Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Итальянское конное снаряжение. 1440 — 1460 гг.

В середине XV в. мастерство итальянских оружейников достигло апогея. В этот период никто не мог на равных соперничать с миланскими производителями доспехов, среди которых по-прежнему выделялись мастера из семейства Миссаглиа. Эта семья имела славную традицию изготовления предметов защитного вооружения. Их продукция пользовалась неизменным спросом. Тем не менее Миссаглиа не только трудились в кузницах лично, но и нанимали толковых работников по всей Италии, возглавляя крупнейшую в Европе гильдию мастеров оружейников. Можно без преувеличения сказать, что искусство и деловая сметка итальянских платенеров1 во многом определили внешний облик европейского рыцарства своего времени. Поэтому стоит остановиться на плодах их творчества подробнее.



Общая тенденция развития доспеха к середине XV столетия давно определила примат полного латного защитного одеяния. Его основные черты сложились к 1420—1430 гг. Дальнейшая эволюция доспеха с той поры состояла в основном во все более искусной выделке поверхности металла, в развитии и добавлении новых, иногда незначительных, элементов, призванных образовывать все более непроницаемую защиту. Особенно часто наиболее уязвимые участки доспеха набирались из взаимоперекрывающих друг друга деталей, что позволяло усилить бронирование, не увеличивая чрезмерно толщину стальных листов. Таким образом, сохраняя приемлемый вес, доспех все больше выигрывал в надежности, ведь пластины, собранные в нахлест, лучше пружинили, отражая вражеское оружие. Общая геометрия доспеха подчинялась необходимости формирования наклонных и выпуклых плоскостей, которые наиболее эффективно обеспечивали рикошетирование любого разрушительного воздействия. Пластины доспеха усиливались ребрами жесткости, отвальцовками и бортиками, которым придавалась тщательно рассчитанная форма, уводившая в сторону укол или удар или, в крайнем случае, способствовавшая застреванию оружия. Особое внимание уделялось щелям и функциональным вырезам в сочленениях жесткой латной системы, которые невозможно было закрыть монолитной пластиной. Обычно такие уязвимые места старались окружить теми или иными элементами конструкции, которые препятствовали бы соскальзыванию в них оружия, и часто прикрывали подвесными пластинами, которые защищали сочленение, не снижая его подвижности (например, подмышечная впадина). Было бы ошибкой думать, что все эти принципы были освоены только в середине XV в. Нет, в общих чертах их сформулировали к концу XIV—началу XV вв.
Однако именно в рассматриваемый период описанные конструктивные особенности нашли свое наивысшее распространение и стали применяться с максимальной эффективностью и изобретательностью.

Именно в середине века произошло окончательное размежевание защитных комплексов по признаку специализации. Оформляются специфические конные и пехотные доспехи, строго отвечающие требованиям конного и пешего боя соответственно, при этом плохо применимые в иных ситуациях. Например, жандарм в полном доспехе, спешившись, значительно уступал пехотинцу в тяжелом снаряжении, предназначенном для боя пешком. В литературе и общественном мнении бытуют два противоположенных убеждения о функциональности рыцарского доспеха. Первое представляет его малоподвижной статуей, этаким стальным гробом, в котором рыцарь даже на ноги самостоятельно подняться не может. Второе, гораздо менее распространенное, напротив — абсолютно гибким, очень удобным и легким костюмом для войны. И то, и другое неверно. С одной стороны, доспех должен был обеспечивать необходимую подвижность своему владельцу. Если это условие не выполнялось, то его хозяин быстро отходил в мир иной. С другой стороны, нельзя забывать, что доспех не кресло и служил не для комфортного времяпрепровождения. Его создавали для выживания человека в экстремальных условиях средневековой битвы. Поэтому доспех сочетал в себе качества необходимой гибкости, подвижности и максимальной безопасности. Последнее было неразрывно связано с тяжестью, неминуемым ограничением свободы движений, жарой и духотой, так что человек неподготовленный вряд ли смог бы эффективно действовать в таком защитном снаряжении.
Рассмотрим подробнее отличительные черты итальянского защитного вооружения. Для защиты головы продолжали использоваться такие разновидности шлемов, как салады, барбюты, армэ и шапельдеферы. Заранее оговоримся, что бацинет и большой бацинет, ранее столь популярные в Италии, в 1440— 1450 гг. практически вышли из употребления в данном регионе. При этом на экспорт итальянские мастера изготавливали массовые партии подобных наголовий, многие из которых сохранились до наших дней.

