Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Итальянская конница. Начало XV в.

Как писал Ж. Жироду в «Ундине»: «Конь, как известно каждому, составляет важнейшую часть всадника». Рассматривая эпоху Средневековья, когда тяжеловооруженный всадник господствовал на полях сражений, с этим утверждением приходится полностью согласиться. От качества и достоинств боевого коня, от его выучки и снаряжения боеспособность всадника зависела почти полностью. В сражении всадник был ограничен в маневре относительно своего коня, поэтому он должен был быть полностью уверен в нем, как в самом себе. Взаимная выучка была призвана превратить рыцаря и коня в единую боевую систему. Пехотинец, сражаясь пешком, полностью полагался на собственные ноги, всадник, в не меньшей мере, должен был полагаться на своего коня.



Эффективность того или иного конного соединения зависела от качества его конского состава. Это отчетливо понимали, и ко времени классического Средневековья сложились определенные требования к боевым, вьючным и верховым коням для рыцаря, оруженосца и т. д. Абсолютным мерилом качества коня была его стоимость. Надо отметить, что стоил хороший конь чрезвычайно дорого, хотя конкретная цена, разумеется, формировалась рыночной ситуацией в различных регионах. Как правило, требования предъявлялись к минимальной стоимости лошади. Например, Флоренция в 1277 г. нанимала на службу контингент всадников из Прованса. Им предписывалось явиться на конях стоимостью не ниже 30 лир, что составляло жалование за133 дня. В 1222 г. власти Венеции приказывали каждому рыцарю на Крите, владевшему полным фьофом, завести коня стоимостью не менее 75 венецианских лир. Кроме того, такой рыцарь должен был выставлять двух конных оруженосцев. Рыцарь с половинным фьофом должен был обзавестись конем ценой не менее 50 лир. Вообще стоимость коня составляла от одной трети до половины суммы, которую средний рыцарь вкладывал в снаряжение. В Англии середины XIII в. стоимость снаряжения рыцаря вместе с конем составляла около 20 фунтов, то есть эквивалент его годового дохода. Наемники XIII в. в среднем могли рассчитывать, что стоимость их экипировки и лошади окупится за 6—8 месяцев.
Крайняя дороговизна боевых коней заставляла государей строго следить за состоянием конского поголовья в среде военнообязанных. Эдуард I Английский в 1282 г. отмечал нехватку коней, «пригодных к войне», и предписывал всем подданным вне зависимости от сословия, имевшим годовой доход в 30 фунтов, содержать «сильного и боеспособного боевого коня с полным вооружением»1. В Италии городские власти выделяли специальных проверяющих комиссаров, которые инспектировали количество и качество боевых коней, обязательных к содержанию. Держать и обеспечивать коней должны были все состоятельные граждане — «жирные пополаны». Приведем пример Флоренции, где в 1260 г. число казенных лошадей должно было равняться 1400, в 1300 г. — 1000, в1312 г. — 1300. Филипп III Смелый в 1279 г. издал указ, согласно которому все благородные люди королевства, имеющие во владении землю стоимостью в 200 турских ливров, или горожане с имуществом в 1500 турских ливров, должны были растить одну племенную кобылу; «большие люди» — бароны, графы и т. д., владевшие пастбищами, — должны были растить до 6 племенных кобыл.

Некоторые сеньоры, располагавшие достаточным доходом, покупали для себя и своей свиты баснословно дорогих коней. Собираясь в поход на Фландрию в 1302 г., Робер II граф де Артуа купил 5 «больших коней» за 280 парижских ливров каждый, 8 обычных коней по115 парижских ливров, одного скакуна за 60 парижских ливров, 2 парадных коней за 50, 14 упряжных или вьючных лошадей по 34 и 3 малых упряжных лошадей по 12 парижских ливров2. Итого, кони обошлись графу в 2992 ливра. Если учесть, что войну граф проиграл, а сам погиб в бою при Куртрэ, то речь идет о колоссальных убытках в результате и неоправданных расходах при подготовке похода.

