Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. В. Махлаюк.   Солдаты Римской империи. Традиции военной службы и воинская ментальность

Изучение римской императорской армии в XIX — первой половине XX века

Военные институты и военная история Древнего Рима неизменно вызывали и вызывают огромный интерес исследователей самых разных историографических направлений и специальностей. Следствием этого неослабевающего интереса является труднообозримый поток многоязычной специальной и научно-популярной литературы. Однако число исследований, непосредственно посвященных своеобразным традициям, ценностям и идеологии императорской армии, сравнительно невелико. Немногим больше и количество тех работ, в которых данная проблематика поднимается с большей или меньшей подробностью в связи с изучением общей истории римской армии или отдельных конкретных сюжетов. Такого рода исследования стали появляться главным образом в последние два-три десятилетия. Основное же внимание специалистов концентрируется прежде всего на детальной реконструкции различных сторон римской военной организации и военного быта, на военной истории отдельных провинций и кампаний, на преобразованиях в армии, проводившихся теми или иными императорами, на выяснении социальной и политической роли армии в Римской империи. Все эти вопросы в большей или меньшей степени соприкасаются с кругом интересующих нас проблем, и тот огромный фактологический материал, который накоплен и разносторонне проанализирован в современной науке, многие суждения и выводы специалистов по отдельным частным сюжетам, безусловно, будут учитываться нами при трактовке конкретных аспектов рассматриваемой темы. К истории изучения отдельных проблем, нынешнему положению дел и дискуссиям в историографии по конкретным вопросам мы обратимся в последующих главах. В данном же разделе было бы целесообразно, не ограничиваясь только анализом работ, прямо относящихся к нашей теме, выделить и рассмотреть те исследовательские направления и работы приблизительно за 120 лет, которые, с одной стороны, наиболее показательны для основных этапов и тенденций в развитии историографии, а с другой — в той или иной степени затрагивают историко-антропологическую проблематику. Такой проблемно-хронологический анализ позволит, как представляется, лучше уяснить тот историографический контекст, которым во многом определяется выбор конкретных аспектов и задач нашего исследования.

В развитии современной историографии римской армии, на наш взгляд, можно выделить, по меньшей мере, три крупных этапа. Первый из них охватывает период приблизительно с середины XIX в. по 40-е гг. XX в. Второй этап условно можно датировать 40-70-ми гг. XX столетия. Третий же, новейший, этап, начавшийся в 1980-е гг. прошлого века, продолжается и в настоящий момент. Для становления и развития научной историографии римской армии определяющее значение имел начальный период первого этапа, охватывающий середину и последние десятилетия XIX в. Именно в это время, прежде всего благодаря введению в научный оборот и систематизации новых эпиграфических и археологических данных, появляется ряд фундаментальных трудов общего характера и большое количество специальных исследований, которые во многом определили главные направления и проблемы в изучении военной организации Рима. Не все из них выдержали проверку временем и по разным причинам достаточно быстро устарели1 .

Некоторые из работ XIX в., однако, не утратили своего значения до настоящего времени, в том числе капитальные руководства по римским институтам И. Марквардта и А. Буше-Леклерка, в которых дано систематическое освещение римской военной организации и основных этапов ее эволюции2 . Немалое внимание военным установлениям Рима уделил крупнейший немецкий ученый Теодор Моммзен как в своих основополагающих трудах по римскому государственному и уголовному праву, так и в многочисленных конкретных исследованиях, посвященных римской армии и впервые осветивших целый ряд ключевых проблем3 . Важные замечания о характере и роли армии в период Поздней республики были высказаны Моммзеном в его «Истории Рима». В частности, он подчеркивал, что с возникновением в результате реформ Мария постоянного войска и военного сословия фактически складываются основы будущей монархии4 , в войске исчезает всякое гражданское и даже национальное чувство и только корпоративный дух остался внутренним связующим звеном5 . Стоит отметить также ряд интересных суждений об императорской армии, высказанных Г. Буассье в книге «Оппозиция при цезарях» (1875), в частности его мнение о достаточно прочном сохранении среди солдат старых римских, республиканских по своей сути, традиций (в том числе религиозных) при полной поддержке со стороны войска единодержавной формы правления6.

