Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. Ю. Тюрин.   Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Рабы и другие категории «подлого люда» как непосредственные производители

Помимо байсин в условиях надельной системы земледельческим трудом занимались и другие социальные группы и категории. В первую очередь к ним относятся рабы. Источники сообщают, что в период Северного Вэй рабы официально обязывались обрабатывать землю [8, цз. 110, с. 7а]. Эдикт 485 г. предусматривал для рабов земельные наделы тех же размеров, что и для байсин (разд. II, Б, п. 2, 8). Но сами рабы не выступали их «держателями». Как можно заметить из текста, наделы получали не рабы, а их хозяева. Так, в эдикте говорилось: «На рабов и быков дается имеющаяся в наличии земля, если их [уже] нет, то их земля подлежит возвращению» (раздел II, Б, п. 14). И далее: «Если кто-то, получив поле, умирает, продает и покупает рабов или быков, то новый передел все равно может быть произведен лишь в течение 1-й луны следующего года» (разд. II, Б, п. 14). Согласно эдикту, подати с рабов взимались в размере, в четыре раза меньшем, чем с минь (разд. VI, Б, п. 1). По-видимому, это объяснялось тем, что рабы не были самостоятельными «держателями» наделов. Хозяевами рабов здесь выступали минь, поскольку правила «наделения» рабов землей включены в общий контекст, посвященный «наделению» и переделу земли среди минь.

Очевидно, не изменилось положение рабов и в дальнейшем. В 564 г. в государстве Северное Ци, согласно эдикту о надельной системе, байсин также получали на рабов наделы, равные их собственным (разд. II, В, п. 3), а податями рабы облагались в вдвое меньшем размере, чем байсин (разд. VI, В, п. 1).

Но уже при династиях Суй и Тан на рабов, по-видимому, перестали давать наделы. Во всяком случае, в эдиктах обоих, периодов об этом не говорится ни слова. Период Суй в этом смысле, наверное, можно квалифицировать как переломный. По сообщению источников, в 605 г. император Ян Гуан освободил рабов от податей [17, цз. 24, с. 17а]. Согласно эдиктам того времени, податями облагались лишь те, кто был «наделен» землей.

Возможно, до 605 г. рабы еще имели наделы, поскольку основу аграрных порядков того периода составляли положения эдикта 564 г. Северного Ци, а в 605 г. их перестали «наделять» землей и поэтому освободили от податей. При Тан же рабы уже считались «неподатными» (бу кэ) (разд. V, Б, п. 2).

В то же время китайский историк Чэнь Дэнъюань приводит сообщение источников о покупке в период Тан земли «частным лицом» и о том, что эта земля обрабатывалась рабами [171, с. 29]. Следовательно, труд рабов на земле продолжал использоваться. К тому же известно, что рабы в танский период могли быть превращены в «добрый люд» (лян минь) и в этом случае их приписывали к «просторным» сян (о них см. разд. II, Е, п. 2) и на три года освобождали от податей и повинностей [16, цз. 51, с. 36]. Несомненно, этот факт означал «наделение» бывших рабов землей. В течение трех лет они, видимо, обрабатывали надел, не внося соответствующих податей, а затем, с них взимали подати как с полноправных байсин. Иными словами, в период Тан рабы продолжали заниматься земледельческим трудом, но в отличие от предшествующих эпох пока они оставались рабами наделов на них не давали. Лишь став «добрыми» земледельцами, бывшие рабы приобретали право на получение надела.

Другой группой непосредственных производителей могли быть буцюй. В древние времена буцюй представляли собой домашнюю вооруженную стражу крупных землевладельцев, а с конца династии Хань они все чаще использовались их хозяевами на работе в поле [186, с. 21-31]. При Тан буцюй были личнозависимыми, имевшими своих хозяев [21, цз. 22, с. 46], в роли которых нередко выступали байсин. Согласно танским эдиктам, хозяева могли посылать вместо себя своих буцюй на выполнение трудовых повинностей (разд. VI, Е, п. 3). Известно также, что в то время буцюй принадлежали к категории «подлого люда» [21, цз. 12, с. 7а-7б, цз. 26, с. 66], хотя и могли стат» «Добрыми» [16, цз. 51, с. 36].

По-видимому, аналогичным статусом обладали буцюй и в предшествующие периоды надельной системы. Так, известно, что в период Северного Чжоу буцюй не принадлежали к «доброму люду» [32, цз. 6, с. 146]. При династии Суй, по данных. Тан Чанжу, частные лица могли дарить буцюй так же, как рабов [170, т. 2, с. 581]. Прямыми данными о труде буцюй непосредственно на земле мы не располагаем, однако есть сведения что в 605 г. в империи Суй буцюй, подобно рабам, были освобождены императором Ян Гуаном от податей [17, цз. 24, с. 17а], а при Тан они, как и рабы, считались «неподатными (бу кэ) (разд. V, Б, п. 2), как и рабы, буцюй могли стать «добрыми», и в этом случае их вносили в реестры в «просторные» сян [16, цз. 51, с. 36].

