Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. Ю. Тюрин.   Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Социальное значение возрастных категорий

Данные реестров дают возможность расширить представление о роли возрастных категорий байсин. Они показывают, что «несовершеннолетние» байсин, не подлежавшие обложению основными податями и повинностями, обязаны были выполнят, подати, входившие в комплекс чакэ. «Престарелые» байсин вообще не облагались никакими податями и повинностями. То же самое можно, видимо, сказать и о «малолетних». Правда, в танских реестрах чакэ встречаются двое «малолетних», каждом из которых 17 лет. Один из них, согласно реестру, служил надзирателем на одном из ответвлений оросительного канала повинность второго не указана. Скорее всего здесь имеет место исключение из общего правила, и «малолетних» этих привлекали к выполнению повинностей чакэ лишь потому, что по своему возрасту они уже приближались к категории «несовершенно летних», тем более что в нескольких случаях 17-летние байсин отнесены к категории «несовершеннолетних». Не подлежали обложению податями основного комплекса и хозяйства, возглавлявшиеся «почетными чиновниками» высшего ранга, но подати и повинности, входившие в комплекс чакэ, на них распространялись.

Далее, реестры показывают, что до «совершеннолетия» всех байсин записывали в категорию, соответствовавшую их возрасту, — «желторотых», «малолетних» или «несовершеннолетних». Однако по достижении байсин «совершеннолетия» в реестрах проводилось их социальное размежевание. Часть их, как мы видели, фиксировалась в реестрах как «совершеннолетние» или, точнее, «белые совершеннолетние». Другие, признанные нетрудоспособными, обозначены в реестрах не как «совершеннолетние», хотя они и достигли уже соответствующего возраста, а как «калеки» или «инвалиды». У третьих, обладавших званиями «почетных чиновников», в реестрах в соответствующей графе обозначено именно это звание, а не возрастная категория. Это говорит о социальной значимости возрастных категорий, о том, что они служили показателем социального статуса данного лица в рамках группы байсин.

Собственно говоря, социальная значимость возрастных категорий байсин проявлялась уже в том, что в соответствии с ними байсин «наделяли» землей и облагали податями и повинностями. Еще одно дополнительное обстоятельство подчеркивало роль возрастных категорий как показателя социального статуса байсин. Возрастные категории женщин обозначены в реестрах лишь в тех случаях, когда они не состояли в браке. У замужних женщин вместо возрастной категории в соответствующей графе помечено, является ли она женой «несовершеннолетнего» или «почетного чиновника». В отдельные графы занесены вдовы. Все незамужние женщины старше 17 лет зафиксированы в реестрах как «несовершеннолетние», даже в тех случаях, когда их возраст достигает 50 лет (11, 26, 30, 34).

По-видимому, женщин не фиксировали как «совершеннолетних» по одной причине — их не наделяли землей и не облагали податями и повинностями. До замужества социальный статус женщин по достижении «совершеннолетия» уже не менялся, а после замужества он целиком определялся социальным статутом мужа. Исходя из сказанного, установленные возрастные категории байсин правильнее было бы назвать, на наш взгляд, социально-возрастными.

* * *

Таким образом, обложение байсин податями и повинностями и условиях изучаемого аграрного комплекса явилось прямым следствием их «наделения» землей и прикрепления к наделам. В момент зарождения надельной системы — в государстве Западное Цзинь — наметился процесс своеобразного синтеза существовавших форм обложения. По словам Ма Дуаньлиня, в предшествовавший отрезок времени поземельная и подушная подати существовали отдельно, независимо друг от друга, и лишь в Западном Цзинь были объединены в одну подать.

Признаки этого процесса отчетливо обнаруживаются в установлениях эдикта 280 г. Предусмотренная им зерновая подать с байсин представляла собой синтез поземельной и подушной форм обложения, а промысловая подать — синтез подворной и подушной форм.

В дальнейшем обе подати стали чисто подушными и фактически слились в одну: иногда они даже выступали под одним названием. Эти натуральные подати в сочетании с трудовой повинностью стали ведущей формой эксплуатация байсин в условиях надельной системы.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Екатерина Гаджиева.
Страна Восходящего Солнца. История и культура Японии

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая

А. Ю. Тюрин.
Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.

Л.C. Васильев.
Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)
e-mail: historylib@yandex.ru