Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Рыцарское снаряжение. Первая половина XVв.

В 1420—1430 гг. рыцарский доспех претерпел значительные конструктивные изменения. С этого времени берет начало период в истории защитного снаряжения, который Клод Блэр метко назвал «Великим периодом». Одновременно завершается процесс формирования основных европейских оружейных школ Германии и Италии. При этом итальянские производители доспехов прочно занимают лидирующие позиции на ближайшие полвека. Только к 1490—1500 гг. германские мастерские смогли составить им заметную конкуренцию. Искусство итальянских мастеров наиболее ярко реализовывалось в изготовлении латных доспехов, которые с той поры стали основной формой защитного вооружения.



Дальнейшее распространение и развитие «белого» доспеха было напрямую связано с эволюцией наступательного оружия. По сравнению с 1350— 1410 гг. собственно поражающие свойства оружия принципиально не усилились. При этом средства нападения стали гораздо удобнее и более пригодны для нанесения точечного, филигранного поражающего воздействия. Этим фактом объясняется широкое применение различных небольших аксессуаров доспеха, призванных дополнительно защищать наиболее уязвимые части защитного снаряжения.

Остановимся подробнее на оружии конника. Развитие копья мы затронули в одном из предыдущих разделов. В период 1420—1440 гг. оно еще более утолщалось и становилось тяжелее. Потери точности и маневренности действий этим оружием не происходило благодаря повсеместному внедрению фокра.

Рыцарский меч претерпел следующие усовершенствования. В рассматриваемый период превалируют массивные граненые и негнущиеся клинки мечей, рассчитанные на нанесение жесткого укола. Одновременно сохраняются и рубящие клинки1. Изменяется оформление рукояти. Преобладание точного укола над рубящим воздействием обусловило широкое использование рукояти с выраженным «ортопедическим» утолщением возле гарды, которое позволяло более удобно размещать кисть при нанесении укола. Навершия повсеместно приобретают удлиненные вытянутые формы, что делало возможным удлинить рычаг хвостовика, а значит, и улучшить балансировку без особого утяжеления оружия2. Трудно переоценить значение хорошо сбалансированного клинка для нанесения укола.

Другая группа клинкового оружия, которым пользовалась конница, была представлена фальшионами. По сравнению с XIV в. фальшионы XV столетия приобрели более изящные формы.
Как правило, они имели клинки с плавным изгибом и выраженной елманью, которая могла превышать треть общей длины клинка. Наличие елмани значительно усилило острие и сделало оружие более эффективным при уколе. Искривленный клинок с расширением к острию был удобен также при рубящем воздействии. В первую очередь, с фальшионами связано появление развитых гард, лучше защищавших кисть, что позволяло более смело и точно владеть оружием. В 1340 г. фальшионы стали оснащать перекрестьями с защитным кольцом. Оно располагалось со стороны лезвия и служило для защиты указательного пальца, перенесенного через плечо перекрестья. Этот так называемый «итальянский хват» сообщал дополнительный рычаг для контроля над оружием, многократно повышая его фехтовальный потенциал. В первой трети XV в. гарды с защитным кольцом приобрели широкое распространение. Другое нововведение явилось дальнейшим развитием перекрестья, появившегося в 1280—1300 гг. Речь идет о S-образных крестовинах. Изначальные формы отличались короткими плечами перекрестья со слабой степенью изгиба. К1430 г. появились улучшенные варианты подобных гард с длинными, значительно изогнутыми перекрестьями. С одной стороны дужка почти полностью закрывала пальцы на рукояти, с другой — значительно изгибалась в направлении обуха. Подобные гарды могли впоследствии дополняться защитными кольцами. Развитые формы гард в описываемый период стали устанавливаться и на мечах.

Кинжалы в начале XV в. стали очень опасным оружием Обычно на поясе латника в описываемый период висел кинжал с коротким, очень массивным трех-четырехгранным клинком, который мог легко проткнуть кольчугу. Эфес таких кинжалов, как правило, формировался двумя дисковидными шайбами вместо навершия и гарды («schaibendolch» — нем.) или «почковидной» гардой и конической рукоятью, расширяющейся к навершию («neirendolch» — нем.). Оба вида эфесов жестко фиксировали удерживающую их кисть, обеспечивая надежный упор, что сообщало уколу высокую эффективность. Кинжал был незаменимым оружием ближнего боя.

