Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Антонин Бартонек.   Златообильные Микены

Глава 15. Повседневная жизнь

Повседневная жизнь микенских греков получила отображение как в произведениях героического эпоса, так и в памятниках материальной культуры, а некоторые сведения о ней сообщают и тексты линейных табличек. Отдельных сторон микенского быта мы уже касались в предыдущих главах, здесь же остановимся на его общей характеристике и рассмотрим подробнее только те его стороны, которые до сих пор оставались вне нашего внимания, в частности то, что нам известно о жилище, одежде и кухне Микенской Греции.140)

Образ жизни в микенском мире, естественно, определялся общественным положением того или иного лица и его социальной принадлежностью. Один образ жизни был присущ представителям господствующего класса, жившим во дворцах, другой — городскому и сельскому населению, в той или иной степени зависимому от властителя, и уже совершенно иными были жизненные условия людей, обреченных на жалкую участь бесправных рабов. Имеющиеся [218] в нашем распоряжении сведения касаются прежде всего образа жизни господствующих слоев.

Жизнь высшего класса микенского общества была насыщена развлечениями и праздниками, о чем свидетельствуют не только Гомер, но и результаты археологических раскопок, в особенности различные изображения на фресках, украшениях и прочих предметах материальной культуры того времени.

Хотя центром общественной жизни являлся дворцовый мегарон, прочие помещения дворца также отличались достаточной благоустроенностью, позволявшей вести утонченный образ жизни. К сожалению, в большинстве случаев мы слабо информированы об устройстве жилых помещений дворцов, которые, как правило, находились на верхних этажах. Достаточно хорошее представление об этом дает нам только восточное крыло Кносского дворца с целым лабиринтом лестниц, прихожих, комнат и соединительных переходов. Большая часть внутреннего убранства дворца была уничтожена в результате пожара и последовавшего за ним запустения. До наших дней дошли лишь предметы из более устойчивых материалов, как, например, ряд глиняных скамей в различных помещениях дворца. Весьма скудны сведения о гигиенических удобствах, которым, по примеру Крита, уделялось большое внимание. Остатки ванных помещений обнаружены в Кноссе, Тиринфе и Пилосе. В частности, в Пилосском дворце сохранилась керамическая ванна; в одном углу ванной комнаты найдены остатки больших сосудов для чистой воды, а в другом — отверстие для стока. Возникает мысль, не описывает ли Гомер омовение, производившееся именно в этой ванной комнате, когда рассказывает в «Одиссее» (III.464-468) о пребывании Телемаха в гостях у пилосского царя Нестора?

Тою порой Телемах Поликастою, дочерью младшей
Нестора, был отведен для помытия в баню, когда же
Дева его и омыла и чистым натерла елеем,
Легкий надевши хитон и богатой облекшись хламидой,
Вышел из бани он, богу лицом лучезарным подобный.

Микенские греки всегда заботились о том, чтобы иметь достаточные запасы воды. На акрополях Микен, Тиринфа и Афин были сооружены крупные подземные колодцы. В Пилосе вода поступала во дворец по водопроводу из источника, находившегося на расстоянии почти одного километра. Для изучения жизненных условий микенского общества сегодня мы уже располагаем не только данными, [219] полученными при исследовании основных дворцовых центров, но и некоторыми другими сведениями. Из числа нескольких сот раскопанных к настоящему времени поселений целый ряд исследован в такой степени, что уже можно составить определенное представление о жилищах широких слоев микенского населения. Независимо от того, находились ли поселения в непосредственной близости от дворцовых центров или же в более отдаленной сельской местности (например, Элевсин, Кораку, Зигуриес, Просимна, Бербати, Навплион, Лерна), в большинстве случаев они встречаются на местах, обитаемых уже в более раннее время, причем сельские поселения оставались, как правило, неукрепленными. Некоторые жилища имели мегарон, однако чаще это были сооружения или с большим числом помещений, непроизвольно образовывавших один архитектурный комплекс, или же архитектурные комплексы, состоящие из нескольких самостоятельных сооружений. К числу последних можно отнести и крупные строения в нижнем городе Микен, например так называемый «Дом торговца маслом» размерами 27 * 18 м, в котором найдены крупные наполненные оливковым маслом сосуды, уже запечатанные и приготовленные к отправке. Согласно преобладающему в настоящее время мнению, здесь мы имеем дело с торговым филиалом Микенского дворца, а не с домом частного лица. С таковыми же мы чаще встречаемся в поселениях, расположенных несколько далее от дворца. Их архитектура значительно проще, зато в этих жилищах зачастую находят множество самых различных предметов повседневного обихода. Так, в Зигуриесе был открыт дом размерами 15 * 11 м, состоящий из пяти помещений. Внутри его найдено около 1 тыс. экземпляров керамики, в том числе более 500 глубоких тарелок определенного типа и большое количество сосудов для смешивания вина. Известно и много случаев обнаружения ремесленных мастерских — гончарных, кузниц и др. Однако и здесь не следует исключать возможности того, что местные ремесленники находились в зависимости от дворцового хозяйства; вспомним, с какой тщательностью регистрировали дворцовые чиновники различные виды ремесленной продукции.