Чтобы стимулировать столь серьезный финансовый риск своих подданных (ведь исход войны никогда не ясен), государство брало на себя обязательства по компенсации стоимости раненых и убитых коней. В последних декадах XIII в. во Флоренции маршал города учитывал погибших коней и возмещение выплачивалось автоматически, если о потере заявляли в течение трех дней. Филипп III после похода на Арагон выплатил компенсации в размере 34691 турских ливров примерно за 1100 коней.

Миниатюра французской рукописи 1416 г. (Часослов маршала Бусико). Изображение демонстрирует типичные итальянские доспехи конца XIV — начала XV вв.
Миниатюра французской рукописи 1416 г. (Часослов маршала Бусико). Изображение демонстрирует типичные итальянские доспехи конца XIV — начала XV вв.

Нагрудник (турнирный?). 1400-е гг. Предположительно северо-итальянский. Государственный Эрмитаж. Данный экземпляр уникален в своем роде и не имеет аналогов. Возможно, это один из наиболее ранних образцов специального турнирного вооружения
Нагрудник (турнирный?). 1400-е гг. Предположительно северо-итальянский. Государственный Эрмитаж. Данный экземпляр уникален в своем роде и не имеет аналогов. Возможно, это один из наиболее ранних образцов специального турнирного вооружения

Шпора. 1400 гг. Франция или Италия. Государственный Эрмитаж. Шпора выполнена из бронзы и декорирована позолотой и эмалевыми вставками на ременных обоймах. На дужках надпись «Je le desir»
Шпора. 1400 гг. Франция или Италия. Государственный Эрмитаж. Шпора выполнена из бронзы и декорирована позолотой и эмалевыми вставками на ременных обоймах. На дужках надпись «Je le desir»

В эпоху позднего Средневековья требования к коням принципиально не изменились. По-прежнему была необходимость в высоких сильных конях хорошей стати, способных легко нести человека в доспехах. Стоимость коня в целом осталась прежней. Изменились требования к количественному составу коней в копье или знамени. В XIV—XV вв. количество бойцов в основных тактических единицах возросло. Соответственно возросло и количество лошадей. Причем в этот период количество коней на одного всадника в среднем было большим, чем в XIII—начале XIV вв. (по крайней мере, теоретически). Филипп Мезьер в уставе своего будущего ордена Страстей Исусовых в конце XIV в. пишет: «... отправляясь в поход (магистр. — Авт.) будет иметь при себе оруженосца в полном вооружении, малого слугу, каковой понесет его копье и шлем либо бацинет, и другого, большого слугу, облаченного в жак, каковой понесет его кольчугу, и пешего слугу — он поведет его вьючную лошадь; итого для войны оный рыцарь будет иметь четырех человек и пять лошадей». Простой рыцарь должен располагать тремя или четырьмя лошадьми и тремя людьми, из которых один или двое будут комбатантами. Согласно кондотте3, заключенной между Флоренцией и кондотьером Микелетто дельи Атендоли в 1432 г., последний обязывался выставить копья, каждое в составе одного капитана, помощника или конюшего и одного пажа с двумя лошадьми. К последней трети XV в. численность копья и коней, полагавшихся ему, еще более возрастает, особенно в Италии. Устав миланской армии 1472 г. предполагает наличие 3604 кавалеристов в 136 эскадронах с 24 617 конями, то есть примерно по 6—7 коней на всадника. Кондотта между Флоренцией и Эрколе Бентивольо 1483 г. требует «четырех лошадей на одного кавалериста в кирасе ...». Строгие требования и высокая стоимость боевых коней предполагали тщательную ремонтировку конского состава армии. Restauratio equorum — осмотр коней специальной комиссией — известен с XIII в. Маршал и его люди обязаны были составить список коней с указанием их стоимости для установления соответствия требованиям и во избежание обмана, в случае если придется возмещать стоимость убитого животного. Джон Гонт герцог Ланкастер использовал в контрактах с наемниками следующую формулу: «И будут сии боевые лошади должным образом оценены, и согласно каковой цене будет произведена ремонтировка..» В Италии XV в. был известен специальный чиновник «bullator equorum», который составлял списки с именами и званиями каждого наемника и принадлежащих ему коней с точным их описанием.

