Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Чешский рыцарь. Конец XIV в.

Чехия, как и другие государства Центральной и Восточной Европы, существовала в условиях, в определенной мере отличающихся от реалий Западной Европы. Это создало предпосылки к появлению некоторых особенностей в социально-политическом развитии и, как следствие, в военном деле. Определяющую роль в жизни Чехии играло то, что она лежала в сфере непосредственных интересов Германии. Король Чехии был одним из курфюрстов Священной Римской империи. В результате в Чехии оседала масса германских колонистов — от крестьян до дворян и купцов, которые постепенно занимали ведущее положение в стране. Положение усугубилось в конце XIII в., когда после битвы при Мархфельде 1278 г. Рудольф Габсбург стал королем Чехии. В первой половине XIV столетия Чехия стала частью владений Люксембургской династии. В 1356 г. король Чехии Карл I Люксембург стал германским императором. Это привело к увеличению удельного веса германцев в среде королевских чиновников, городского патрициата, купцов и духовенства, что вызвало закономерное недовольство исконного чешского населения и привело к взрыву в начале XV в., когда началось гуситское движение. Таким образом, конфликт универсалистских тенденций империи и местных национальных устремлений играл важную, если не сказать, определяющую роль в социально-политической обстановке в Чехии.



Попытаемся описать особенности развития чешского королевства в XIII—XIV вв. В первую очередь, необходимо затронуть аспекты, непосредственно или косвенно касавшиеся рыцарского сословия — главной военной силы государства.
Экономической базой военной мощи Чехии, как и во всей Европе, было крестьянство. Крестьянство находилось в феодальной зависимости, то есть в значительной мере было прикреплено к земле. Дворянин получал со своего надела ренту, благодаря которой мог вооружать себя и своих людей. Такова была традиционная схема. В ней к XIIIXIV вв.

наметились определенные перемены. В эпоху классического и позднего Средневековья в Чехии широко распространилось латифундиальное землевладение высшей аристократии. Магнаты постепенно обретали права судебного и податного иммунитета. На раннем этапе это вызвало закабаление крестьян и усиление налогового гнета. Следствием явился подъем классовой борьбы, вылившийся в массовые побеги, переходы крестьян, а также в серию восстаний, которые часто становились предметом разбирательства высших королевских чиновников. В XIII—XIV вв. чешское дворянство оказалось активно вовлечено в обще европейский процесс становления и распространения товарноденежных отношений. Потребность в наличных деньгах заставила пересмотреть отношения с крестьянством. Практика отработок и натурального оброка практически исчезает. Их заменяет денежная рента. Обычным становится освобождение крестьян и переход их на наследственное держание на основе аренды1. Этот процесс усиливается значительным притоком иностранных колонистов, преимущественно из Германии, которых привлекали для заселения пустующих земель с гарантией благоприятных условий держания. Отличительными чертами крестьянского общества в Чехии были личная свобода и денежная рента, важнейшим итогом данных социальных перемен стала нивелировка внутрисословных градаций крестьянства и создание единого в правовом отношении класса.

Другой важной составляющей экономики страны были города. Они же обеспечивали значительные военные резервы, в том числе конные, за счет городовых ополчений и наемников, которых богатые торговоремесленные центры могли выставлять в большом количестве. Города являлись третьей военно-политической силой в королевстве вместе с королем и шляхтой. В XIV в. изза политики Люксембургов, носившей экспансионистский и иногда антигородской характер, в городах усилились социально-экономические и межэтнические противоречия. В результате города, наряду с мелким и средним рыцарством, стали одной из главных движущих сил гуситского движения, которое прославило военное дело Чехии.

Фрагмент семейной иконы Яна Оско из Вилсема. 1370 г. Национальная галерея Праги. Обращает внимание архаичное для этого периода кольчужное вооружение
Фрагмент семейной иконы Яна Оско из Вилсема. 1370 г. Национальная галерея Праги. Обращает внимание архаичное для этого периода кольчужное вооружение

Воскресение Христово. Тржебоньский алтарь. 1380-е гг.
Воскресение Христово. Тржебоньский алтарь. 1380-е гг.

В положении профессиональных воинов — чешского рыцарства — произошли значительные изменения. С некоторым запозданием, относительно Западной Европы, в XII—XIII вв. развернулся процесс превращения их в феодалов — собственников земли. Отметим, что часть раннесредневекового воинства не смогла обзавестись землей с зависимым населением и вернулась в исходное крестьянское состояние. Некоторые из них пополнили ряды магнатских клиентел2. Другие стали обрабатывать землю своим трудом, превратившись в так называемую «загородовую шляхту», количество которой в Чехии, правда, было очень невелико.