Дальнейшее распространение и развитие получает ударное оружие — секиры, клевцы и шестоперы. В XV в. рыцарям все чаще приходилось сталкиваться с дисциплинированной тяжелой пехотой или самим биться в пешем строю. Оружие пехоты в это время стало поистине смертоносным. В качестве основного средства нападения все чаще выступала длинная пика с массивным четырехгранным в сечении наконечником. Своим распространением она обязана, в первую очередь, знаменитой швейцарской пехоте. Хорошо обученная пешая баталия не нуждалась теперь в полевых укреплениях (ров, палисад, вагенбург) для отражения конной атаки. Частокол пик предоставлял достаточную защиту.

Комбинированное древковое оружие — алебарды, коузы, глефы и т. д. продолжали реализовывать тенденции развития, заложенные еще в XIV столетии. Акцент на укол, навеянный временем, объясняет появление массивных граненых шипов в качестве дополнительных или основных поражающих элементов оружия. В 1430—1440 гг. подобное оружие стало часто снабжаться дисковидными гардами непосредственно под клинком (коуза, альшписс) или в середине древка (двуручная секира, клевец). Гарда защищала кисть и обеспечивала упор при уколе. На обухах все чаще (относительно XIV в.) стали появляться различные выступы, пригодные как для нанесения удара в ближнем бою (на манер клевца), так и для парирования вражеского оружия. Древки в массовом порядке стали оковывать стальными пожилинами3. В результате оружие прибавило в весе и значительно выиграло в прочности.

На усиление доспеха влияли и арбалеты повышенной мощности. Ручное огнестрельное оружие, хоть и распространялось все больше, не могло конкурировать с арбалетом в пробивной силе и серьезно влиять на развитие защитного снаряжения.

В условиях всеобщего применения описанных средств нападения вполне логично выглядит и распространение улучшенных форм доспеха. Неутомимый двигатель прогресса всего Средневековья, а именно, тандем воин-оружейник, аккумулировал к началу XV в. огромный теоретический и практический опыт производства и употребления различных видов доспехов. Наличие такого базиса позволило совершить поистине революционный скачок в защитном вооружении, так что XV в. по праву считается золотым веком в истории доспеха.
Общей тенденцией в развитии защитного вооружения является стремление к созданию максимальных площадей «разнесенного бронирования». Пластины должны располагаться со значительным взаимоналожением. Это увеличивало подвижность отдельных деталей доспеха и способствовало лучшему отражению кумулятивного эффекта поражающих элементов наступательного оружия. Значительно улучшилась также выделка стальных поверхностей доспеха. В этот период закалка пластин достигла высокой степени совершенства.

Детали бригандины.: половина составного нагрудника (слева) и наспинник.. Милан (?), 1420-е гг. Найдены на о. Эвбея. Коллекция Афинского этнографического музея
Детали бригандины.: половина составного нагрудника (слева) и наспинник.. Милан (?), 1420-е гг. Найдены на о. Эвбея. Коллекция Афинского этнографического музея

Рассмотрим подробнее, из чего состояло рыцарское защитное снаряжение. Прежде всего из толстой стеганой куртки — камзола, которая в обязательном порядке поддевалась под латы. Она шилась из кожи или прочной грубой материи на конском волосе, вате или пакле. В XIII—XIV вв. этот матерчатый доспех назывался «акетоном», в XV в. за ним закрепился термин «дублет». От толщины набивки и качества простежки дублета во многом зависели защитные свойства любого доспеха. Ведь сильный удар мог, не пробив лат, серьезно травмировать владельца ушибающим действием собственного доспеха. О том, как выглядел и изготавливался дублет XV в., мы знаем в основном из письменных и изобразительных источников. Единственный дошедший до наших дней экземпляр хранится ныне в Филадельфийском музее в составе бывшей коллекции Отто фон Кинбуша. Дублет кроился по фасону модного в XV в. «вамса» — короткой приталенной куртки, обычно с застежкой спереди и стоячим воротником. Как и у вамса, длинные рукава дублета могли не пришиваться, а пришнуровываться к проймам. Наиболее толстая набивка прикрывала самые уязвимые места тела — шею, грудь, живот. На локтевых сгибах и подмышками набивка была совсем тонкой или вовсе отсутствовала, дабы не стеснять движений воина.

