр.

Сплошное рифление сообщило пластинам доспеха повышенные прочностные характеристики. Частые грани отдаляли поверхность пластины от предохраняемой области. Таким образом, увеличивалась толщина защитного покрова без реального утолщения формирующего его листа2. Кроме того, конелюр между гранями имел полукруглое сечение. Вогнутая дугообразная поверхность должна была в большинстве случаев нарушать направленность вектора укола, смещая в сторону движение острия. Простая гладкая выпуклая пластина далеко не всегда могла заставить соскользнуть вражеское оружие. Дискретная же поверхность повышала устойчивость против укола многократно.

Другим отличием максимилиановского доспеха была монолитная кираса, в отличие от составной готической. Основными шлемами таких доспехов стали армэ и бургиньоты, которые пришли на смену саладам.

Несущей основой максимилиановского доспеха было ожерелье. Поверх него застегивалась кираса, к нему крепились прикрытия рук, на него опирался шлем. Ожерелье практически не изменилось с середины XV в. Это были две полуцилиндрические пластины с горловиной в центре, с шарнирным соединением на одной стороне, и застегивающиеся посредством выступающей заклепки на нижней пластине, пропускавшейся в вырез наподобие замочной скважины на верхней. Достаточно часто встречались ожерелья, надставленные по краям полукруглыми пластинами, которые крепились на шарнирах к задней пластине базы и на поворотных шкворнях к передней через специальные скважины. Воротник формировался серией из двух-трех узких горизонтальных изогнутых пластин спереди и сзади. Верхние пластины ворота скреплялись посредством стальной петли со стороны шарнирного соединения базовых пластин. С другой стороны осуществлялось «кнопочное соединение», когда стальной штырь (диаметр 2—3 мм) на одной пластине помещался в круглое отверстие на другой и, удерживаясь силой упругости несущей пластины, замыкал створки. Верхний край ворота обрабатывался наружной отвальцовкой. Поверхность валика чаще всего имела вид углового уступа или прорабатывалась методом чеканки по форме крученого жгута. Высота ворота доходила до трех четвертей длины шеи.

Защита головы конника осуществлялась двумя основными разновидностями шлемов. Первая — это шлем «армэ». В основном он конструктивно походил на образцы XV в., но, естественно, появились и различия. Полусферическая тулья стала часто снабжаться продольным гребнем, число которых могло доходить до пяти. Гребни могли быть гладкими или жгутообразными. Налобная область тульи, как и в XV в., могла накрываться дополнительной пластиной. В период 1540—1550 гг. она часто формировала верхнюю часть раздельного забрала.

Нащечники армэ сформировали полный лицевой вырез, доходя до уровня подбородка. Наряду с раздельными нащечниками, крепившимися к тулье на петлях и замыкавшимися спереди, существовала новая монолитная разновидность, появившаяся около1505—1510 гг. Эта единая пластина закрывала подбородок спереди и с боков и крепилась на тех же шарнирах, что и забрало. Все подвижные элементы шлема застегивались посредством подпружиненных кнопок или откидных крюков. Оба метода могли совмещаться. Тогда кнопке придавались достаточная высота и отверстие для захождения крюка.

Нижний край шлема снабжался нашейником из одной или нескольких пластин на шарнирных соединениях, которые образовывали своеобразную латную бармицу. Нашейник должен был достигать ожерелья и опираться на него, снимая вес шлема с головы и шеи владельца.
Другой разновидностью было так называемое «бургундское армэ»3 (не путать с бургиньотом!). Низ подобных наголовий имел форму полого полукруглого в сечении валика. При надевании шлема он точно совпадал с вальцовкой ворота ожерелья и замыкался наней. Таким образом, вес шлема полностью переносился на ожерелье. Любая ударная нагрузка в таком шлеме полностью компенсировалась пружинящим эффектом наборной системы ворота. Известным недостатком данного наголовья можно считать полную открытость ворота, который формировался из достаточно тонких пластин и теоретически мог быть пробит прямым попаданием тяжелого оружия4.

