Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. Ю. Тюрин.   Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Байсин как категория непосредственных производителей

Как уже говорилось, согласно эдикту 485 г., в государстве Северное Вэй минь подлежали «наделению» землей и обложению податями, и власти заносили их в соответствующие реестры. В эдиктах о надельной системе других периодов — Западного Цзинь, Северного Ци, Северного Чжоу, Суй и Тан, когда речь шла о «наделении» землей вообще, кроме титулованной знати и чиновников упоминались неизвестно к какой социальной категории принадлежащие мужчины и женщины (разд. II, А, п. 1; II, В, п. 2; II, Г, п. 1; II, Д, п. 1; II, Е, п. 3). Эти же мужчины и женщины фигурировали и в тех разделах перечисленных эдиктов, где устанавливались подати и повинности (разд. VI, А, п. 1; VI, В, п. 1; VI, Г, п. 1, 2; VI, Д, п. 1; VI, Ег п. 1, 3).

Источники дают нам все основания отождествить неизвестную категорию мужчин и женщин с социальной группой минь-байсин. Так, в материалах по истории периода Западного Цзинь содержится запись, датируемая 265 г.: «У всех совершеннолетних из минь (минь дин) поля облагаются податью. У [каждого] мужчины с 50 му [земли] берется 4 ху зерна» [33, с. 658]. Сопоставляя эту запись с текстом эдикта Сыма Яня, логично предположить, что упомянутые в них мужчины и женщины, «державшие» поля (разд. II, А, п. 1), а также «совершеннолетние первой категории» и «совершеннолетние второй категории», чьи поля облагались податями (разд. VI, А, п. 1, 2), тоже относятся к минь-байсин. В тексте эдикта 564 г. в Северном Ци говорится о «наделении» байсин «полями вечного занятия» в пределах столичного округа (разд. II, В, п. 1). По-видимому, мужчины, женщины и «совершеннолетние», перечисленные далее в тексте эдикта, когда речь идет о «наделении» «открытыми полями» и «полями вечного занятия», также являются байсин.

Танские источники тоже позволяют отождествить «наделяемых» полями мужчин и женщин с байсин. Согласно эдиктам Тан, мужчины и женщины неназванной социальной категории «наделялись» «полями вечного занятия» и «подушными полями». Одновременно танские указы запрещали байсин производить куплю-продажу этих полей [29, цз. 495, с. 26а] и сообщали о захватах у байсин «полей вечного занятия» и «подушных полей» знатью и чиновниками [29, цз. 495, с. 246].

В тех же источниках сообщалось о законах, регулировавших размеры земельных наделов различных категорий «подлого люда», при этом единицей измерения выступала, как было указано ранее, площадь земельного надела байсин. Наконец, «наделение» землей мужчин и женщин производилось в соответствии с уже упомянутыми определенными возрастными категориями (разд. II, Е, п. 3). Но сами эти категории устанавливались в эдиктах именно для байсин. То же самое можно сказать и в отношении категорий, на которые танскими эдиктами налагались подати. Добавим, что, по свидетельству источников, занесению в предусмотренные эдиктами реестры (разд. IV, А, п. 1, 2) подлежали именно минь или байсин [23, цз. 85, с. 1560, 1561].

Таким образом, минь-байсин на протяжении всей истории надельной системы представлены в источниках как социальная группа, подлежащая «наделению» землей и обложению податями и повинностями, а значит, занимавшаяся земледельческим трудом и подвергавшаяся эксплуатации со стороны господствующего класса. Иными словами, она выступала в роли категории непосредственных производителей.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами

Под редакцией А. Н. Мещерякова.
Политическая культура древней Японии

Екатерина Гаджиева.
Страна Восходящего Солнца. История и культура Японии

Ричард Теймс.
Япония. История страны.

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая
e-mail: historylib@yandex.ru