На голову под шлем надевался стеганый подшлемник. Один подшлемник, как правило, монтировался внутри шлема, второй, более тонкий, меньшего размера, надевался непосредственно на голову владельца наподобие светского чепца, именуемого «каль». Столь мощные амортизирующие подкладки вызывали необходимость в значительном увеличении размеров шлема, который существенно превосходил диаметр головы рыцаря. В венском Историческом музее демонстрируется подшлемник турнирного шлема, который дает общее представление о покрое и внешнем виде аналогичных предметов.

Под ножными латами также полагалось носить стеганые подкладки. Английский манускрипт 1440 г., содержащий наставления о защитном вооружении для пешего боя, — «How a man shall be armyd at his ese when he shal fighte on foot», ясно указывает, что под наколенниками должна быть стеганая прокладка на шерсти. Множество набедренников XV в. имеют приклепанные изнутри по периметру кожаные полосы, к которым могла шнуроваться подкладка.
Поверх дублета под доспех могла надеваться кольчужная рубаха. Однако с появлением полных надежных пластинчатых доспехов, то есть с середины XIV в. вместо полной кольчуги к дублету стали все чаще пришнуровывать фрагменты кольчужного полотна. Они прикрывали сочленения доспеха — локтевые сгибы, подмышки, также подол и ворот дублета. Самый ранний пример подобного фрагментарного окольчужения относится к 1361 г. — это найденный на поле знаменитой битвы под Визби отдельный кольчужный рукав. Развитый вариант кольчужного полотна мы видим на замечательной сохранности дублета из коллекции фон Кинбуша.

Употребление кольчужных фрагментов позволило, не теряя надежности (ведь сочленения — наиболее уязвимые области доспеха, оставались прикрытыми), серьезно выиграть в весе. Хорошо известны многочисленные прецеденты, когда воины вообще пренебрегали кольчугой, будь то полная рубаха или только фрагменты на дублете. Видимо, это были чрезвычайно самоуверенные или недостаточно состоятельные люди. Один точный укол в сочленения доспеха мог привести к чрезвычайно серьезным травмам и летальному исходу.

К первой трети XV в. в употреблении рыцарского сословия находилось четыре вида шлемов: бацинет, армэ, салад (шалер), шлемы с полями (шапельдефер, айзенхут).