Третья разновидность оформления нижней части шлема представляла собой серию из трех узких пластин, закрывающих шею сзади, в то время как нижний борт подбородника прикрывал горло.
Четвертая имела вид монолитного, расширяющегося к низу борта, заходящего поверх ворота ожерелья.

Забрала армэ имели три основных вида. Первый — «воробьиный клюв». Отличался выраженным граненым выступом, наподобие ранних хундсгугелей. Второй — «кузнечные меха», когда поверхность забрала имела несколько выраженных горизонтальных ребер. Их число колебалось от трех до пяти. Третий — условно говоря, плоское или гладкое забрало. В данном случае лицевая пластина могла прочеканиваться стилизованными антропоморфными выступами (нос, рот, усы, глаза).

Забрала снабжались с 1500—1510 гг.5 выступающими штырями, которые служили рукоятями для подъема и опускания. Другим аксессуаром, связанным с удобством использования забрала, был стопор, фиксировавший его в поднятом положении. Стопор выполнялся в виде длиной и узкой пластины, крепившейся к подбороднику посредством шарнира. Когда забрало было поднято, планку можно было переместить вверх и поместить край забрала в специальный пропил. При необходимости стопор откидывался назад и забрало опускалось в боевое положение.

Бургиньот (sturmhaube) отличался от армэ наличием козырька. Появился он в классическом исполнении в 1505—1510 гг. . Изначально это был более легкий по сравнению с армэ шлем. Бургиньот не имел забрала и снабжался небольшими подвижными нащечниками. Козырек мог иметь монолитную с тульей конструкцию или крепиться на шарнирах как забрало. Внешний край козырька почти всегда отвальцовывался для придания жесткости. Впоследствии к 1520—
1530 гг. данный шлем получил съемное забрало. К 1540—1550 гг. получили распространение гибридные формы, когда на армэ с монолитными подбородниками в качестве налобного усиления монтировали подвижные козырьки. Бургиньот был очень популярен в среде легкой конницы (и пехоты) благодаря полной защите головы и открытому лицу, защищенному при этом козырьком.
Изредка конные доспехи сопровождали салады. Это были сильно трансформировавшиеся образцы, тем не менее конструктивно родственные исходным формам. На турнирах, впрочем, широко применялись салады классических очертаний, так называемые реннхут (rennhut).

Тесак «корд» с саблевид¬ным клинком.. Германия, начало XVI в. Длина 1095 мм. Из бывшей коллекции Акселя Гутмана
Тесак «корд» с саблевид¬ным клинком.. Германия, начало XVI в. Длина 1095 мм. Из бывшей коллекции Акселя Гутмана

Шестопер. Герма¬ния, начало XVI в. Длина 550 мм. Из бывшей коллекции Акселя Гутмана
Шестопер. Герма¬ния, начало XVI в. Длина 550 мм. Из бывшей коллекции Акселя Гутмана

Меч «бастард». Северная Италия — Южная Германия, первая треть XVI в. Приведен по Boehem W. 1890
Меч «бастард». Северная Италия — Южная Германия, первая треть XVI в. Приведен по Boehem W. 1890

Кирасы в начале XVI в. претерпели самые значительные изменения. Прежде всего они вернулись к исходной монолитной конструкции6. За счет отказа от плакарта стало возможным увеличить толщину нагрудника, который с этого времени мог достигать 3—3,5 мм в центре, сходя к боковинам до 1—1,5 мм. Малая толщина на боках вполне компенсировалась значительным взаимным перекрытием с наспинником. Проймы нагрудника в большинстве случаев снабжались изогнутыми пластинами с от вальцовкой по наружному краю. Они крепились к кирасе посредством шарниров в нижней части и скользящих заклепок в верхней. Подвижное крепление позволило таким образом расширить нагрудную часть, не снижая излишне степень свободы рук в горизонтальной плоскости. Данная черта появилась еще в 1480 г. Например, кирасы Максимилиана I и герцога Зигмунда Тирольского работы Лоренца Хельмшмида уже имеют подобные вставки.

