Реклама

А.М. Хазанов.   Очерки военного дела сарматов

Вопросы происхождения

История развития длинных мечей без металлического навершия и соответствующих им кинжалов, безраздельно господствовавших в позднесарматскую эпоху на обширных пространствах Восточной Европы, Средней Азии и других областей, насчитывает много веков. Хотя пока еще невозможно проследить весь процесс в деталях, имеющиеся материалы все же позволяют наметить его основные этапы.

Генезис мечей без металлического навершия включает в себя три основных момента: появление и распространение длинных всаднических мечей, исчезновение у этих мечей металлического навершия и в меньшей степени исчезновение у них металлического перекрестия, Генезис аналогичных кинжалов не был самостоятельным: сарматские кинжалы по общему правилу изготовлялись по образцу соответствующих мечей. Начало этого процесса следует относить к сарматскому времени.

В то время как у скифов и в ахеменидском Иране господствовал короткий меч — акинак, у сарматских племен Поволжья и особенно Приуралья известное распространение получают длинные мечи. Они появляются уже с конца VI в. до н. э., и к концу сарматского времени число их постепенно увеличивается [292, стр. 29]10.

Наряду с сарматами длинные мечи стали рано употреблять меоты Прикубанья [87, стр. 34; 305, стр. 143—144; 296, стр. 305]. В территорию первоначального распространения длинных мечей надо также включить и Среднюю Азию, во всяком случае ее присырдарьинские районы [330, стр. 166, рис. 14].

Области, где впервые появились длинные всаднические мечи, и следует рассматривать как территорию, на которой началось развитие мечей без металлического навершия. Ее восточные границы пока не могут быть определены сколько-нибудь точно, западные— совпадают с границами расселения сарматов. Меотские мечи, хотя и достаточно длинные, не имеют ничего общего с описываемыми.

Первые прототипы позднесарматских мечей без металлического навершия мы находим на сарматской территории.

1. В кургане № 12/3 ЮВ группы Покровского могильника найден меч длиной 117 см с широким массивным клинком и сердцевидным перекрестием. Рукоять — без металлического навершия, представляет собой массивный стержень, суживающийся в середине (табл. IX, 1) [266, стр. 42; СОМК, инв. № 472].

2. В Саратовском областном музее краеведения под инвентарным номером 616 хранился ныне утерянный меч, полученный в 1908 г. от И. К. Куфельда. Длина его превышала Ш см. Перекрестие сердцевидное, как у меча из Покровского могильника. Плоская рукоять имеет валики по краям и отверстие на округлом конце, скорее всего для прикрепления обкладок. Металлическое навершие отсутствует (табл. IX, 2).

Оба эти меча К. Ф. Смирнов датирует временем не позднее начала V в. до н. э. [292, стр. 23].

3. Возможно, к этому же типу принадлежал длинный и широкий меч, найденный в кургане № 5/5 могильника в районе г. Элисты [269, стр. 53].

Мечам без металлического навершия соответствуют такие же кинжалы.

4. Кинжал длиной 36 см был найден в 1912 г. на дюнах у с. Квасниковки на левом берегу Еруслана (СОМК, инв. № 686) У него сердцевидное перекрестие, а рукоять представляет собой круглый стержень без металлического навершия (табл. IX, 3).

Отдельные экземпляры мечей и кинжалов без металлического навершия найдены вне пределов сарматской территории и свидетельствуют о влиянии, которое сарматское вооружение оказывало на соседей, например меч из Никопольского могильника на территории Скифии [115, стр. 59, рис. 4, 1;]. Два кинжала без металлического навершия происходят из Зуевского могильника в ананьинском Прикамье [147, стр. 102, табл. XXI, 9, 10].

Дальнейший генезис таких мечей протекал в тесной связи с общей эволюцией сарматских мечей. В прохоровскую эпоху длинные мечи становятся более распространенными. В это время господствуют мечи с прямым перекрестием и серповидным навершием, но мечи иных типов, также зародившиеся в сарматскую эпоху, хотя и оказываются оттесненными на задний план, все же полностью не исчезают. Мечи без металлического навершия претерпевают теперь некоторые изменения: перекрестие их становится прямым, как у всех сарматских мечей начиная с III в. до н. э.

1—2. В кургане № 4/3 II группы у с. Визенмиллер (Луговое) были обнаружены два меча одинаковой формы «со стержневым навершием и прямым перекрестием». Длина первого— 100 см, второго — свыше 70 см. Комплекс бронзовых втульчатых и железных с длинными черешками наконечников стрел датирует погребение, в котором они были найдены, концом IV — началом III в. до н. э.. [229, стр. 18].