От предыдущего столетия пришел так называемый шлем «бацинет». Самое популярное боевое наголовье XIV в. оказалось настолько перспективной конструкцией, что просуществовало, видоизменясь и эволюционируя, вплоть до XVI в. От бацинетов произошел ряд других видов шлемов, которые, уже не являясь таковыми по сути, продолжали зачастую именоваться этим термином4. Конструктивно бацинет представлял собой глубокое наголовье, закрывающее голову до основания черепа и ниже. Тулья могла быть полусферической или куполовидной. Любой приостренный вариант еще с XIV в. подчинялся тенденции смещения верха (острия) шлема назад, так что задняя образующая шлема имела вид прямой линии или стремилась повторить анатомический изгиб затылка и шеи. Для бацинетов конца XIV—XV вв. было характерно наличие назатыльной пластины, нередко доходящей до ключиц и лопаток, подвижной монолитной шейной защиты (нашей ник), прикрепленной на шарнирах к венцу шлема на уровне челюстных костей черепа. Таким образом, шлем опирался на плечи владельца, надежно защищая голову и шею воина. Бацинеты с удлиненным назатыльником и прикрытием горла назывались «большими бацинетами» и получили широко распространение в рыцарской среде. Большие бацинеты всегда снабжались забралом. В конце XIV в. исключительной популярностью пользовалось удлиненно-коническое забрало, которое, как уже отмечалось, из-за сходства с собачьей головой называлось «хундсгуге лем». Своеобразная обтекаемая форма забрала позволяла легко отражать самые мощные копейные уколы без вреда для владельца. К 1420—1430 гг. хундсгугели доживали последние годы, неуклонно вытесняясь с полей сражений новой разновидностью забрала с полусферической «бульбовидной» центральной частью. Бацинеты, снабженные забралом подобной конструкции, получили название «бикок» или «бикокет»5. Глазные прорези забрала отбортовы вались наружу или защищались пропиленной решеткой, что создавало дополнительную защиту от уколов. Для облегчения дыхания и обеспечения лучшего обзора забрала снабжались нижней прорезью на уровне рта и сквозной перфорацией центральной части. Нередко перфорацией покрывалась только одна правая половина забрала. Подобное расположение отверстий обуславливалось условиями конного боя на копьях, являвшимся основным для рыцарского сословия, когда в первую очередь поражалась левая половина шлема, которую по понятным причинам нельзя было ослаблять отверстиями. К нижней части шлема посредством металлических втулок или сквозных отверстий могла пришнуровываться кольчужная бармица, нижний край которой часто оформлялся в виде треугольных фестонов. Простые бацинеты (не снабженные нашейной пластиной и удлиненным назатыльником) продолжали использоваться в рассматриваемый период, хотя они все чаще становились атрибутом пехоты, легкой конницы и беднейших слоев рыцарства. Значительное количество бацинетов работы знаменитых итальянских мастеров (Миссаглиа и др.) хранится в оружейной коллекции замка Курбург в Южном Тироле, в музее Метрополитен в Нью-Йорке, лондонском Тауэре.

Непосредственным конструктивным развитием бацинетов являлся шлем «армэ». Основное различие между армэ и бацинетом в 30х гг. XV в. заключалось в наличии у первого двух снабженных шарнирами нащечных пластин, смыкающихся перед подбородком и запирающихся посредством накидного крюка или съемного шкворня.

Забрала ранних армэ (1415— 1420 гг.) ничем не отличались от забрала бацинетов типа хундсгугель или изготавливались в виде изогнутой пластины с ярко выраженной продольной гранью. Отметим, что к 1430 г. второй вариант стал преобладающим.

Наиболее ранние образцы армэ с забралами обоих типов можно наблюдать на двух итальянских изображениях. Первое изображает св. Георгия, 1420 г., второе — надгробие неизвестного рыцаря из Брешии, 1410 г. Приблизительно с этого периода термин «армэ» начинает прослеживаться и в письменных источниках.

От бацинета ведет свое происхождение еще одна разновидность шлемов, а именно так называемые «салады». Другим часто употребимым термином для обозначения данных шлемов был «барбют». Родиной этого боевого наголовья принято считать Северную Италию. Отличительными чертами являлись полусферическая тулья с медиальной гранью или гребнем, а также ярко выраженное удлинение нижней части назатыльника. Эти шлемы никогда не оснащались бармицами и надевались на кольчужный капюшон либо стеганый подшлемник. Термин «салад» встречается впервые в описи арсенала семьи Гонзага (Италия) в 1407 г. К 1420—1430 гг. данный шлем стал снабжаться подвижным забралом, крепящимся к тулье двумя шарнирами. Известно два вида забрал салада. Первый — сравнительно короткий — доходил до уровня рта. Глазная прорезь образовывалась между нижним краем лицевого выреза шлема и верхним краем забрала. Второй — больший по размерам — закрывал голову от налобной части до подбородка. Если первый вариант был общеупотребимым и широко представлен в источниках, то второй встречается в описываемый период крайне редко. Едва ли не единственной находкой подобного забрала, относящегося к описываемому периоду, является экземпляр, обнаруженный при раскопках в городе Халкис на Эвбее. С первым вариантом забрала часто носилась специальная подбородная пластина, второй вариант мог употребляться самостоятельно. Шлем «барбют», видимо, отличался от «салада» только менее удлиненной назатыльной частью и специфическим, более закрытым лицевым вырезом.

