Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Германская рыцарская конница. 1430 — 1440 гг.

С XIV—XV вв. внешняя политика Германии перестала ориентироваться на Италию. Империя отказалась от бесплодной борьбы с северо итальянскими городами и Анжуйской династией, укрепившейся на юге Апеннинского полуострова и на Сицилии. В 1365 г. у Франции, серьезно ослабленной поражениями в Столетней войне, было отнято Бургундское графство. Основные усилия Германии с тех пор надолго были сконцентрированы на южном и юго-восточном направлении. Германская экспансия в Восточной Европе вызвала всплеск национально-освободительной борьбы. Это привело к поражению Тевтонского ордена в Великой войне 1409—1410 гг. и гуситскому движению в Чехии. Последнее имело место в 1420—1430 гг. Война с гуситами стала одной из важнейших точек приложения сил Германской империи. Для подавления движения на территорию Чехии один за другим были направлены пять Крестовых походов с 1420 по 1433 гг. Все попытки силового разрешения гуситской проблемы закончились крахом для Германии. Несколько раз гуситы переносили войну с территории Чехии на земли Германии, Австрии и Венгрии в 1423, 1427 гг. Только к 1434 г, воспользовавшись внутренними противоречиями в лагере гуситов между таборитами и чашниками, империя смогла подавить освободительное движение.



Тактика германского рыцарства в этот период находилась под несомненным влиянием военного искусства их противников. Против гуситов в основном использовалась тактика спешенной конницы при усиленной поддержке стрелков и полевой артиллерии. Гуситы вступали в сражение, опираясь на то или иное временное полевое фортификационное сооружение. Как правило, это был вагенбург, которым гуситы научились пользоваться в совершенстве1. Телеги вкапывались в землю, укреплялись специальными откидными бортами и большими станковыми щитами «павезами». Защитники вагенбурга массированно применяли ручное огнестрельное оружие, арбалеты и полевую артиллерию. В поле вне укрепления пехота укрывалась за павезами, выставленными сплошной стеной, поражая из-за нее неприятеля при помощи метательного и ударного оружия2. Несмотря на то, что основной движущей силой гуситов было мелкое рыцарство, конница играла в их войске вспомогательную роль. Германская конница была почти бесполезна при штурмах укреплений. Этим объясняется широкое использование приема спешивания рыцарей. Помимо спешивания, германское рыцарство первой половины XV в. было знакомо с полным спектром тактических приемов конницы. Основными построениями были линейное и клиновидное. Последнее, например, было применено в сражении при Пилленрейте 1450 г. между Нюрнбергом и маркграфом Бранденбургским Альбрехтом Ахиллом. Примечательно, что и городская конница и конница маркграфа начинали сражение в клиновидных колоннах.

Комплектация клина вряд ли изменилась по сравнению с XIII—XIV вв. По-прежнему впереди и на флангах шли лучшие рыцари в отборном вооружении. В центре ставились худшие воины. Прямоугольная колонна в тылу клина формировалась из кнехтов и оруженосцев. За ними могла идти шеренга рыцарей для поддержания порядка, как поступили, например, нюрнбержцы в бою под Пилленрейтом. В XV в. впервые встречаются более или менее точные количественные данные и подробности организации отдельного клина. Например, Альбрехт Ахилл оставил подробнейшее описание построения конного войска в трактате «Приготовление к походу», которое он написал для своего сына Иоанна в 1477 г. Данное воинское наставление А. Н. Кирпичников справедливо оценил как уникальное по исторической ценности. Согласно данному трактату, конное войско возможно было расчленять на три знамени (хоругви) с типическими названиями — «Великая», «Хоругвь святого Георгия» и «Гончая». В хоругвях насчитывалось 700, 500 и 400 воинов соответственно. Хоругвь строилась колонной с клиновидной фронтальной частью — собственно клином. В глубину клин имел пять шеренг. Первая шеренга состояла из 3, 7 или 9 рыцарей, смотря по численности хоругви. Задняя шеренга — 11, 15 или 17 рыцарей. Численность клина «Гончей хоругви» составляла 35 бойцов, «Хоругви святого Георгия» — 55 и «Великой хоругви» — 65. За клином следовала прямоугольная колонна, ширина которой по фронту не превышала ширины задней шеренги клина. Соответственно в порядке возрастания хоругви имели по 365, 445 и 635 человек в задней части построения. Трудно сказать, насколько данное теоретическое пособие соотносилось с действительностью. Скорее всего, испытанный воин маркграф Альбрехт опирался на некие реальные данные из собственного опыта. В любом случае рассматриваемый трактат весьма показателен в плане развития европейской военной мысли XV столетия, особенно применительно к тактике конницы.

