Реклама

А.М. Хазанов.   Очерки военного дела сарматов

Общая характеристика

Мечи и кинжалы без металлического навершия1 характерны для позднесарматского этапа и являются одним из определяющих его элементов материальной культуры, так же как мечи и кинжалы с кольцевым навершием — для среднесарматского.

В отличие от последних они встречаются только в мужских погребениях. Имеются ли исключения, в настоящее время решить трудно. В качестве женского было опубликовано погребение из кургана Е 25/22 у хут. Шульц, в котором был найден кинжал без металлического навершия [282, стр. 92]. Однако, насколько известно, антропологического определения произведено не было. Обломки меча имелись среди типично женского инвентаря позднесарматского погребения, случайно найденного близ слободы Котово [82, стр. 148]. Но возможно, мы имеем здесь дело с парным погребением. Впрочем, в Средней Азии исследователи несколько раз отмечали наличие таких мечей и кинжалов в женских погребениях [119, стр. 60; 77, стр. 63].

Мечи без металлического навершия отличаются от аналогичных кинжалов только размерами. Мечи, как правило, довольно длинные2. В Поволжье и Приуралье встречаются экземпляры, превышающие в длину 80 см, из которых треть — длиной свыше 100 см (табл. XI, 1; XIV, 9). Примерно такая же картина

1 Сводку мечей и кинжалов без металлического навершия, найденных на территории юга европейской части СССР, см. в приложении 4. В нее не включены боспорокие мечи и кинжалы, уже собранные Н. И. Сокольским.

2 К длинным мечам относятся экземпляры длиной свыше 70 см, к коротким — 50—70 см, т. -е. равные ;,по размерам скифским акинакам и мечам с кольцевым навершием.
и в других областях, в частности на Кавказе, но известные там мечи без металлического навершия сарматского времени не достигают метровой длины. Средняя длина боспорских мечей колеблется от 70. до 112 см [305, стр. 154].

Короткие мечи встречаются очень редко. В Поволжье их найдено всего пять3, причем, длина трех из них превышает 65 см, а один переделан из более длинного. На Кавказе короткие мечи мне неизвестны. В Крыму и Молдавии известны лишь единичные экземпляры. Короткие мечи были также известны в сасанидском Иране [324, стр. 476 и сл.]. Встречаются они и на Боспоре.

Среди кинжалов преобладают экземпляры, длиной 30—40 см (в Поволжье и Приуралье, они составляют около половины общего числа найденных), реже — 20—30 см, совсем редко — 40—50 см. Такая же картина наблюдается и в других областях.

Все мечи и кинжалы двулезвийные. Лезвия мечей от пяты клинка идут почти параллельно, заметно сужаясь лишь в последней трети длины, а то и у самого острия. Таковы же в основном и клинки кинжалов, но отдельные экземпляры имеют треугольно-вытянутую форму4. В сечении клинки линзовидные, двояковыпуклые или уплощенные. Конец клинка заострен, реже закруглен.

Ширина клинков мечей у пяты в среднем равняется 4—6 см, изредка достигает 7 см (табл. XI, 6). Встречаются экземпляры с очень длинными и узкими клинками (табл. XIII, 1).
Ширина клинков кинжалов у пяты в среднем равна 3—4,5 см. Экземпляры с очень узким (табл. X, 2) или очень широким клинком встречаются редко.

Штырь таких мечей и кинжалов откован из одного куска железа с клинком. Средняя длина штыря мечей—12—15 см\ есть штыри короче (табл. XII, 3) и длиннее (табл. IX, 4; X, 6). Ширина штырей — 2—3 см. Длина штырей кинжалов — 6—8 см, ширина — 1—2 см.

Штыри прямые или слегка расширяющиеся к пяте клинка. В сечении они плоские или квадратно-прямоугольные, значительно реже овальные. Часто в верхней или средней части штыря имеется отверстие, в которое вставлялся железный или бронзовый штифт для прикрепления обкладок рукояти (табл. IX, 5; X, 1, 5; XI, 2, 4; XII, 3; XIII, 2).