Как говорилось ранее, в Средние века не существовало различия между терминами «салад» и «барбют», которые употреблялись в едином значении. В современной историографии принято дифференцировать оба термина для удобства оперирования понятийным аппаратом. Под термином «салад» понимается наголовье монолитной конструкции с полусферической тульей, часто с продольным гребнем, выраженным расширением в нижней части и несколько вытянутой задней частью. «Барбют» отличается более коротким тыльем и более узким и закрытым лицевым вырезом В 1440—1450 гг. появилась интересная разновидность барбюта с глухой (закрытой) лицевой частью. Смотровая прорезь имела форму буквы «Т», наподобие знаменитого коринфского шлема античного периода. Вертикальная прорезь располагалась в центре лицевой части шлема, разделяя ее надвое. Зачастую она дополнялась полноразмерным или редуцированным наносником, что делало внешнее сходство с коринфским шлемом почти абсолютным. Как правило, «коринфские» барбюты не имели забрала, хотя исключения известны. Открытые барбюты, как и салады, часто снабжались однотипными подвижными забралами. Причем для тяжелой конницы забрало было почти обязательным атрибутом. В середине века забрала саладов в общих чертах повторяли формы, сложившиеся к 1430 г.

Нижняя часть лица и шея защищались специальными предличными прикрытиями, так называемыми «биверами», которые составляли единый комплект с саладами или барбютами. Геометрически они представляли собой выпуклые подбородные прикрытия, продолженные внизу пелериной, которая закрывала горло и верх груди. Описанное приспособление закрывало шею и подбородок спереди и с боков. Тыльная сторона обеспечивалась вытянутым задником салада, который мог дополняться снизу кольчужным воротником. Пелерина всегда имела вытянутотреугольную или округлую форму с незначительным заострением внизу. Второй вариант был наиболее характерен для итальянского доспеха. Экспортные варианты могли исполняться в соответствии с требованиями обслуживаемого рынка и не иметь отличительных итальянских черт.

Конструкция бивера могла быть монолитной. Однако наиболее распространенной была сегментная конструкция. Во втором случае возможно несколько вариантов. Во-первых, пелерина изготавливалась монолитно с нижней частью подбородника. Верхняя его часть имела вид трапециевидной пластины, которая крепилась подвижно посредством шарнирных соединений по углам. В поднятом положении она фиксировалась подпружиненной защелкой. Во-вторых, пелерина выковывалась отдельно от подбородника, к которому крепилась посредством приклепывания. Любой вариант подбородника имел мощную отвальцовку или накладной борт по верхнему краю для отражения укола и для придания жесткости всей системе. Бивер пристегивался к скобе на кирасе, а к бригандине или кольчуге пришнуровывался.