3. Еще один меч происходит из погребения в кургане № 4/9 у с. Старица, которое по комплексу железных и бронзовых наконечников стрел также должно датироваться раннепрохоровским временем [510, стр. 32—34].

4. Меч из кургана № 4/27 Жутовского могильника найден в одном погребении с кинжалом с серповидным навершием: Само погребение датировано III в. до н. э. по античному бальзамарию и котлу этрусской работы11.

5. В кургане № 12/19 у с; Политотдельское вместе с кинжалом с серповидным навершием был найден меч длиной не менее 100 см, с прямым перекрестием и длинным штырем-рукоятью без металлического навершия (табл. IX, 7). По найденному в том же погребении эллинистическому флакону он датируется концом III — началом II в. до н. э. [295, стр. 270;. 320, рис. 25, 6].

6. Кинжал с прямым железным перекрестием из погребения № 32 курганной группы «Три брата» в дельте Дона, которое датируется II в. до н. э. [191, стр. 228, рис. 4,1].
Все эти находки доказывают непрерывность традиции длинных мечей и соответствующих им кинжалов без металлического навершия в сарматском мире и дальнейшее развитие ее в прохоровскую эпоху.

Мечи без металлического навершия встречаются в последние века до нашей эры не только у сарматов. Материалы могильников Бухарской и Самаркандской областей — Кую-Мазарского, Лявандакского, Шахри-Вайронского, Кызыл-Тепинского и Агалык-Сайского — позволяют включить в территорию их распространения Среднюю Азию. Среди большого количества мечей и кинжалов с прямым перекрестием без металлического навершия, найденных в этих могильниках, имеются экземпляры, которые я склонен датировать ран-ним временем.

Так, на раннюю дату длинного меча без металлического навершия из кургана № 19 на курганном поле № 2 Кую-Мазарского могильника (табл. IX, 6) [236, стр. 210, рис. 16] указывает обнаруженный в том же погребении кинжал с дуговидным перекрестием и «навершием в виде отогнутых в стороны "рожек"» — разновидность серповидного. В кургане № 1
I группы Лявандакского могильника меч без металлического навершия [237, стр. 104] найден вместе с уже упоминавшимся кинжалом с дуговидным перекрестием и кольцевым навершием. Поэтому оба погребения следует датировать временем не позднее III—II вв. до н. э. Меч из кургана № 14 Кызыл-Тепинского могильника точно датируется второй половиной
II в. до н. э. по обнаруженной в погребении монете греко-бактрийского царя Гелиокла [239, стр. 18Щ.

В область распространения мечей без металлического навершия, вероятно, следует включить и отдельные районы Сибири. Такой меч имеет всадник на бляхе со сценой охоты из сибирской коллекции Петра I. По поводу ее датировки существуют большие разногласия, но предложенная С. И. Руденко дата — V—IV вв. до н. э.— [264, стр. 36] представляется слишком заниженной, так как меч всадника имеет характерное для более позднего времени прямое перекрестие и скобу на ножнах для подвешивания меча. Вероятно, бляху следует датировать последними веками до нашей эры. Таким образом, уже в последние века до нашей эры мечи с прямым перекрестием без металлического навершия оказываются распространенными на весьма обширной территории, включающей в себя области расселения сарматов, Среднюю Азию и некоторые районы Сибири. Были ли описанные выше савроматские мечи единственными прототипа-ми для всех таких мечей, или же в других районах были свои, близкие к савроматским исходные варианты, в настоящее время установить нельзя, хотя второе кажется мне более вероятным.

Итак, 1-й тип мечей и кинжалов без металлического навершия сформировался уже в прохоровское время, но продолжает бытовать и в сусловское. На сарматской территории к их числу относятся:

1. Меч с прямым бронзовым ромбическим в сечении перекрестием из кургана № 2 Курпе-Байского могильника. Его длина —110 см (табл. X, 6).

2. Меч с прямым железным перекрестием из кургана № 103/2 II Бережновского могильника длиной 105 см.

3. Кинжал с прямым железным овальным в сечении перекрестием из кургана № 1/11 Верхнепогромненского могильника (раскопки 1954 г.; табл. X, 4).

4—5. Меч и кинжал с прямыми перекрестия-ми, обнаруженные в могильнике у с. Калмыково, соответственно в курганах № 1/1 и 2. Первый, длиной 86 см, имеет рукоять-штырь с деревянной обкладкой; на конце ее круглая бронзовая пластинка (табл. IX, 4) [278, стр. 149—150]. У второго, длиной 32 см, деревянные обкладки крепились к штырю-рукояти железным штифтом (табл. IX, 5) [278, стр. 150].