Большой вклад в разработку многих вопросов истории римской армии внес ученик Моммзена Альфред фон Домашевский, разрабатывавший очень широкий круг вопросов — от политической роли армии, солдатской религии и жалованья до римской военной архитектуры7 . Его работы о военных знаменах (signa militaria), религии и системе чинов в императорской армии, несмотря на ряд ошибочных положений, сохраняют свою ценность8 . В монографии о знаменах А. Домашевский, систематизировав данные всех видов источников, впервые дал детальную реконструкцию различных типов римских signa militaria, показал их роль в различных сферах военной жизни, в том числе в религиозно-культовой, подчеркнув особое значение Fahnenreligion, которая, по его мнению, только в правление первых Северов отодвигается на задний план культом императора9 . Следует отметить, что высказанная автором мысль о том, что сам распорядок и условия военной жизни требовали особой религии, которая не знала гражданского религиозного календаря с его праздниками10, была решительным образом опровергнута находкой Feriale Duranum. Пересматриваются и некоторые другие наблюдения и выводы немецкого историка, касающиеся армейской религии11 . Заметим также, что военно-этическая подоплека культа знамен и других армейских культов фактически не получила у него специального освещения. Книга Домашевского о порядке чинов до сих пор остается наиболее полным исследованием по данной теме, хотя некоторые ее положения корректируются в современной историографии. В этой же работе автор, по существу, выдвинул свою концепцию истории императорской армии, развитую затем и в его общем труде по истории Империи. По мысли историка, процесс провинциализации и варваризации армии, начатый при Адриане, фактически завершился при Септимии Севере, который, как ставленник варварской солдатской массы, сознательно изгонял или истреблял италийские кадры на военной и гражданской службе; истинно римские начала в армии оказались подавленными, и легионы утратили былую доблесть, что и обрекало Рим на военные поражения12 . Выдвигая на первый план субъективные и этнические факторы, автор даже подгонял некоторые факты под эту общую схему, которая в свете современных исследований не выдерживает критики13. Но высказанные им идеи, равно как и критический пересмотр отдельных его взглядов, стимулировали дальнейшее углубленное изучение различных аспектов римской военной организации.

В начале XX в. появляется обширный труд еще одного представителя немецкой науки — Ганса Дельбрюка «История военного искусства в рамках политической истории». Автор не ограничивается только подробным и компетентным разбором основных военных событий прошлого, но анализирует своеобразие военной организации разных народов и государств. Что касается «римских» глав этого труда, то, бесспорно, заслуживают поддержки высказанные Дельбрюком мысли о специфике римской воинской дисциплины, коренившейся в самом римском народном характере и в твердой административной власти магистратов, об особой роли центурионов в сохранении военных традиций Рима14. Принципиально важен и тезис о том, что римская армия, а вместе с ней и римское государство держались не только благодаря дисциплинарным мерам, но и благодаря «отвлеченному понятию воинской чести», причем эти дисциплина и честь были органически связаны с солдатской религией, прежде всего с культом императора15. Однако этот верный вывод не получил сколько-нибудь подробного обоснования в работе Дельбрюка.

Развернутые суждения по данному аспекту содержит книга Шарля Ренеля, посвященная военным культам Рима16 . Основное внимание французский исследователь уделил развитию и сакральному значению римских военных знамен, обосновав на большом сравнительном материале их тотемные истоки у римлян и других италийских племен. Обратил он внимание и на связь этого культа с другими божествами и обожествленными абстракциями, подробно охарактеризовал роль signa в военных ритуалах и в утверждении корпоративного духа легионов и других воинских частей. Вполне однозначно трактуя военные штандарты римлян как подлинные божества, автор связывал с их сакральной природой то особое значение, какое они имели в традициях римской армии и сознании солдат. Хотя не все мнения автора по отдельным вопросам могут быть приняты, примечательно само его стремление рассматривать культовую практику армии во взаимосвязи с солдатской психологией, структурной эволюцией и традициями армии. Этим исследование Ренеля отличается от сугубо фактографических работ А. Домашевского и других германских историков, например П. Штайнера, посвятившего свое исследование подробному описанию римских военных наград и знаков, но практически никак не затронувшего более общих проблем, в частности значения dona militaria в системе воинских ценностей17.

