Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Александр Север.   «Моссад» и другие спецслужбы Израиля

Глава 6. «Шабак» – контрразведка и политический сыск

   Директорат военной разведки «Аман» (Agaf ha-Modi'in) был создан в 1950 году на базе Департамента разведки Генерального штаба Армии обороны Израиля. В первые годы своего существования он занимался изучением и анализом угроз, исходящих от стран арабского мира в интересах Вооруженных сил Израиля [175].
   В настоящее время «Аман» отвечает за организацию и проведение стратегической, оперативной и тактической разведки и подчиняется непосредственно премьер-министру страны. Стратегическая разведка организуется разведывательными органами Генерального штаба, оперативная и тактическая – нижестоящими штабами, командирами всех степеней и ведется специальными частями и подразделениями.
   В оперативном подчинении у начальника «Амана» находятся начальники разведывательных управлений штабов ВМС, ВВС и ПВО, а также разведывательных отделов штабов военных округов (ВО).
   Для выполнения специальных и диверсионно-разведывательных задач за рубежом, а также на территориях Западного берега реки Иордан, сектора Газа и в Южном Ливане начальник «Амана» использует отряды специального назначения.
   В военных округах (ВО) организован сбор развединформации на территории своих округов и в приграничных районах прилегающих к ним арабских стран, в том числе в полосе Северного ВО – в интересах планирования операций против Сирии и Ливана, Центрального – против Иордании и Саудовской Аравии, а Южного – против Египта.
   В ВВС и ПВО общее руководство разведкой осуществляет командующий ВВС и ПВО через свой штаб. Непосредственная ответственность за организацию разведки возлагается на разведывательное управление штаба.
   В Военно-морских силах общее руководство разведкой осуществляет командующий ВМС через своего заместителя по оперативным вопросам и штаб. Ответственность за организацию разведки возложена на разведывательное управление штаба ВМС.
   Радио– и радиотехническая разведка организуется «Аман» через штабы командующих видами вооруженных сил и военных округов [176].
   Перечислим основные подразделения, которые входят в структуру центрального аппарата «Амана»:
   Информационное (аналитическое) управление.
   Корпус военной разведки («Хаман»). Ему подчинена 15-я школа разведки (Бахад 15).
   Управление кадров.
   Департамент информационной безопасности («Махбам»). Среди решаемых им задач – разработка собственных и взлом иностранных шифров.
   Подразделение 8200 – радиоэлектронная разведка. Подразделение Хатса (входит в состав Подразделения 8200) – занимается анализом информации из «открытых» источников (СМИ, Интернет и т. п.).
   Подразделение 9200 – видовая разведка (анализ информации, полученной с помощью беспилотных летательных аппаратов, а также самолетов фоторазведки). В его состав входят отделы космической разведки (анализ данных, полученных с помощью спутников-шпионов) и подразделение 8153 – занимается вопросами картографии.
   Подразделение 504 – агентурная разведка в странах арабского мира, а также на территории враждебных к Израилю государств.
   Подразделение военной цензуры (хотя оно формально входит в состав «Амана», но подчиняется политическому руководству страны и судебным органам).
   В 2003 году численность персонала «Амана» была около 7000 сотрудников.
   С января 2006 года начальник «Амана» генерал-майор ВВС Израиля Амос Ядлин.
Кадры для военной разведки
   Отбор кандидатов для службы в органах военной разведки начинается со старших классов средней школы, особенно среди школьников, изучающих иностранные языки и другие интересующие разведку специальности. Перед выпускными экзаменами с ними проводится собеседование и предлагается место военного переводчика на время их обязательной двухгодичной военной службы после школы (предложение делается как юношам, так и девушкам). Те, кто соглашается, после призыва в армию направляются служить в военную разведку. Наиболее способных из них посылают учиться в Школу военной разведки, по окончании которой они назначаются помощниками оперативных офицеров на местах и служат там до получения капитанского звания. После этого они переводятся в штабы военных округов или в штаб-квартиру военной разведки, где перед ними открываются перспективы дальнейшего роста.
   В военно-морскую разведку обычно приглашают выпускников университетов, но иногда и морских офицеров, уже прослуживших на флоте. Ведут набор и среди проходящих срочную службу в армии, проявивших способности и желающих служить в разведке. Таких лиц, в основном добровольно пошедших служить в армию, отбирают и посылают учиться в университеты за счет ВМС, после чего они поступают на службу в военно-морскую разведку.
   Для получения специальной подготовки кандидатов посылают на курсы в Школу военной разведки (сокращенные или полные, в зависимости от характера будущей работы, квалификации и образовательного уровня). Женщинам обычно даются основные навыки работы.
   Школа военной разведки состоит из двух факультетов:
   – армейской разведки – готовит офицеров тактической и оперативной разведки для сухопутных сил, ВВС и ВМФ;
   – общих предметов – готовит оперативных техников (обслуживание специальной аппаратуры) и специалистов (контрразведка, цензура, воздушная разведка и т. п.) [177].
«Ликвидаторы» и диверсанты из военной разведки
   В 1948 году в структуре Департамента разведки Генерального штаба Армии обороны Израиля были сформированы 131-й и 132-й отряды, чья основная задача – создание разведывательно-диверсионных резидентур в соседних с Израилем арабских государствах. Так как в то время израильские ВВС находились в процессе формирования, поэтому в случае начала войны эти резидентуры должны были организовать взрывы мостов, вокзалов, аэродромов и других стратегических объектов противника. Другая задача, которую должны были решить оба отряда, – «активная пропаганда». Например, организация публикации в арабских СМИ материалов, компрометирующих отдельных политиков [178]. Командовал 131-м отрядом подполковник Мордехай Бен-Цур, до 1948 года агент «Хаганы» в Ираке, а затем командир батальона в палмаховской дивизии «Гарель» [179].
   Вот что о создании 131-го отряда в своих мемуарах, опубликованных 6 сентября 1976 года в израильской газете «Едиот Ахронот», рассказал Моше Даян [180]:
   «Это подразделение было создано в дни Войны за Независимость по инициативе Реувена Шилоаха, стоявшего тогда во главе Отдела по особым поручениям Министерства иностранных дел. Предназначалось подразделение для совершения актов диверсий в Египте в военное время. Контроль над ним осуществляли совместно: Реувен Шилоах – от имени МИД и Мордехай Маклеф, начальник оперативного отдела штаба, ответственный также за разведку, – от имени ЦАХАЛа. В начале 1954 года подразделение стало чисто военным и подчинялось только военной разведке, без какого бы то ни было вмешательства гражданского министерства. Военную разведку возглавлял тогда Иошафат Гаркави, который замещал Беньямина Джибли, пока этот последний проходил за границей курс усовершенствования.
   18 февраля 1951 года вопрос о подразделении подвергся обсуждению на недельном заседании штаба у министра обороны. На повестке дня было несколько вопросов, среди них требование Исара Гареля, главы «МОССАДа», снова подчинить спецподразделение контролю двух министров – министра иностранных дел и министра обороны. Лавон [181] воспротивился, и я его поддержал. По второму предложению – увеличить штат и бюджет подразделения – я энергично выступил против Лавона. Я считал, что это подразделение должно действовать только в военное время, а в мирное время его трогать не надо и никаких оперативных поручений на него возлагать не следует. Лавон, как сказано, придерживался другого мнения. А так как он требовал для себя права вызывать офицеров для доклада не в моем присутствии – зачастую и без моего ведома, – то я счел необходимым предостеречь «Пати» (Иошафата Гаркави) от неуемного стремления Лавона прибегать к этому подразделению» [182].
   Моше Даян не случайно в своих мемуарах коснулся истории создания и подчинения 131-го отряда. Дело в том, что две созданные в 1952 году в Каире и Александрии его бойцом разведывательно-диверсионные резидентуры были разоблачены в 1954 году египетской контрразведкой после серии терактов, что вызвало соответственно громкий политический скандал в Израиле. Об этом событии будет рассказано ниже.
   В 1951 году бойцом 131-го отряда майором Авраамом Даром (действовал в Египте под именем британского бизнесмена – представителя электротехнической компании Джона Дарлинга) в Каире и Александрии были созданы две разведывательно-диверсионные резидентуры из членов еврейских молодежных организаций. Отметим, что сам «Дарлинг» – внук родившегося в Йемене еврея был очень смуглым, что было очень странным для жителя Великобритании. Одновременно с ним в Египет был направлен другой разведчик – нелегал «Амана» Макс (Меир) Беннет, который должен был действовать самостоятельно. Кратко расскажем об этом человеке, так как в результате ошибок руководства «Амана» он был задержан вместе с завербованными Авраамом Даром агентами и проходил по одному с ними делу. Возможно, что тем самым был спасен другой резидент израильской военной разведки Аври Эальду (Авраам – Адольф Зайденберг, Пауль Франк) [183].
