Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Английский рыцарь. 1340 — 1350 гг.

В первой половине XIV столетия Европу охватило пламя конфликта, которому было суждено стать самой затяжной войной в истории человечества. Не трудно догадаться, что речь идет о Столетней войне между Англией и Францией. Несмотря на длительные перерывы в военных действиях, противостояние было обусловлено единым комплексом причин, единой логикой развития событий и единым логическим завершением. Столетняя война продолжалась с 1337 по 1453 г. Она явилась продолжением целого ряда других конфликтов между Англией и Францией. Яблоком раздора выступали династические владения английских Плантагенетов на континенте. Столетняя война вовлекла в свою орбиту множество стран, став поистине «мировой войной».

Военное искусство этого периода уже несколько веков является объектом пристального внимания ученых. Тем не менее вместе с множеством установленных фактов достоянием общественной мысли стало несколько легенд и мифов, связанных с этой войной. Во-первых, это «легенда о спешенной коннице». Во-вторых — «легенда о триумфе длинного лука». Все перечисленные темы непосредственно затрагивают историю конницы, и на их примере представляется возможным осветить основные вопросы по тактике, формированию и снаряжению конницы. Наиболее ярко очерченный круг тем проступает при изучении первого этапа Столетней войны, когда произошли события, породившие описанные заблуждения позднейшей историографии1.



Рассмотрим феномен спешенной конницы и так называемый «триумф длинного лука». Две знаменитые битвы первого этапа войны, а именно — битва при Креси 1346 г. и битва при Пуатье 1356 г. — были блестяще выиграны англичанами при помощи тактического приема спешивания конницы в сочетании с массированным применением лучников. Аберрация дальности несколько исказила историческую действительность, значительно преувеличив роль англичан в изобретении этих способов ведения боя. Кроме того, блеск побед при Креси и Пуатье совершенно затенил другие сражения, имевшие место в то же время, не менее интересные с точки зрения развития тактики. Надо ясно отдавать себе отчет в том, что англичане вовсе не являлись первооткрывателями описанных приемов. Уже в XII в. во время Крестовых походов и военных предприятий в Европе рыцари спешивались при необходимости или вынужденно. Для реалий военного дела Священной Римской империи спешенные рыцари вообще не являлись чем-то необычным В «Хронике» Вильгельма Тирского отмечено, что «тевтонцы обычно так делают (спешиваются. — Авт.), когда того требует необходимость». В Англии начиная с XII века также прибегали к спешиванию рыцарей, например в битвах при Тенчбере 1106 г. и Бургтерульде 1124 г. Это был общеупотребимый прием в XII—XIII вв. Высокий профессионализм и отличное снаряжение превращали рыцарей в приемлемую замену тяжелой пехоты, которой почти не знала Европа Классического средневековья. Несомненная заслуга английских полководцев периода Столетней войны только в том, что они вовремя и уместно использовали прием спешивания конницы. Надо отметить и то, что спешенные рыцари оставались рыцарями, то есть, в первую очередь, конниками, а не профессиональными пехотинцами. Отсюда происходит ряд слабых сторон этих средневековых «драгун», которые проявлялись при столкновении с конницей в определенных условиях.

Надгробие сэра Джона де Аеверика. 1340-е гг. Кент, Англия
Надгробие сэра Джона де Аеверика. 1340-е гг. Кент, Англия

Надгробие сэра Джжона де Нортвуда (?) (ум. 1337 г). О. Шеппей. Англия. Изготовлено надгробие, видимо, в 1340-е гг.
Надгробие сэра Джжона де Нортвуда (?) (ум. 1337 г). О. Шеппей. Англия. Изготовлено надгробие, видимо, в 1340-е гг.