Распятие. Конрад Лайб, 1449 г. Фигура рыцаря на коне несет одно из наиболее ранних изображений оже¬релья с воротом, поддетого под кирасу
Распятие. Конрад Лайб, 1449 г. Фигура рыцаря на коне несет одно из наиболее ранних изображений оже¬релья с воротом, поддетого под кирасу

Алтарь Альбрехта И. Клостернойбург, 1436—1438 гг. Необходимо обратить внимание на многочисленные шлемы с полями в комплектах рыцарского снаряжения, а также на хундсгугель с кольчужной бармицей
Алтарь Альбрехта И. Клостернойбург, 1436—1438 гг. Необходимо обратить внимание на многочисленные шлемы с полями в комплектах рыцарского снаряжения, а также на хундсгугель с кольчужной бармицей

Клин не являлся боевым построением в полном смысле слова, в чем необходимо согласиться с Гансом Дельбрюком. Как отмечалось в одном из предыдущих разделов, сражаться в данном построении было невозможно. Оно лишь служило для подведения максимального числа воинов компактной группой в надлежащем порядке к фронту неприятеля, где клин разворачивался в линию. Вообще линейное построение конницы использовалось шире клиновидного. По крайне мере, в источниках свидетельства линейного построения встречаются гораздо чаще. Линия позволяла нанести слитный удар силами всего конного эскадрона одновременно. Причем вытянутый фронт позволял в ряде случаев охватить фланг или фланги противника, что являлось почти абсолютной гарантией успеха. Для обеспечения тыла и поддержки фронтальной шеренги эскадрону придавалась обычно минимальная глубина построения в два-три ряда, редко больше. В задних рядах должны были идти оруженосцы и боевые слуги, поддерживавшие своего рыцаря в переднем ряду. Они, как правило, имели более легкое вооружение, позволявшее эффективно действовать в условиях ближнего боя. Невзирая на несомненные достоинства, линейное построение не всегда было приемлемым в условиях средневекового сражения. В период нового и новейшего времени линия стала единственно возможным строем конницы, благодаря высокой дисциплине и выучке солдат, коней и, что особенно важно, строевой подготовке целых подразделений. Рыцарские соединения часто не обладали необходимой степенью дисциплины, строевой подготовки и съежженности конского состава при несомненно хороших индивидуальных качествах каждого отдельного бойца. В таких условиях правильная атака более или менее длинной линией становилась затруднительной. Держать постоянное равнение в развернутом построении было возможно только при наличии специальной подготовки всего подразделения. В противном случае единый фронт мог легко рассыпаться, потеряв все преимущества слитного натиска.

Использование «свиньи» в качестве исходной формации позволяло в значительной мере нивелировать известные недостатки рыцарского войска. Малая ширина строя обеспечивала равнение при движении. Низкая динамика конного боя в эпоху Средневековья, когда основным аллюром атаки была рысь, давала достаточно времени для развертывания строя непосредственно в момент столкновения. В XV в. клин, видимо, использовался германским рыцарством чаще, чем в XIII—XIV вв. Объяснением этому может служить все возраставшая численность армий, когда в одном строю могли оказаться бойцы, друг друга раньше в глаза не видевшие, не говоря о совместных строевых упражнениях3.

Вооружение имперского рыцарства в 1420— 1440 гг. находилось под властью общеевропейских тенденций своей эпохи. Наступательное вооружение данного региона отличалось несомненной прогрессивностью. Можно сказать, что многие смертоносные новшества зародились именно на территории империи, так как там традиционно располагались одни из основных центров производства наступательного снаряжения. В Германии также наблюдался активный переход к полному латному доспеху. Всеобщим признанием пользовались итальянские латы, завозившиеся в массовом порядке. Например, знаменитый арсенал тирольского замка Курбург был почти полностью укомплектован итальянскими доспехами4. В качестве прикрытия корпуса использовались доспехи трех основных видов (если не считать стеганых мягких доспехов): кольчуги, бригандины и кирасы, при явном преобладании последних в среде тяжелой рыцарской конницы. Отличительной чертой германских кирас до 1420 г. была равномерная степень выпуклости нагрудника по всей площади от горловины до талии. Традиционно германские нагрудники снабжались медиальной гранью. Грань имела характер невысокого ребра, треугольного в сечении. Напротив, грань на итальянских кирасах имела вид выраженного высокого гребня, полукруглого в сечении5. Одновременно продолжали существовать и гладкие нагрудники, которые, правда, в изобразительных источниках описываемого периода стали встречаться все реже.