   Макс Беннет родился в 1918 году в Венгрии. В 1935 году он эмигрировал в Палестину. Знания шести иностранных языков позволяли выполнять ему задания во многих странах мира. В начале пятидесятых годов он был самым ценным и эффективно работающим сотрудником израильской разведки на территории Египта. Он работал под «легендой» бывшего нациста Эмиля Витбейна. Сначала в качестве представителя реально существующей германской компании по изготовлению протезов, а затем главным инженером на египетском автосборочном заводе компании «Форд». Так как обе должности предусматривали активное взаимодействие с египетскими военными, нет ничего удивительного в том, что от него поступал огромный объем ценной информации. Вернемся теперь к деятельности Авраама Дара. Напомним, что он создал две резидентуры – в Каире и Александрии.
   Каирской ячейкой руководил доктор Моше Марзук, врач местной еврейской больницы, а александрийской – учитель математики Шмуэль Азар. Связной между ячейками Авраам Дар назначил свою любовницу Викторию Ниньо – чемпионку каирского спортклуба «Лидо» по легкой атлетике, плаванью и гимнастике. Она получила оперативный псевдоним «Марсель». Израильская разведка выдала ей деньги на открытие туристического агентства.
   В 1952 году пятеро членов этих групп через Париж были тайно переправлены в Израиль, где они прошли спецподготовку по минно-взрывному делу. Их научили изготовлять самодельные взрывные устройства (СВУ) из подручных средств, рассчитывать массу взрывчатых веществ, необходимых для подрыва различных объектов, места установки СВУ для достижения максимального эффекта и т. п. Также их попытались обучить основам конспирации, шифрованию и использованию радиопередатчиков. Правда, они оказались плохими учениками, и, когда в 1953 году вернулись в Египет, рассчитывать на их высокую эффективность не приходилось [184]. Обе резидентуры подчинили резиденту израильской разведки Аври Эальду (Авраам – Адольф Зайденберг, Пауль Франк).
   Однажды, когда связь с ним была нарушена, по утверждению Авраама Дара руководство военной разведки приказало Максу Беннету «встретиться с Марсель Ниньо и Франком и передать им деньги». Это само по себе было грубейшим нарушением правил конспирации! Более того, Ниньо знала его домашний адрес, что впоследствии и стало причиной его провала.
   В июне 1954 года руководство «Амана» спланировало направленную против Египта операцию «Сусанна». Идея заключалась в том, чтобы с помощью двух названных выше резидентур совершить в Каире и Александрии серию террористических актов против американских и английских учреждений таким способом, чтобы подозрения легли на исламистскую группу «Братья-мусульмане», коммунистов или другие националистические группировки. Этим самым Израиль надеялся сорвать переговоры Египта с Великобританией о выводе британских войск из зоны Суэцкого канала. Уход англичан из стратегической зоны был не в интересах военной безопасности Израиля, так как это ставило Израиль под прямую угрозу со стороны Египта.
   Обе резидентуры в июле 1954 года сумели совершить пять терактов, после чего были раскрыты египетской контрразведкой и ликвидированы. Процитируем сообщения израильских СМИ. 25 июля 1954 года все газеты поместили в самом незаметном месте напечатанное мелким шрифтом сообщение:
   «Как сообщило вчера Министерство внутренних дел Египта, арестовано три еврея по обвинению в поджоге библиотек американских дипломатических представительств в Каире и Александрии. Фамилии арестованных – Филипп Герман, Виктор Леви и Роберт Даса. Все трое – жители Александрии. По словам властей, арестованные были известны своей сионистской деятельностью».
   Газета «Гаарец» за два дня до этого напечатала такой текст:
   «Как сообщила радиостанция «Ближний Восток», полиция задержала в Александрии трех евреев, у которых нашли зажигательные вещества, похожие на те, что нашли при поджоге двух американских учреждений. В пятницу арестован еще один еврей по обвинению в том, что он подложил бомбу в одном из кинотеатров Александрии. Бомба была обезврежена за несколько минут до взрыва».
   6 октября 1954 года все израильские газеты подробно и под крупными заголовками публикуют сообщение министра внутренних дел Египта Захария Мухи эд-Дина, специально переданное по каирскому радио.
   Цитируем газету «Маарив»:
   «Каир: Раскрыта израильская шпионская сеть… Цели шпионской организации:
   оказание материальной помощи засланным в Египет израильским агентам;
   установление и поддержание радиосвязи с Израилем в дни чрезвычайного положения и войны; сбор военной, политической и экономической информации о Египте;
   устройство беспорядков в подходящий момент, чтобы внести сумятицу и вредить Египту на международной арене…
   Далее Мухи эд-Дин сказал, что, когда подошел срок подписания британско-египетского соглашения об эвакуации англичан из зоны Суэцкого канала, агентурной сети был отдан приказ действовать, чтобы доказать шаткость внутреннего положения Египта, испортить американо-египетские отношения и сорвать подписание соглашения.
   Мухи эд-Дин сказал также, что израильские агенты подложили 14 июля зажигательные бомбы в секретариате американского посольства в Каире, а также в справочном бюро; 23 июля такие же бомбы были подложены в кинотеатрах Каира и Александрии. По словам Мухи эд-Дина, один из этих зарядов, брошенный евреем Филиппом Натансоном, взорвался у каирского кинотеатра «Рио» и ранил его самого. В результате следствия удалось задержать всю шпионскую сеть. По словам Мухи эд-Дина, члены организации прошли соответствующую подготовку в Израиле, где их специально обучали военному делу и радиоделу, фотографии и картографии…
   Из каирских источников стало известно, что месяц тому назад был задержан высокий офицер израильской разведки, руководивший шпионской сетью».
   Вернемся к тому, что на самом деле, а не на газетных страницах, происходило в Египте осенью 1954 года. Было задержано 12 человек. У двоих из задержанных (Моше Марзук и Виктор Леви) были изъяты радиопередатчики. У остальных членов нашли карты с отмеченными целями для совершения терактов.
   В декабре 1954 года состоялся суд, который приговорил:
   Моше Марзук – доктор-хирург Еврейской больницы в Каире, по приговору суда был повешен 31 января 1955 года;
   Шмуэль Азар – профессор инженерии из Александрии, по приговору суда был повешен 31 января 1955 года;
   Филипп Натансон – прямой исполнитель теракта, приговорен к пожизненному заключению;
   Виктор Леви – приговорен к пожизненному заключению;
   Марселле Нинио (Викторин Марселле Нинио (Ниньо) – уроженка Каира, участница олимпийских игр от Египта, на момент теракта была служащей в одной британской компании в Египте, приговорена к 15 годам лишения свободы. В июне 1967 года была освобождена в ходе обмена военнопленными между Израилем и Египтом. В 1974 году премьер-министр Израиля Голда Меир лично присутствовала на свадьбе Нинио;
   Роберт Дасса – приговорен к 15 годам лишения свободы;
   Меир Мейюхас – провел 7 лет в заключении и вышел на свободу в 1962 году;
   Меир Заафран – провел 7 лет в заключении и вышел на свободу в 1962 году;
   Меир (Макс) Беннет – покончил жизнь самоубийством в ходе следствия;
   Йозеф Кармон – покончил жизнь самоубийством в ходе следствия.
   Еще двое за недостаточностью улик были оправданы [185]. Одним из них был будущий легендарный израильский разведчик Элиа Коэн. Подробнее о нем будет рассказано дальше – в главе, посвященной операциям политической разведки.
   До сих пор точно неизвестно, что стало причиной провала. В последние годы появились сообщения о том, что обе резидентуры сдал таинственный агент «Вагнер», чье настоящее имя неизвестно [186].
   По мнению израильтян, им был Аври Эальд, который через две недели после разгрома резидентур смог беспрепятственно уехать из Египта. В декабре 1957 года его арестовали на территории Израиля и на начавшемся в июле 1959 года суде приговорили к 10 годам тюремного заключения за предательство и сотрудничество с египетской разведкой. Правда, доказательств его вины так и не было представлено [187].