«Триумф длинного лука» также является значительным преувеличением Распространению легенды о непобедимости английских лучников способствовали в немалой степени сами французы. Деморализованные колоссальными потерями и полным разгромом лучшей в Европе рыцарской конницы, они описывали дождь стрел, от которого не было спасения, затмевавший солнечный свет, сметавший все на своем пути, пробивавший любые доспехи. Например, Жан Фруассар, писавший свои «Хроники Франции» спустя много лет после событий сороковых 4050х гг. XIV в, все еще находился под гипнотическим воздействием пережитого другими ужаса. Ему вторила позднейшая историография и литературная традиция. От книги к книге, от статьи к статье кочевал миф о победе длинного валлийского лука над рыцарской броней. А справедливо ли это? Ответим однозначно — нет! Для подтверждения данного постулата необходимо ознакомиться со сравнительными характеристиками полного рыцарского доспеха в сравнении с поражающей способностью длинного лука. Основой рыцарского доспеха являлся бригандинный защитный комплекс в сочетании с элементами снаряжения иных конструкций. Для Англии и Франции того периода был характерен бригандиннолатный доспех. Корпус прикрывался бригандиной, а руки и ноги — латными щитками. В качестве прикрытия конечностей могли использоваться бригандинные или шинные протекторы2. Все реже самостоятельным защитным средством выступает кольчуга. Кольчужные рукава и чулки в рассматриваемый период еще могли использоваться без усиления пластинчатыми элементами, но это было показателем силы исторической инерции, а не прогрессивности снаряжения. Единственной частью кольчуги, которая почти никогда не прикрывалась пластинчатыми усилениями до 1420 г., оставался подол Наименее обеспеченные слои воинства могли вовсе не употреблять кольчуг, полагаясь исключительно настеганые гамбезоны или акетоны. Бармица также часто использовалась самостоятельно, хотя, как отмечалось выше, ее могли дополнять отдельные пластинчатые элементы доспеха(защитные ожерелья — «горжеты») и латные дополнения к шлему (предличные прикрытия, подбородники — «биверы»). Отметим, что английские источники фиксируют как. раздельное, так. и совместное использование обоих защитных приспособлений. Исключительно английской чертой является ламинарное усиление бармицы.

Уникальное изображение этой детали продемонстрировано на фигурах стражей надгробия леди Перси 1340х гг. Кольчужная бармица чрезвычайно часто использовалась самостоятельно до второй половины XV столетия. Столь долгая жизнь в боевом употреблении объясняется, по-видимому, устойчивой традицией ношения поддоспешных камзолов с массивным воротником стойкой, усиленным кольчугой. Таким образом, в районе шеи образовывался двойной слой кольчуги, как минимум, с одним слоем подстежки. Если же подшлемник имел пелерину, то к защите шеи добавлялся еще один тканевый амортизирующий слой.

Все это, очевидно, обеспечивало вполне удовлетворительное прикрытие шеи.

Защиту лица обеспечивало забрало. Это могла быть глухая личина большого шлема или подъемное забрало бацинета, которое со временем стало безусловно превалировать. 1340—1350 гг. были временем постепенного отказа от традиционного большого шлема в пользу бацинета с подвижным забралом. Забрала, изначально повторявшие внешний вид лицевой части большого шлема, быстро приобрели новые специфические очертания. Основной эволюционной тенденцией было придание забралу выпуклой формы, которая сменила простые, изогнутые в горизонтальной плоскости лицевые пластины, иногда скругленные в районе подбородка.