6. Короткий кинжал с прямым железным перекрестием из среднесарматского погребения в кургане № 43 Жутовского могильника. Длина его — всего 24,5 см [508, стр. 66].

7. Меч с бронзовым трехгранным в сечении перекрестием из кургана № 51 Сусловского могильника. Длина его — 95 см. В этом погребении имеется ряд вещей, характерных для следующего, позднесарматского этапа (костяные накладки на лук, крупные железные наконечники стрел). Поэтому его следует при-знать переходным и датировать I—II вв. или даже II в. н. э.

В Средней Азии известен ряд длинных мечей без металлического навершия с коротким железным перекрестием из погребений II в. до н. э.— I в. н. э.— Куюмазарского, Лявандакского и Тулхарского [198, стр. 102, табл. XXXIX, 1, 2] могильников. В Зауралье подобный меч происходит из старых раскопок у с. Замараево [150, стр. 8]. Длина его — 93 см. Перекрестие короткое, прямое, железное; рукоять в виде массивного стержня, без металлического навершия (табл. X, 7). П. А. Дмитриев датировал погребение, в котором был найден этот меч, I в. н. э. [128, стр. 190], быть может, оно даже более раннее. Такие мечи продолжают бытовать и в позднесарматское время, но уже в сусловскую эпоху появляются мечи типа 2.

1. Одним из наиболее ранних следует при-знать кинжал из кургана № 2 Курпе-Байского могильника (табл. X, 1), найденный вместе с уже упоминавшимся длинным мечом с бронзовым перекрестием. Обряд и инвентарь погребения позволяют датировать его I в. до н. э.— I в.н.э.

2. Обломки длинного и массивного меча обнаружены в кургане № 4/4 у с. Верхне-Погромное (раскопки 1954 г.). Длина сохранившейся части — 75 см, ширина клинка у пяты — 7 см. Датирующим материалом служит ажурная прямоугольная поясная пряжка с выступающим вперед неподвижным язычком и изображением лежащего верблюда [510, стр. 71]. Аналогичная пряжка была найдена у хут. Веселого, в погребении, которое хорошо датируется античной керамикой и мечом с серповидным навершием II в. до н. э. [73, стр. 315]. Погребение же в кургане № 4/4, очевидно, следует относить к известной груп-пе переходных погребений от прохоровского времени к сусловскому.

3. Кинжал без металлического навершия и перекрестия найден в ограбленном погребении из кургана № 55/14 Калиновского могильника (табл. X, 3)12.

4. Из кургана № 23 II Бережновского могильника происходит кинжал с круглым янтарным навершием. Обряд погребения в сочетании с инвентарем, состоящим из серо-глиняного кувшина с петлевидной ручкой станковой работы, и мраморного сосудика, позволяют датировать это погребение I в. н. э. Здесь же было найдено 110 стрел в кожаном колчане, что также указывает на раннюю дату, поскольку большое количество стрел в погребениях для позднесарматской эпохи нехарактерно.

Есть еще несколько мечей и кинжалов, найденных в погребениях, которые могут относиться к сусловскому времени, но невыразительный сопутствующий инвентарь не позволяет утверждать это с уверенностью13.

Все эти мечи происходят с сарматской территории. В Средней Азии пока неизвестно ни одного погребения с мечом типа 2, которое бы надежно датировалось I в. до н. э. — I в. н. э. Впрочем, погребений с оружием этого времени там вообще очень мало.

Таким образом, генезис мечей без металлического навершия насчитывает много веков.
У сарматов мы можем проследить их преемственность начиная с савроматского времени. Можно предположить, что сходный процесс протекал и в других областях, прежде всего в Средней Азии, возможно, также и в Сибири. В этом нет ничего удивительного, тем более что появляющиеся в последнее время материалы все больше свидетельствуют о тесных исторических, культурных и даже этнических связях между перечисленными областями.

Возможно, в этом одна из причин многотипности мечей без металлического навершия
II—IV вв. н. э. Но конкретный вклад Средней Азии и Сибири в генезис подобных мечей остается пока неясным.



10Bcero с савроматской территории известно свыше 10 мечей, длина которых превышает 70 см.
11Любезное сообщение И. П: Засецкой.
12ГЭ,ΉΗΒ. № 2206/80. В публикации памятника он неверно назван ножом (см.: 358, стр. 406. рис. 49, 4).
13Например, хут. Шульц, курган № Е 25/22; Суслы, курган № 32; Калиновка, курган № 48.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А.М. Хазанов.
Очерки военного дела сарматов

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов
e-mail: historylib@yandex.ru
X