Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Скифский царь и знатный воин. Вторая половина V — начало III вв. до н. э.

После того, как скифские племена надежно обосновались в причерноморских степях, в вооружении всадников произошли существенные изменения. В первую очередь, это связано с притоком новых племен с востока, однако нельзя недооценивать и увеличение греческого импорта в Скифию. Предметы вооружения, изготовленные греческими мастерами, уверенно занимают место в составе скифской паноплии. Естественно, доступны они были только самым знатным представителям кочевой аристократии. Металлические шлемы, пластинчатые доспехи, накладки на ножны и гориты из драгоценных металлов находят в курганах вождей, самыми крупными из которых являются так называемые «царские курганы». Самые ранние из них появляются в Поднепровье во второй половине V в. до н. э. Кроме того, в это же время сооружаются первые курганные группы поблизости от греческих городов, расположенных по берегам Боспора Киммерийского (Керченского пролива). Огромные курганы являлись настоящими шедеврами степной архитектуры. На побережье Черного моря в их сооружении принимали участие греческие архитекторы, строившие гробницы из камня или сырцового кирпича, которые порой не уступали купольным гробницам древних микенских царей. Погребения царских курганов обычно делались в вырытых в земле камерах. Насыпь имела порой сложную форму, сооружалась из валков дерна, на ее вершине делалась площадка для культовых церемоний. Дабы предотвратить расползание насыпи по краю кургана, иногда сооружался ров или каменная ограда — крепида.



Находки в царских гробницах дают прекрасное представление о характере вооружения богатого скифского всадника эпохи расцвета степной Скифии. Однако следует учитывать, что некоторые предметы могли иметь преимущественно ритуальное значение. Кроме того, ряд вещей попал в гробницы в качестве дипломатических даров или трофеев, не являясь предметом собственно скифского вооружения. Тем не менее наши данные о том, как выглядел скифский воин во времена Великой Скифии, значительно более полны, чем для раннего периода их истории.
В наступательном вооружении скифского всадника существенных изменений не произошло. Из его арсенала практически исчезает такое редкое оружие, как чекан, топоры встречаются эпизодически, преимущественно в лесостепных районах. Основным оружием, как и в древности, остается лук. Единственный более-менее сохранившийся экземпляр составного, обмотанного корой лука, обнаруженный в Трехбратнем кургане, относится именно к рассматриваемому времени. Для периода расцвета Великой Скифии у нас имеются значительно более полные данные для реконструкции горитов. Серебряные и золотые обкладки горитов царских луков найдены в кургане Чертомлык, Солоха, Карагодеуашх и других. В курганах V в. до н. э. также найдены «ворварки» — большие золотые предметы в форме усеченного конуса Весьма возможно, что они также украшали внешнюю поверхность горита. Как уже говорилось, горит представлял собой деревянный футляр, обтянутый снаружи кожей. В одном случае зафиксирован горит, покрытый снаружи мехом. Найден также горит из бересты, армированный
железными прутьями. На внешней поверхности горита могли помещаться бронзовые или золотые украшения, большие золотые пластины, украшавшие внешнюю сторону горита, обнаружены только в самых богатых захоронениях. Та сторона горита, к которой прилегал лук, имела выгнутую форму, противоположная ей сторона, где располагалась тетива, была прямой. В верхней части горита с этой стороны мог быть небольшой выступ, дополнительно прикрывающий тетиву от повреждений. Дно горита, как об этом свидетельствуют находки обкладок дна из драгоценных металлов, могло быть продолговатой «грушевидной» или круглой формы. На дне ясно видна рельефная линия, демонстрирующая разделение горита на две части — внутреннюю для хранения лука и внешнюю для стрел. Чтобы обеспечить быстрое вынимание стрел из горита, на его внешней поверхности делался специальный вырез. Судя по сохранившимся изображениям и деталям погребений, горит носился на поясе слева, что, в свою очередь, вынуждало прикреплять меч с правой стороны. Не совсем ясен вопрос об использовании колчанов скифскими лучниками. При раскопках ряда захоронений отмечено присутствие кожаных мешочков с наконечниками стрел, которые вполне могли быть остатками колчанов. Однако они интерпретируются и как запасной комплект наконечников. Не исключено, что колчаны применялись знатными скифскими всадниками только для хранения запасного комплекта стрел и периодического пополнения ими горита. Впрочем, находки остатков колчанов, украшенных золотыми бляшками или вышитых бисером, свидетельствуют о том, что многие знатные скифы также отдавали предпочтение колчанам, а не горитам. Существенным образом изменяется форма наконечников стрел. Большинство из них становится трехгранной формы с утопленной внутрь наконечника втулкой. Концы граней иногда заканчиваются острыми шипами. Также сохраняются трехлопастные наконечники. Иногда при литье на внешней поверхности наконечников делались специальные метки (вероятно, для определения хозяина стрелы). Железные наконечники получают более-менее широкое распространение только с IV в. до н. э., преимущественно на Нижнем Дону. До самого конца скифской эпохи лук остается самым распространенным оружием скифов.