Рассмотрим теперь поражающую способность длинного лука и то, насколько эффективно он мог противостоять рыцарскому доспеху. Английский лук был достаточно примитивным и дешевым оружием. Он не был ни сложносоставным, ни рефлексивным. Сила его натяжения в лучшем случае составляла 40—50 кг, а обычно была еще меньше. Последние эксперименты доказали, что подобный лук не способен повредить любой пластинчатый доспех даже при выстреле в упор. В то же время кольчуга пробивается из лука достаточно легко при условии использования специализированных наконечников стрел. Для этой цели применялись бронебойные наконечники — массивные долотообразные или ромбовидные стальные стержни. Лучше всего действовали против кольчуги вытянутые шиловидные наконечники, которые не разбивали звенья защитного покрова, а проникали между колец, не встречая особого сопротивления. Источники донесли свидетельства того, как стрелы, видимо, оснащенные подобными наконечниками, поражали цель через два слоя кольчуги.Кольчужные и стеганые доспехи скорее всего и стали ахиллесовой пятой французской конницы. Вспомним, что руки и ноги полностью или частично нередко прикрывались в рассматриваемое время только кольчугой. Необходимо принимать в расчет и то, что в войске должно было быть много людей, не имевших полного доспеха или располагавших только кольчужной защитой. Часть воинов, без сомнения, носили открытые шлемы без забрал. Очевидно, это были оруженосцы и наименее обеспеченные воины, составлявшие задние ряды боевых порядков. Плотный лучный обстрел с большой вероятностью позволял поражать именно эти уязвимые части защитного снаряжения, раня и убивая атакующих. Значительные потери понесли французы и в конском составе. Кони в это время все еще прикрывались доспехами крайне выборочно или вовсе не прикрывались.

Несомненная заслуга англичан в том, что они нашли способ использовать лучников на всем протяжении боя. Ранее стрелки часто обращались в бегство, не выпустив ни одной стрелы, только при виде наступающей конницы. Теперь, когда их прикрывала пехота вперемешку с рыцарями, они могли планомерно расстреливать неприятеля, полностью реализуя убийственный потенциал своего оружия. Особенно результативной оказывалась стрельба в упор, когда конница увязала в передних рядах пехотных отрядов и вынуждена была отходить и перестраиваться под градом стрел. По всей видимости, важным оказался и психологический эффект. Рыцарство, в первую очередь, рассчитывало на непосредственный контакт с противником. К непрерывному массированному дистанционному поражению рыцари были не готовы. Здесь и кроется причина той паники, в которую повергал французов ливень английских стрел. Например, в Великой Степи лучный бой был обычным делом, и тучи стрел не вызывали особых эмоций у воинов и какого бы то ни было примечательного отклика в источниках.

Таким образом, «триумф длинного лука» на деле был порожден тактической мыслью английских полководцев, и, в первую очередь, короля Эдуарда III, а не повышенными боевыми качествами самого оружия или особенными достоинствами стрелков. Кроме того, это явление было временным. Через двадцать-тридцать лет вооружение полностью приспособилось к массовому применению метательного оружия, да и шокового эффекта оно больше не вызывало. Даже в ходе первого этапа войны англичане потерпели ряд чувствительных поражений, которые выявили многие слабые стороны их стрелковых контингентов, проявлявшиеся при определенных неблагоприятных условиях.

Сражения при Креси и Пуатье дают яркий пример идеальных условий для использования лучников против тяжелой конницы. В обоих случаях англичане занимали сильную оборонительную позицию. Французы и их союзники при этом были абсолютно уверены в своих силах и решительно атаковали по всему фронту. Англичане спешивали всю или почти всю конницу, усиливая ею отряды пехоты. Построение имело вид вытянутой линии, где колонны тяжелой пехоты перемежались с отрядами лучников. Позади строя выделялся общий резерв из нескольких рыцарских знамен. О специфическом пехотном оружии английских войск судить трудно. Известно только, что рыцари укорачивали свои копья для удобства действия в пешем строю. Построение французов представляло собой классический рыцарский порядок данного региона. Они образовывали несколько крупных соединений — полков, которые имели три-четыре ряда в глубину и были вытянуты по фронту, то есть имели прямоугольную форму. В шеренгах воины стояли как можно более плотно друг к другу. Используя обычные для средневековых текстов эпитеты, конники должны были стоять так плотно, чтобы брошенное яблоко не упало на землю, а наткнулось на острие копий, чтобы ветер не пролетал между копейными древками. Между рядами выдерживалась дистанция, достаточная для свободного бега коней, то есть около однойполутора длины корпуса лошади. Наступление велось по нескольким направлениям, каждому из которых соответствовал отдельный отряд конницы, именовавшийся «эшелоном», «колонной», «эскадрой» или «баталией»3. Для сохранения линии построения атака начиналась шагом, потом коней переводили в рысь, затем в короткий галоп, и непосредственно перед столкновением их отпускали в бешеный карьер. Средневековые тексты употребляют самые сильные слова, характеризуя конную атаку: страстно, стремительно, яростно и т. д. При этом командир должен был следить за верным направлением атаки, так как после определенного момента конницу было невозможно остановить или развернуть.