Обкладки были деревянные или костяные. Кость для этих целей, вероятно, употреблялась очень редко, зато в погребениях постоянно встречаются мечи и кинжалы со следами дерева на штырях. Рукояти могли иметь различное устройство. У меча из кургана № 40 Калиновского могильника рукоять состоит из двух округлых деревянных колодочек, у меча из кургана Д 16 у Альт-Веймара она круглая, точеная (табл. XIV, 9). Рукояти мечей знатных воинов могли обкладываться золотом, если судить по боспорским мечам и отдельным экземплярам сарматских мечей более ранних типов.

Металлическое перекрестие имелось только у сравнительно небольшой группы мечей. Н. И. Сокольский считает, что перекрестие было деревянным, так как в битве меч без перекрестия неудобен [305, стр. 155]. В целом это кажется маловероятным, потому что в погребениях ни разу не зафиксированы его следы, хотя бы в виде древесной трухи. К тому же следует помнить, что меч не сабля и для нанесения прямого рубящего удара перекрестие не обязательно. Впрочем, роль очень короткого перекрестия могли играть катушкообразные деревянные рукояти. Часто встречающееся расширение штыря у пяты клинка, которому соответствовало расширение обкладок рукояти, в какой-то степени также компенсировало отсутствие настоящего перекрестия.

На Боспоре характерной особенностью таких мечей и кинжалов были навершия различной формы, прикреплявшиеся к верхней части штыря. Материалы, из которых они изготовлялись, самые различные: халцедон, янтарь, оникс, топаз, алебастр, стекло, паста, кость, обожженная глина, дерево и т. д. [305, стр. 154]. На сарматских мечах такие навершия встречаются очень редко (см. прил. 4; табл. XIV, 4—5,7), а материал их, как правило, более дешевый. Халцедоновое навершие меча из кургана № 25 II группы могильника «Три брата» (табл. XIV, 5) было разбито и склеено смолой, что говорит о его ценности для владельца.

На этом же мече можно наблюдать способ крепления навершия к рукояти: бронзовый штифт через отверстие в центре плоского диска прикреплялся к обкладкам штыря. Точно такие же навершия с бронзовыми штифтами известны на Кубани (табл. XIV, 4)5.

Дорогие навершия на сарматских мечах могли появиться под влиянием кубано-пантикапейской традиции. Большинство же их, очевидно, изготовлялось из дерева, наподобие навершия, найденного около рукояти меча в кургане № 1 у с. Фриденберг (Мирное).

Вероятно, часть мечей наверший вообще не имела. Н. И. Сокольский считает, что «очень трудно себе представить одновременное употребление неудобного по форме меча без навершия и более удобного для удара с навершием» и что «меч без навершия очень неудобен в употреблении и при ударе мог выскальзывать из рук» [305, стр. 155], но эти аргументы неубедительны.

Иконографический материал подтверждает бытование мечей без наверший на довольно большой территории и в различное время. Таковы, например, меч всадника на уже упоминавшейся сибирской золотой бляхе со сценой охоты [264, табл. I, 5; IV, 5] или мечи, изображенные на терракотах из Мерва [251, рис. 20, 25].

Такие длинные мечи были оружием всадников и применялись, как уже упоминалось, для нанесения прямого рубящего удара. Благодаря длине меча и его большому весу этот удар должен был быть весьма эффективным, особенно при борьбе с пехотой противника.

Сериг, исследуя многочисленные изображения всадников с длинными мечами в иранском мире, пришел к выводу, что меч держали в одной руке [482, стр. 27—29]. Для того чтобы его не выронить, рука обнимала рукоять у самого перекрестия, а указательный палец располагался над ним, как это видно на некоторых сасанидских блюдах (табл. XVI, 1) [476, табл. CIV] и на фресках из Восточного Туркестана [380, рис. 91]. Для тех же целей рукояти делались длинными (у пальмирских мечей они имели в длину не менее 25 см), потому что в таком случае центр тяжести приближается к руке.

Вероятно, по общему правилу в одной руке держали длинные мечи и сарматы. Но в отдельных случаях, для нанесения особенно сильного удара, меч могли брать и в обе руки. Об этом упоминает Тацит [51, I, 79].

Среди мечей и кинжалов без металлического навершия можно выделить ряд типов, различающихся и в хронологическом отношении, и по территории распространения. В выделении их я в основном следую за К. Ф. Смирновым ([300, стр. 212 и сл.] — с некоторыми изменениями и дополнениями.