Изменение затрагивают и основное оружие ближнего боя — копье. На смену лавролистным наконечникам приходят более вытянутые к острию остролистные, видимо, эффективнее поражавшие покрытых доспехом воинов. Длина таких наконечников колеблется в пределах 30—55 см, хотя некоторые экземпляры достигают 70 см! Иногда они имеют посредине ярко выраженное ребро жесткости. Зафиксировано также одно копье четырехгранной формы, напоминающее пику, появление которого, возможно, связано с греческим влиянием на скифское вооружение. Длина копий, похоже, не меняется. Ее можно зафиксировать по находкам подтоков, находившихся на нижнем конце древка. Обычно они изготавливались из свернутого листа железа, на Среднем Дону были распространены поджатые в нижней части «рюмкообразные» подтоки. На наконечники скифских копий и дротиков надевались специальные чехлы, которые, по всей видимости, изготавливались, как и ножны, из дерева и кожи. Найден бронзовый литой наконечник такого футляра, кроме того, есть фрагменты свернутых железных пластин, расположенных на наконечниках копий, которые, по всей видимости, также являлись деталью этих своеобразных «ножен». Довольно редко в скифских погребениях встречаются дротики. Это скорее всего связано с тем, что для метания могли использоваться и сами копья, которые часто находятся в погребениях в нескольких экземплярах. По размерам древка дротики совершенно не отличаются от копий и могут оснащаться железными подтоками. Скифские дротики обладали наконечником с небольшим пером «жало видной» (с вытянутыми по сторонам заостренными шипами, наподобие жала змеи) формы и длинной втулкой, отчасти напоминая знаменитые римские пилумы. Длина такого наконечника составляла 20—50 см. Дротики были особенно распространены в IV—III вв. до н. э., что связывается с поиском оружия, эффективного против прикрытой щитами пехоты. Количество дротиков в погребении одного воина почти никогда не превышает количества копий, что, вероятно, соответствует их боевому использованию. Скифы, как и большинство воинов древности, наносили удар копьем, рассчитывая только на силу рук, а не как рыцарь, использующий при этом массу и скорость лошади. Кроме того, копья небольших размеров в любой момент могли быть использованы для метания, так как подобное копье может быть брошено с коня на расстояние до 30 м.
Некоторые изменения затрагивают и форму скифского меча. В V—III в. до н. э используются мечи с формой лезвия в виде вытянутого равнобедренного треугольника. Известны (в том числе у знаменитого меча с персидской рукоятью из Чертомлыцкого кургана) лезвия с прорезными отверстиями посредине верхней части. Они очень редки, хотя в Зауралье найден меч, у которого между прорезей были помещены золоченые фигурки в зверином стиле, что можно считать вершиной скифского оружейного мастерства. Подавляющее большинство мечей имело перекрестие в форме треугольника с вогнутым основанием, а навершие парадного оружия приобретает овальную или, в редких случаях, круглую форму. Для рядовых мечей характерным становится вариант небольшого антенного навершия, с загнутыми внутрь концами, наподобие когтей. Сходную форму навершия имеет меч на реконструкции. В IV— III вв. до н. э. появляются также однолезвийные мечи, напоминающие по форме палаш. Исследователи связывают их появление со знакомством через греков и фракийцев с однолезвийными мечами типа «махайры», хотя форма последних существенно отличается от скифских образцов.