Еще одним боевым наголовьем был шлем «армэ». Напомним, что армэ — это шлем с монолитной тульей полусферической формы с длинным назатыльником, нащечниками, застегивающимися по центру, и подвижным забралом. Армэ мало изменился по сравнению с 1430 г. Главным отличием стало уменьшение нащечников, которые ранее доходили до уровня глаз, а позднее (к 1450 г.) опустились до кончика носа. В этот период нащечникам в передней части, как правило, придавали профилированную форму, повторяющую очертания подбородка. Вместе с тем известны и более простые варианты с едва намеченной подбородочной выпуклостью, как, например, армэ (миланское?) из собрания Государственного Эрмитажа. Армэ из Эрмитажа представляет собой редкую и необычную разновидность 1450—1460 гг., которая представлена на настоящий момент еще только одним экземпляром из музея Марзоли (Брешия). Оба армэ имеют серию полукруглых вырезов в набровной части тульи, которые расширяют смотровые щели в верхней полусфере. В первом случае речь идет о двух вырезах, во втором — о трех вырезах над каждым глазом. Обсуждаемые шлемы, видимо, относятся к облегченной категории армэ, использовавшихся в среде легкой конницы, которой требовался расширенный обзор. В пользу этого предположения говорит и относительно малая толщина стенок их корпусов (1—1,5 мм против 1,5—3 мм обычных армэ), которые явно не рассчитаны на контакт с тяжелым оружием.

Шлемы с полями (шапельдефер) в середине XV столетия выходят из употребления в Италии. Даже из обихода легкой конницы они практически полностью вытесняются саладами и барбютами. Вместе с тем экспорт шапелей итальянского производства не прекращался. Основным потребителем подобной продукции были Испания и Центральная Европа.

Шлем барбют середины XV в. Неизвестный мастер, Милан(?). Коллекция Royal Armoury. Лондон
Шлем барбют середины XV в. Неизвестный мастер, Милан(?). Коллекция Royal Armoury. Лондон

Шлем армэ. Середина XV в. Мастер Бенедетто де Мольтено, Сев. Италия. Найден на о. Родос. Коллекция Royal Armoury. Лондон
Шлем армэ. Середина XV в. Мастер Бенедетто де Мольтено, Сев. Италия. Найден на о. Родос. Коллекция Royal Armoury. Лондон



Наиболее распространенной защитой корпуса тяжелой конницы была составная кираса с фокром для поддержки копья. Бригандины данным родом войск использовались ограниченно. Основной, если не единственной разновидностью кирасы, была пришедшая из более раннего периода 1420—1430 гг. составная конструкция «пластрон плакарт» с подвижным соединением на левом боку посредством петель. Нагрудная часть итальянских кирас имела в профиле плавный изгиб с максимальной степенью выпуклости в нижней трети. Менее распространены были кирасы с равномерным изгибом груди. Обычно они производились на экспорт. Плакарт застегивался поверх пластрона, присоединяясь посредством ремня и пряжки в верхней части наспинника и нагрудника. Хождение имели и неразъемные кирасы, где плакарт и пластрон по заальпийской моде соединялись на подвижной заклепке в центре. В середине века плакарт сильно увеличился, перекрывая значительную область нагрудника. Тенденция к увеличению привела к тому, что в 1470—1480 гг. появились плакарты, полностью закрывающие пластрон, за исключением небольшого участка с фокром, который помещался в специальный вырез на плакарте. Таким образом, корпус спереди прикрывала двойная кираса. Ярким примером служит доспех из церкви Мадонны делла Грациа под Мантуей, а также изображение св. Вильгельма на «Иконе Богоматери и Младенца со святы ми» работы Жан Франческо ди Маниери и Лоренцо Госта 1498 г. из Национальной галереи Лондона. Наспинник набирался из нескольких сегментов стрельчатой формы, соединенных неподвижно посредством заклепок.

Поверхность итальянских кирас традиционно была гладкой, без ребер, что объяснялось высоким уровнем обработки металла, который делал ненужным специальные ребра жесткости, а также требованиями местной моды. Вообще ребра, когда использовались на итальянских доспехах, будь то наручи или подолы, имели характер выраженных гребней полукруглых в сечении, в отличие от германских — невысоких и треугольных в сечении.