Характеризуя основные черты сословного положения рыцарства в Чехии, выделим следующие основные черты. Во-первых, сложился и получил законодательное выражение комплекс прав и обязанностей феодальных землевладельцев. В письменной форме они отразились в привилегиях короля Яна Люксембургского 1311 г.3. Феодалы получили права налогового иммунитета, которые со временем все расширялись. Значительная часть продуктов и денежных средств, поступавших от крестьян, оставалась в руках дворян. Господская запашка, очевидно, налогом вообще не облагалась. Денежный налог был очень невелик и приобрел фиксированную форму относительно количества дворов в том или ином владении. В Чехии главный поземельный налог «берна» взимался в размере 33 грошей со двора. Причем с 1311 г. он мог взиматься только при коронации, браке короля или его детей. Отдельной статьей шли повинности, связанные с обороной страны — строительство мостов, дорог и крепостей.

Утвердилось право феодалов на использование всех ресурсов своих наделов. В первую очередь, землевладелец получал право полного распоряжения землей, включая право продажи и наследования4. Добавим сюда право охоты, обустройства мельниц, трактиров, торговых мест и т. д. В результате этого поступления в казну резко сократились, финансовое могущество же феодалов, напротив, возросло. Землевладельцы конституируются в особое сословие с иным функциональным положением в обществе, по сравнению с воинами раннего Средневековья. Во-вторых, значительно изменилось главное обязательство воинов — нести службу в оплату земельного надела. Теперь несение службы ограничилось территорией страны. В случае заграничного похода рыцарь должен был получать денежное вознаграждение. На государственную власть возлагалась обязанность выкупа феодала из плена и возмещение убытков пострадавшему в походе лицу.

Отметим, что описанные привилегии касались в основном крупных феодалов. Мелкая и средняя шляхта, обойденная королевскими милостями, шла на конфликты с магнатами за сохранение собственности. Борьба мелкого рыцарства за сохранение и приобретение собственности приобретала характер сопротивления сосредоточению в руках аристократии всей полноты административной власти. Конфликтная ситуация усугублялась и межэтническими разногласиями чехов с германскими землевладельцами. Засилье германского духовенства также отнюдь не умиротворяло местное чешское население. Кроме того, практика взимания церковной десятины вытягивала значительные денежные средства из чехов (в первую очередь — из рядовых землевладельцев) и сосредотачивала их в руках церкви, которая в значительной мере контролировалась германцами. Все это привело к требованиям церковной реформы, высшим выразителем которых был Ян Гус. Реформаторская программа стала идеологической базой гуситского антигерманского движения.

Внешняя политика Чехии XIII-XIV вв. также во многом определялась усиленной германской экспансией. Чехия формально была имперским курфюршеством, однако ее короли неоднократно пытались включить страну в иные государственные образования. Вспомним державу Пржемысла II (Отокара) или попытки объединения с Польшей и Венгрией. Все попытки не имели решительного успеха. Только движение гуситов, предпосылки которого закладывались во второй половине XIV в., смогло укрепить международный авторитет Чехии и дать толчок ее самостоятельному развитию.

Тактика боя чешского рыцарства вряд ли чем-то отличалась от общеевропейской в ее германском исполнении, по крайней мере, до начала XV в. Характерной чертой германской тактики было, как. отмечалось в предыдущих разделах, использование клинообразного построения конных полков.