На основании этого можно предположить, что, подобно рабам, буцюй обрабатывали земельные наделы, которые получали на них хозяева, но в империях Суй и Тан наделы на них давать перестали, и, как и рабов, их «наделяли» землей уже только в качестве «доброго люда». Социальный статус буцюй по танскому законодательству был несколько выше, чем у рабов: известно, что освобожденные рабы могли сначала превращаться в буцюй, а потом уже в «добрый люд» [21, цз. 12 с. 7б-8а].

Еще одна группа, подлежавшая «наделению» землей в условиях изучаемого комплекса аграрных отношений, представ лена «смешанными дворами» (цза ху). Согласно танским эдиктам, цза ху держали земельные наделы на тех же основаниях что и байсин [21, цз. 3, с. За]. Но они, по всей видимости, не были байсин, поскольку в источниках сообщалось, что послед них наказывали ссылкой за воспитание детей из цза ху и им не разрешалось вступать в брак с «добрым людом» [21, цз. 12 с. 6б—7а]. Упоминания о цза ху встречаются и в материалах государства Северное Ци [29, цз. 490, с. 7а].

Что касается источников Северного Вэй, то там говорится о существовании в то время цза ин ху — «дворов смешанных занятий» [8, цз. 110, 26; 24, цз. 5, с. 46] и бай цза ху, которых перевели в категорию «минь» [8, цз. 110, с. 2а]. Возможно, все эти категории представляли собой то же самое, что и цза ху в период Тан. Мы не располагаем данными о личной зависимости цза ху. Известно, однако, что в период Тан размеры взимавшихся с них податей были меньше, чем с байсин [21, цз. 6. с. 66], последние в данном источнике названы бай дин — «белые совершеннолетние» (о значении этого термина будет сказано ниже).

В источниках Северного Вэй упоминаются также «поселен цы» (туньминь). Они имели земельные наделы тех же размеров что и байсин, но были освобождены от налагаемых на послед них податей и повинностей, а вместо этого сдавали государств определенное количество зерна [8, цз. 110, с. 9а; 29, цз. 487. с. 136]. Туньминь существовали и в Северном Ци, где их отличали от байсин [7а, цз. 4, с. 136], которых называли «белые дворы» (бай ху). В толковых словарях и источниках разъяснятся, что «белый народ» (бай минь) и «белые совершеннолетние» (бай дин) — одинаковые понятия, равнозначные «простому народу» (пин минь) [8, цз. 110, с. 136; 163, с. 927; 164, с 1034]. Подобную аналогию можно провести и в отношении «белых дворов» и отождествить их с байсин. Понятие «белый» в данном случае следует, по-видимому, рассматривать как эквивалентное понятию «добрый» и как обособление от различных категорий «подлого люда».

В материалах периода Тан содержатся сведения о «государственных рабах» (гуань нубэй) или «государственных дворах» (гуань ху). В кодексе законов того времени разъясняется, что «государственные рабы» и «государственные дворы» — тождественные социальные категории [21, цз. 25, с. 13б-14а, цз. 28, с. 96]. Они не были байсин, поскольку говорилось, что последние подвергались наказанию (ссылке) за воспитание в своей семье детей из «государственных дворов». Они могли заключать браки только между собой [21, цз. 12, с. 7а]. В том же кодексе указывается, что социальный статус «государственных дворов» тождествен статусу буцюй [21, цз. 22, с. 26] и что «государственные дворы» получали земельные наделы вдвое меньшие, чем байсин [10, цз. 3, с. 106].

Источники сообщают также, что «государственные дворы» принадлежали ведомству сельского хозяйства (сы нун) [21, цз. 6, с. 76]. По предположению китайского историка Ян Чжунъи, гуань ху работали непосредственно на землях этого ведомства (тогда правительственные учреждения имели свои земли — гун цзе тянь [10, цз. 3, с. 11а-11б; 24, цз. 35, с. 146—156; 9, цз. 65, с. 29а—30а]) и носили еще одно наименование — гун цзе ху [187, с. 1]. Его предположение основано на материалах танского кодекса законов. Там содержится положение о наказаниях «рабов из гун цзе ху» за убийство чиновников из соответствующего управления, в котором как частный случай рассматриваются наказания для «рабов из государственных дворов» за убийство чиновников из управления сельского хозяйства [21, цз. 7, 5б-6а]. На основании сказанного, на наш взгляд, можно провести аналогию между положением туньминь и гуань ху. По-видимому, на всем протяжении существования надельной системы некая группа земледельцев находилась непосредственно в личной зависимости от государства. Их социальный статус был ниже, чем у байсин, и приближался к социальному статусу рабов и буцюй.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

М. В. Воробьев.
Япония в III - VII вв.

М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров.
Древние китайцы: проблемы этногенеза

Под редакцией А. Н. Мещерякова.
Политическая культура древней Японии

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 1. Предыстория, Шан-Инь, Западное Чжоу (до VIII в. до н. э.)

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами
e-mail: historylib@yandex.ru