В 1420 г. появилась новая разновидность германских кирас, известных под термином «кастенбрюст». Отличительной чертой являлась особая форма нагрудника, напоминавшая расположенную косо коробку. Нагрудник от горловины вниз по пологой траектории удалялся от поверхности корпуса. В нижней трети имелся резкий переход к талии. Таким образом, поверхность нагрудника формировалась четырьмя выраженными плоскостями: двумя передними — верхней и нижней и двумя боковыми. При этом плоскости отличались заметной, но незначительной степенью выпуклости и соединялись друг с другом под углом по линиям выраженных граней. Другой вариант отличался более выпуклыми плоскостями с плавными переходами без заметных ребер. Поверхности обеих разновидностей с 1440 г. могли нести серии параллельных ребер жесткости, расположенных настолько часто, что создавался эффект гофрированной поверхности. Замечательно подробное изображение подобной кирасы можно видеть на статуе императора Фридриха III работы Якоба Касхауера 1453 г. Аналогичный нагрудник найден при раскопках в городе Халкис на острове Эвбея и хранится в музее Метрополитен, Нью Йорк.

Проймы и горловины подобных кирас всегда окаймлялись отвальцовкой или накладными стальными полосами.

В нижней части к нагрудникам «кастенбрюст» присоединялась посредством шарниров поясничная пластина. Изначально она заходила под нагрудник. К поясничной пластине посредством скользящих заклепок крепился ламинарный подол, который, напротив, находил поверх нее. Подол кастенбрюста на раннем этапе отличался значительной длиной и мог достигать уровня колен. Число пластин могло доходить до девяти. Для облегчения ходьбы и посадки в седло подол имел усеченноконическую форму, значительно расширяясь вниз. Спереди и сзади по центру его дополняли большим арковидным вырезом. Впоследствии к 1450—1460м гг. подолы стали короче, а поясничная пластина приобрела значительную ширину6. Подобный вариант кастенбрюста хранится в венском Историческом музее. В коллекции его дополняет аналогичный наспинник от другого доспеха.

Армэ. Германия. 1440-е гг. Берлинский Цейхгауз. Конфигурация шлема с ярко выраженным затылком и подбородком является характерной германской чертой второй четверти XV в.
Армэ. Германия. 1440-е гг. Берлинский Цейхгауз. Конфигурация шлема с ярко выраженным затылком и подбородком является характерной германской чертой второй четверти XV в.

Статуя богемского короля. 1430 - 1440 гг. Ульмская ратуша
Статуя богемского короля. 1430 - 1440 гг. Ульмская ратуша

К подолу на боках приклепывались кольца, к которым подвешивался меч и кинжал. Кинжал также мог помещаться в специальный вырез на одной из пластин. К нагруднику посредством заклепок крепился фокр, который в описываемый период, в отличие от итальянских образцов, как правило, был неподвижным.

Описанный вариант кирасы оставался основным собственно германским прикрытием корпуса до 1460 г., когда появилась иная мода — «германская высокая готика», породившая иные формы доспехов.

Прикрытия рук в Германии также развивались по двум направлениям Первое отражало итальянское влияние. Сюда можно отнести и привозные итальянские предметы, и местную продукцию, выполненную «под Италию». Это были латные конструкции, объединявшие посредством шарнирных соединений и скользящих заклепок в единую подвижную систему наручи, налокотники и плечевые щитки, к которым на ремнях крепились наплечники. Разница состояла в том, что в Германии практически не носили асимметричные прикрытия рук с гипертрофированным левым наплечником и налокотником, столь популярные в Италии. Кроме того, собственно германские наплечники до 1440 г. отличались меньшими размерами по сравнению с итальянскими. Для защиты кисти германское рыцарство очень долго (до середины—второй половины XV в.) использовало перчатки с раздельными пальцами, в то время как вся остальная Европа вслед за Италией перешла на рукавицы7.

Второе направление являлось местной особенностью, которая брала начало в традиции оружейного производства еще в XIV столетии. Данный вариант предусматривал соединение наручей, налокотников и плечевых щитков посредством шнуровки или приклепывания к изнаночным несущим ремням. При этомналокот ник выполнялся в виде монолитной крупной пластины без ламинарных добавлений на шарнирах. Одно из ранних изображений подобной системы имеется на надгробии Кюнца Аберкрона 1421 г. (Национальный музей Баварии, Мюнхен).
Прикрытия ног принципиально не отличались от итальянских. Различие состояло в основном в отсутствии кольчужных привесок к наколенникам и кольчужных сабатонов. Кроме того, боковые крылья германских наколенников были заметно меньше итальянских.