У таких мечей исчезает часть перекрестья с обратной стороны от лезвия. Длина мечей колебалась в пределах 40—70 см. Несмотря на некоторое увеличение длины меча по сравнению с предыдущим периодом, можно согласиться с мнением тех исследователей, которые считают, что он мало подходил для конного боя. Форма ножен не претерпевает существенных изменений. На реконструкции представлены обложенные золотыми пластинами, украшенными в скифском зверином стиле, ножны из царского кургана Солоха Их отличает небольшой дополнительный выступ в середине ножен, назначение которого не совсем ясно. Возможно, изначально он предназначался для крепления к ноге воина, однако, как уже говорилось ранее, такое крепление было не характерно для скифских всадников. Из того же кургана происходит и железный шестопер, от которого сохранились железные навершие и подток. Уникальность этого оружия свидетельствует, что оно, видимо, было не столько вооружением, сколько символом власти его хозяина.



Существенного развития достигает в это время скифское оборонительное вооружение. Полностью исчезают из употребления тяжелые литые шлемы «кубанского» типа. На смену им приходят тонкие шлемы греческой работы самых разнообразных типов. В некоторых случаях скифы продолжали использовать их в неизменном виде, но обычно подвергали переделке. Срезались на носник (если он присутствовал), нащечники (как подвижные, так и неподвижные) и назатыльник. По краю шлема, в местах их крепления, делались отверстия, по всей видимости, служившие для крепления кожаного прикрытия щек и шеи, скорее всего, усиленного железными чешуйками, как и сам скифский доспех. Одновременно находились в употреблении шлемы, сделанные из железных пластинок, как и панцири. Впрочем, большинство рядовых воинов довольствовалось шапками без всякого дополнительного усиления.

Скиф с конем. Фрагмент изображения с серебряной амфоры из кургана Чертомлык IVв. до н. э.
Скиф с конем. Фрагмент изображения с серебряной амфоры из кургана Чертомлык IVв. до н. э.

Основным видом оборонительного доспеха у скифов с раннего времени был панцирь. В IV— III вв. до н. э. количество воинов, обладавших панцирями, растет, однако было бы преждевременно говорить о широком распространении этого типа доспеха, так как он все равно присутствует только в захоронениях самых знатных воинов. Рядовые лучники были прикрыты только толстой курткой, в некоторых случаях усиленной дополнительными металлическими деталями. Зафиксировано использование нагрудников, которые защищали прилежащую к шеи часть груди. Для усиления доспеха в других частях использовались закрепленные на коже круглые пластины, а возможно, и бляшки в зверином стиле.