В защите рук господствовала тенденция к созданию асимметричных прикрытий, форма и размеры которых соответствовали бы специализированным функциональным особенностям. Левая сторона обычно закрывалась гипертрофированными приспособлениями, обеспечивавшими максимум прочности и надежности при минимальной подвижности. Отразить прямое попадание тяжелого копья были призваны наплечники с усиливающими накладками трапециевидной формы, двойные налокотники и неподвижные рукавицы без сочленений с длинными до локтя крагами. Съемная плечевая накладка полностью закрывала наплечник спереди и сбоку, подмышку и верх плечевого щитка. Верх всегда снабжался от вальцовкой, которая могла образовывать полукруглые дуги, призванные отводить в сторону от шеи поражающий вектор укола. Той же цели служили выраженные грани, часто пересекавшие накладки по диагонали снизу вверх.
Вообще наплечники классического итальянского доспеха достигали значительных размеров. Например, к 1440—1450 гг. наспинные части правого и левого наплечников почти смыкались друг с другом. Во второй половине века они стали перекрывать друг друга наподобие сложенных за спиной крыльев. В качестве примера приведем доспех графа Роберто ди Сансеверино 1480 г. из венского Исторического музея.

Обычный налокотник шарнирного соединения с маленьким боковым крылом на левой руке накрывался съемной монолитной раковинообразной пластиной. В центре она повторяла выпуклую подконическую форму налокотника, которая продолжалась на периферии полями зна чительных размеров. Поля могли смыкаться с наплечником и крагой рукавицы. Они закрывали и локтевой сгиб, сходясь над ним под углом, направленным внутрь для обеспечения свободы движений. Массивная левая рукавица, как правило, имела монолитную конструкцию лишь с одним подвижным сочленением — пластиной, закрывавшей пальцы. Длинная крага доходила почти до налокотника. Таким образом, вся рука оказывалась под двойным-тройным слоем лат, почти без щелей. Это сделало практически ненужным щит. Кроме того, анатомическая тюльпановидная форма наруча оказалась излишней, с 1440 г. ее полностью вытесняет более примитивная и легкая в изготовлении цилиндрическая форма.

Прикрытие правой руки отличалось менее монументальными формами и, как следствие, большей подвижностью. Наплечник дополнялся гораздо меньшей накладкой, которая вообще могла отсутствовать. Подмышка оставалась свободной от латных элементов. Правый налокотник всегда был одинарным, хотя и имел крупное раковинообразное боковое крыло, закрывающее спереди локтевой сгиб, с усиливающей пластиной, приклепанной в верхней половине. Рукавица правой руки была более подвижной. Крага присоединялась через переходную пластину на шарнирном креплении, пальцы закрывались двумя-тремя выпуклыми пластинами, также на шарнирах.

Примечательным способом защиты локтя были наручи с увеличенным верхним краем внутренней створки. Верх створки достигал таких размеров, что закрывал локтевой сгиб спереди и налокотник с боков, образовывая раковинообразное крыло, расположенное под углом к наручу. Данная форма — одна из ярких отличительных черт итальянского доспеха, использовавшаяся до конца XVI в.

На экспорт обычно шли наручные прикрытия с ослабленной асимметричностью. Например, с одинаковыми подвижными рукавицами, налокотниками, но с усиленным гипертрофированным левым наплечником. Известны и приспособления, пошедшие на экспорт с полным набором итальянских черт.

Прикрытия ног в общих чертах повторяли формы 1430 г. Все той же популярностью пользовались столь любимые в Италии кольчужные подвески под наколенник и кольчужные сабатоны. И те, и другие на внешний рынок практически не попадали, являясь характерной итальянской деталью.



С середины XV в. представляется возможным утверждать массовое введение полного латного доспеха для коня, по крайней мере, в среде тяжелой конницы. Именно к 1450 г. относится широко известный конский доспех миланской работы из венского Исторического музея. С этого периода дошедшие до современности экземпляры конских лат и их фрагменты становятся все более массовым материалом в музейных коллекциях, что позволяет говорить о широком распространении данного явления. Отметим, что пионерами в деле производства конских доспехов, видимо, стали североитальянские мастера.