Боевые наголовья германской конницы также мало отличались от итальянских. Местная особенность состояла в наибольшей популярности больших бацинетов и шапелей. Германские бацине ты 1430—1440 гг. имели одну характерную особенность. Они более точно повторяли контуры головы и шеи в сравнении с менее изящными, тяжеловесными итальянскими образцами. Это выражалось в более выпуклых назатыльной части тульи и подбороднике. Описанные особенности можно видеть на большом бацинете 1430—1440 гг., обнаруженном в Афинах (ныне в музее Метрополитен). До 1439 г. в Германии встречаются изображения бацинетов с кольчужными бармицами. Последнее свидетельство существования этих архаичных на головий — изображения на алтаре Альбрехта II из Клостернойбурга.

Популярность шапелей («eisenhut» — нем.) в среде рыцарства, несомненно, объясняется частой
необходимостью вести пеший бой, например, при военных действиях против гуситов. Тульи этих шлемов имели шатровидную или сфероконическую, колоколовидную форму. Поля опускались настолько низко, что зачастую их приходилось оснащать смотровыми прорезями.
Армэ не пользовалось значительным распространением в Германии описываемого периода, но все же имели место. В целом они походили на итальянские образцы, как, например, шлем с надгробия Дитриха Хоффера 1416 г. (изображение более позднее, относится к 1420м гг.). Армэ из Фюр стенвальде (хранился в Берлинском цейхгаузе, утрачен в годы Второй мировой войны) очертаниями напоминает германский большой бацинет с выраженной выпуклостью затылочной части тульи и подбородника.

Салады («schaller» — нем.) в первой половине XV в. в Германии были мало распространены и совершенно походили на итальянские. Можно предположить, что все они были привозными. Одни из наиболее ранних упоминаний о саладах в Германии находятся в архиве Инсбрука и относятся к 1425 и 1426 гг. В обоих говорится о трех саладах (drei tschelern и drei tscheleden) без подробных указаний на источник происхождения и внешние особенности описываемых наголовий. Видимо, до 1460 г. в Германии не было собственного налаженного производства саладов, а также национальной формы данного шлема.

Христос и Пилат. Алтарная роспись работы Ханса Мюльчера. 1437 г..
Христос и Пилат. Алтарная роспись работы Ханса Мюльчера. 1437 г..

Нагрудник и наспинник кирасы кастенбрюст (отразных доспехов). Южная Германия, 1450-е гг. Венский музей истории искусств
Нагрудник и наспинник кирасы кастенбрюст (отразных доспехов). Южная Германия, 1450-е гг. Венский музей истории искусств

Скульптурное изображение воинов в сцене несения Креста
Скульптурное изображение воинов в сцене несения Креста

Еще одной примечательной особенностью германского рыцарского доспеха с 1430— 1440 гг. было латное ожерелье «горжет», исчезнувшее из боевого обихода во второй половине XIV в. Ожерелья по-прежнему носились поверх кирас, но в описываемый период не имели воротников, в отличие от более ранних и более поздних примеров XIV в. и XVI в. соответственно. Ожерелье состояло из двух элементов — переднего и заднего, которые соединялись на боку посредством шарнира и поворотного штифта в сочетании с замочной скважиной на краях пластин с другого бока. Насколько можно судить по имеющимся источникам, ожерелья употреблялись в комплекте с шапелями и, возможно, саладами различных модификаций. Наиболее раннее изображение происходит с алтаря 1437 г. работы Ханса Мюльчера (Германский музей, Берлин). Другое изображение относится к 1449 г. и находится на сцене Распятия работы Конрада Лайба (Музей истории искусств, Вена). Со второй половины XV столетия изображения ожерелий становятся обычными для германского искусства.



На реконструкции изображен германский рыцарь 1430—1440 гг. Основа реконструкции — изображения на алтаре 1437 г. работы Ханса Мюльчера, Берлин; алтаре из Клостернойбурга 1438—1439 гг. и на алтаре работы Конрада Витца 1440 г. из Базеля.

Наголовье: шапельдефер, надетый поверх кольчужного капюшона, покрытого матерчатым шапероном с фестончатой пелериной. Корпус шлема имеет монолитную конструкцию и шатровидные очертания. На тулье и венце методом чеканки наведена медиальная грань. Поля усеченноконические, значительно опущены вниз. По внешнему периметру идет ряд заклепок, посредством которых фиксируется подшлемник. (Алтарь из Клостернойбурга ,1438—1439 гг.)
Ожерелье: состоит из переднего и заднего элементов, которые соединяются посредством шарнира на одном боку и застегиваются посредством поворотного штифта и замочной скважины на другом. (Алтарь, 1437 г., работы Ханса Мюльчера Германский музей. Берлин.)