На знакомство чехов с подобной тактикой косвенно указывает рассказ Яна Длугоша о Грюнвальдской битве 1410 г. Хоругви войск антитевтонской коалиции, по его описанию, строились «клиньями», причем, видимо, имелись в виду именно клиновидные колонны, ане простое обозначение конных отрядов. Отметим, что в случае с битвой при Грюнвальде клинья были составной частью линейного построения. Три линии конных хоругвей стояли друг за другом, обеспечивая бой из глубины построения. В Чехии в ходу была, очевидно, и стандартная линейная тактика общеевропейского характера. В битве при Мархфельде 1278 г. рыцари короля Пржемысла II сражались в линейном построении, когда хоругви образовывали единую шеренгу. Каждая хоругвь предположительно имела 24шереножное построение. В тылу стоял общий конный резерв. Аналогично были построены и войска Рудольфа Габсбурга. С большой долей уверенности можно утверждать, что данная схема была общей для всех битв в данном регионе, если, конечно, конницу по тактическим соображениям не выстраивали клином. Могло варьироваться количество шеренг и их взаиморасположение в зависимости от местности и количественного состава войск. Изменяемой величиной были резервный полк, когда он вообще был в наличии. Известный отпечаток на рисунок боя должно было накладывать и наличие значительных контингентов конных стрелков в чешском войске, количество которых на разных этапах могло колебаться. Тем не менее основной ударной силой, по общеевропейской традиции, всегда оставались конные рыцари и их свиты. В1420 г. гуситы почти исключительно перешли на применение спешенных рыцарей с опорой на естественные и искусственные укрепления («ваген бург»), что объяснялось ярко выраженной оборонительной направленностью их действий.

Вооружение чехов было полностью интегрировано в центральноевропейскую систему военного дела и военного производства. В конце XIV в. по всей Европе идет быстрый процесс перехода на латные («белые») доспехи, что было связано с дальнейшим усилением наступательных средств. Важнейшим и знаковым нововведением стало появление монолитного стального нагрудника — кирасы в конце 1370 гг. Изначально это был именно нагрудник (без наспинной части), который притягивался к корпусу посредством системы ременной подвески сзади. В конце XIV—начале XV вв. появляется и латное прикрытие спины, присоединенное к нагруднику, то есть кираса в полном смысле слова. Кираса трансформировалась из бригандинного доспеха и постепенно вытеснила его с ведущих позиций. В качестве защиты рук и ног латные конструкции также начинают преобладать. Схожие процессы наблюдались и в восточно, центральноевропейском регионах, хотя в данном случае приходится констатировать некоторые местные особенности.

Статуя короля Отокара И. Начало XV в
Статуя короля Отокара И. Начало XV в

Св. Георгий.. Роспись нефа костела св. Бенедикта из д. Гронски, Бенядик, р-н Жяр над Гроном.. Конец XIV в. Отм^етим .монолитные коробчатые наколенники и налокотники без боковых крыльев, которые явля¬ются, несомненно, архаичной чертой при сравнении с западноевропейскими образцами того же периода.
Св. Георгий.. Роспись нефа костела св. Бенедикта из д. Гронски, Бенядик, р-н Жяр над Гроном.. Конец XIV в. Отм^етим .монолитные коробчатые наколенники и налокотники без боковых крыльев, которые явля¬ются, несомненно, архаичной чертой при сравнении с западноевропейскими образцами того же периода.

Чешское вооружение находилось под сильнейшим германским влиянием. Почти все использовавшиеся фасоны и конструкции оборонительного и наступательного вооружения происходят из областей Германии. Тем не менее известная удаленность от ведущих центров производства оружия заставляла изготавливать его в местных мастерских, что объясняет ряд особенностей снаряжения чешских воинов. Большинство из этого снаряжения по сравнению с Западной Европой носило характер неизбежной архаизации. Так, даже в источниках конца XIV—начала XV вв. имеются ясные указания на широкое употребление кольчужного доспеха.

Например, миниатюры Крумловской рукописи начала XV в. часто изображают рыцарей на конях с полной кольчужной защитой рук, что было немыслимо, скажем, в Бургундии того же времени. Прикрытия суставов —налокотники и наколенники — часто носят в отражении центральноевропейских источников крайне неразвитый характер. Нормальным является изображение полных латных анатомических поножей в сопровождении примитивных, мелких полусферических или конических наколенников, как на росписи нефа костела в Римавской Бани, Венгрия, 1380 г. Они, видимо, присоединяются к набедренникам по германской моде посредством несущих внутренних ремней. Вместе с тем встречаются и весьма «продвинутые» комплексы снаряжения, на уровне лучших итальянских или германских образцов. Приведем пример миниатюр Библии короля Вацлава IV Чешского, 13901410 гг., которые представляют рыцарей в кирасах, бацинетах и развитых поножах и наручах. Справедливости ради отметим, что, скорее всего, в данном случае имелись в виду импортные предметы снаряжения — на изображениях часто прослеживаются характерные итальянские или германские черты тех или иных элементов вооружения. Другой пример — роспись Тржебоньского алтаря 1380х гг. Отметим уникальную деталь, которая прослеживается только на этом памятнике. Один из воинов изображен в бацинете с «клапвизиром» в виде решетки, состоящей из одной вертикальной полосы по центру и пяти горизонтальных. Предположительно за пределами Чехии подобные забрала не употреблялись, а в данном регионе были редкостью.