Реконструкция представляет жандарма в экспортном варианте итальянских доспехов (одинаковые наручи, рукавицы, составная кираса на скользящей заклепке). Подобные доспехи могли использоваться как в Италии, так и за ее пределами, особенно в Южной Германии. Реконструкция основана на комплекте лат 1440 г. с клеймами Антонио делла Кроче из музея Метрополитен, Нью Йорк; конский доспех 1450 г. из венского Исторического музея.

Шлем: салад с бивером. Низкая полусферическая тулья с удлиненным задником имеет монолитную конструкцию. По центру тулью пересекает выраженный гребень подтрапециевидного сечения с изогнутыми боковыми образующими. Нижний край имеет наружную отвальцовку по периметру. Забрало массивное закрывает налобную часть шлема. Длинная узкая смотровая щель единая для обоих глаз.

Бивер: имеет приклепанную пелерину и подвижную верхнюю пластину подбородника. Сзади бивер дополнен латным нашейником из двух узких горизонтальных пластин на шарнирном соединении.
Кираса: составная — из пластрона и плакарта. На левом боку смонтированы петли, на правом — ремни и пряжки. Плакарт перекрывает значительную часть нагрудника, заканчиваясь вытянутой усеченнотреугольной фигурой, доходящей до уровня середины пройм. Задняя часть плакарта также имеет заостренную форму, но примерно на треть короче. Наспинник на всю длину по центру усилен широкой трапециевидной пластиной с широким основанием вверху. Пластина зафиксирована посредством заклепок, в основании шеи несет отвальцовку. Подол сформирован шестью пластинами, соединенными посредством шарниров и изнаночных ремней. Нижние пять пластин имеют выраженную грань. Задняя часть подола короче на одну пластину и не имеет грани.

Прикрытие рук: состоит из наплечников, плечевых щитков, налокотников, наручей и рукавиц.
Наплечники: асимметричные, состоят из трех пластин каждый. Нижняя, наибольших размеров, облегает плечевой щиток, расширяясь в районе груди и спины. Левый наплечник больше правого и полностью закрывает подмышку. Оба наплечника усилены накладными пластинами с отвальцовкой вверху и диагональной гранью в центре.

Плечевые щитки: имеют вид разомкнутого по внутренней стороне цилиндра. Имеют отвальцов ку по верху.

Налокотники: состоят из пяти пластин, соединенных на шарнирах. Центральная часть имеет подконическую форму и дополнена сверху и снизу двумя переходными пластинами. Крайние пластины декорированы крупными полукруглыми вырезами.

Наручи: створчатые, цилиндрические, имеют отвальцовку по нижнему краю. Внутренняя створка каждого имеет выраженное раковинообразное расширение в верхней части, дополняющее налокотник, заменяя развитые боковые крылья. Крыло левого наруча приклепано, в то время как правое монолитно со створкой.

Наручи, налокотники и плечевые щитки соединены посредством скользящих заклепок.
Прикрытия ног конструктивно состоят из набедренников, наколенников, наголенников и сабатонов.

Набедренник: латный, анатомический, двустворчатый. Посредством шнуровки крепится к подолу акетона. Соединен с наколенником посредством шарниров.

Наколенники: идентичны налокотникам. Отличаются вертикальной гранью (вместо горизонтальной на налокотниках). Продолжены внизу широкой переходной пластиной с заостренным вытянутым центром. В нижней части последней переходной пластины имеется ремень, посредством которого наколенник фиксируется поверх наголенника.
Наголенник: латный, анатомический, двустворчатый.

Сабатон: латный, с удлиненным и изогнутым носком.

Наступательное оружие: полутораручный меч и копье.



1Платенер — мастер, изготавливающий пластинчатые доспехи.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Жан Ришар.
Латино-Иерусалимское королевство

Марджори Роулинг.
Европа в Средние века. Быт, религия, культура

Игорь Макаров.
Очерки истории реформации в Финляндии (1520-1620 гг.)

Мишель Пастуро.
Символическая история европейского средневековья

Жорж Дюби.
Трехчастная модель, или Представления средневекового общества о себе самом
e-mail: historylib@yandex.ru
X