   По мнению независимых историков, «Вагнер» и Аври Эальд – два разных человека. А последнего израильские власти просто решили сделать «козлом отпущения» за громкий международный скандал и провал двух разведывательно-диверсионных резидентур.
   Хотя от этого провала пострадал не только Аври Эальд, но и несколько высокопоставленных израильских политиков. Вот что произошло тогда.
   В результате этого провала в Израиле разразился громкий политический скандал, продолжавшийся многие годы и получивший название «Дело Лавона», или «Позорное дело» (Эсек биш). Начальник военной разведки Биньямин Джибли и министр обороны Лавон обвиняли друг друга в ответственности за провал операции. Джибли утверждал, что действовал по приказу Лавона, а последний отрицал, говоря, что приказа не было и Джибли действовал за его спиной. В итоге Джибли был уволен 7 марта 1955 года и впоследствии назначен военным атташе в Лондоне, а Лавон был вынужден в феврале 1955 года уйти в отставку.
   В 1956 году Лавон вернулся на должность генерального секретаря Гистадрута. В сентябре 1960 года «Дело Лавона» снова оказалось в центре внимания общественности страны. Пинхас Лавон потребовал снятия с себя ответственности за провал израильской разведки в Египте. Комиссия, изучив соответствующие документы, приняла решение о непричастности Лавона. Бен-Гурион, однако, отказался признать решение комиссии и в знак протеста подал в январе 1961 года в отставку. В результате серьезных разногласий ЦК «Мапай» принял решение сместить Лавона с поста генерального секретаря Гистадрута.
   В 1964 году Бен-Гурион снова потребовал судебного рассмотрения «Дела Лавона», считая это вопросом первостепенной важности, однако в январе 1965 года руководство «Мапай» отклонило это требование. В итоге в отставку, на этот раз окончательную, ушел сам Давид Бен-Гурион.
   Ветеран израильских спецслужб Амнон Йона в своих мемуарах утверждает, что Марселле Нинио не выдержала пыток и выдала египтянам Макса Беннета [188]. По другой версии, она после первых арестов еще несколько дней находилась на свободе, но «под колпаком» египетской контрразведки. Она явилась за советом к Максу Беннету, к нему на квартиру, во время его сеанса радиосвязи с Центром. Следом за дамой ворвались египетские контрразведчики [189].
   Судьба задержанных в Египте агентов сложилась трагически. Фактически Тель-Авив отказался от этих людей. Так, власти Израиля упорно отрицали, что Макс Беннет был кадровым разведчиком. Его тело было отправлено для похорон в Италию и только в 1959 году тайно переправлено в Израиль для перезахоронения. Вдова узнала о перезахоронении лишь за день до проведения мероприятия. И только в 1988 году Тель-Авив признал Макса Беннета своим разведчиком и посмертно присвоил ему звание подполковника.
   Израильские власти проявили такую же черствость в отношении других агентов, которые находились в египетских тюрьмах. Так, Тель-Авив отверг предложение Каира обменять их на находившихся в израильском плену египетских военнослужащих, попавших туда в ходе арабо-израильской войны 1956 года. И только в 1968 году, после окончания Шестидневной войны, Марселле Нинио, Филиппа Натансона, Роберта Дасса и Виктора Леви обменяли на несколько тысяч египетских военнопленных [190].
«Аман» и Война Судного дня
   Из всех четырех арабо-израильских войн этот военный конфликт (6-24 октября 1973 года) стал самым опасным для Тель-Авива. На карту было поставлено само существование Израиля как государства, а правительство было готово применить ядерное оружие.
   Война началась с внезапной атаки египетских и сирийских войск во время иудейского праздника Йом-Кипур [191]. Армии Сирии и Египта пересекли линии прекращения огня на Синайском полуострове и Голанских высотах и начали продвижение в глубь Израиля.
   Первые двое суток успех был на стороне египтян и сирийцев, но после этого исход войны начал склоняться в пользу Израиля. На второй неделе войны сирийцы были полностью вытеснены с Голанских высот, на синайском фронте израильтяне «ударили в стык» двух египетских армий, пересекли Суэцкий канал (старую линию прекращения огня) и отрезали 3-ю египетскую армию от баз снабжения. Вскоре последовала резолюция ООН о прекращении огня.
   В 1974 году Кнессет создал комиссию для расследования причин неготовности Израиля к войне. Комиссия во главе с судьей Шимоном Агранатом сделала вывод о вине руководства армии и военной разведки.
   В окончательном докладе упоминалось, что «МОССАД» получил своевременное предупреждение о намерении Египта напасть на Израиль 6 октября (более 400 сообщений), однако категорическое мнение военной разведки о том, что такого нападения не будет, оказало ослепляющее воздействие как на руководство «МОССАДа», так и на политическое руководство страны.
   В результате выводов комиссии были уволены начальник Генерального штаба Давид Элазар, командующий Южным военным округом генерал Шмуэль Гонен, глава военной разведки Элиа Зейра и его заместитель Арье Шалев. Подполковника Бандмана, руководителя отдела Египта в «Амане» (отдел «Анаф-6»), и подполковника Геделия, отвечавшего за разведку в Южном военном округе, было не рекомендовано использовать на должностях, связанных с разведкой.
   После этого спецслужбы стали уделять повышенное внимание арабским странам и проверке достоверности получаемой информации. Еще одним следствием стал «синдром Судного дня», когда разведка до самой последней минуты не верила в мирные намерения Анвара Садата перед заключением Кемп-Дэвидского соглашения. Накануне его визита в Израиль в ноябре 1977 года армия была приведена в полную боеготовность, поскольку в Израиле существовал массовый страх перед очередным внезапным нападением.
   Кроме того, для дополнительной оценки разведданных в Министерстве иностранных дел был создан Центр политических исследований, а в 1999 году при канцелярии премьер-министра – Совет национальной безопасности в качестве отдельного консультативного правительственного органа в области безопасности.
   В выводах комиссии ничего не сказано о причинах «провала» военной разведки. По мнению большинства историков, все дело в «Концепции», которой придерживался сменивший Аарона Ярива на посту главы «Амана» Элиаху Зейра. Он ошибочно считал, что арабы не готовы к войне с израильтянами по той простой причине, что не обладают необходимым современным оружием (которое им отказался поставить Советский Союз), а если и нападут, то война будет скоротечной и Тель-Авив одержит очередную легкую победу. Находящиеся в его подчинении офицеры предоставляли ему только данные, подтверждающие достоверность этой «Концепции». В результате более 200 сообщений о готовящемся нападении Египта на Израиль фактически «попали под сукно». Вот два типичных примера.
   1 октября 1973 года лейтенант разведки Южного округа Симан-Тов доложил по начальству, что поступающие агентурные данные говорят о войне в ближайшие дни. Командование разведки Южного округа проигнорировало данное сообщение.
   4 октября 1973 года ЦРУ предупредило своих израильских коллег о том, что война неизбежна. Элиа Зейра «ответил рассерженным докладом, в котором предполагал прямо противоположную трактовку тех же данных».
   И только 6 октября 1973 года руководство «Амана» поверило в неизбежность войны, но было уже поздно. Часть резервистов находилась в увольнении по поводу праздника Йом-Кипур [192].
   Автор книги «МОССАД»: история лучшей разведки мира» Иосиф Дайчман указал на факторы, которые должны были насторожить руководство израильской разведки:
   Египет и Сирия обладали громадными ресурсами живой силы и получали от богатых арабских стран и от союзников очень серьезную материальную и военно-техническую поддержку;
   СССР срочно перевооружил на достаточно высоком военно-техническом уровне армии Египта и Сирии, в массовом порядке произвел подготовку и обучение специалистов, а также «продвинул» туда армию военных советников, хорошо подготовленных и отважных офицеров;
   весьма чувствительные в тот момент к поставке энергоносителей США во многом подыгрывали арабским странам и тоже прилагали усилия по проникновению на этот новый рынок оружия (говоря другими словами, США были готовы поставлять современные виды оружия Сирии и Египту. – Прим. авт.);
   в Египте и Сирии боль военного унижения (после предыдущей арабо-израильской войны. – Прим. авт.) быстро превратилась в жажду реванша [193].
   Все эти факторы не были учтены руководством «Амана». Результат известен.