В самом конце XIX и начале XX в. выходят первые крупные работы, в которых на основе документальных источников освещаются различные стороны военной истории отдельных провинций и затрагиваются в числе прочих также вопросы духовного облика и социального положения солдат. Среди таких работ долгое время по широте проблематики и фундированности выводов образцовыми оставались монографии Р. Канья и Ж. Леклье, посвященные соответственно истории римской армии в провинциях Африка и Египет18.

Развитие историографии в эти и последующие десятилетия отмечено как продолжением конкретных исследований в русле намеченных ранее направлений и подходов, так и появлением ряда важных работ общего плана. В рамках конкретно-исторических штудий внимание исследователей привлекают такие темы, как социально-этнический контингент рядового и командного состава19, правовые аспекты положения солдат и ветеранов20, порядок чинопроизводства и карьеры на разных уровнях военной иерархии21; исследуются также военно-уголовное право и дисциплина22. Интересный ракурс в изучении феномена солдатских мятежей в римской армии предложил в своей статье В. С. Мессер, увидев в них проявление определенной целостной традиции и указав, что при более внимательном рассмотрении такие эпизоды отнюдь не противоречат мнению об эффективности римской военной системы как таковой, но, напротив, могут рассматриваться как показатель высоких качеств римского солдата, его способности самостоятельно мыслить и действовать23.

Следует также отметить, что в первые десятилетия XX в. были написаны многие статьи о римских военных институтах для «Реальной энциклопедии» Паули-Виссовы, до сих пор сохраняющие определенное значение как точные сводки всех известных на тот период источников24. Некоторые из них можно отнести к работам обобщающего плана, как, например, развернутые статьи (по существу, представляющие собой целые монографии) о римском легионе, написанные В. Кубичеком (период Республики) и Э. Риттерлингом (период Империи) и подробно осветившие развитие, структуру, дислокацию легионов25. Среди других трудов общего и монографического плана заслуживают быть отмеченными подробное изложение истории военного дела и военного искусства Рима в работе И. Кромайера и Г. Фейта, исследования А. Паркера и Р. Гроссе26, а также вышедшие в 1910 — конце 30-х гг. монографии об отдельных родах войск27. Среди них стоит выделить работы М. Дюрри и А. Пассерини о преторианской гвардии, подробно осветившие историю, политическую роль, проблемы комплектования и внутренней жизни этого элитного корпуса вооруженных сил Империи28. Все эти источники, суммируя результаты конкретных исследований своего времени, существенно обогатили общую картину истории римской армии прежде всего с точки зрения значения и исторической эволюции различных элементов военной системы. Однако в этих исследованиях тема солдатской ментальности и соответствующих традиций не получила специальной разработки. В данный период и в начале следующего эта тема если и затрагивалась отдельными авторами, то главным образом в контексте изучения религиозной жизни армии (и прежде всего в связи с открытием новых памятников)29, вопросов военной дисциплины30 и частных сюжетов31.

Определились также некоторые новые подходы к проблемам военной политики отдельных принцепсов, социально-политической роли армии и взаимоотношений императора и войска. Здесь прежде всего надо отметить ряд общих работ по истории Принципата, в которых был высказан ряд принципиальных оценок и выводов, получивших впоследствии развитие или вызвавших оживленную полемику. Большое внимание различным вопросам социально-политической роли армии в жизни римского общества и государства уделил М. И. Ростовцев в своем классическом труде «The Social and Economic History of the Roman Empire»32. Русский историк акцентировал проблему социального состава армии, изменениями в котором определялась и ее политическая роль. Если Август и его ближайшие преемники при комплектовании войск, прежде всего легионов, ориентировались на городские слои Италии и наиболее романизированных провинций и армия, включавшая в себя все сословия, как зеркало отражала настроения народа и повиновалась принцепсам, воплощавшим теперь государство, то начиная со II в. «буржуазный» состав армии постепенно уступает место крестьянскому, армия утрачивает связь с городами, вновь превращаясь в войско сельских пролетариев. В конечном итоге это привело к тому, что в III в. армия, представлявшая уже те народные массы, которые играли в культурных достижениях Империи лишь весьма незначительную роль, становится деструктивным фактором. Теперь, по словам М. И. Ростовцева, «армия сражалась с привилегированными сословиями и не успокоилась, пока эти сословия полностью не утратили свой социальный престиж и пока жертвы полудикой солдатни бессильно не были повержены окончательно»33. В концепции Ростовцева, разумеется, многое представляется упрощенным и спорным, но именно его идеи значительно стимулировали более пристальное исследование социального состава и социально-политической роли армии, политики рекрутирования отдельных императоров34.