Шлемы с полями (шапельдефер) были очень популярны в среде профессиональных военных. Форма обычной шляпы обеспечивал аполный обзор и не затрудненное дыхание, при этом нависающие поля защищали лицо от поперечных ударов. Наибольшее распространение этот шлем получил в среде пехоты, однако рыцари и даже коронованные особы не пренебрегали им Вспомним роскошный, украшенный золотом шапельдефер (скорее всего итальянского происхождения) Карла VI Валуа, найденный в колодце Лувра. Тяжелая конница передних шеренг6 боевого построения, принимавшая на себя первый, самый страшный копейный удар, но силазакрытые шлемы, бойцы же задних рядов чрезвычайно часто употребляли шлемы с полями. На миниатюрах Хроники Фруассара первой половины XV в. множество конников изображены в шапелях. Удобство этого шлема заставило адаптировать его и для нужд жандармов передних шеренг . Огромные, низко опущенные поля таких шлемов почти полностью закрывают лицо, в комплекте же с нашейной и подбородной пластиной, аналогичной той, что употреблялось с саладом или бацинетом, шапель почти не уступал в надежности бацинету, армэ и саладу с забралом Наибольшее распространение в рыцарской среде получили шлемы данной конструкции с тульей куполовидной и сфероконической формы. Подобный шлем изображен на миниатюре «Роскошного часослова герцога Беррийского» 1410 г.

Шлемы всех рассматриваемых видов украшались в соответствии с модой, желанием владельца и этнографическими особенностями того или иного региона. Так, для французских рыцарей были характерны плюмажи, закрепляемые в трубки, устанавливаемые в верхней части тульи. Английские рыцари предпочитали носить на своих шлемах вышитые бурилеты (набивные валики). В Италии популярностью пользовались роскошные плюмажи самых разнообразных форм, закреплявшиеся в cпециальных трубках на острие шлема. Шлемы также могли золотиться или расписываться темперными красками.

Защита корпуса была представлена доспехами трех видов: кольчуги, бригандины и кирасы. В среде тяжелой рыцарской кавалерии преобладали кирасы. В 20—30х гг. XV в. военное сословие Европы использовало кирасы германского и итальянского происхождения. Итальянские кирасы существовали в нескольких модификациях. Существовали две основные их конструктивные разновидности. Первая монолитная разновидность, известная с 60х гг.

XIV в., представляла собой выпуклый нагрудник и наспинник, которые доходили до талии, где соединялись с пластинчатым подолом Нагрудник имел несколько уплощенную верхнюю часть и традиционно не имел вертикальной грани, однако на экс портграненые нагрудники кирас данного типа производились итальянскими оружейниками в большом количестве. Вторая разновидность состояла из нагрудникаи наспинника, которые, в свою очередь, набирались из двух частей, верхней и нижней. Части классических итальянских кирас данного вида соединялись между собой ремнями с пряжками. Вариант, производимый для продажи в другие страны, собирался на скользящих заклепках, заменяющих ремни. Нагрудник и наспинник первого варианта соединялись на левом боку петлей и застегивались на правом боку пряжкой. Наиболее ранний образец составной кирасы (1420 г.) мы наблюдаем в оружейной коллекции замка Кур бург.

Пластинчатые подолы закрывали тело от талии до основания бедер и имели плавные колоколовидные очертания. Они набирались из горизонтальных стальных полос, находящих друг на друга снизу вверх, по краям соединялись заклепками. По центру обычно пропускалась дополнительная кожаная полоса, приклепанная изнутри. Количество стальных полос подола колебалось от 4 до 7 или даже 8. Передняя часть подола по длине, как правило, совпадала с задней частью. Иногда встречались варианты с облегченной короткой задней половиной подола Итальянские подолы с левого края соединялись петлями (по одной петле на каждую пластину) наподобие таких же кирас. Ко второй половине 1420х гг. к низу подола стали привешивать на ремнях подпрямоугольные пластины, закрывавшие основание бедра. Эти пластины, называвшиеся «тассетами» (tassets), надежно прикрывали ногу от уколов, направленных снизу.