   В качестве логического завершения данного раздела – структура центрального аппарата «Амана» накануне и во время Войны Судного дня, подготовленная Олегом Грановским:
   «Отдел («Махлака») анализа разведывательной информации («Махлекет Михкар», или «АМАН-михкар»). С начала 50-х гг. и до войны этот отдел был единственной структурой, проводившей оценку угроз Израилю на национальном уровне.
   Начальник (с сентября 1967 г.) – генерал-майор Арье Шалев (Фридельнедер) («помощник главы «АМАН» по анализу»). Имел двух помощников: полковник Аарон Ливран (военные оценки) и полковник Гедеон Гера (политические оценки).
   В составе отдела имелись секторы («Анаф»; глава – в звании подполковника), а в каждом секторе – отделения («Мадор»; глава – в звании майора) военных и политических оценок:
   Анаф Бсиси (Шломо Мером) – «базовый сектор»;
   Анаф-2 (Зусия (Зизи) Каниэзер) – Иордания и страны Аравийского полуострова;
   Анаф-3 (Хаим Яавец) – сверхдержавы;
   Анаф-5 (Авиэзер (Ави) Яари, с мая 1971 г.) – Сирия, Ливан, Ирак (глава военного отделения Сирии – Кути Мор, политического – Ицхак Кахани);
   Анаф-6 (Йона Бендеман, с лета 1972 г.; сменен через несколько дней после начала войны) – Египет, Судан, Северная Африка (глава военного отделения Египта – Яаков Розенфельд, политического – Альберт Судаи);
   Анаф-7 (Давид Бения) – технический.
   Отдел сбора разведывательной информации («Махлекет Исуф»). Командир – полковник Менахем Дагли (Драфкин).
   Подразделение 848 (после войны переименовано в «подразделение 8200») – подразделение электронной разведки (SIGINT) «АМАН». Командир – полковник Йоэль Бен-Порат.
   Анаф-10 (Йоси Заира).
   Подразделение 504 – агентурная разведка в арабских странах, а также допрос пленных.
   Специальные средства сбора разведывательной информации («Эмцаэй Исуф Миухадим») – системы разведки связи (COMINT), расположенные на территории противника. Использование этих средств должно было однозначно показать подготовку противника к войне, но могло привести к их потере, поэтому эти средства вводились в действие крайне редко, в особо угрожаемых ситуациях (например, в мае 1973 г.). По-видимому, перед войной 1973 г. эти средства были применены слишком поздно – в ночь на 6 октября (хотя Даян и Дадо считали, со слов Элиа Заира, что эти средства работают еще с ночи на 5 октября)» [194].
«Аман» и торговля оружием
   Экспорт вооружения относится к числу приоритетных национальных целей Израиля. Это не только источник поступления валюты и удобный канал распространения своего влияния за рубежом. Здесь есть более фундаментальные причины. Развитие собственной военной промышленности, по мнению Израиля, является совершенно необходимым для того, чтобы не зависеть от милости своих друзей. Но для того чтобы эта промышленность была рентабельной, она должна развиваться в определенных пропорциях. Израильская военная промышленность должна производить больше пушек, танков, снарядов, ракетных катеров и т. п., чем требуется самим. Экспорт позволяет компенсировать затраты на разработку оружия и адекватно финансировать военную промышленность [195].
   В опубликованной в августе 2003 года статье заместитель начальника аналитического управления Академии изучения проблем национальной безопасности Александр Борисович Рудаков сообщил, что «Аман» «оперативно изучает мировые рынки вооружений, структуры вооруженных сил, классификацию военной и специальной техники, военные конфликты и дает свои рекомендации в виде справок-меморандумов и аналитических обзоров комитету «Вараш». Этот специальный коллегиальный орган осуществляет организацию эффективности оружейного бизнеса и расширения мировых рынков ВТС (военно-технического сотрудничества. – Прим. ред.). В этом процессе активно задействованы структуры зарубежных атташатов Израиля» [196].
   Отдельно нужно отметить участие информационного управления «Амана» в организации военно-технического сотрудничества Израиля с другими странами. В частности, названное подразделение «отвечает за централизованную обработку поступающей военно-экономической и военно-технической информации, в том числе и от других спецслужб, а также подготовку для израильского руководства и ВПК рекомендаций и прогнозов развития обстановки в этих областях» [197].
Когда аналитики ошибаются
   В 1997 году в Иране победил – неожиданно для многих (в т. ч. и для израильской разведки) – представитель оппозиции Мохаммад Хатами [198]. В Тель-Авиве решили выяснить, почему военная разведка не смогла предсказать приход к власти этого человека.
   По свидетельству журналиста Арье Павлова, «майор Рони, возглавлявший в те годы аналитический отдел «Амана», отдал приказ проанализировать причины провала. Выяснилось, что разведка имела совершенно недостаточно информации об умонастроениях широких масс иранского населения и полагалась в основном на оперативные данные. Майор Рони рекомендовал изменить приоритеты: больше финансировать сбор информации о настроениях масс и состоянии экономики за счет (бюджет-то не резиновый!) уменьшения оперативной работы. Прошли годы, и оказалось, что рекомендации майора так и не были учтены. Результат: непредсказанная победа «Хамаса» [199] (с 2007 года правящая партия в секторе Газа. – Прим. авт.). Если бы разведка больше оперировала данными о настроениях палестинцев, то сделала бы, возможно, правильный вывод: народу до смерти надоела коррумпированная верхушка ООП (Организация освобождения Палестины. – Прим. авт.). Голосовали палестинцы не столько за «Хамас», сколько против ФАТХа [200]. Кстати, тот самый «Хамас», который всем миром воспринимается как символ террора, палестинцам видится совсем иначе. «Хамас» строит больницы, детские сады, школы, центры по лечению наркомании и алкоголизма, учреждения культуры и социального обеспечения. Не за счет бюджета автономии, естественно, а за счет проводимых по всему миру благотворительных акций. В первые годы существования группировки хамасовцы только этим и занимались, но постепенно акцент их деятельности смещался в сторону террора. Палестинцам было все равно: пусть убивают евреев, лишь бы помогали бедным» [201].
«Аман» и Вторая ливанская война [202]
   В ходе войны погибло 1347 человек (1187 ливанцев и 160 израильтян). Заместителем главы политбюро «Хезболлы» Махмудом Комати признана гибель 250 боевиков (по данным Израиля, погибло 700 боевиков, 180 тел опознано). По независимым источникам, в Израиле было ранено около 2800 человек, в том числе более 700 военнослужащих.
   Правительство Тель-Авива признало, что данная военная операция была очень плохо подготовлена и проведена, и сразу же после ее завершения был запущен процесс по отставке министра обороны страны Амира Переца. Начальник Генерального штаба в январе 2007 года Дан Халуц подал в отставку. Отметим, что это первый случай добровольного ухода в отставку военного столь крупного ранга после окончания неудачной для страны операции в Ливане. До этого в отставку подавали только рядовые генералы, как, например, командир Галилейской дивизии бригадный генерал Галь Гирш [203], который добровольно ушел в отставку в ноябре 2006 года [204].
   30 апреля 2007 года в Израиле были обнародованы промежуточные итоги работы комиссии Элиаяху Винограда, изучавшей действия руководства страны во время ливанской войны. Вся ответственность за провалы кампании возложена на премьер-министра Эхуда Ольмерта, министра обороны Амира Переца и бывшего начальника Генштаба Израиля Дана Халуца.
   По мнению главы комиссии, «Эхуд Ольмерт несет личную ответственность за провал ливанской войны», поскольку его решение нанести удар по Ливану в ответ на похищение двух израильских солдат боевиками «Хезболлы» не основывалось на тщательном анализе внутриполитической ситуации в Ливане, что в конечном счете привело к большому числу жертв среди гражданского населения Израиля и необходимости проведения «широкомасштабной наземной операции, цена которой оказалась слишком высокой» [205].
   Ряд претензий был и к руководству военной разведки «Аман». Расскажем лишь о некоторых из них.
   Известно, что военная разведка за многие годы собрала огромный банк данных на каждое из 170 селений на юге Ливана. «Мы можем утверждать, что не было стратегических сюрпризов. Что касается тактических, локальных сюрпризов, то их было предостаточно», – заявил министр общественной безопасности Израиля Ави Дихтер [206]. Вот только эти сведения были недоступны «боевым подразделениям израильской армии и пилотам ВВС». Так утверждает итальянский журналист Пино Буонджорно. В статье под красноречивым названием «Вторая ливанская война была войной шпионов» он, в частности, написал: «Эти данные так и не были переданы солдатам, воевавшим на передовой, данные были в распоряжении лишь командиров на уровне бригады, чтобы не скомпрометировать источники».