В совершенно ином ключе написано важное исследование А. фон Премерштейна, посвященное становлению и сущности Принципата, в котором среди прочих основ созданного Августом государственного строя подробное освещение получили различные аспекты взаимоотношения принцепса и армии. По мнению автора, их можно трактовать как особую форму клиентелы — войсковую клиентелу, которая, зародившись еще в первые десятилетия I в. до н. э., сыграла важную роль в развитии своеобразной римской монархии, а монополизация принцепсом положения патрона армии была, наряду с auctoritas, одной из важнейших основ его власти в целом35. Кроме того, Премерштейн подробно исследовал такие элементы взаимосвязи императора и войска, как воинская присяга, почитание императорских изображений в армии и др.

В целом же необходимо подчеркнуть, что в историографии конца XIX — первых десятилетий XX в. произошло становление военно-исторического направления в качестве одного из ведущих в мировом антиковедении. К неоспоримым достижениям рассмотренного этапа следует отнести введение в научной оборот и систематизацию огромного фактического материала, разработку разнообразных подходов к его интерпретации. Был сформулирован ряд общих концепций развития римской военной организации, определились основные тенденции и широкая проблематика исследований. Однако в силу изыскательских приоритетов науки того времени роль ментально-идеологических факторов в функционировании римской военной организации не получила целостного освещения: были затронуты лишь ее отдельные аспекты.