Итак, организованная описанным образом конница французов вынуждена была штурмовать труднопреодолимые преграды. В первом случае, при Креси, это были склоны холма. Во втором случае, при Пуатье, коннице противостояли палисады, как и при Азенкуре в 1415 г. Пока натиск конницы разбивался об отряды пехоты, лучники имели возможность буквально расстреливать французских рыцарей. И, хотя большинство стрел не пробивало доспехов, часть все же находили свою цель, нанося все большие потери атакующим При Креси французы после полутора десятков атак потеряли столько людей, что вынуждены были отступить. Причем спешенные английские рыцари не имели возможности преследовать отходящего неприятеля, чтобы довершить разгром. При Пуатье после первой неудачной конной атаки, которую спровоцировал отход английского авангарда, французы спешились и предприняли новое наступление, также не увенчавшееся успехом. Исход дела решила контратака английской конницы.

Надгробие сэра Майлса Степлтона (ум. 1364 г.). Норфолк.. Англия
Надгробие сэра Майлса Степлтона (ум. 1364 г.). Норфолк.. Англия

Надгробие сэра Джона де Ъланшфронта,. 1346 г. Уорчестершир. Англия
Надгробие сэра Джона де Ъланшфронта,. 1346 г. Уорчестершир. Англия

Не стоит переоценивать силу английских лучников и недооценивать рыцарскую конницу, как это делает Е. А. Разин. При менее умелом выборе местности и построении войска стрелки при поддержке пехоты явно уступали кавалерии. В битве при Мороне 1352 г. в открытом поле лучники Уолтера Бентли не выдержали атаки конницы Роже д’Анжэ и побежали, оголив левый фланг и поставив под угрозу все войско. Только поспешная ретирада англичан на холм, поросший кустами, где они смогли восстановить порядок, спасла их от разгрома. Далее повторился рисунок боя при Креси, когда атакующие, взбираясь по откосу, методично истреблялись лучниками и пехотой. В стычке под Кутантеном 1356 г. англичане сами были вынуждены атаковать. В этих условиях лучники не смогли повлиять на исход боя, и английский отряд был уничтожен. Не всегда лучники могли задержать и наступающих одновременно пехотинцев и спешенных и конных рыцарей. Так, при Ар дре в 1351 г. лобовая атака конницы и фланговый охват пехоты решили исход дела в пользу французов. В 1359 г. при Ножансюр Сене пехота, напротив, приняла удар стрел на себя, предприняв фронтальную атаку, что дало возможность французской коннице обойти спешенных англичан и разгромить их.
Подводя итог, можно сказать, что в XIV в. рыцарская конница далеко не сдала своих позиций, хотя ее безраздельное господство на полях битв заметно пошатнулось. Правильный выбор места и времени для битвы являлся обязательным залогом успеха, что, впрочем, касается не только конницы, но и любого другого рода войск.



На реконструкции представлен английский рыцарь 1340—1350 гг. Он облачен в смешанный бригандинно-кольчужно-латный доспех. Обращает внимание фрагментарное бронирование коня латными накладками на грудь и лоб. Реконструкция основана на материалах надгробия сэра Хью Гастингса и миниатюр Хольхэмской Библии.

