Реклама

А.М. Хазанов.   Очерки военного дела сарматов

Вопросы хронологии и территории распространения

Окончательно сформировавшиеся к III в. до н. э. мечи и кинжалы с кольцевым навершием в прохоровское время встречаются главным образом в Заволжье.

1. Наиболее ранним является короткий меч из кургана № 2/11 южной группы Бережновского могильника [278, стр. 115—116] (табл. II, 5). Бронзовые наконечники стрел с внутренней втулкой, найденные в том же погребении, указывают в качестве наиболее вероятной даты на III в. до н. э. [228, стр. 79].

Ряд мечей и кинжалов с кольцевым навершием найден вместе с мечами и кинжалами прохоровских типов, что является определяющим для их датировки. Как правило, все они обнаружены в погребениях III—II вв. до н. э., т. е. времени развитой прохоровской культуры.

2. В кургане № 1/13 Верхнепогромненского могильника, вдоль левого плеча костяка, находился длинный меч с серповидным навершием, а в области правой половины таза — два кинжала с кольцевым навершием (табл. II, 1). В том же погребении были обнаружены характерные для прохоровского времени железные трехлопастные втульчатые наконечники стрел [512, стр. 12].

3. В кургане № 7/6 того же могильника, вдоль левой половины костяка, находился массивный и длинный меч с кольцевым навершием, а между левой рукой и бедром — кинжал с серповидным навершием [512, стр. 33]. Дату подтверждает фрагмент бронзового позолоченного горячим способом зеркала с валиком по краю и боковой ручкой-штырем [338, стр. 62].

4. Кинжал с кольцевым навершием вместе с мечом с серповидным навершием был обнаружен в кургане № 11/2 могильника Кара-Оба (табл. II, 4) [277, стр. 134—135].

5. В кургане № 19/17 Калиновского могильника, вдоль правого бока покойника, лежал длинный меч, клинок которого в сечении приближается к ромбу. Первоначально он был опубликован В.П.Шиловым как меч с серповидным навершием, однако после реставрации, произведенной в Эрмитаже, стало ясно, что навершие меча кольцевое, хотя и сохранившееся неполностью. В том же погребении, рядом с мечом, находился короткий кинжал с серповидным навершием [358, стр. 376].

6. В кургане № 19/26 Политотдельского могильника обнаружены кинжал с серповидным навершием и длинный меч с кольцевым навершием (табл. II, 6). Комплекс вещей, находившихся в погребении, не противоречит датировке его III—II вв. до н. э. [295, стр. 283].

7. В погребении В-1 у хут. Шульц на Торгу-не обнаружены короткий меч с кольцевым навершием и меч с прямым перекрестием и прямым навершием — второй тип прохоровских мечей [461, стр. 26—29, рис. 29, 33]. Это погребение наиболее позднее в описываемой группе.Оно относится к группе переходных от прохоровской культуры к сусловской и может датироваться II—I вв. до н. э.

Остальные мечи и кинжалы с кольцевым навершием прохоровского времени найдены в хорошо датированных погребениях.

8. Такой кинжал обнаружен в кургане № 14/1 Старокиишкинского могильника (табл. II, 2) в погребении, которое датируется III— II вв. до н. э. по соображениям стратиграфического порядка [272, стр. 107, табл. IX, 3].

9. Ко времени не позднее II в. до н. э., а может быть даже более раннему, относится кинжал, найденный в кургане № 4/20 могильника у с. Политотдельское. Хорошим датирующим материалом здесь являются типично прохоровская керамика и бронзовая восьмеркообразная пряжка [295, стр. 243—244].

10. Меч с кольцевым навершием из кургана № 3 группы Соленое Займище II найден вместе с железными наконечниками стрел, втульчатыми и черешковыми. Наиболее вероятная дата погребения — II, может быть, II— I вв. до н. э. (518, стр. 8—9].

Время господства мечей и кинжалов с кольцевым навершием наступает с началом сусловской культуры, одним из важных определяющих элементов которой они и являются. В это время сарматские племена расселяются далеко за пределы своей первоначальной территории, и вместе с ними мечи с кольцевым навершием широко распространяются по всей степной полосе Восточной Европы, на Северном Кавказе и в Боспорском царстве, а отдельные экземпляры проникают далеко на север и в Закавказье.