Столь дорогое животное, как конь, должно было быть соответствующим образом снаряжено. Конское снаряжение можно подразделить на две категории: сбруя или снаряжение для управления конем, седло и защитное снаряжение. Сбруя состояла из наголовья с поводьями. Оно представляло систему ремней и пряжек, которые фиксировали во рту лошади непосредственное средство управления — мундштук, пилям или трензель. Трензель — наиболее древнее средство, конструктивно состоит из металлических планок на гибкой сцепке с кольцами по бокам. К кольцам крепились поводья для манипулирования конем. Пилям представляет собой трензель с добавлением псалий. Последние являются металлическими рычагами, которые крепятся к трензельным кольцам и служат более жесткому управлению конем. Мундштук отличается монолитной, не гибкой металлической планкой во рту лошади. Как правило, она имеет изгиб в центре, но может быть и прямой. Мундштук всегда снабжен псалиями. Для максимально точного управления мундштук мог оснащаться двумя поводьями.

Первые крепились к нижнему окончанию псалий, вторые — к мундштучным кольцам Мундштук и, реже, пилям были основными средствами управления рыцарским конем. Трензельные оголовья использовались почти исключительно в среде легкой конницы. Другим важным средством управления были шпоры, которые к началу XV в. заметно удлинились по сравнению со шпорами XIV столетия. В начале XIV в. в Европу с территории Руси были занесены шпоры с зубчатым колесиком или «звездочкой», которые были гораздо удобнее прежних шпор с пиковидным окончанием.



Фрагмент бригандины (нагрудник и подол). Милан. 1360—1400 гг. Баварский Национальный Музей. Мюнхен
Фрагмент бригандины (нагрудник и подол). Милан. 1360—1400 гг. Баварский Национальный Музей. Мюнхен

Нагрудник. 1390— 1400 гг. Милан. Мастер «P»
Нагрудник. 1390— 1400 гг. Милан. Мастер «P»

Седло было необходимой составляющей рыцарского способа ведения боя. Только уперевшись в заднюю луку рыцарь мог сообщить копью всю массу и скорость атакующего коня. Таким образом, укол производился не относительно слабой человеческой рукой, а сильным и быстрым животным, к которому добавлялся вес всадника и его доспехов. Седло рыцаря должно было иметь высокие луки. В XIV в. распространяется «ясельное» седло, луки которого доходили почти до середины человеческого торса. В XV в. луки боевых седел заметно уменьшились, что позволило всаднику более свободно поворачиваться в стороны. На седельные луки возлагалась также предохранительная функция. В XV в. их стали все чаще оковывать железом, что стало обычной практикой к XVI столетию.

Конский доспех до XIV в. не был распространен широко. Изначально это были кольчужные и стеганые попоны, которые просуществовали до XV в. В XIV в. их стали дополнять латными или кожаными налобниками. Появились и латные нагрудники. Некоторое распространение, особенно в Италии, получили бригандинные попоны. До 1440—1450 гг. конский доспех переживал стадию эксперимента. Только в середине XV в. появилась окончательная форма конского доспеха, просуществовавшая до конца XVI столетия с незначительными изменениями.



Представлен итальянский рыцарь в снаряжении конца XIV—начала XV вв. Реконструкция основана на надгробии Тиберио Брандолини (ум. 1397) из церкви св. Франциска в городе Баг нокавалло. Изображенное снаряжение может относиться к более позднему времени, а именно к началу XV в.

Шлем: бацинет «хундсгугель». Тулья куполовидная, монолитной конструкции, со смещенным назад острием.

Прикрытие корпуса: акетон, кольчуга с короткими рукавами и бригандина. Бригандина видна в боковом разрезе котты. Судя по расположению заклепок, сгруппированных по три, задняя ее часть состояла из мелких прямоугольных и трапециевидных пластин. Представляется возмож ным соотнести ее с тремя бригандинами из города Халкис4 и некоторыми единовременными изображениями . Они имеют Хобразный силуэт и медиальный разрез спереди на ремнях и пряжках и застежки на плечах.