Верх кирасы исполнялся в виде прямого среза или обычной горловины, хотя первое встречалось чаще. В обоих случаях верх снабжался массивной отвальцовкой. В центре валик имел, как правило, заметно больший диаметр, чем по краям. Обычно вальцовка была многослойной, когда край пластины подгибался несколько раз. Изнутри валик оставался полым.
В месте вальцовки толщина пластины не превышала 1,5—2 мм, что вполне оправдывалось при наложении нескольких слоев металла Поверхность валика обычно расчеканивалась под «жгут», хотя изредка имела вид под треугольного уступа. Поверхность кирасы полностью покрывалась вертикальными гранями. Исключение иногда составляло узкое прямоугольное поле непосредственно под отвальцовкой. Усиление металла рифлением в этом месте не имело практического смысла, так как именно здесь кираса накладывалась на ожерелье. Даже если представить, что трехмиллиметровая кираса оказывалась пробитой, то ожерелье в любом случае отражало бы разрушительное воздействие, почти полностью погашенное внешним защитным слоем.

Геометрически германские кирасы мало изменились с XIV столетия.

Чаще всего нагрудник имел равномерную степень изгиба по всей высоте. Наспинник охватывал корпус сзади с незначительной впадиной на поверхности между лопаток. Ограниченное распространение получили наспинники с боковыми подвижными створками, подвешенными на петлях к центральной части. Наспинник и нагрудник соединялись посредством плечевых лямок и поясного ремня.

Кирасы редко имели нижний бортик для крепления подола. Чаще всего крепление осуществлялось за счет верхней пластины подола. Она изгибалась под углом по ширине (как у некоторых бри гандин XIV в.) и заводилась под кирасу. Возможен был и обратный вариант, когда верх подола заходил на кирасу. В таком случае крайняя полоса аккуратно обрабатывалась, а ее внешний срез часто выполнялся в виде мелких декоративных фестонов. Подол снабжался подвесной защитой основания бедер — тассетами. Последние, как и веком раньше, могли пристегиваться и иметь монолитную конструкцию. Наиболее распространенным в начале XVI в. был вариант с наборными из горизонтальных полос тассетами, которые выполнялись несъемными как продолжение подола Пластины в данном случае скреплялись посредством шарниров или скользящих заклепок по внешнему краю и изнаночных несущих ремней — по внутреннему. В отличие от приостренных готических тассет, максимилиановские всегда имели ровный нижний срез или заканчивались закругленной пластиной. В 1510 г. появилась новая разновидность тассет, которой со временем суждено будет заменить набедренники. Они отличались значительной длиной и могли доходить от середины бедра до колена К 1530 г. появились тассеты с прикрепленным наколенником, что определило классический облик доспеха в три четверти. Подобные удлиненные тассеты были весьма популярны в легкой коннице и среди ландскнехтов.

Шлем «бургундский армэ». Германия, Аугсбург, 1515—1520 гг. Мастер Лоренц или Кольман Хельмшмид. Общая высота 267 мм. Из бывшей коллекции Р. Т. Гвинна
Шлем «бургундский армэ». Германия, Аугсбург, 1515—1520 гг. Мастер Лоренц или Кольман Хельмшмид. Общая высота 267 мм. Из бывшей коллекции Р. Т. Гвинна

«Бургундским» шлем называется, так как рассчитан на замыкание поверх вальцовки ожерелья. Тулья покрыта гранями, которые группируются в четырех сериях по три грани в каждой. Имеется сдвоенный гребень, поверхность которого проработана методом чеканки на манер крученого жгута. Забрало армэ предполагалось дополнять специальным турнирным экраном., который крепился к скобе в верхней части, а также овальному отверстию у правой смотровой щели и шкворню у левой. Аналогичный шлем имеется в Историческом музее Берна и в музее Метрополитен (коллекция Башфорда Дина), Нью-Йорк.. См. Hayward J.F., Blair C. 1962; Gamber O. 1975
«Бургундским» шлем называется, так как рассчитан на замыкание поверх вальцовки ожерелья. Тулья покрыта гранями, которые группируются в четырех сериях по три грани в каждой. Имеется сдвоенный гребень, поверхность которого проработана методом чеканки на манер крученого жгута. Забрало армэ предполагалось дополнять специальным турнирным экраном., который крепился к скобе в верхней части, а также овальному отверстию у правой смотровой щели и шкворню у левой. Аналогичный шлем имеется в Историческом музее Берна и в музее Метрополитен (коллекция Башфорда Дина), Нью-Йорк.. См. Hayward J.F., Blair C. 1962; Gamber O. 1975