Одежда, в частности женская, известна главным образом по изображениям на фресках, различных предметах повседневного обихода и украшениях. Микенская мода, в сущности, следовала критским образцам и оставалась на редкость неизменной. Одеяния богини на декорированной [220] пряжке из шахтовой гробницы № 3 в Микенах (XVI в. до н. э.) ничем особо не отличаются от одежды женщины, изображенной на ручке из слоновой кости из так называемой «гробницы Клитемнестры» (XIII в. до н.э.), или от одежд двух женщин (или богинь), которых представляет любопытная скульптурная группа из слоновой кости, найденная в Микенах и датируемая XIV—XIII вв. до н. э. У женщин, которые изображены здесь вместе с ребенком, обнаженная грудь, узкий корсаж с короткими рукавами и длинные юбки с многочисленными складками и оторочками. Волосы одной из женщин подобраны сзади, завиты и уложены в прическу, оканчивающуюся остроконечным «хвостом», волосы другой уложены в узел. Принято считать, что речь может идти о матери и дочери, а также что прическа у второй была характерна для младшего поколения.

Женщины из господствующего класса носили в качестве модных аксессуаров различные украшения из благородных металлов и драгоценных камней — перстни, серьги, ожерелья, браслеты, пряжки и т. п. Отметим, что находки всевозможных шкатулок для косметики, корзиночек, гребней и зеркал свидетельствуют о высоком уровне развития микенской женской косметики.

Обычной мужской одеждой была короткая набедренная повязка. Более изысканным видом одежды являлась легкая рубаха типа туники с короткими рукавами, узкий жилет и мужская юбка. Праздничные мужские одеяния, наоборот, были длинными, ниспадая до лодыжек, как об этом свидетельствует фреска с изображением певца, находящаяся в мегароне Пилосского дворца. Мужчины носили высокие кожаные гамаши, очевидно, для защиты ног на дорогах вне населенных пунктов.

Волосы носили длинные, с одним локоном, ниспадающим по критской моде возле уха, а также бороду, однако никогда не носили усов. К числу мужских украшений относятся перстни-печати и геммы-печати, хотя и те и другие зачастую являлись также излюбленными украшениями женщин.

Сведения о микенской кухне основываются главным образом на информации линейных текстов о сельскохозяйственной, в частности животноводческой, продукции. Эти данные подтверждаются частыми изображениями различных животных на предметах материальной культуры. Здесь встречаются домашние животные, охотничья дичь, несомненно дополнявшая микенскую кухню, а также рыба [221] и прочая морская живность. Самым излюбленным развлечением была львиная охота, о существовании которой в Микенской Греции сообщают как мифология, так и изображения на самых различных памятниках материальной культуры. Отдельные сведения о тех или иных продуктах растительного и мясомолочного ассортимента предоставляют случайные находки некоторых видов этой продукции более чем трехтысячелетней давности, в особенности зерна и оливкового масла.

На должном уровне находилось и кулинарное искусство, о чем косвенным образом свидетельствует огромное количество кухонной посуды, обнаруженной во всех микенских поселениях. Достойную удивления вкусовую изощренность кулинаров подтверждает группа табличек из «Дома сфинксов» в Микенах, регистрирующая различные виды кореньев.

Краткими сведениями о жилище, одежде и кухне мы и закончим наш обзор различных сторон жизни микенского общества. Мы не располагаем возможностью вдаваться в подробности, а также заниматься различными спорными вопросами. Здесь предпринята всего лишь попытка отметить основные характерные черты микенского быта. В частности, мы подчеркнули высокую степень информативности сведений, содержащихся в текстах линейного письма Б, которые до сих пор не привлекались в таком объеме в чешской научной литературе. Совокупность этих сведений может сослужить читателю службу в качестве сопроводительного материала при рассмотрении завершающей части нашей работы, содержание которой составляет обзор ранней истории Греции от появления человека в Эгеиде и до падения микенской цивилизации. [222]


140) См.: Taylour W., 1964, с. 119 и сл.; Faure Р., 1975.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. С. Шофман.
История античной Македонии

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

Хельмут Хефлинг.
Римляне, рабы, гладиаторы: Спартак у ворот Рима

А. Ф. Лосев.
Гомер

А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.
Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств
e-mail: historylib@yandex.ru
X