Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. Ю. Тюрин.   Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Байсин как категория непосредственных производителей

Как уже говорилось, согласно эдикту 485 г., в государстве Северное Вэй минь подлежали «наделению» землей и обложению податями, и власти заносили их в соответствующие реестры. В эдиктах о надельной системе других периодов — Западного Цзинь, Северного Ци, Северного Чжоу, Суй и Тан, когда речь шла о «наделении» землей вообще, кроме титулованной знати и чиновников упоминались неизвестно к какой социальной категории принадлежащие мужчины и женщины (разд. II, А, п. 1; II, В, п. 2; II, Г, п. 1; II, Д, п. 1; II, Е, п. 3). Эти же мужчины и женщины фигурировали и в тех разделах перечисленных эдиктов, где устанавливались подати и повинности (разд. VI, А, п. 1; VI, В, п. 1; VI, Г, п. 1, 2; VI, Д, п. 1; VI, Ег п. 1, 3).

Источники дают нам все основания отождествить неизвестную категорию мужчин и женщин с социальной группой минь-байсин. Так, в материалах по истории периода Западного Цзинь содержится запись, датируемая 265 г.: «У всех совершеннолетних из минь (минь дин) поля облагаются податью. У [каждого] мужчины с 50 му [земли] берется 4 ху зерна» [33, с. 658]. Сопоставляя эту запись с текстом эдикта Сыма Яня, логично предположить, что упомянутые в них мужчины и женщины, «державшие» поля (разд. II, А, п. 1), а также «совершеннолетние первой категории» и «совершеннолетние второй категории», чьи поля облагались податями (разд. VI, А, п. 1, 2), тоже относятся к минь-байсин. В тексте эдикта 564 г. в Северном Ци говорится о «наделении» байсин «полями вечного занятия» в пределах столичного округа (разд. II, В, п. 1). По-видимому, мужчины, женщины и «совершеннолетние», перечисленные далее в тексте эдикта, когда речь идет о «наделении» «открытыми полями» и «полями вечного занятия», также являются байсин.

Танские источники тоже позволяют отождествить «наделяемых» полями мужчин и женщин с байсин. Согласно эдиктам Тан, мужчины и женщины неназванной социальной категории «наделялись» «полями вечного занятия» и «подушными полями». Одновременно танские указы запрещали байсин производить куплю-продажу этих полей [29, цз. 495, с. 26а] и сообщали о захватах у байсин «полей вечного занятия» и «подушных полей» знатью и чиновниками [29, цз. 495, с. 246].

В тех же источниках сообщалось о законах, регулировавших размеры земельных наделов различных категорий «подлого люда», при этом единицей измерения выступала, как было указано ранее, площадь земельного надела байсин. Наконец, «наделение» землей мужчин и женщин производилось в соответствии с уже упомянутыми определенными возрастными категориями (разд. II, Е, п. 3). Но сами эти категории устанавливались в эдиктах именно для байсин. То же самое можно сказать и в отношении категорий, на которые танскими эдиктами налагались подати. Добавим, что, по свидетельству источников, занесению в предусмотренные эдиктами реестры (разд. IV, А, п. 1, 2) подлежали именно минь или байсин [23, цз. 85, с. 1560, 1561].

Таким образом, минь-байсин на протяжении всей истории надельной системы представлены в источниках как социальная группа, подлежащая «наделению» землей и обложению податями и повинностями, а значит, занимавшаяся земледельческим трудом и подвергавшаяся эксплуатации со стороны господствующего класса. Иными словами, она выступала в роли категории непосредственных производителей.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Л.C. Васильев.
Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая

Коллектив авторов.
История Вьетнама

А. Ю. Тюрин.
Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках
e-mail: historylib@yandex.ru