Из учтенных мной свыше 170 мечей и кинжалов с кольцевым навершием больше половины приходится на Поволжье, где известна основная масса погребений сусловского времени. В Приуралье таких мечей совсем немного, как, впрочем, и погребений среднесарматского времени. В междуречье Волги и Урала они встречены в среднесарматских погребениях — в могильниках у с. Калмыкове, Кара-Оба, Курпе-Бай и Сайхин.

В группе манычских погребений, которую большинство исследователей отождествляет с сираками [293, стр. 206; 96, стр. 39], мечи с кольцевым навершием появляются не ранее I в. до н. э., возможно из занятых аорсами поволжских районов. Во II в. до н. э. здесь еще бытуют мечи с серповидным навершием, если судить по мечу, найденному близ хут. Веселого [73, стр. 315, 335, рис. 18].

Массовое распространение мечей с кольцевым навершием на Северном Кавказе начинается с I в. до н. э. Возможно, оно связано с продвижением на юг аорсов и сираков. Началом I в. до н. э., следует датировать кинжал с кольцевым навершием из кургана у ст. Воздвиженской (табл. V, 1) [OAK за 1899 г., стр. 45, рис. 72; 95, стр. 354; по поводу даты воздвиженского кургана см.: 67, стр. 202; 303, стр. 20, 40].

Подавляющее большинство северокавказских мечей и кинжалов с кольцевым навершием найдено в Прикубанье, где они обнаружены как в курганах зубовско-воздвиженской группы, которые обычно связывают с сираками [299, стр. 14; 293, стр. 207; 97, стр. 108— 109, 120], так и в оставленных местным меотским населением грунтовых могильниках10.

На западе один меч с кольцевым навершием найден на Таманском полуострове; на восток от Кубани пока известны лишь единичные экземпляры11.

Проникают они и в горные районы (Кубань) и в приморскую часть Дагестана (Кара-будахкентский могильник).

Временем бытования основной массы мечей и кинжалов с кольцевым навершием на Северном Кавказе следует признать I в. до н. э. — I в. н. э. Впрочем, отдельные экземпляры, особенно происходящие из грунтовых могильников, могут заходить и во II в. н. э.

В это же время ножи, кинжалы и мечи с кольцевым навершием проникают в Закавказье [с. Бори, Мингечаурский могильник — OAK за 1909—1910 гг., стр. 216, рис. 247, 19; 155, стр. 92 и сл., рис. 3. 11; 156], быть может в результате сарматских походов, о которых упоминают античные авторы [56, VI, 7, 4; 2, V, 1; см. также 48, XI, 4, 5]. Впрочем, ножи и кинжалы из кувшинных погребений Минге-Чаура, датированных монетами I в. до н. э.— I в. н. э., имеют ряд своеобразных черт и, возможно, изготовлялись на месте по сарматским образцам.

Мечи и кинжалы с кольцевым навершием были известны и в Иране и в сопредельных с ним областях, но неясно, как широко они были там распространены. Единственный известный мне экземпляр такого кинжала найден на Бахрейнских островах (494, стр. 28—29, табл. 49, 1] (табл. VII, 5). Его навершие и перекрестие изготовлены из бронзы, как у кинжала из Моздокского могильника.

Висящий справа у пояса на ремне короткий меч с кольцевым навершием изображен на рельефе I в. до н. э. с гробницы Антиоха I в Нимруд Даге (табл. VII, 6) [410, табл. 26а; 407, рис. 79, 80].

Подобные кинжалы изображены и на пальмирских фресках первых веков нашей эры ;[482, стр. 29, рис. 19]. Их носили привязанными к правому бедру; иногда даже на каждом бедре было по кинжалу.

Любопытно, что и в Иране известны только короткие мечи и кинжалы с кольцевым навершием наряду с существовавшими в это время длинными мечами иных типов.

Восточная граница распространения мечей и кинжалов с кольцевым навершием доходит до Китая [410, стр. 81; 426, стр. 102—103, рис. 5, табл. XV, 6, 7].