   Также итальянский журналист указал на другой фактический провал деятельности «Амана» в Южном Ливане:
   «Спецподразделение «Эгоз» продвигается по населенному пункту Бинт-Джбейль под огнем снайперов «Хезболлы». Солдаты израильского спецназа захватывают один дом за другим, несут потери, безжалостно убивают, чтобы достичь конечной цели: здешнего представительства «Партии Аллаха». Осмотр жилища проходит старательно и медленно, очень медленно, из опасения попасть в ловушку или под огонь снайперов. Наконец, после часового поиска была найдена бронированная дверь, которая ведет в бункер. Это «Большой глаз» «Хезболлы». Внутри помещения десяток компьютеров, подключенных к сети, современная аппаратура для прослушивания переговоров по мобильным и фиксированным сетям и даже секретный перечень на арабском телефонных номеров некоторых израильских генералов. Говорить, что в звукоизолированных кабинетах в Кирии, в Тель-Авиве, где собираются представители израильского командования, началась паника, было бы преувеличением: военная разведслужба «Аман» уже не раз предупреждала о возможном существовании тайной вражеской прослушивающей сети. Но доказательства того, что «Хезболла» владеет техническими возможностями вмешиваться в коммуникационные линии, даже в защищенные переговоры высшего военного командования еврейской страны, стали еще одним горьким сюрпризом в этом бурном военном противостоянии» [207].
   Еще одна ошибка «Амана» – недооценка последствий от использования противником противотанковых ракет. Журналист Зеэв Шиф признается:
   «Самой большой неожиданностью, которая постигла нас в дни Второй ливанской войны, стали противотанковые ракеты, весьма эффективно применявшиеся «Хезболлой»…
   Наша разведка даже сумела раздобыть один образец. Мы также знали, что гвардия Хасана Насраллы формирует специальные подразделения по борьбе с танками. Но мы не были морально готовы к столь массированному применению противотанковых ракет. И вот результат: большинство убитых и раненых в этой войне израильских солдат пострадали именно от противотанкового оружия. Не говоря уже о танкистах: даже пехотинцев наших больше погибло при обстрелах противотанковыми ракетами, чем в контактном бою. Типичный случай: ракета попадает в здание в арабской деревне, где временно размещено подразделение ЦАХАЛа, гибнут солдаты. Ракеты всегда оказывались для ЦАХАЛа неприятным сюрпризом…» [208].
   Руководитель Центра военного прогнозирования, член Общественного совета при Министерстве обороны РФ Анатолий Цыганок в своей статье «Израильско-ливанская война: 2006 год» указал на то, к чему привела недооценка израильской военной разведкой возможности использования противником противотанковых ракет. Он утверждает, что «анализ поражения израильской бронетанковой техники (армия потеряла до 60 единиц) выявил низкий уровень подготовки танковых экипажей, не овладевших навыками противодействия ПТУР [209] (не умели ставить дымовые завесы, не практиковали огонь с ходу для «сбивания» прицела, не были обучены отходу задним ходом без разворота танка)» [210].
   Снова процитируем журналиста Зеэва Шифа:
   «Еще перед началом Второй ливанской войны Израиль, со всеми своими высокими технологиями, обнаружил свою неспособность противостоять примитивнейшим ракетам типа «Кассам». В последнюю войну «Хезболла» применила семь разновидностей ракет. Четыре из них – более современные, российского производства, впоследствии проданные Сирии. Они способны пробить стальную оболочку толщиной от 70 до 120 см. Контрмеры нами пока не изобретены. Четыре наших танка подорвались на мощных зарядах взрывчатки. Три из них, не имея должных средств защиты нижней части корпуса, потеряли целиком свои экипажи – 12 танкистов погибли. Четвертый танк такую защиту имел – и из шестерых членов экипажа погиб только один. Противотанковыми ракетами подбито 46 танков и 14 бронетранспортеров. Проникновение ракет внутрь имело место в случае 15 танков и 5 бронетранспортеров. Количество погибших: 20 человек в танках, 5 в бронетранспортерах. Возле ручья Салуки «Хезболле» удалось устроить засаду: там противотанковыми ракетами было подбито сразу 11 танков, в том числе в три танка ракеты прошли внутрь, в двух из них погибли семеро солдат…» [211].
   Анатолий Цыганок пишет, что «ракетный дождь «Хезболлы» вскрыл вопиющие недоработки и недостатки в организации противоракетной и противовоздушной обороны Израиля. Разрекламированная система противоракетной обороны «Эйлат», созданная совместными усилиями США и Израиля, и зенитно-ракетные комплексы «Пэтриот» показали не только неспособность поразить ракеты «Кассам» или «катюши» на низколетящих траекториях, но и оказались бесполезными при предотвращении удара дозвуковой противокорабельной ракеты» [212]. На практике это означает, что «Аман», как и в случае с беспилотными летательными аппаратами-разведчиками противника, не смог предоставить командованию Армии обороны Израиля исчерпывающей информации по данному вопросу.
   В статье Анатолия Цыганка указано еще на четыре просчета израильской военной разведки. Кратко расскажем о них.
   Во-первых, в 2001 году «из разведывательных войск, подчиненных разведуправлению Генштаба Армии обороны Израиля, в военно-воздушные силы были переданы подразделения беспилотных летательных аппаратов-разведчиков. Это уменьшило возможности разведывательных частей сухопутных войск, не увеличив при этом разведывательные возможности ВВС».
   Во-вторых, «Аман» не смог добыть точных тактико-технических данных беспилотных летательных аппаратов-разведчиков, которые использовал противник. А может быть, просто не смог предсказать их применения противником. В результате имеющиеся на вооружении Армии обороны Израиля радиолокационные комплексы оказались бессильны перед этим оружием противника. Говоря другими словами, они их просто не могли обнаружить.
   В-третьих, были проблемы в сфере «сопрягаемости морских, сухопутных и воздушных средств связи и управления». В результате чего были случаи обстрела израильской артиллерии и танков своих же разведчиков и спецназовцев.
   В-четвертых, «израильские специалисты отмечали «деквалификацию» разведчиков: бойцы не могли вести самостоятельную разведку, поскольку имели навыки наблюдения лишь на территории Иудеи и Самарии. В Ливане же потребовались совсем другие навыки для определения мест установки легких ракет («катюш»)» [213].
Руководители Департамента разведки Генерального штаба Армии обороны Израиля
   1948–1949 годы – полковник Иссер Беери
   1949–1950 годы – полковник Хаим Герцог
Руководители «Амана»
   1950–1955 годы – полковник Биньямин Джибли
   1955–1959 годы – генерал-майор Йехошафат Харкаби
   1959–1962 годы – генерал-майор Хаим Герцог
   1962–1963 годы – генерал-майор Меир Амит
   1964–1972 годы – генерал-майор Аарон Ярив
   1972–1974 годы – генерал-майор Элиаху Зейра
   1974–1978 годы – генерал-майор Шломо Газит
   1979–1983 годы – генерал-майор Йегошуа Сагуй
   1983–1985 годы – генерал-майор Эхуд Барак
   1986–1991 годы – генерал-майор Амнон Липкин-Шахак
   1991–1995 годы – генерал-майор Ури Сагуй
   1995–1998 годы – генерал-майор Моше Яалон
   1998–2002 годы – генерал-майор Амос Малка
   2002–2006 годы – генерал-майор Аарон Зеэви-Фаркаш
   2006 год – сентябрь 2010 года – генерал-майор Амос Ядлин
   С сентября 2010 года – генерал-майор Авив Кохави
Биографии руководителей Департамента разведки Генерального штаба Армии обороны Израиля
Беери Иссер
   Родился в Польше в 1901 году.
   В 1921 году переехал в Палестину. Жил и работал в киббуце, затем переехал в Хайфу, где пытался заниматься бизнесом, но прогорел. На насколько лет он даже поехал в Польшу, но затем окончательно возвратился в Палестину.
   С 1938 года состоял в «Хагане», затем работал в «Шай» – службе безопасности «Хаганы», а к 1948 году возглавлял всю эту службу.
   В 1948 году было присвоено звание подполковника.