Изготовленные из бронзы или железа кирасы (одна из них, с изображением головы Медузы Горгоны, была найдена в кургане у станицы Елизаветовской), состоящие из двух половин и прикрывающие весь торс воина, были очень редки. На всем протяжении своей истории скифы продолжали пользоваться относительно легким и эластичным пластинчатым доспехом В ряде случаев железные чешуйки покрывали нагрудную сторону куртки или даже только ее часть. Однако были распространены и доспехи с длинными рукавами. Для прикрытия рукавов использовались длинные изогнутые пластины, соединение между которыми закрывалось небольшими пластинками. Значительная часть скифских доспехов прикрывает металлическими пластинами только плечи, оставляя рукава открытыми. Обычно доспех расстегивался на боку, где для его соединения наличествовали специальные скобы. На концах шнуров, которыми связывались части доспеха, находились небольшие бронзовые колпачки (обычно их было четыре). Знакомство с греческим населением Северного Причерноморья приводит к широкому распространению в скифской среде панцирей с оплечьями, которые перегибались из-за спины через плечи воина и крепились на груди специальными застежками или завязками. Именно так устроен представленный на реконструкции доспех из 4го Семибратнего кургана, расположенного в Прикубанье. В нагрудной части этого панциря находилась сделанная из бронзы бляшка в виде головы Медузы Горгоны, являвшаяся не только украшением, но и распространенным в античном мире амулетом. Следует отметить, что, в отличие от греческих, скифские доспехи с оплечьями могут обладать и прикрытыми металлом рукавами, как это представлено на рисунке. Нижняя часть панциря иногда оформлялась рядом из крупных вогнутых пластин, имитировавших широкий боевой пояс. Ниже пояса тело и бедра война прикрывали пластинчатые набрюшники, а иногда и набедренники, которые заворачивались вокруг открытой части ноги. Некоторые из них напоминают греческие «птерюгес» (нижняя часть доспеха, похожая на юбку с разрезами).

Боевые пояса также были характерной деталью скифского защитного вооружения. Наиболее любопытными являются защитные пояса. Один из них, открытый во втором кургане у села Щучинка, был сделан из ряда выгнутых крупных пластин, сверху и снизу прикрытых рядами мелких пластин. Длина пояса составила более 1 м, а ширина17 см. Любопытно, что он соседствовал с коротким чешуйчатым панцирем, являясь дополнительной частью доспеха знатного воина. Пояс хранился в свернутом виде. Обычно пояс с металлическими частями надевался поверх доспеха и служил для крепления горита, меча и другого вооружения. Как правило, он также покрывался небольшими поперечными пластинами, хотя встречаются и длинные пластины, шедшие по всей длине пояса. В пластинах делались отверстия для крепления предметов вооружения. Иногда такой пояс мог быть украшен пластинами, часто из драгоценных металлов, в скифском зверином стиле, а его концы оформлены в виде голов хищных животных.

Дополнительным элементом доспеха, заимствованным у греческих поселенцев, можно считать поножи (кнемиды), вошедшие в употребление у знатных скифских воинов. В данном случае
скифы использовали без переделки кнемиды, изготовленные греческими оружейниками. Они делались из цельного куска бронзы и держались на ноге без завязок за счет плотного прилегания к телу. Внутренняя часть кнемид обивалась тканью или кожей, снаружи они моделировали мускулатуру голени и колено. В верхней части поножей иногда изображались морды львов, Медузы Горгоны или другие рельефы. В курганах около античного города Нимфея были найдены прикрытия голени, сделанные из длинных железных полос (так называемые шинные поножи), наподобие тех, которые покрывали скифские щиты. По всей видимости, это не единственная попытка имитации поножей скифскими оружейниками.

Реконструкция конской узды из кургана Толстая Могила. По Б.Н. Мозолевскому. IV в. до н. э.
Реконструкция конской узды из кургана Толстая Могила. По Б.Н. Мозолевскому. IV в. до н. э.

Своеобразной деталью скифского доспеха является так называемая «пелерина». Она представляла собой эластичный щит с панцирным набором Именно такая «пелерина» находится за спиной у всадника на знаменитом золотом гребне из кургана Солоха. Она носилась за спиной воина, крепясь на специальных крюках, расположенных на задней стороне панциря. Для зацепления крюков в нижней части щита, надевавшегося на них горизонтально, располагались трубки. Таким образом, тяжелый щит располагался за спиной всадника, прикрывая его плечи, шею и нижнюю часть затылка. Дополнительно «пелерина» привязывалась ремнями к предплечьям для облегчения управления. Эластичный щит был идеальным прикрытием для всадника, принимавшего участие в перестрелке лучников, когда он мог закрыть голову и лицо одним движением плеча.