1 Например, см.: Lange L. Historia mutationum rei militaris Romanorum inde ab intento reipublicae usque ad Constantinum Magnum. Gottingae, 1846; Sonklar К. A. Abhandlung uber die Heersverwaltung der alten Romer in Frieden und Krieg, in der besonderen Beziehung auf die beiden Hauptzweige der Heersversorgung: Besoldung und Verpflegung. Innsbruck, 1847; Lamarre С. De la milice romaine depuis la fondation de Rome jusqu'a Constantine. R, 1863; Horster W. Die Nationen des Romerreichs in den Heeren der Kaiser. Speier, 1873; Streit W. Heeresorganisation des Augustus. Berlin, 1876; Pfitzner W. Geschichte der romischen Kaiserlegionen von Augustus bis Hadrian. Leipzig, 1881; Muller O. Romisches Lagerleben. Gutersloh, 1892; Fontaine L. L'armee romaine. R, 1883.
2 Marquardt J. Romische Staatsverwaltung. 3. Auflage, besorgt von H. Dessau und A. von Domaszewski. Bd. II. Darmstadt, 1957 (= 2. Auflage, 1881-1885); Bouche-Leclercq A. Manuel des institutions romaines. P., 1886 (переиздание: P., 1930).
3 Mommsen Th. Romische Staatsrecht. Bd. 1-3. Leipzig, 1871-1888; idem. Romische Strafrecht. Leipzig, 1899; idem. Das Militarsystem Casars // HZ. 1877. Bd. 38. (N. F. Bd. 2). S. 1-15; idem. Die Conscriptionsordnung der romischen Kaiserzeit // Hermes. 1884. Bd. 19. S. 1-79; 210-234; idem. Militum provincialium patriae // EE. 1884. Vol. V. S. 159-249; idem. Das romische Militarwesen seit Diokletian // Hermes. 1889. Bd. 24. S. 195-279.
4 Моммзен Т. История Рима. Т. И. СПб., 1993. С. 145-146.
5 Там же. Т. III. М., 1941. С. 411.
6 Буассье Г. Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Оппозиция при цезарях / Под ред. Э. Д. Фролова. СПб., 1993. С. 15-26.
7 Domaszewski А., von. Die Heere im Burgerkrieg // Neue Heidelberger Jahrbucher fur das Klassische Altertum. 1894. Bd. 4. S. 172-185; idem. Der Truppensold der Kaiserzeit // Neue Heidelberg Jahrbucher fur das Klassische Altertum. 1900. Bd. 10. S. 218-241; idem. Die Anlage der Limeskastelle. Heidelberg, 1908; idem. Lustratio Exercitus // Idem. Abhandlungen zur romischen Religion. Leipzig; В., 1909. Некоторые из этих работ вошли в сборник основных исследований А. фон Домашевского по истории римской армии: Domaszewski А., von. Aufsatze zur romischen Heeresgeschichte. Darmstadt, 1972.
8 Об этом свидетельствуют их переиздание и высокая в целом оценка современных специалистов. Domaszewski А., von. Die Fahnen im romischen Heere. Wien, 1885; idem. Die Religion des romischen Heeres. Trier, 1895; idem. Die Thierbilder der signa // Archaologische Epigraphische Mitteilungen aus Osterreich-Ungarn. Wien, 1892. Bd. XV. S. 182-193; idem. Die Rangordnung des romischen Heeres. Bonn, 1908 ( = Domaszewski A., von. Die Rangordnung des romischen Heeres / Einfuhrung, Berrichtigungen und Nachtrage von B. Dobson. 3., unveranderte Auflage. Koln; Wien, 1981) (2-е изд. вышло в 1967 г.). Ряд работ был переиздан в названном выше сборнике (см. предыдущую сноску). О современном значении этих работ, кроме «Введения» Б. Добсона, см.: DurryM. Sur l'armee imperiale // REL. 1968. T. 46. P. 62-67; Bal la L. Zu einigen Problemen der Militargeschichte des Prinzipats // Acta classica Universitatis Scientiarum Debrecensis. 1968. Vol. IV. S. 119-121; BirleyE. The Religion of the Roman Army: 1895-1977 // ANRW. Bd. II. 16. 2. 1978. P. 1506-1508; 1538.
9 Domaszewski A., von. Die Religion des romischen Heeres... S. 19.
10 Ibid. S. 13.
11 Birley E. Op. cit. P. 1506 ff.; Ankersdorfer H. Op. cit. Passim.
12 Domaszewski A., von. Die Rangordnung... S. 65; 196; idem. Geschichte der romischen Kaiser. Bd. 2. Leipzig, 1909. S. 246 ff.; 262; 266 f.
13 См.: Dobson B. Einfuhrung... S.V; LXI.
14 Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. T. I. СПб., 1994. С. 213 сл.; 312 сл.
15 Там же. T. II. СПб, 1994. С. 130, 131.
16 Renel Ch. Cultes militaires de Rome. Les ensignes. Lyon; P, 1903.
17 Steiner Р Die Dona Militaria // BJ. 1906. Bd. 114/115.