   30 мая 1948 года Беери провел совещание с 6 высшими руководителями «Шай» в Тель-Авиве, на котором сообщил, что по поручению премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона «Шай» распускается, а вместо него создается четыре независимых службы: военной разведки (позже она стала называться «Аман»); Службы внутренней безопасности («Шин Бет», или «Шабак»); Службы внешней разведки («МОССАД») и «МОССАД ле Алия-Бет» (организация нелегальной иммиграции евреев в Израиль, позднее «Натив»).
   Возглавил военную разведку. Однако методы его работы вызвали возмущение его руководства и коллег. 14 мая 1948 года Беери арестовал Иегуду Амстера, родственника и помощника мэра Хайфы Аббы Хуши, по обвинению в шпионаже и пытал его 76 дней, добиваясь оговора Хуши. Впоследствии выяснилось, что Беери сфальсифицировал доказательства о том, что Хуши занимался шпионажем в пользу англичан.
   30 июня 1948 года Беери вдвоем с Биньямином Джибли арестовали майора Меира Тубянски по подозрению в предательстве. Беери, Джибли и еще два офицера судили Тубянски военно-полевым судом (так называемый Суд кенгуру) и приговорили к смерти. Приговор тут же был приведен в исполнение, Тубянски не дали возможности защищаться и обжаловать приговор. Впоследствии Тубянски был посмертно оправдан, реабилитирован и похоронен с воинскими почестями.
   Летом 1948 года Беери приказал убить собственного агента Али Кассема – араба, которого он заподозрил в «двойной игре».
   После этого по поручению Давида Бен-Гуриона был создан следственный комитет, который, расследовав деятельность Беери, рекомендовал снять его с должности. Беери был разжалован в рядовые и уволен из армии.
   15 октября 1949 года суд признал Иссера Беери виновным в убийстве Меира Тубянски, однако, учитывая обстоятельства и заслуги Беери, приговорил его к одному дню тюрьмы. Беери получил помилование от первого президента Израиля Хаима Вейцмана.
   Умер 30 января 1958 года от сердечного приступа.
Герцог Хаим
   Родился 17 сентября 1918 года в Белфасте в семье главного раввина Северной Ирландии Ицхака Айзика Герцога. Начал учебу в дублинском Уэсли-колледже.
   В 1936 году отец Хаима был назначен главным раввином Палестины (бывшей на тот момент подмандатной британской территорией) и переехал туда со всей семьей. По прибытии в Палестину Герцог вступил в «Хагану». Затем вернулся в Великобританию, где закончил Университетский колледж Лондона, получив степень бакалавра права.
   Сразу после начала Второй мировой войны вступил в британскую армию. По окончании Королевского военного училища служил в танковых частях, принимал участие в боевых действиях. В звании майора командовал подразделением в гвардейской танковой дивизии.
   В начале 1945 года был переведен на службу в военную разведку. Став главой британской военной разведки в Северной Германии, Герцог руководил операцией по розыску и установлению личности рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера.
   В 1947 году вернулся в Палестину и заново вступил в «Хагану». Участвовал в создании армии будущего государства и был среди основателей ее разведывательной службы. Участвовал в Войне за Независимость.
   С 1949 по 1950 год – руководитель Департамента разведки.
   В 1950–1954 годах занимал пост военного атташе в США.
   В 1954–1957 годах командовал войсками Иерусалимского района.
   В 1957–1959 годах был начальником штаба Южного округа.
   В 1959–1962 годах вновь возглавил израильскую военную разведку. Предложил использовать ЭВМ для вскрытия шифров, применяемых Египтом, Сирией и другими арабскими странами – противниками Израиля.
   В 1962 году демобилизовался с военной службы.
   В 1962 году вступил в партию «Мапай».
   В 1965 году вместе с рядом членов партии во главе с Д. Бен-Гурионом вышел из «Мапай» и образовал партию «Рафи».
   В январе 1968 года вместе с большинством членов «Рафи» вошел в состав объединенной Израильской партии труда. Возглавлял инвестиционную компанию.
   В 1973 году, накануне и во время Шестидневной войны, был ведущим военным обозревателем на израильском радио. После окончания войны Герцог был назначен первым военным губернатором Иудеи и Самарии.
   С 1975 по 1978 год был представителем Израиля в ООН.
   В 1981 году был избран в Кнессет 10-го созыва от Израильской партии труда.
   В 1983 году избран президентом Израиля.
   В 1988 году переизбран на второй срок.
   В 1993 году ушел на пенсию.
   Умер 17 апреля 1997 года в Иерусалиме [214].
Руководители «Амана»
Амит Меир
   См. биографии директоров «МОССАДа» в предыдущей главе.
Барак Эхуд
   Родился 2 февраля 1942 года в киббуце Мишмар ха-Шарон (Палестина). Фамилия при рождении: Бруг. Родители – Исраэль, родившийся в городе Паневежис (Литва), а затем оказавшийся в Мелитополе (Украина), и мать Эстер, которая родилась в Варшаве, в семье, прибывшей в Польшу из Смоленска.
   В 1961 году начал военную службу в мотострелковом подразделении, но вскоре был переведен в спецназ Генштаба «Сайерет Маткаль».
   В 1964 году окончил курсы командиров спецназа во Франции, а затем обучался в Высшей военной академии Израиля и Высшей военной академии США.
   В 1967 году участвовал в арабо-израильской войне.
   В 1968 году окончил физико-математический факультет Еврейского университета в Иерусалиме, получив степень бакалавра в области физики и математики, позднее окончил факультет вычислительной техники Стэнфордского университета в Калифорнии (магистр в области системного анализа).
   В 1971–1973 годах возглавлял «Сайерет Маткаль».
   В октябре 1973 года участвовал в Войне Судного дня в должности командира бронетанкового полка.
   В 1982 году возглавил Управление планирования Генштаба.
   С 1983 года по апрель 1986 года – руководил «Аманом».
   С апреля 1986 года – командующий Центральным военным округом.
   С 1987 года – заместитель начальника Генштаба.
   В апреле 1991 года назначен начальником Генштаба, получив одновременно звание генерал-лейтенанта. В качестве главы Генштаба Барак принял активное участие в переговорах с Иорданией и реализации иорданско-израильского мирного соглашения 1994 года.
   После увольнения из армии обратился к политической карьере в партии «Авода».
   В июле 1995 года получил пост министра внутренних дел в правительстве Ицхака Рабина.
   В ноябре 1995 года – портфель министра иностранных дел в правительстве Шимона Переса.
   С мая 1996 года – член Кнессета от партии «Авода». После поражения Шимона Переса на первых прямых выборах премьер-министра Израиля в 1996 году выдвинул свою кандидатуру на должность лидера партии и выиграл внутренние партийные выборы. Не сумев реформировать партию «Авода», Барак создал сеть общественных организаций, благодаря которой начал активную вербовку сторонников. Главные усилия штаба Барака были направлены на привлечение русскоязычных избирателей, голоса которых и решили исход выборов. Позднее прошла серия судебных расследований по этим общественным организациям, были обнаружены многочисленные нарушения закона, но Барак остался на посту. По его словам, он ничего не знал о махинациях, которые принесли ему победу на выборах.
   17 мая 1999 года, выступив в качестве лидера левого блока «Единый Израиль», одержал убедительную победу над бывшим премьер-министром Биньямином Нетаниягу и стал премьер-министром страны. За полтора года правительство Барака провело вывод израильских войск из Ливана, после того как они находились там последние 19 лет, и начало переговоры с палестинцами об окончательной фазе урегулирования ближневосточного конфликта в рамках переговоров с Ясиром Арафатом в Кемп-Дэвиде осенью 2000 года при посредничестве президента США Билла Клинтона. Переговоры результатов не принесли, хотя Эхуд Барак предлагал палестинской стороне существенные уступки, вплоть до раздела Иерусалима.
   В феврале 2001 года потерял пост премьер-министра, проиграв назначенные им же внеочередные выборы Ариэлю Шарону, лидеру «Ликуда». После проигрыша на выборах Эхуд Барак временно ушел из политики, выйдя в отставку даже со своей должности лидера партии «Авода». После отставки Эхуд Барак занялся чтением лекций в университетах и на экономических форумах и консультациями по вопросам безопасности.
   28 мая 2007 года на выборах лидера партии «Авода» он занял первое место, выйдя во второй тур с Ами Аялоном, которого победил 12 июня и вернулся на лидерство партии.
   Вскоре после выборов сменил Амира Переца на посту министра обороны в составе кабинета Ольмерта.