Особой частью скифского оборонительного вооружения являются щиты. Сохранившиеся изображения довольно часто показывают скифов, сражающихся со щитами в руках. Небольшое количество щитов, открытых при археологических раскопках, объясняется, в первую очередь, нестойкостью материалов, из которых они были изготовлены. Скорее всего, большая часть щитов сплеталась из бересты, прутьев, тростника и т. д.

Подобные щиты могли обтягиваться кожей снаружи или по краю, для лучшей сохранности. Сохранились остатки нескольких деревянных щитов, на одном из которых остались следы красной краски. Знатные воины шли в бой со щитами, имевшими наружное металлическое покрытие. Судя по всему, на вооружении скифов находились круглые щиты со сплошным металлическим (бронзовым или железным) покрытием. Однако находки их крайне немногочисленны. Более распространены были щиты, покрытые такими же рядами чешуек, как и кожаные панцири. Для покрытия щита могли использоваться длинные железные полосы, покрывавшие всю его поверхность. В отличие от доспеха, пластины щита обычно соединялись проволокой, так как щиту не требовалось такой эластичности, как доспеху. Редкой деталью щита является бронзовое нащитное украшение в виде фигуры рыбы, обнаруженное в скифском кургане Толстая Могила (Днепропетровская область). Массивная литая фигура длиной 22 см крепилась железной проволокой параллельно пластинам. Учитывая, что знаменитые золотые фигуры оленя и пантеры, по всей видимости, не являются украшениями щитов, мы можем считать рыбу единственным предметом подобного рода. Не исключено, что эта деталь была заимствована у греков, довольно часто украшавших свои щиты бронзовыми фигурами. Пешие воины и менее знатные всадники скорее всего держали свои щиты в руках за ременные или деревянные рукояти.

В заключение описания скифского защитного вооружения можно отметить, что оно было лучшим известным тогда доспехом, совмещавшим в себе надежность и эластичность, вплоть до изобретения кольчуги. Естественно, что подобный доспех надевался непосредственно перед боем или в случае опасности, а до нужного момента мог храниться в свернутом состоянии, как их иногда находят при раскопках.

Помимо доспеха знатный скифский воин мог надевать на себя разнообразные украшения из драгоценных металлов, которые свидетельствовали о его высоком статусе. Маловероятно, конечно, что в костюм скифского воина входили такие прекрасные ювелирные изделия, как пектораль из кургана Толстая Могила, однако массивная золотая гривна на шее, браслеты и перстни на руках вполне возможны.

Железны.е копье и дротик из кургана Чертомлык IV в. до н. э.
Железны.е копье и дротик из кургана Чертомлык IV в. до н. э.

Изменения коснулись и скифского уздечного набора. В первую очередь, это касается изменения формы удил. Стремечковидные бронзовые удила уступают место железным, согнутым на концах в петли. На удила иногда надеваются колечки с шипами для облегчения управления лошадью. Одновременно с удилами изменяются и псалии — теперь в них наличествуют только два отверстия, так как удила не привязываются к псалиям, а псалии продеваются через петлю, которой оканчиваются удила. Соответственно, уздечный ремень теперь расходится только на два ремешка, которые крепятся сверху и снизу от удил. Положение остальных ремней в целом не изменяется. Применялись псалии разнообразных форм: S-образные, С-образные, Г-образные и в виде прямых стержней. Края псалий часто украшались фигурами животных в зверином стиле. Для крепления повода служили специальные пряжки, крепившиеся к окончанию удил.