В рассматриваемый период продолжали использовать и бригандины, состоящие из мелких трапециевидных пластин. Матерчатая основа кроилась по фасону «вамса» с резко выраженной талией. Наиболее распространенными цветами покрышки бригандинного доспеха были красный и синий, реже желтый или зеленый. С 30х гг. XV в., в редких случаях, бригандины могли усиливаться цельнометаллическими элементами, а именно нижней частью составной кирасы («планкарт») и пластинчатым подолом.

Кольчуга в качестве самостоятельного доспеха рыцарями не использовалась. Ворот, подол и рукава кольчуг могли декорироваться вставками из бронзовых позолоченных колец и выплетаться треугольными фестонами.

Руки воина защищались специальными стальными накладками, к которым относились наручи, налокотники, плечевые щитки, наплечники. Наручи представляли собой двустворчатую конструкцию, детали которой соединялись петлей и ремешками с пряжками. Налокотники выглядели как сильно выпуклые пластины полусферической, конической или куполовидной формы. Внешняя часть налокотников, как; правило, снабжалась боковым щитком, имеющим форму раковины. Плечевой щиток защищал руку воина от локтя до плечевого сустава. Он имел форму монолитной или разомкнутой в тыльной части трубы. Наплечник полностью защищал плечевой сустав, а также частично лопатку, ключицу и основание плеча. Подмышка могла прикрываться дополнительной подвесной пластиной той или иной формы. Для доспехов итальянских разновидностей характерно наличие асимметричных наручных лат. Левосторонний наплечник и налокотник отличались большими размерами. На рубеже 20—30х гг. XV в. их стали усиливать дополнительными съемными накладками. Это было вызвано необходимостью выдерживать копейный удар, чаще всего приходившийся в левую половину доспеха. Итальянские наручи, налокотники и плечевые щитки соединялись в единую систему посредством узких подвижных переходных пластин. Соединение наруча и налокотника обеспечивалось скользящими заклепками. В Англию и Францию итальянские оружейники экспортировали преимущественно симметричные наручные латы.

Салад с подбородником. Милан. 1430-е гг. Коллекция Парижского музея армии
Салад с подбородником. Милан. 1430-е гг. Коллекция Парижского музея армии

Армэ. 1430 гг. Милан. Собрание замка Курбург
Армэ. 1430 гг. Милан. Собрание замка Курбург

Интересной разновидностью прикрытия плечевого сустава были бригандинные наплечники. Они выполнялись в манере обычного бригандинного доспеха со стальными пластинками под тканью. Подобные наплечники или пристегивались (пришнуровывались) к панцирю наподобие латного наплечника, или выкраивались зацело с матерчатой основой бригандины.

Кисти рук закрывались латными перчатками или рукавицами. Они набирались из полос железа и пластин различных форм посредством шарниров. Пластинки, защищавшие пальцы, приклепывались к узким кожаным полосам, которые, в свою очередь, пришивались к пальцам обычных перчаток. В 1420х гг. в Италии были изобретены латные рукавицы из широких полос стали на шарнирном соединении. К 1430 г. они совершенно вытеснили из обихода перчатки с раздельными пальцами.
Латы, закрывавшие ноги, традиционно опережали в развитии наручные латы. К первой трети XV в. это положение в значительной мере нивелировалось, и поножи стали в основном повторять конструктивные особенности наручных лат.. Набедренник через переходные пластины на шарнирах присоединялся к наколеннику. Наколенник, как; и налокотник, с внешней стороны дополнялся раковинообразным боковым щитком. Нижняя часть наколенника оснащалась несколькими переходными пластинами, последняя из которых по моде XV в. имела значительную длину, примерно до трети голени (иногда и до середины голени). В 1430х гг. или немного раньше верхняя часть набедренника стала дополняться одной переходной пластиной для лучшего облегания ноги, а также для усиления защиты основания бедра. Задняя часть бедра закрывалась несколькими вертикальными полосами на петлях и пряжках. Под нижние переходные пластины наколенника надевался двустворчатый латный наголенник. Наголенник точно повторял особенности анатомического строения голени, что соответствовало требованиям удобства и практичности. Стопа помещалась варкообразный вырез передней створки наголенника Этот вырез имел отвальцовку по периметру для увеличения жесткости наголенника.