   На выборах 10 февраля 2009 года партия «Авода» получила только 13 мандатов вместо прежних 19, и Эхуд Барак объявил о намерении оставаться в оппозиции и пытаться восстановить доверие к партии на следующих выборах, однако в марте принял предложение Биньямина Нетаниягу занять пост министра обороны в его правительстве [215].
Газит Шломо
   Родился в Турции.
   В 1933 году вместе с семьей эмигрировал в Палестину.
   После окончания школы в Тель-Авиве вступил в «Палмах».
   Во время Войны за Независимость командовал ротой.
   С 1949 года работал в редакции военного журнала «Маахарот».
   Окончил курсы командиров батальонов.
   Во время войны 1956 года был офицером связи при французской военной миссии.
   В 1957 году направлен в Париж помощником военного атташе.
   В 1964 году был направлен в «Аман» на должность начальника информационно-аналитического управления [216].
   С 1967 года – начальник военной администрации на оккупированных территориях. Координировал операции спецслужб на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа.
   С апреля 1974 года по 1978 год – руководитель «Амана».
Джибли Биньямин
   Родился в 1919 году в Петах-Тикве (Палестина).
   Окончил среднюю школу в Тель-Авиве, после чего был направлен на учебу в США. Закончил Принстонский университет и военное училище.
   В 1940 году вернулся в Палестину и вступил в «Хагану».
   С 1941 по 1942 год Джибли служил в «Еврейской полиции» Палестины, созданной по инициативе британской администрации.
   В 1942 году перешел на работу в «Шай», где сначала был помощником начальника политического отдела, а затем возглавил иерусалимский отдел внутренней безопасности.
   В 1945 году занял пост заместителя начальника арабского отдела «Шай» под руководством Эзры Данина.
   С марта 1948 года возглавил иерусалимский территориальный отдел «Шай».
   30 мая 1948 года Биньямин Джибли вместе с новым начальником военной разведки Иссером Беери арестовали майора израильской армии Меира Тубянски по подозрению в предательстве и судили его военно-полевым судом (так называемый Суд кенгуру).
   В марте 1949 года был назначен заместителем начальника военной разведки Израиля.
   В апреле 1950 года был назначен начальником военной разведки Израиля.
   В 1954 году Джибли организовал провальную диверсионную операцию в Египте (операция «Сусанна»). О ней подробно рассказано выше. После обнародования информации египетской стороной в Израиле разразился громкий скандал, получивший название «Дело Лавона», или «Грязное дело» (Эсек биш), который тянулся с 1954 по 1960 год. Биньямин Джибли и министр обороны Пинхас Лавон обвиняли в провале друг друга. Джибли утверждал, что действовал по приказу Лавона, а Лавон отрицал, говоря, что приказа не было и Джибли действовал за его спиной. В итоге Джибли был уволен 7 марта 1955 года, а Лавон подал в отставку.
   В 1961 году Джибли был назначен военным атташе в Лондоне, затем работал в Скандинавии до 1964 года.
   С 1964 по 1967 год работал в автомобильной фирме.
   В 1967 году он был назначен директором электрической компании «Хеврат-хашмаль», а затем директорствовал во многих крупнейших израильских государственных компаниях.
   Умер 19 августа 2008 года [217].
Зейра Элиаху
   Родился в 1925 году в Хайфе.
   В 1941 году вступил в «Пальмах».
   В 1945 году поступил в Еврейский университет, где изучал экономику и статистику.
   В 1948–1949 годах служил в армии, затем был начальником личной канцелярии начальника Генштаба Моше Даяна.
   Дважды учился в США – в командном и командно-штабном колледжах.
   Во время войны 1956 года служил в оперативном отделе Генштаба, а затем командовал воздушно-десантной бригадой.
   В 1963 году был назначен зам. руководителя «Амана».
   С ноября 1972 года по апрель 1974 года – руководитель «Амана». Основная причина отставки – руководство военной разведки проигнорировало свыше 400 сообщений из различных источников о том, что Каир и Дамаск во второй половине 1973 года планируют напасть на Израиль [218].
Зеэви-Фаркаш Аарон
   С 2002 по 2006 год – руководитель «Амана».
Кохави Авив
   Родился в 1964 году.
   В 1982 году был призван на срочную военную службу.
   Большую часть военной карьеры провел в десантной бригаде, пройдя все должности – от командира отделения до командира бригады.
   С 1998 по 2000 год занимал должность командира Восточной бригады Ливанской дивизии.
   В 2002 году возглавлял десантников во время операции «Защитная стена».
   В 2004–2006 годах занимал должность командира дивизии Газа. На период его командования пришелся инцидент с похищением Гилада Шалита.
   С 2007 года возглавлял подотдел операций в оперативном отделе Генштаба Армии обороны Израиля.
   С сентября 2010 года – начальник «Амана» [219].
Липкин-Шахак Амнон
   Родился 18 марта 1944 года в Тель-Авиве.
   В 1962 году начал военную карьеру в бригаде «Цанханим».
   Закончил военное училище в Хайфе, а затем военный колледж во Франции.
   Во время Шестидневной войны (июнь 1967 года) командовал десантной ротой, после ее окончания назначен командиром батальона «Духифат».
   В Войне Судного дня (октябрь 1973 года) – командир подразделения на Синайском полуострове.
   В 1977 году был назначен командиром бригады «Цанханим».
   В марте 1978 года участвовал в операции «Литани», в ходе которой подразделения Армии обороны Израиля углубились на 60 километров на ливанскую территорию.
   В 1982 году во время израильского вторжения в Ливан (операция «Мир Галилее») находился в составе войск особого назначения.
   С 1983 по 1986 год занимал пост командующего Центральным военным округом.
   С 1986 по 1991 год – руководитель «Амана».
   С 1991 по 1995 год – заместитель начальника Генерального штаба.
   В январе 1995 года сменил Эхуда Барака на посту начальника Генерального штаба Армии обороны Израиля. Принимал участие в секретных переговорах с Сирией, в том числе с сирийским начальником Генерального штаба.
   В июле 1998 года, после ухода из армии, занялся политикой, создав вместе с Даном Меридором и Рони Мило «Партию Центра». Претендовал на роль лидера партии, но по опросам общественного мнения этот пост занял Ицхак Мордехай. Занимал посты министра туризма и министра транспорта.
   На выборах 2001 года присоединился к партии «Исраэль ахат» (избирательный блок партии «Авода»), в том же году Амнон Липкин-Шахак ушел из Кнессета и политической жизни [220].
Малка Амос
   Родился в семье выходцев из Марокко, поселившихся в Кирьят-Хаиме.
   С 1972 года служил в танковых войсках, проделав путь от рядового солдата до командира дивизии. Командовал отделением, ротой, батальоном, полком. Причем на каждой из этих должностей показал себя отличным командиром. Затем был назначен руководителем отдела подготовки командных кадров танковых войск [221].
   С 1 июня 1998 года по 2002 год – руководил «Аманом».
   В 2002 году демобилизовался из вооруженных сил.
Сагуй Йегошуа
   Служил в разведывательном управлении Южного военного округа, возглавлял школу военной разведки.
   В апреле 1974 года назначен зам. руководителя «Амана».
   С 1979 года по март 1983 года – руководитель «Амана». Был отправлен в отставку по рекомендации комиссии, которая расследовала «резню в лагерях Сабра и Шатилла» под Бейрутом и сочла, что он проявил «равнодушие и вопиющее безучастие» [222].
Сагуй Ури
   С 1991 по 1995 год – руководитель «Амана».
   В первой половине 2009 года – член совета директоров охранной фирмы «Universe security group» (USG), которая не смогла предотвратить ограбление ювелирного магазина в августе 2009 года в Лондоне, в ходе которого неизвестные украли драгоценности на сумму 40 миллионов фунтов стерлингов. Хотя охранная фирма USG зарегистрирована в Великобритании, фактически она является израильской, и работают в ней выходцы из боевых частей ЦАХАЛа, а также израильских спецслужб. В совете директоров фирмы числился шестой глава службы внешней разведки «МОССАД» Нахум Адмони, а одним из акционеров компании являлся специальный советник премьер-министра Биньямина Нетаниягу по контактам с США адвокат Ицхак Молко [223].
Харкаби Йехошафат
   Родился в 1921 году в Хайфе.
   С 1955 по 1959 год – руководитель «Амана». Был отправлен в отставку после того, как не справился с учебной общенациональной мобилизацией военных резервистов.
   После своей военной карьеры работал приглашенным профессором в Принстонском университете, а также в Брукингском институте. Он был директором института международных отношений и исследований Ближнего Востока в Еврейском университете Иерусалима.