Максимилиановский доспех. Германия, Ландсхут, 1510 — 1520 гг. Хранится в Эрмитаже (№З. О. 3004)
Максимилиановский доспех. Германия, Ландсхут, 1510 — 1520 гг. Хранится в Эрмитаже (№З. О. 3004)

Прикрытия рук монтировались на ожерелье. По краям ожерелья в центре имелись две прямоугольные планки (по одной с каждой стороны) на шарнирных креплениях. Обычно они устанавливались на передней пластине базы, заходившей поверх задней. В окончании каждой планки находился стальной штырь диаметром от5 до 8 мм В верхней трети штыря находилась подпружиненная, утапливаемая в специальном углублении, защелка. В верхней части наплечника имелось отверстие чуть большего диаметра, чем штырь. Наплечник надевался на данный штырь и фиксировался сверху защелкой. Часто для повышения степени свободы несущая планка снабжалась штырем, смонтированным на подвижной петле.

Наплечник мог быть двух видов. Первый — с крупной подпрямоугольной основной пластиной, заходящей на нагрудник и наспинник, закрывающей подмышку. Второй — с пластиной средних размеров, оставляющей открытой подмышку. Первый вариант почти всегда нес высокие стальные борты в передней части для прикрытия шеи и головы от копейного укола. Во втором случае наплечник почти всегда снабжался подмышечным прикрытием — навесной круглой пластиной. Она имела одноточечное крепление посредством изнаночного несущего ремня к наплечнику.

Подобная система не ограничивала подвижности и удовлетворительно прикрывала подмышку. Внизу наплечник продолжала серия узких полос, скрепленных посредством шарниров в задней части и несущих изнаночных ремней в передней. Нижняя пластина имела широкий выпуклый гребень, в который помещался валик плечевого щитка. За счет этого осуществлялось сцепление плечевого щитка и наплечника. Желоб наплечника служил направляющей для свободного движения всего прикрытия руки.

Плечевой щиток имел замкнутую трубчатую конструкцию, наруч — двухстворчатую. Соединение их осуществлялось через налокотник.

Существовало два вида налокотников, различающихся по способу соединения деталей. Во-первых, налокотники на шарнирном соединении. Они ничем не отличались от итальянских образцов XV в. Во-вторых, традиционные германские. Эти имели монолитную конструкцию, отличались крупными размерами и крепились к наручу и плечевому щитку посредством приклепывания к изнаночным ремням. Налокотник мог огибать локоть полностью. Шарнирные варианты в основномснабжались боковым крылом, закрывавшим локоть сбоку и отчасти локтевой сгиб спереди. Подобные налокотники часто с 1510—1515 гг. дополнялись серией узких пластин на шарнирном соединении, закрывающих изнутри локтевой сгиб.

Перчатки в рассматриваемую эпоху почти совершенно исчезли. Их место заняли рукавицы с несколько более короткими, чем в XV в., крагами.

Максимилиановский доспех «фико группы»». Германия, Аугсбург, 1511 — 1520 гг. Из бывшей коллекции Уильяма Рэндольфа Хёрста. Вес доспеха 18 000 г, вес конского доспеха 28 800 г. Один из лучших образцов максимилиановского доспеха, дошедших до соврем.енности. Аналогичн-ые образцы встречаются в коллекциях Исторического музея Вены, Королевского арсенала в Лидсе (бывший Лондонский Тауэр) и т.д. Как правило, доспехи подобного качества и уровня отделки принадлежали представителям высшей аристократии — королям и герцогам и обычно без труда атрибутируются. В данном случае им^ен владельца и .мастера установить не удалось
Максимилиановский доспех «фико группы»». Германия, Аугсбург, 1511 — 1520 гг. Из бывшей коллекции Уильяма Рэндольфа Хёрста. Вес доспеха 18 000 г, вес конского доспеха 28 800 г. Один из лучших образцов максимилиановского доспеха, дошедших до соврем.енности. Аналогичн-ые образцы встречаются в коллекциях Исторического музея Вены, Королевского арсенала в Лидсе (бывший Лондонский Тауэр) и т.д. Как правило, доспехи подобного качества и уровня отделки принадлежали представителям высшей аристократии — королям и герцогам и обычно без труда атрибутируются. В данном случае им^ен владельца и .мастера установить не удалось