В отличие от областей, занятых сарматами, на Востоке они не исчезают в первые века нашей -эры, а в несколько видоизмененном виде продолжают бытовать по крайней мере до VIII в. н. э. Кинжал с кольцевым навершием был найден в кургане № 3 могильника Берель, который А. А. Гаврилова датирует IV—V вв. н. э. [105, стр. 55, рис. 4, 12]; длинные мечи — в Елыкаевской коллекции вещей VII—VIII вв., происходящей из Кемеровской области [222, стр. 264—265, рис. 2]. Такие же мечи и кинжалы изображены на чаше, найденной в с. Вереино [304, табл. 68], на росписях Пянджикента [134, стр. 119, табл. XXXVI, XXXVII] и на фресках из Восточного Туркестана (табл. VII, 8) [380, рис. 9, 86, 88].

В I в. до н. э.— I в. н. э. мечи и кинжалы с кольцевым навершием вместе с сарматскими племенами распространяются далеко на запад. На Дону они встречаются от самых его низовий до северных районов Воронежской области (табл. V, 5—6). На Украине довольно большое количество мечей с кольцевым навершием обнаружено в группе среднесарматских погребений на р. Молочной (с. НовоФилипповка, совхоз Аккермень). Найдены они и во второй большой группе сарматских погребений— на Северном Донце (у д. Переездной и в окрестностях г. Славянска — табл. V, 4). В Днепровском Левобережье они были найдены в сарматских погребениях на территории Днепростроя у Запорожья.

Где-то на рубеже эр сарматы перешли на правый берег Днепра. В Днепровском Правобережье также найдено несколько мечей и кинжалов с кольцевым навершием, происходящих из случайных находок или старых, плохо документированных раскопок (Смела, Залевки, Каневская группа курганов). Вероятно, эти мечи следует датировать первыми веками нашей эры, и они распространились здесь несколько позднее основной массы поволжских и кубанских мечей того же типа. Некоторое хронологическое запаздывание в смене мечей различных типов в западной части Сарматии вполне понятно.

Еще к более позднему времени относятся немногочисленные мечи с кольцевым навершием, найденные на территории Молдавии [256, стр. 74]. Меч из кургана у с. Олонешты датируется II—III вв. н. э. [213, стр. 205— 207], из погребения у с. Михайловское - II-IV вв. [333, стр. 114, 277].

Известны они и в язигских памятниках Румынии [391, рис. 6, 1—2].

Встречаются такие мечи и в Венгрии, очевидно проникнув туда вместе с язигами. Всего их найдено там меньше десятка. В археологической литературе наиболее известен меч, обнаруженный А. Йожа в 1898 г. в погребении у Гавы (табл. VII, 2) [453, стр. 52, 79— 81, табл. XXV, 5; 451, стр. 158—159, табл. XXII, 2, 5; 398, стр. 523—524]. С датировкой этого меча связана ошибка, неоднократно переходившая из одной работы в другую. Обычно он датируется IV в. н. э. по медной монете императора Константина (306—307 гг. н.э.), якобы найденной в одном погребении с мечом [416, стр. 631—632; 410, стр. 58; 305, стр. 154, и др.]. На самом деле монета найдена около погребения, и ее принадлежность последнему очень сомнительна. М. Пардущ датирует погребение у Гавы II в. н. э. [453, стр. 79, 81].

Широкое распространение мечей и кинжалов с кольцевым навершием на Боспоре засвидетельствовано пантикапейскими надгробными рельефами [430, № 599, 600, 619, 627, 657 и др.; 106, стр. 64; 354, стр. 86, рис. 2, 3]. Но экземпляров, происходящих непосредственно из раскопок, известно очень мало. Один ОПуОЛИКОВа н Гинтерсом [410, табл. XXV, е], еще два кинжала, хранящиеся в Керченском музее,— Н. И. Сокольским [305, рис. 5, 1, 2]. Судя по погребальным стелам, этот тип мечей был распространен на Боспоре в I—II вв. н. э., к концу II в. он исчезает.

Некоторое количество мечей с кольцевым навершием найдено в степном Крыму. Наиболее ранний из них — из погребения XXIV мавзолея Неаполя скифского — хорошо датируется I в. до и. э. [248, стр. 116, рис. 30, 1].