Грудь прикрыта двумя монолитными пластинами, представляющими половины кирасовидного нагрудника.

Внизу нагрудник продолжен подолом из серии (5—7 штук) горизонтальных полос, также разделенных по центру надвое. Спина в районе лопаток и основания шеи прикрыта крупным монолитным Т-образным наспинником.

Внизу он дополнен серией трапециевидных пластин, которые смыкаются по бокам с нагрудником и подолом.

Прикрытие рук конструктивно состоит из плечевых щитков, налокотников, наручей и перчаток. Плечевые щитки, налокотники и наручи собраны в единую систему посредством подвижных шарнирных соединений.

Плечевой щиток полуцилиндрический, одностворчатый, доходит до середины плеча, где шнуруется к рукаву акетона.

Налокотник конструктивно состоит из основной пластины и четырех переходных пластин, по две с каждой стороны. Основная пластина имеет выраженную выпуклую форму с горизонтальным ребром жесткости и крупным боковым крылом с изгибом внутрь по центру. Через переходные пластины линзовидной формы налокотник посредством шарниров соединяется с плечевым щитком и наручем. Шарниры последнего помещены в длинные горизонтальные прямоугольные отверстия, что обеспечивает свободу движения предплечья по кругу (так называемые скользящие заклепки).

Наруч: анатомический, двустворчатый.

Перчатки латные — «песочные часы». (Аналог всем компонентам прикрытия руки в арсенале замка Курбург, Южный Тироль, 1380—1400 гг.; имеет итальянское происхождение.)

Прикрытия ног: конструктивно состоят из набедренников, наколенников, наголенников и сабатонов.

Набедренник: латный, анатомический, двустворчатый. Посредством шнуровки крепится к подолу акетона Соединен с наколенником посредством шарниров.

Наколенники: идентичны налокотникам. Продолжены внизу широкой переходной пластиной с заостренным вытянутым центром. В нижней части последней переходной пластины имеется ремень, посредством которого наколенник фиксируется поверх наголенника. Тыльная сторона колена прикрыта кольчужной вставкой.

Наголенник: латный, анатомический, двустворчатый.

Сабатон: кольчужный, с ламинарной накладкой сверху5.

Щит: сложнофигурный тарч с вырезом для копья и скругленным нижним краем. Несет герб владельца — золотые перевязи на пурпурном поле.

Наступательное оружие: полутораручный меч. Клинок вытянутый, сечение четырехгранное. Эфес простой, с изогнутой крестовиной и дисковидным навершием.

Конский доспех состоит из чешуйчатого на шейника и нагрудника, а также отдельного чешуйчатого накрупника; голова прикрыта полным латным наглавником с ламинарным назатыльником, который в данном случае закрывает всю шею и доходит почти до седла.



1В Англии с ее сильной центральной властью короли всегда стремились в приказном порядке зачислить в дворянское сословие (т. е. в группу военнообязанных) всех, имевших соответствующий доход. Таким образом, состоятельные крестьяне и бюргеры, если не хотели попасть под призыв, обязаны были вносить «щитовые деньги», штраф за неявку на службу к сеньору.
2Отметим, что в это время граф находился на жаловании у короля.
3Кондотта — специально оформленный и сформулированный договор на предоставление услуг наемной армии.
4Арсенальная башня г. Халкис рухнула в результате землетрясения в 1840 г. При раскопках были обнаружены более сотни шлемов и части доспехов XIV— XV вв.
5Кольчужные сабатоны и кольчужные привески к наколеннику были одной из наиболее узнаваемых черт итальянского доспеха XV в.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. В. Самаркин.
Историческая география Западной Европы в средние века

М. А. Заборов.
Введение в историографию крестовых походов (Латинская историография XI—XIII веков)

Н. Г. Пашкин.
Византия в европейской политике первой половины XV в. (1402-1438)

Анри Пиренн.
Средневековые города и возрождение торговли

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья
e-mail: historylib@yandex.ru