Германский доспех начала XVI в. Относится к группе доспехов с гладкой (не рифленой) поверх¬ностью. По-видим.ому, исполь¬зовался в среде солдат или рядового рыцарства. Обращает внимание шлем салад с забралом гротескно грубых очертаний
Германский доспех начала XVI в. Относится к группе доспехов с гладкой (не рифленой) поверх¬ностью. По-видим.ому, исполь¬зовался в среде солдат или рядового рыцарства. Обращает внимание шлем салад с забралом гротескно грубых очертаний

Прикрытия ног в целом походили по конструкции на более ранние экземпляры. Исключение составляли рифленая поверхность пластин, уменьшение числа верхних переходных пластин набедренника до одной-двух и упразднение нижней удлиненной переходной пластины наколенника. Кроме того, крепление наголенника к наколеннику осуществлялось посредством поворотных шкворней и кнопок. Да и сабатоны, как правило, делались несъемными и крепились к наголеннику на шарнирах. При этом наголенник опускался сзади до подошвы, полностью закрывая пятку, шпоры помещались в специальные прямоугольные отверстия в створках.

Напомним, что наголенник в большинстве случаев не нес на поверхности граней, кроме центральной. Это объясняется резким падением боевого значения данного элемента доспеха. Конники все чаще не надевают его для сражения, предпочитая трехчетвертной доспех. Дело в том, что роль индивидуального бойца значительно снижается, а на первое место выходят совместные действия в сомкнутом строю. В таких условиях голень находилась практически вне зоны поражения. Кроме того, наголенник был необходим при контакте конницы с пехотой, когда пехотинцы снизу легко поражали ноги всадников. В XVI в. постепенно пришло понимание ведущей роли тяжелой пехоты на поле боя. В результате конницу старались не использовать для непосредственного боевого контакта с пехотой. То есть насущная необходимость в наголенниках отпала. Ведь преследовать отступающего или бегущего противника, разгонять стрелков и совершать тыловые охваты можно было и в облегченном доспехе. В прямом же бою с сомкнутой массой швейцарцев или ландскнехтов даже вооруженный с головы до пят рыцарь практически не имел шансов.

В историографии бытует устоявшееся мнение о заимствовании рифленого доспеха из Италии. Какое-то время применительно к таким доспехам существовал термин «миланские». Все это не имеет под собой основания, как отмечал еще Дж. Манн в своей классической работе «Замечания о доспехе максимилиановского периода и итальянских войн». В Германии существовала давняя традиция изготовления и применения граненых лат. Изображения полностью рифленых кирас хорошо известны в германском искусстве не позднее 1440 г. А от кирасы со статуи императора Фридриха III 1453 г. до настоящего максимилиановского доспеха остается один шаг. Необходимо отметить, что все эти изображения связаны с исконно германской формой кирасы — кастенбрюст, которая никакого отношения к Италии не имела. Напротив, в Италии XV да и XVI в. испытывали склонность к гладким доспехам. По-видимому, в XV столетии знаменитые итальянские мастера значительно превосходили германских коллег в искусстве обработки металла. Последние не могли достичь того же уровня термообработки и вынужденно прибегали к различным ухищрениям для повышения прочностных качеств доспеха без излишнего утяжеления. Наиболее удачным приемом оказалось применение серий ребер жесткости, которые в единичном числе употреблялись еще в 1370 г.