Были ли мечи с кольцевым навершием распространены в других греческих городах Северного Причерноморья, неизвестно. Один такой меч был найден в варварском некрополе близ Ольвии.

Встречаются они и в лесных культурах.Длинный меч был найден в Кошибеевском могильнике12. Кинжал с кольцевым навершием происходит из погребения № 25 могильника у с. Андреевка (МАССР, раскопки П. Д. Степанова, 1962 г.— табл. V, 7). Комплекс из этого погребения довольно противоречив; наряду с поздними вещами — однолезвийным мечом, железной кольчугой, крупными золочеными бусами — в нем обнаружены несколько галльских фибул I в. н. э.

Довольно часто можно встретить мнение, что в поволжских районах в отличие от более западных и восточных мечи с кольцевым навершием с окончанием сусловской культуры полностью исчезают. Действительно, начиная со II в. н. э. господствуют уже иные типы мечей. Однако отдельные экземпляры мечей старого типа встречаются еще в начале позднесарматского времени в Поволжье, как и в более западных областях.

1. В подбойном погребении кургана Д6ус. Альт-Веймар (Старая Иванцовка) кинжал с кольцевым навершием был найден с мужским костяком, ориентированным головой на север. Погребение следует относить к переходному времени — к I—II вв. н. э. [280, стр. 110].

2. В кургане № 34/1 Калиновского могильника меч с кольцевым навершием встречен в женском диагональном погребении (табл. III, 2). Датировка погребения I в. до н. э.— I в. н. э., предложенная В. П. Шиловым [358, стр. 454], представляется заниженной. Учитывая деформированный череп покойницы, я склонен датировать его II в. н. э.

3. В кургане № 25 II группы могильника «Три брата», в диагональном погребении с юго-западной ориентацией покойника, были найдены меч без металлического перекрестия с навершием из халцедона и, по определению П. С. Рыкова, «железный кинжал с прямой крестовиной (тип современного кинжала)» (табл. IV, 4) [267, стр. 154 и сл.]. В Саратовском музее (СОМК, инв. № 1469) сохранились обломки кольцевого навершия, происходящие из того же погребения. Поэтому можно полагать, что упомянутый кинжал был обычным кинжалом с кольцевым навершием, но только плохой сохранности. Само погребение надо датировать II, может быть, началом III в. н. э., так как на территории Калмыкии южная ориентировка покойников удерживается довольно долго.

4. Короткий меч с кольцевым навершием из кургана № 84 II Бережновского могильника обнаружен в подбойном погребении с северной ориентировкой покойника [281, стр. 85]. Дата его — II — начало III в. н. э.

5. Этим же временем должен датироваться железный нож-кинжал с кольцевой рукоятью-из кургана № 67 того же могильника, найденный вместе с костяком женщины с деформированным черепом, ориентированным головой на север. Дату подтверждает зеркальце с боковым ушком [281, стр. 74].

6. Одним из наиболее поздних является кинжал с кольцевым навершием из погребения в кургане № 1 II группы у хут. Авиловского, в котором находился мужской костяк с деформированным черепом, ориентированный головой на север. В том же погребении были найдены железные удила с крупными толстыми кольцами (279, стр. 236—237]. Дата погребения — II—III вв. н. э.

Эти находки доказывают, что мечи и кинжалы с кольцевым навершием изредка встречаются и в позднесарматское время и определенный отрезок времени сосуществуют с мечами без металлического навершия. У нас пока нет хорошо документированных находок тех и других в одном погребении. Однако это только вопрос времени, и они, несомненно, появятся, как не так давно были найдены мечи с кольцевым навершием в одних погребениях с прохоровскими мечами с серповидным навершием.




10 Краснодар, могильник на Почтовой ул.; Усть-Лабинский могильник № 2; могильник около ст. Тбилисской, могильник близ хут. Санькова на Урупе.
11 С. Бамут; Моздокский могильник, погребение № 2 (табл. V, 2).
12 [312, стр. 59, табл. XII, 3]. Меч, хранящийся в ГИМе, реконструирован А. А. Опицыным не совсем правильно. На самом деле у него обычное кольцевое навершие, см. 288, /стр. 135, табл. XXXIII, 8.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов

А.М. Хазанов.
Очерки военного дела сарматов
e-mail: historylib@yandex.ru
X