Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. Ю. Тюрин.   Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Линь и бао — органы общины

Материалы источников дают возможность проанализировать некоторые функции линь и бао в период Тан.

Во многих танских указах, датируемых 710-760 гг., встречаются сообщения такого типа: «Во всех областях многие байсин находятся в бегах, а подати за них произвольно взимаются с линь-бао» [20, цз. 110, с. 571]. Иными словами, речь шла, по-видимому, о круговой поруке. По свидетельству источников, родственники (цинь) и соседи (цзинь или линь) беглых вынуждены были продавать их наделы, с тем чтобы внести за них подати, что причиняло ущерб линь-бао [20, цз. 110, с. 571; 29, цз. 487, с. 196; 23, цз. 85, с. 1563-1565]. Поэтому указы запрещали чиновникам прибегать к такой практике и предписывали сдавать в «аренду» поля беглых, с тем чтобы в качестве «арендной платы» получать с них ту самую продукцию, которая должна была поступать от бежавших байсин в качестве податей [20, цз. 110, с. 571; 23, цз. 85, с. 1564-1565; 9, цз. 10, с. 246].

При этом сдача наделов беглых в «аренду», как следовало из текста указов, вовсе не влекла за собой потерю ими своих прав на эти наделы: указы поощряли возвращение беглых с повинной в установленные сроки, и тогда им прощали задолженность по податям и повинностям [23, цз. 85, с. 1565] и возвращали обратно им наделы и хозяйства [20, цз. 111, с. 577; 30. цз. 35, с. 136]. «Арендаторов» же, временно обрабатывавших наделы беглых, в этом случае, по-видимому, просто сгоняли с земли.

Необходимо отметить, что и сама «арендная плата», вносимая теми, кто временно обрабатывал наделы беглых, не приравнивалась чиновниками к регулярным податям, взимавшимся с байсин [20, цз. 110, с. 571]. Об этом говорит и выбор самого термина, обозначавшего поступления от временно обрабатывавших землю людей, — они назывались «арендной платой», а не податями.

Заметим прежде всего, что линь и бао выступают в приведенных выше материалах в качестве единого целого и называются «линь-бао». Очевидно, они не были органами государственной администрации, поскольку противопоставлялись государственным чиновникам, произвольно возлагавшим на линь-бао ответственность за подати с беглых. Линь-бао обладали право продавать наделы беглых. Документами засвидетельствовано присутствие «людей бао» при заключении между байсин сделок об аренде земли (логично предположить, что такое присутствие было необходимо и при заключении сделок купли-продажи земли).

Из всего этого следует, что линь-бао были таким социальным организмом, который обладал правом собственности на земельные наделы входивших в него хозяйств байсин. Вместе с тем они несли ответственность за охрану прав на земельные наделы каждого входившего в них хозяйства байсин. Именно линь-бао, по всей вероятности, выступали за то, чтобы наделы беглых не продавались, а сдавались во временную «аренду» с сохранением всех прав за бежавшими хозяевами (при полном фактическом бесправии «арендаторов»). Все это позволяет, на наш взгляд, квалифицировать линь-бао как органы земледельческой общины байсин. По-видимому, они представляли собой первичные ячейки общинной организации, объединяющие минимальное число семей байсин.

Как выяснилось, судьба наделов беглых байсин решалась совместно их «родственниками и соседями». Наверное, бао здесь представляли соседей, а линь — родственников. Вряд ли стоит при этом принимать всерьез то обстоятельство, что в одном месте, указанном выше, в значении «соседи» было употреблено слово «линь». Лексическое значение этого слова вполне могло не совпадать с тем реальным смыслом, который оно приобретало при обозначении конкретного социального организма. Таким образом, линь и бао являлись условными объединениями соответственно родственных и неродственных семей, входивших в одну общину.

Современной этнографии известны такого типа деревенские общины у народностей, проживающих в Индии и в Китае. Родственные семьи нередко селятся в отдельных кварталах и имеют даже своих старейшин [67а, с. 13; 79, с. 51-52]. По-видимому, нечто похожее можно было наблюдать и в общине байсин периода Тан.

Остается добавить, что сам термин «линь», обозначавший объединение родственных семей, имел, очевидно, двоякий смысл. Под «линь» одновременно могли подразумеваться и условная единица группы родственных семей одной общины, включавшая четыре таких семьи, и вообще вся данная группа родственных семей в одной общине. По-видимому, именно в последнем значении употреблено это понятие у Ду Фу. С тем же самым значением «линь» мы сталкиваемся, по всей вероятности, и во фрагменте танских эдиктов, цитируемом Оуян Сю, где численный состав линь не оговаривается, но где оно явно выступает в качестве более крупных объединений дворов, чем бао (разд. III, Д, п. 6).
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 1. Предыстория, Шан-Инь, Западное Чжоу (до VIII в. до н. э.)

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.

Э. О. Берзин.
Юго-Восточная Азия в XIII - XVI веках

М. В. Воробьев.
Япония в III - VII вв.
e-mail: historylib@yandex.ru