В 1480—1510 гг. германские доспехи уже ни в чем не уступали итальянским. Рифление при этом, без сомнений, ставило германские образцы на первое место. В Италии, в частности в Милане, не без успеха повторяли германские достижения. Хорошо известна значительная группа своеобразных итальянских максимилиановских доспехов, заметно отличающихся от классических. Отличие состоит, в первую очередь, в характере рифления. Грани итальянских доспехов гораздо выше и массивнее, что вообще характерно для данного региона. Тем не менее гладкий доспех продолжал существовать и широко употребляться в Италии. Бытовали гладкие доспехи и в Германии. Далеко не каждый мог позволить себе дорогие рифленые латы. В среде тяжелой конницы они, конечно, преобладали, но были известны и более простые доспехи. Причем далеко не все из них были дешевыми эрзацами. Известны гладкие доспехи элитного качества, например, об разец15001510 гг, приписываемый Кюнцу Шотту фон Хелин гену, бургграфу Ротенбергскому (из коллекции Р. Т. Гвина). Употреблялись также латы с ограниченным использованием рифления, как бы в дань моде. Показательна, в данном случае, кираса 1510х гг. иннсбрукской работы из Королевского арсенала в Лидсе, Англия (бывшее собрание лондонского Тауэра). Грани на нагруднике и наспиннике совсем короткие, не более трети высоты, их немного, и они сходятся в вытянутотреугольные фигуры, наподобие волчьих зубов7. Никакой функциональной нагрузки они не несут, зато образуют весьма характерный декоративный узор, однозначно указывающий на принадлежность максимилиановской традиции. В конце XV—начале XVI вв. все более широкое распространение получает декорировка доспехов и вообще оружия. Ранее украшение лат достигалось за счет накладок из цветных металлов, раскраски и матерчатых накидок. Главным украшением была сама архитектура доспеха. Контуры и пропорции, сочетание деталей и обводы поверхностей сами по себе должны были быть эстетическим совершенством. Все дополнительные декоративные элементы, если и присутствовали, то занимали подчиненной положение по отношению к функциональным деталям. Эта по-настоящему великая эпоха минимализма закончилась своим наивысшим расцветом во второй половине XV в. Не зря готические доспехи называют «стальной скульптурой».

Максимилиановские доспехи стали активно украшаться лишь с1520—1530 гг. До этого использовались на большие травленые орнаментальные вставки или гравированные надписи. Впоследствии орнамент стал более изощренным и занял значительную часть поверхности доспеха.



На реконструкции представлен германский рыцарь в максимилиановском доспехе 1520 г. На общем фоне обращает внимание незащищенное горло лошади. Это было частой практикой, так как конь на галопе (основной аллюр для атаки) опускает голову вниз, закрывая налобником горло. Таким образом, в полном двустороннем нашейнике не было необходимости. Данная реконструкция представляет комплекс лат коня и всадника из коллекции Р. Скотта. Воспроизводится после реставрации по рекламному каталогу Питера Файнера «In Armis Ars», 2002 г.



1Необходимо оговориться, что термин «максимилиановский доспех» является чисто историографической дефиницией и не имел хождения в XVI в. Его происхождение связано с антикварами и любителями старины и, видимо, относится ко времени не ранее XIX столетия. В печати его впервые употребил Ф. Жиль в 1840 г. в каталоге Царскосельского арсенала.
2Нетрудно убедится в этом, глядя на рифленую пластину в разрезе. При собственной толщине в 1 мм грань высотой в 3 мм поднимает поверхность пластины в три раза. Это принцип используется в современном гофрированном упаковочном картоне и кровельном железе.
3Происхождение термина не выяснено.
4Толщина пластин ворота 1 — 1,2 мм. Учитывая их взаимное перекрытие, на выходе получался защитный слой в 2_2,4 мм. Причем бронирование было не сплошным, а разнесенным, составленным из рифленых пластин. Так что в любом случае даже неприкрытый ворот было достаточно трудно пробить.
5Шлемы с козырьком известны в Европе с первой половины XIV в.
6Изредка встречаются кирасы с плакартами и в XVI в.
7Данный вариант рифления редок, но не единичен. В литературе обозначается устойчивым термином «волчьи зубы».
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья

Под редакцией Г.Л. Арша.
Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней

А. А. Зимин, А. Л. Хорошкевич.
Россия времени Ивана Грозного

И. М. Кулишер.
История экономического быта Западной Европы.Том 1

Анри Пиренн.
Средневековые города и возрождение торговли
e-mail: historylib@yandex.ru
X