Стопа защищалась латным башмаком — «сабатоном», «солеретом». Как и латная рукавица, сабатон набирался из поперечных полос на шарнирах. Его носок имел приостренную форму по фасону обычного кожаного башмака «пулена».

Ножные и наручные латы декорировались накладками из цветного метала, зачастую покрытыми различным чеканным или гравированным геометрическим орнаментам.

Прекрасный образец подобных ножных лат 1420—1430х гг., найденных в городе Халкис, мы видим в коллекции музея Метрополитен в Нью Йорке.

Вес рассматриваемого нами комплекса латной защиты первой трети XV в. вместе со стегаными и кольчужными элементами составлял 20—25 кг., но могли встречаться и более тяжелые экземпляры. В большинстве случаев вес доспеха зависел от физических данных его владельца. Толщина пластин доспеха составляла, как правило, от 1 до 3 мм. Наибольшую толщину имели защитные детали, закрывающие торс, голову и суставы воина. Поверхность латных доспехов дополнительно насыщалась углеродом и подвергалась термообработке (закаливанию), благодаря чему пластины приобретали повышенные прочностные свойства. Облачение воина происходило в следующем порядке. Первоначально надевались наголенники с сабатонами, затем накорпус воина надевался стеганый дублет, к которому пришнуровывались набедренники, соединенные с наколенниками. Потом надевались наручные латы, пришнурованные к верхней части рукава дублета. Затем на корпус воина надевалась кираса с латным подолом или бригандина. После того как закреплялись наплечники, на голову воина водружался стеганый подшлемник со шлемом. Латные перчатки надевались непосредственно перед боем Для облачения рыцаря в полный доспех требовалась помощь одного или двух опытных оруженосцев. Процесс одевания и подгонки снаряжения занимал от 10 до 30 минут.

В рассматриваемый период времени в рыцарской среде продолжал использоваться щит. Он изготавливался из одной или нескольких досок. Щит имел различную форму (треугольную, трапециевидную, подпрямоугольную), одну или несколько параллельных граней, проходящих через центральную часть щита, и вырез под копье, располагавшийся с правой стороны. Поверхность щита оклеивалась кожей или тканью, после чего грунтовалась и покрывалась темперной росписью. Изображения на щитах представляли собой гербы владельцев, аллегорические рисунки, растительный орнамент, девизы, бейджи (отличительные значки) владельцев или отрядов. К внутренней стороне щита крепилась система ремней и набивная амортизационная подушка.



Реконструкция представляет рыцаря в итальянских (миланских) доспехах 1420—1430 гг. Исходным материалом послужило изображение св. Георгия работы Жакопо Жакерио 1420 г. из замка СантаФенис.

Шлем: ранняя форма армэ с забралом хундсгугель. Тулья стандартного куполовидного бацинета со смещенным назад острием имеет монолитную конструкцию. Она дополнена двумя выпуклыми нащечными пластинами, подвижно зафиксированными посредством петель на боках шлема.

Нащечники застегиваются в районе подбородка посредством съемного шкворня. Забрало съемное. Смотровые прорези оформлены в виде амбразуровидных выступов, полукруглых в сечении, снабженных частыми прямоугольными вертикальными отверстиями, образующими подобие решетки. Шлем оснащен бармицей на внешней подвеске. Бармица накрыта декоративной шелковой пелериной с фестончатым краем.

Прикрытие корпуса состоит из дублета с при шнурованными кольчужными вставками и кирасы.
Кираса конструктивно состоит из верхней части — нагрудника (пластрона) и нижней — плакарта.

Пластрон: имеет вид короткой кирасы, не доходящей до талии. Наспинник крепится к передней части посредством подвижной петли в левом боку. На плечах и на правом боку имеются застежки на ремнях и пряжках. Горловина и проймы окаймлены массивной отвальцовкой наружу через проволоку. В правой части нагрудника установлен откидной фокр.