   В 1993 году Харкаби был награжден Государственной премией Израиля по политическим наукам.
   Умер в августе 1994 года в Иерусалиме [224].
Яалон Моше
   Родился 24 июня 1950 года под фамилией Смилянский в городе Кирьят-Хаим в семье выходцев с Украины. В киббуце работал в коровнике и трактористом.
   В 1968 году был призван в Армию обороны Израиля в пехотную бригаду Нахаль. В армии сменил фамилию. «Яалон» – название киббуца, организованного десантным подразделением бригады, в которой он служил.
   В 1971 году демобилизовался из армии в звании старшего сержанта. Два года работал трактористом в киббуце.
   В октябре 1973 года, после начала Войны Судного дня, был мобилизован в 55-ю дивизию. В составе особого подразделения участвовал в качестве офицера-резервиста в тяжелейших боях в районе Суэцкого канала. Его способности оценили и по окончании войны послали на офицерские курсы, которые он закончил с отличием.
   В конце семидесятых годов Яалон назначен на должность командира спецподразделения бригады «Цанханим». В должности заместителя командира «Сайерет Маткаль» принимал участие в операции «Мир Галилее», или, иначе, в Первой ливанской войне.
   К началу Ливанской кампании в 1982 году Яалон командует бригадой, в ходе боев получает тяжелое ранение.
   В 1985 году направлен на учебу в штабной колледж Кимберли, в Великобританию.
   В 1986 году назначен командиром «Сайерет Маткаль».
   В конце 80-х Яалон окончил факультет общественных наук Хайфского университета.
   В 1990 году был назначен командиром десантной бригады «Цанханим».
   В 1992 году назначен командующим войсками Армии обороны Израиля в Иудее и Самарии (Западный берег реки Иордан).
   С 1995 по 1998 год – руководил «Аманом».
   В 1998 году был назначен командующим Центральным военным округом.
   С сентября 2000 года Яалон занимал должность заместителя начальника Генштаба.
   9 июля 2002 года сменяет Шауля Мофаза в должности начальника Генштаба Израиля.
   В 2005 году ушел в отставку.
   В 2008 году выпускает книгу воспоминаний «Длинная короткая дорога».
   В ноябре 2008 года Яалон вступает в партию «Ликуд» и проходит в Кнессет 18-го созыва. В сформированном Биньямином Нетаниягу правительстве Яалону предложен пост министра по стратегическим делам, заместителя премьер-министра и члена Кабинета по безопасности [225].
   В марте 2009 года был назначен на пост вице-премьера и министра по стратегическим вопросам [226].
Ядлин Амос
   Родился в киббуце Хацерим на юге Израиля в 1951 году.
   В ноябре 1970 года был призван на службу в Армию обороны Израиля и поступил на курсы летчиков ВВС. По окончании курсов был распределен летчиком штурмовика «A-4 Скайхок» в 102-ю эскадрилью ВВС.
   В 1973 году в качестве летчика принял участие в Войне Судного дня, в том же году прошел курс инструкторов полета и вернулся на службу в 102-ю эскадрилью.
   В 1976 году был переведен в 144-ю эскадрилью и прошел переквалификацию на пилотирование истребителя «Нешер», а затем был переведен в 253-ю эскадрилью, в которой пилотировал истребитель «Mirage IIIC».
   В 1978 году был назначен командиром отдела инструктажа 101-й эскадрильи, летавшей на истребителях «Кфир».
   В 1979 году был назначен командиром отдела перехвата 109-й эскадрильи.
   В 1980 году вошел в состав делегации израильских летчиков, проходивших переквалификацию на пилотирование истребителя «F-16 Файтинг Фалкон» в США, и был назначен 2-м заместителем командира 117-й эскадрильи.
   В 1981 году стал 1-м заместителем командира 253-й эскадрильи.
   7 июня 1981 года Ядлин участвовал в операции ВВС Израиля «Опера» по уничтожению ядерного реактора «Осирак» в Ираке. Первым из участвовавших в операции летчиков сбросил бомбу на реактор.
   В 1982 году участвовал в ливанской войне.
   В 1983 году вышел в отпуск с целью учебы в университете.
   В 1985 году был назначен командиром 116-й эскадрильи штурмовиков «A-4 Скайхок».
   В 1987 году прошел переквалификацию на пилотирование истребителя «F-15 Игл» и возглавил 106-ю эскадрилью. Ядлин был отстранен от командования эскадрильей по собственному желанию, вследствие аварии в учебном воздушном бою, произошедшей по его вине 1 апреля 1988 года, и назначен на должность главы отделения боевых учений в Департаменте воздушных операций ВВС.
   В 1989 году был назначен главой отделения планирования Отдела планирования и организации Департамента штаба, а в апреле 1990 года получил звание полковника и возглавил данный отдел.
   В июне 1993 года выехал на обучение в США.
   В 1994 году был назначен командиром базы ВВС Неватим и главой администрации по развертыванию ВВС на юге Израиля.
   В 1995 году Ядлину было присвоено звание бригадного генерала, и он был назначен командиром базы ВВС Хацерим.
   В 1998 году возглавил Разведывательный департамент ВВС.
   В 2000 году стал главой Департамента штаба ВВС.
   В 2002 году Ядлин был повышен в звании до генерал-майора и назначен Командиром военных колледжей Армии обороны Израиля.
   В январе 2004 года сообщалось, что Ядлин, активно занимавшийся исследованием вопроса военной этики при борьбе с терроризмом, не менее двух раз лично находился на военных контрольно-пропускных пунктах, переодевшись обычным солдатом. Высказывание Ядлина на эту тему во время выступления с лекцией в Тель-Авивском университете, в котором Ядлин пренебрежительно высказался о качестве персонала, несущего службу на КПП, вызвало критику и вынудило Ядлина принести извинения через пресс-службу Армии обороны Израиля.
   С августа 2004 года по 2006 год был военным атташе Израиля в США.
   В январе 2006 года был назначен руководителем «Амана».
   За время службы Ядлин получил степень бакалавра Университета имени Бен-Гуриона (в области экономики и делового администрирования) и степень магистра Гарвардского института государственного управления имени Джона Ф. Кеннеди (в области государственного управления) [227].
   В сентябре 2010 года отправлен в отставку с поста руководителя «Амана» [228].
Ярив (Рабинович) Аарон
   Родился 20 декабря 1920 года в Москве.
   В 1935 году вместе с родителями эмигрировал в Палестину.
   В 1939 году, после окончания сельскохозяйственной школы, присоединился к организации «Хагана».
   В 1941–1946 годах служил в британской армии в чине капитана. Участвовал в спасении беженцев и исполнял обязанности интенданта в Европе.
   Участвовал в Войне за Независимость в чине командира полка.
   В 1949 году был послан на учебу в военно-командное училище во Франции, после окончания которого стал первым начальником командно-штабной Академии Израиля. Позднее на протяжении трех лет занимал должность военного атташе Израиля в США. По возвращении назначен командиром бригады «Голани».
   С 1961 по декабрь 1963 года – зам. руководителя «Амана».
   С 1964 по 1972 год – руководитель «Амана». По окончании Войны Судного дня возглавлял группу, которая вела переговоры о перемирии с Египтом. Был вынужден уйти в отставку из-за того, что военная разведка не смогла предсказать нападение Египта и Сирии в октябре 1973 года.
   С января 1974 года по апрель 1977 года – депутат Кнессета, член комиссии по иностранным делам и безопасности и комиссии по вопросам государственного контроля.
   Входил в состав правительства Голды Меир (март 1969 года – июнь 1974 года) в должности министра транспорта.
   В правительстве Ицхака Рабина (июнь 1974 года – апрель 1977 года) занимался агитационной деятельностью.
   В 1977 году входил в состав основателей демократического движения «Шинуй».
   С 1977 по 1994 год возглавлял Центр стратегических исследований при Тель-Авивском университете.
   В 1988 году принимал участие в основании Совета по вопросам мира и безопасности и был его первым президентом [229].
   Умер 7 мая 1994 года [230].
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Рудольф Баландин.
100 великих гениев

Вендален Бехайм.
Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в историческом развитии)

Чарлз Патрик Фицджералд.
История Китая

Е. Авадяева, Л. Зданович.
100 великих казней

Игорь Мусский.
100 великих диктаторов
e-mail: historylib@yandex.ru