Прикрытие головы: большой бацинет. Конструктивно состоит из тульи, забрала и подбородника. Тулья монолитной конструкции полусферическая опускается ниже уровня подбородка, образуя подпрямоугольный лицевой вырез. Забрало подвижно зафиксировано на височных долях тульи посредством шарнирных соединений. Оно имеет приостренную книзу форму. В центре забрало имеет выраженную выпуклость. Смотровая щель оформлена в виде выступающей амбразуры с частыми вертикальными перегородками. Ниже смотровой щели забрало несет серию круглых дыхательных отверстий. Подбородник зафиксирован на шарнирах в нижней части тульи, имеет незначительную степень выпуклости в передней части, верхний и нижний края несут отвальцовку. Шлем оснащен кольчужной бармицей на внешней подвеске.

Предполагаемая толщина конструктивных элементов от 1,5 до 3 мм. (Надгробие сэра Хью Гастингса.)

Прикрытие корпуса: акетон, кольчуга и бри гандина. Все покрыто длиннополой гербовой кот той. Кольчуга с длинными рукавами. (Надгробие сэра Хью Гастингса.)

Прикрытие рук: конструктивно состоит из наплечников, плечевых щитков, налокотников, наручей и перчаток.

Наплечники: круглые стальные диски с незначительной степенью выпуклости. Фиксируются на руке посредством шнуровки к кольчуге.

Плечевые щитки: полуцилиндрические латные створки, закрывающие плечо только сверху. Верхняя часть имеет скругленную форму для лучшей стыковки с проймой бригандины.
Фиксируются на руке посредством шнуровки к кольчуге и застежки на ремнях и пряжках.

Налокотники: аналогичны наплечникам.

Наручи: аналогичны плечевым щиткам.

Перчатки: шинные. Конструктивно состоят из вертикальных трапециевидных пластин, прикрывающих крагу; горизонтальных пластин на кисти; мелких чешуеобразных пластинок на пальцах. Все конструктивные элементы набраны со взаимным перекрытием. Зафиксированы на мягкой основе посредством заклепок. Основа, в свою очередь, пришита к перчатке. (Миниатюры Хольхэм ской Библии, 1330—1350 гг.)

Прикрытие ног: набедренники, наколенники, кольчужные чулки.

Набедренники: бригандинные. Пластинчатый набор конструктивно состоит из длинных вертикальных пластин. Набедренники пришнурованы к акетону с изнанки.

Наколенники: имеют стеганую подкладку, верхняя часть которой заходит на набедренник и пришнурована к нему, нижняя часть заходит поверх кольчужного чулка. Наколенники закрывают ногу с трех сторон. Наружняя часть имеет полукруглое боковое крыло. Передняя часть наколенника венчается выраженным граненым коническим выступом.

Кольчужные чулки: короткие, до колена. Снабжены прикрытием стопы. (Надгробие сэра Хью Гастингса.)

Наступательное вооружение: полутораручный меч и секира. Секира имеет длинную втулку. На обухе расположен клевец. Спереди имеется длинный колющий шип. (Миниатюры Хольхэмской Библии, 1330—1350 гг.).

Снаряжение коня: защитное снаряжение состоит из латных накладок поверх попоны. Грудь закрыта подтреугольной пластиной, лоб — ромбовидной. Под матерчатую внешнюю попону может быть подведена стеганая защитная попона. (Миниатюры Хольхэмской Библии, 1330—1350 гг.).



1Первый этап Столетней войны — 1337—1360 гг., с самого начала до подписания мира в Бретиньи.
2Шинной называется защитная конструкция, противоположенная бригандинной, когда пластинчатый набор состоял из длинных стальных пластин — «шин», уложенных поверх гибкой основы со взаимным перекрытием или встык. Шинный доспех является разновидностью пластинчато-нашивного или чешуйчатого доспеха. Употреблялся исключительно для защиты конечностей.
3Термин «баталия», видимо, одинаково применялся для обозначения как пехотного, так и конного порядка.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сьюард Десмонд.
Генрих V

Я. С. Гросул.
Карпато-Дунайские земли в Средние века

Марджори Роулинг.
Европа в Средние века. Быт, религия, культура

И. М. Кулишер.
История экономического быта Западной Европы.Том 1
e-mail: historylib@yandex.ru
X