На реконструкции представлен богемский рыцарь в полном доспехе по германской моде 13801410 гг. Забрало шлема является ярко выраженной местной чертой. Основа реконструкции — материалы росписи Тржебоньского алтаря 1380х it. и миниатюры Библии короля Вацлава IV, 13901410 гг.

Статуя св. Вацлава.1380-е гг. Примитивные кольчужные рукава сочетаются в едином комплексе с развитыми латными поножами и башмаками,, что характеризует состояние чешского воинского убора конца XIV в. в целом
Статуя св. Вацлава.1380-е гг. Примитивные кольчужные рукава сочетаются в едином комплексе с развитыми латными поножами и башмаками,, что характеризует состояние чешского воинского убора конца XIV в. в целом

Шлем: бацинет с забралом «клапвизир». Глубокая тулья имеет куполовидную форму со смещенным назад острием. Присутствует выраженная медиальная грань. Конструкция монолитная. Забрало подъемное, на петле, имеет вид решетки монолитной конструкции с центральной вертикальной полосой и пятью поперечными перекладинами. Оно крепится в налобной части тульи посредством крепежных скоб и поворотной запорной пластины сверху. Шлем оснащен бармицей на внешней подвеске. (Тржебоньский алтарь, 1380 г.).

Прикрытие корпуса: латный нагрудник, кольчуга и акетон.

Нагрудник: имеет монолитную конструкцию. Отличается равномерным плавным изгибом по всей длине, что выдает его германское происхождение. По нижнему краю, проймам и горловине идет массивная отвальцовка наружу. Нагрудник закрывает корпус спереди и с боков, доходя до талии. Фиксируется на корпусе посредством ременной подвески сзади. (Миниатюры Библии короля Вацлава IV, 13901410 гг.).

Под нагрудник надет декоративный шелковый упелянд (набивная куртка) с фестончатыми широкими и длинными рукавами от плеча.

Прикрытия рук: плечевые щитки, налокотники, наручи и перчатки.

Плечевые щитки: латные, двустворчатые, с отвальцовкой по верхнему и нижнему краю. Внутренняя створка крепится посредством подвижной петли и застежки на ремнях и пряжках. Шнуруются к рукавам кольчуги.

Налокотники: имеют монолитную конструкцию. Закрывают сустав с трех сторон. Имеют форму с выраженным заострением и четырьмя гранями, сходящимися в центре.

Наручи: латные, двустворчатые, анатомические. Соединяются с налокотниками и плечевыми щитками посредством внутренних несущих ремней.

Перчатки: «песочные часы». Имеют монолитное прикрытие кисти с короткой крагой и пластинчатые прикрытия пальцев. (Тржебоньский алтарь, 1380 г.).

Прикрытия ног: полностью аналогичны прикрытиям рук. (Тржебоньский алтарь, 1380 г.).
Щит: треугольный тарч с вырезом под копье.

Наступательное вооружение: копье и фальшион.

Фальшион: клинок длинный слабоизогнутый, со скосом обуха у острия. Вдоль обуха имеется узкий дол. Эфес состоит из S-образной гарды, изогнутой в единой с клинком плоскости, рукояти и дугообразного навершия. (Тржебоньский алтарь, 1380 гг.)



11 Так называемый «эмфитевсис», или «эмфитевтическое право», — аналог французской цензивы. Подобная форма использования крестьянского труда была выгодна прямым денежным доходом. Кроме того, снижались убытки от возможных восстаний и массовых побегов зависимого населения.
2Клиентела (лат. clientela) — форма взаимоотношений между патроном и клиентами.
3Привилегии эти, видимо, не содержали никакого юридического новаторства, а отражали уже существовавшие нормы права.
4Государству отходили только выморочные земли, т. е. земли умершего, у которого либо нет наследников, либо они лишены наследователем наследства или отказались от него.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сьюард Десмонд.
Генрих V

А. А. Зимин, А. Л. Хорошкевич.
Россия времени Ивана Грозного

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья

Гельмут Кенигсбергер.
Средневековая Европа 400-1500 годы

Ю. Л. Бессмертный.
Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII— XIII веков
e-mail: historylib@yandex.ru
X