Плакарт: надевается поверх пластрона. Соединяется с последним посредством пряжек в центре задней и передней частей, через которые пропускаются ремни, установленные на пластроне. Плакарт имеет стрельчатую форму с выраженным заострением в центре. Он перекрывает пластрон приблизительно на половину общей площади. Плакарт соединен со спинной частью посредством подвижной петли на левом боку и кругового ремня на талии. Плакарт дополняется ламинарным подолом из шести полос, плавно расширяющимся вниз. Боковые образующие подола имеют форму пологой дуги. Детали, формирующие подол, соединяются посредством шарниров на боках и внутренних несущих ремней и заклепок в центре. Подол доходит от талии до основания бедер. К подолу посредством пряжек пристегнуты две трапециевидные пластины, прикрывающие верх бедер, так называемые «тассеты».

Прикрытия рук конструктивно состоят из наплечников, плечевых щитков, налокотников, наручей и перчаток. Все элементы прикрытия рук соединены в единую систему посредством скользящих заклепок.

Доспех. Милан, мастерская Миссаглиа, 1420-е гг. Курбург
Доспех. Милан, мастерская Миссаглиа, 1420-е гг. Курбург

Св. Георгий. 1397 г.
Св. Георгий. 1397 г.

Наплечник: состоит из основной пластины и шести переходных пластин — по три сверху и снизу. Основная пластина выпуклая, закрывает плечевой сустав, верхняя и нижняя часть имеют выраженное закругление. Наплечник крупный и закрывает сверху проймы кирасы. К основной пластине на ремне подвешен рондель — прикрывающий подмышку. Наплечник пристегивается к плечевому ремню кирасы. (Ближайший аналог находится в арсенале замка Курбург, Милан, 1430 г.)

Плечевой щиток: имеет форму разомкнутого цилиндра, который пришнурован к рукаву дублета.
Налокотник конструктивно состоит из основной пластины и четырех переходных пластин — по две с каждой стороны. Основная пластина имеет выраженную выпуклую форму с горизонтальным ребром жесткости и крупным боковым крылом со значительным изгибом внутрь по центру.
Наруч анатомический, двустворчатый.

Перчатки: состоят из крупных монолитных прикрытий кистей с длинными крагами. Спереди они доходят до окончания первых фаланг пальцев. Прикрытия пальцев бригандинные. (Курбург. Милан, 1420 г.)

Прикрытия ног конструктивно состоят из набедренников, наколенников, наголенников и сабатонов.

Набедренник: латный, анатомический, двустворчатый. Посредством шнуровки крепится к подолу акетона. Соединен с наколенником посредством шарниров.

Наколенники: идентичны налокотникам. Отличаются вертикальной гранью (вместо горизонтальной на налокотниках). Продолжены внизу широкой переходной пластиной с заостренным вытянутым центром. В нижней части последней переходной пластины имеется ремень, посредством которого наколенник фиксируется поверх наголенника.

Наголенник: латный, анатомический, двустворчатый. Дополнен внизу прямоугольной пластиной, прикрывающей основание свода стопы.

Сабатон: кольчужный.

Щит: небольшой прямоугольный тарч, при шнурован к левому наплечнику.

Наступательное оружие: четырехлопастной шестопер и почковидный кинжал.



1Плоские и широкие клинки в основном отходят в сферу невоенного употребления, например, как оружие самообороны или пардно-церимониальный атрибут.
2Подобные навершия и рукояти с «перехватом» были известны уже в XIV в, однако с 1420-х гг. они становятся преобладающими.
3В XIV в. достаточно часто встречались неокованные древки.
4Например, шлем «армэ» до начала XVII в. часто именуется в источниках бацинетом.
5Бикокет — буквально «малый бикок». Видимо, так назывались шлемы с подобным забралом, но без нашейного прикрытия и удлиненного назатыльника.
6Жандармы (hommes d’arm — фр.) — букв. «вооруженный человек». Термин использовался для обозначения любого тяжеловооруженного воина.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.И. Фрэйдзон.
История Хорватии

Н. Г. Пашкин.
Византия в европейской политике первой половины XV в. (1402-1438)

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.
Всадники войны. Кавалерия Европы

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья
e-mail: historylib@yandex.ru
X