В V в. до н. э. появляются нащечники в виде птичьего крыла, бедра хищника или копытного животного. Для скрепления ремней используются круглые бляхи с петельками на оборотной стороне, иногда они бывают довольно крупными и изготавливаются из драгоценных металлов. В некоторых случаях бляха может быть сделана в виде солнечного колеса с головками грифонов. Вместе с на щечниками и круглыми бляшками в комплект уздечного набора входит налобник или наносник. Налобник, который обычно имел фигурную форму, в наиболее богатых погребениях украшался рельефом, например, изображением змееногой богини на налобнике из кургана Большая Цимбалка. На налобнике имелись петли или прорези для крепления ремней. Наносники надевались на среднюю часть наносного ремня, они состояли из узкого продолговатого щитка и расположенной над ним скульптурной головки животного или птицы. Часто в уздечный набор входили многочисленные дополнительные декоративные бляшки. Во многих курганах, в том числе Солохе, Чертомлыке и Огузе, были найдены нагрудные украшения лошадей. В Мелитопольском кургане они состояли из лунообразных и круглых блях, подвешенных на цепочках к нагрудному ремню. Кроме того, можно предполагать, что в IV—III вв. до н. э. некоторые скифские всадники пользовались твердыми седлами на деревянной основе, так как найденные в ряде захоронений украшения седла явно набивались на твердую основу. Однако наличие таких седел, похоже, не повлияло на тактику скифского удара копьем. Использовать седло в качестве упора догадались только сарматские всадники.

Тактика действий скифской конницы известна исключительно по свидетельствам античных авторов. Наиболее подробные данные относятся ко времени скифского похода Дария I, который подробно описан в «Истории» Геродота. Греческие историки в один голос утверждают, что каждый скиф — всадник и воин. Вероятно, так и было в самый ранний период истории этого народа, например, во время азиатских походов. Однако постепенно в орбиту скифского влияния входили разнообразные племена, в том числе земледельцы лесостепи, которые, вероятно, сражались и в пешем строю. Постепенно количество скифской пехоты увеличивается, достигая пика в поздний период перед распадением Великой Скифии. Дарий I совершил свой поход в скифские степи около 515—512 гг. до н. э. Огромное персидское войско перешло через Истр (современный Дунай) по наплавному мосту и двинулось против скифов. До сих пор неизвестно, насколько далеко персам удалось продвинуться в глубь степи. Геродот утверждает, что войско Дария переправилось через Танаис (Дон), однако, по другим сведениям, он не дошел и до Днестра. Так или иначе, скифам удалось отразить вторжение в их земли. Геродот указывает, что скифское войско было разделено на три племени, каждым из которых командовал свой царь. Самым главным было войско царя Иданфирса, а двумя другими соединениями предводительствовали Скопасис и Таксакис. Тактика, которой руководствовалось скифское войско, была достаточно стандартной при столкновении конных кочевников с регулярным войском. Женщины и дети с повозками и имуществом скифов были эвакуированы в северные районы, недоступные врагу. Конные воины, не вступая в прямую схватку с врагом, выжигали траву, отравляли колодцы, а также по возможности атаковали незначительные персидские отряды, осыпая их стрелами. Порой делались налеты и на основной лагерь с целью не давать покоя врагу. Таким образом, персидская армия изматывалась, а скифы поджидали момент для окончательного разгрома противника. Геродот пишет, что однажды скифы все-таки построились для прямого столкновения, однако неблагоприятное предзнаменование помешало им вступить в бой. Тактика «выжженной земли» продолжилась. С большим уроном Дарию удалось отвести остатки своей армии за Дунай. После победы скифы получили в древнем мире славу «непобедимых». Вскоре после этих событий был совершен скифский поход в Западное Причерноморье, закончившийся на Херсонесе Фракийском (современный полуостров Галлиполи), то есть на северном побережье Эгейского моря. В ходе похода скифы могли еще ближе познакомиться с тактикой и вооружением греков и фракийских племен. По всей видимости, в скифском войске наряду с основной массой конных лучников выделяется и приобретает все большее значение царская дружина, состоящая из хорошо вооруженных и обученных воинов, которая могла наносить в бою более-менее сплоченный удар. Постепенно количество дружинников в составе войска увеличивалось, как, впрочем, и число пехоты, что с IV в. до н. э. связано с оседанием номадов (то есть кочевников) на землю. Без всякого сомнения, лучники должны были измотать вражеское войско обстрелом, после чего дружинники наносили решительный удар. Впрочем, в случае неудачи первой фазы боя конница могла и относительно безболезненно отступить. В середине IV в. до н. э. скифский царь Атей, вероятно, правивший западными областями Скифии, вторгается в Западное Причерноморье и заключает союз с отцом Александра Македонского, царем Филиппом II, однако через некоторое время вступает с ним в борьбу и в 339 г. до н. э. погибает. В 331/330 г. до н. э. понтийский наместник Александра Македонского, Зопирион, вторгается в земли скифов и доходит до греческого города Ольвия на Гипанисе (Южном Буге). Здесь его войско было разгромлено при активной помощи скифов. В результате произошел обмен дипломатическими дарами между скифами и Александром. Не исключено, что персидская рукоять акинака из Чертомлыкского кургана попала в Скифию именно в составе этого дара. К сожалению, нам неизвестны подробности этих военных событий и применяемая скифами тактика.