Тип 1 представлен длинными мечами и кинжалами (табл. IX, 4—6, 7; XI, 3; XIII, 4, 5, 7) с прямым перекрестием, без металлического навершия. Перекрестия железные6, реже бронзовые7, короткие и очень тонкие. Толщина их не превышает 1 см, а зачастую еще меньше.

Перекрестия, как правило, прямые, надетые на пяту клинка и в плане дают овал или ромб. Только у меча из кургана № 45 у ст. Усть-Лабинской перекрестие фигурно расширяется к середине и концам (табл. XIII, 5), а у меча из кургана № 2 Курпе-Байского могильника оно слегка сломано под тупым углом, вершиной к острию клинка (табл. X, 6).

Наиболее распространенным был тип 2, представленный большим количеством мечей и кинжалов с треугольным основанием клинка, плавно переходящим в рукоять-штырь (табл. X, 1—3, 5; XI, 1—2, 4—7; XIII, 1—2). Именно у них штырь обычно расширяется книзу, переходя в клинок иногда очень плавно и постепенно, иногда более резко (табл. XI, 2).

Тип 3 пока представлен только длинными мечами с клинком, основание которого образует прямой угол с рукоятью-штырем (табл. XII, 1—3). Кинжалы этого типа хорошей сохранности мне неизвестны. Кинжал из Бис-Обы, найденный вместе с мечом 3-го типа, сохранился слишком плохо, чтобы можно было с уверенностью судить о его принадлежности к тому или иному типу.

К типу 4 можно отнести только один меч с приваренной рукоятью-штырем8. Он датируется последней четвертью IV — первой половиной V в. н. э., т. е. относится уже к после

сарматскому времени [193, стр. 82; 146, стр. 58—60]. Однако генетически он, несомненно, происходит от позднесарматских мечей да и в типологическом отношении отличается от них весьма незначительно. Штырь его имел то же назначение, что и штыри всех остальных типов.

Тип 5 представлен почти исключительно кинжалами или короткими мечами, имеющими боковые вырезы у пяты клинка, вероятно для крепления перекрестия (табл. XII, 5—7). Само оно, однако, ни разу до нас не дошло, и поэтому остается предположить, что в данном случае перекрестия действительно изготовлялись из дерева9.

Количество вырезов бывает различным. Наиболее распространены кинжалы, у которых имеется по одному вырезу с обеих сторон клинка (табл. XII, 6). Встречаются кинжалы, имеющие один вырез с одной стороны (табл. XII, 5), два выреза с одной стороны и один — с другой, по два выреза с каждой стороны (табл. XII, 7). В целом это создает впечатление о некоторой неустойчивости типа.

Все такие кинжалы генетически связаны с позднесарматскими, но бытуют в основном уже в послесарматское время.




1Сводку мечей и кинжалов без металлического навершия, найденных на территории юга европейской части СССР, см. в приложении 4. В нее не включены боспорокие мечи и кинжалы, уже собранные Н. И. Сокольским.
2К длинным мечам относятся экземпляры длиной свыше 70 см, к коротким — 50—70 см, т.е. равные по размерам скифским акинакам и мечам с кольцевым навершием.
Фриденберг (Мирное), II (ЮЗ) группа, курган № 1 (табл. XII, '2); Боаро (Бородаевка), курган № F 4 (табл. XI, 6); Бережновка II, курган № 58 (табл.5); «Три брата», II группа, курган № 30; Федоровка, речное погребение (табл. XII, 4).
4Например, Курпе-Бай, курган № 2 (табл. X, 1); Старица, курганы № 26 и 69, и др.
5Ст. Тимошевская, случайная находка 1800 г.- ГЭ, инв. № 2231/8 (Ку. 1890 1/8); ст. Тифлисская, курган №11— ГИМ, инв. № 48478.
6Например, Политотдельское, курган № 12/19 (табл. IX, 4); Бережновка II, курган № 103/2; Калмыкове, курганы № 1/1 и 2 (табл. IX, 5—6), и др.
7Суслы, курган № 51; Курпе-Бай, курган № 2 (табл. X, 6); Старица, курган № 63.
8С Федоровка (табл. XII, 4).
9Исключение составляет длинный меч с вырезом у пяты клинка из погребения V в. н. э. в Хаммельбурге (Германия). У него железное перекрестие [432, стр. 55, табл. 25, 14].
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов

А.М. Хазанов.
Очерки военного дела сарматов
e-mail: historylib@yandex.ru
X