Прикрытие корпуса: состоит из дублета с пришнурованными кольчужными рукавами и подолом, покрытого цветной набивной курткой с короткими рукавами (упелянд) и кирасы.

Кираса: кастенбрюст. Нагрудник от горловины вниз по пологой траектории удаляется от поверхности корпуса. В нижней трети — резкий переход к талии. Поверхность нагрудника формировалась четырьмя выраженными плоскостями: двумя передними — верхней и нижней и двумя боковыми. Плоскости отличаются заметной, но незначительной степенью выпуклости и соединяются друг с другом под углом по линиям выраженных граней. Проймы и горловина окаймлены массивной отвальцовкой наружу. С наспинником соединяется посредством ремней и пряжек на боках и на плечах. Подол сформирован пятью пластинами и имеет усеченноконическую форму, задняя часть аналогична. (Алтарь работы Конрада Витца, 1440 г., Базель.)

Прикрытия рук: наплечники, плечевые щитки, налокотники, наручи и перчатки.

Наплечники: крупные, дисковидные, монолитные пластины со значительной степенью выпуклости. Зафиксированы поверх упелянда посредством толстых кожаных шнуров, пропущенных через два центральных отверстия в каждой пластине.

Плечевые щитки и наручи: латные, полуцилиндрической формы, соединены посредством двух несущих ремней, приклепанных изнутри.

Налокотники: крупные, выпуклые пластины с фигурным краем и горизонтальной гранью. Зафиксированы на руке посредством шнуровки к несущим ремням, соединяющим плечевые щитки и наручи, и застежки на локтевом сгибе.

Перчатки: прикрытие кисти и длинная крага монолитные. Прикрытие кисти доходит до окончания первых фаланг пальцев. Прикрытия пальцев чешуйчатые. (Алтарь, 1437 г., работы Ханса Мюльчера, Берлин)

Прикрытия ног конструктивно состоят из набедренников, наколенников, наголенников и сабатонов.

Набедренник латный, анатомический, двустворчатый. Посредством шнуровки крепится к подолу акетона. Соединен с наколенником посредством шарниров.

Наколенник: конструктивно состоит из основной пластины и четырех переходных пластин — по две с каждой стороны. Основная пластина имеет выраженную выпуклую форму с горизонтальным ребром жесткости и боковым крылом. Продолжены внизу широкой переходной пластиной с заостренным вытянутым центром. В нижней части последней переходной пластины имеется ремень, посредством которого наколенник фиксируется поверх наголенника.

Наголенник: латный, анатомический, двустворчатый.

Сабатон: латный. Конструктивно состоит из прикрытия основания стопы и носка, соединенных посредством серии узких переходных пластин на шарнирах. (Алтарь, 1438—1439 гг., из Клостернойбурга).

Щит: трапециевидный сложноизогнутый тарч с вырезом под копье.

Наступательное оружие: копье, полутораручный меч и кинжал «шайбендольх».



1Вагенбург (Wagenburg — нем..) — букв. «город из телег». Временное полевое укрепление, создаваемое из поставленных в круг телег обоза. Известно в широком использовании с начала XII в.
2Бой с использованием станковых павез впоследствии стал характерной особенностью богемской пехоты.
3Еще о действии клина см. в разделе о тевтонских рыцарях 1240-х гг.
4Принадлежал германскому роду графов фон Матч. До недавнего времени арсенал замка Курбург оставался самым крупным и ценным частным собранием средневекового оружия.
5Данное различие сохранялось на германских и итальянских доспехах до начала XVI в. При этом, естественно, имели место и смешанные типы, особенно среди экспортной продукции.
6Отметим, что длина таких подолов в любом случае была заметно больше итальянских. Поэтому они никогда не снабжались набедренными подвесками — «тассетами».
7Германский традиционализм оказался в данном случае так силен, что, когда рукавицы все же вытеснили перчатки в данном регионе, пальцы на поверхности прочеканивались отдельно для создания внешнего сходства с перчаткой.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

С.Д. Сказкин.
Очерки по истории западно-европейского крестьянства в средние века

Ю. Л. Бессмертный.
Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII— XIII веков

И. М. Кулишер.
История экономического быта Западной Европы. Том 2

Юлиан Борхардт.
Экономическая история Германии

Гельмут Кенигсбергер.
Средневековая Европа 400-1500 годы
e-mail: historylib@yandex.ru
X