Сражающиеся скифы. Верхняя часть золотого гребня из кургана Солоха. Вторая половина V — начало IV вв. до н. э.
Сражающиеся скифы. Верхняя часть золотого гребня из кургана Солоха. Вторая половина V — начало IV вв. до н. э.

Бронзовый нагрудник панциря с изображением Медузы Горгоны. Курган у станицы Елизаветовской. IV в. до н.э.
Бронзовый нагрудник панциря с изображением Медузы Горгоны. Курган у станицы Елизаветовской. IV в. до н.э.

Единственным более-менее подробным эпизодом, по которому мы можем создать представление о военном деле скифов, является битва на реке Фат в Прикубанье, которая произошла между боспорским царем Сатиром II и его братом Евмелом в 310/309 г. до н. э. В ходе борьбы за трон Боспорского царства между сыновьями Перисада I на стороне старшего брата Сатира выступили скифы, а на стороне претендента Евмела—меотское племя сираков во главе с царем Арифарном. Евмел имел двукратное превосходство в коннице. Как пишет греческий историк Диодор, Сатир встал «по скифскому обычаю» в центре войска, собрав вокруг себя лучшую скифскую конницу. По всей видимости, здесь находились тяжеловооруженные дружинники, в то время как основная масса конных лучников находилась сзади. Пехота располагалась на флангах боевого построения. В решительной атаке конница Сатира опрокинула фатеев Арифарна, после чего повернула и нанесла удар в тыл наступающим на фланге воинам Евмела. Подобный маневр свидетельствует о прекрасной выучке и боевой мощи скифской конницы в конце IV в. до н. э. К сожалению, это практически все, что нам известно о тактике скифского войска. В начале III в. до н. э. скифы покидают основную территорию степи и продолжают селиться в Крыму и Нижнем Поднепровье. Великая Скифия неожиданно, по неясным еще до конца причинам, прекращает свое существование.

Для изучения вооружения скифского всадника особенно много сделали отечественные исследователи, среди которых следует выделить А. И. Мелюкову и Е. В. Черненко. Их работы в значительной степени легли в основу разделов, посвященных скифской коннице.





Представлены скифские знатные воины V— IV в. до н. э. по материалам находок в скифских погребениях. Панцирь, представленный на цветной вклейке 5, реконструирован Е. В. Черненко по находкам в Семибратних курганах; шлем, меч и горит — по находкам из кургана Солоха.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.
Всадники войны. Кавалерия Европы

Мишель Пастуро.
Символическая история европейского средневековья

Юлиан Борхардт.
Экономическая история Германии

Анри Пиренн.
Средневековые города и возрождение торговли

Аделаида Сванидзе.
Ремесло и ремесленники средневековой Швеции (XIV—XV вв.)
e-mail: historylib@yandex.ru
X