18 Cagnat R. L'Armee romaine d'Afrique et l'occupation militaire de l'Afrique sous les empereurs. P., 1892 (2-е изд. вышло в 1913 г.); LesquierJ. L'Armee romaine d'Egypte d'Auguste a Diocletien. Le Caire, 1918.
19 Seek O. Die Zusammensetzung der Kaiserlegionen // RhM. 1893. Bd. 48. S. 602-621; Dessau H. Die Herkunft der Offiziere und Beamten des romischen Kaiserreiches // Hermes. 1910. Bd. 45. S. 1-26.
20 Tassistro P. II matrimonio dei soldati romano // Studi e documenti Storia e Diritto. 1901. T. XXII. P. 3-82; Calderini A. Testamenti di soldati // Atene e Roma. 1915. Vol. XVIII. P. 259-266; Muller A. Veteranenvereine in der romischen Kaiserzeit // Neue Heidelberg Jahrbucher fur das Klassische Altertum. 1912. Bd. 29. S. 267-284.
21 См., например: Wegeleben T. Die Rangordnung der romischen Centurionen. В., 1913; Lopuszanski G. La transformation du corps des officiers superieurs dans l'armee romaine du 1er au IIIe siecle ap. J.-C. // Melanges d'archeologie et d'histoire de l'Ecole Francaise de Rome. P., 1938. P. 131-183.
22 Muller A. Die Strafjustiz im romischen Heere // Neue Jahrbucher fur das Klassische Altertum. 1906. Bd. 17. S. 550-577; Sulser J. Disciplina. Beitrage zur innern Geschichte des romischen Heeres von Augustus bis Vespasian: Diss. Basel, 1923; Currie G. W. The Military Discipline of the Romans from the Founding of the City to the Close of the Republic. Bloomington, 1928.
23 Messer W. S. Mutiny in the Roman Army // CPh. 1920. Vol. 15. P. 158-1175.
24 Можно, в частности, назвать статьи О. Фибигера («disciplina militaris», «dona militaria», «donativum»), В. Либенама («dilectus», «exercitus», «vexillum»), В. Кубичека («signa militaria»).
25 Kubitschek W. Legio // RE. Bd. XII. 1 (1924). Sp. 1186-1210; Ritterling E. Legio // RE. Bd. XII. 2 (1925). Sp. 1211-1829.
26 Parker A. M. D. The Roman Legions. N. Y., 1958 (ll ed. 1927); Kromayer 1, Veith G. Heerwesen und Kriegfuhrung der Griechen und Romer. Munchen, 1928 (Handbuch der Altertumswissenschaft. Begr. von I. Muller. Neu Herausgegeben von W. Otto. Abt. 4. Teil 2. Bd. 2). (Г. Фейтом написаны разделы о древнейшем, республиканском и позднеимператорском времени, а раздел об армии принципата принадлежит перу Э. фон Нишера); Grosse R. Romische Militargeschichte von Gallien bis zum Beginn der byzantinischen Themenverfassung. В., 1920.
27 Cheesman G. The auxilia of the Roman imperial army. Oxf., 1914 (reprint in 1971).
28 DurryM. Les cohortes pretoriennes. P., 1938; Passerini A. Le Coorti pretorie. Roma, 1939.
29 См, в частности: Rist W. Die Opfer des romischen Heeres. Tubingen, 1920; HoeyA. S. Rosaliae signorum // HThR. 1937. Vol. 30. P. 15-35; idem. Official policy towards Oriental Cults in the Roman army // ТАРА. 1939. Vol. 70. P. 456-481; Richmond I. А. Roman leeionaries at Corbridge, their supply-base, temples and religious cults // Archaeologia Aeliana. 4th ser. 1943. Vol. 21. Р. 127-224; Basanoff V. Evocatio. Etude d'un rituel militair romaine. P, 1947; NockA. D. The Roman Army and the Roman Religious Year // HThR. 1952. Vol. 45. P. 186-252.
30 Они стали предметом серии исследований А. Ноймана: Neumann А. Kritische Beitrage zur romischen Heeresdisziplin // Klio. 1935. Bd. 28. S. 297-301; idem. Das Augustiesch-hadrianische Armeereglement und Vegetius // CPh. 1936. Vol. 31. S. 1-17; idem. Das romische Heeresreglement // HZ. 1942. Bd. 166. S. 554-562; idem. Das romische Heeresreglement // CPh. 1946. Vol. 41. S. 217-225; idem. Romische Rekrutenausbildung im Lichne der Disziplin // CPh. 1948. Vol. 43. S. 157-173. Итогом этих исследований позднее стала его содержательная статья о дисциплине для дополнительного тома «Реальной энциклопедии»: Disciplina militaris // RE. Suppl. X. 1965. Sp. 142-178.
31 Например, таких, как значение римских военных знамен (Zwikker W. Bemerkungen zu den romischen Heeresfahnen // Bericht der Romisch-Germanischen Kommission des Deutsche Archaologische Instituts. 1937. B. 27. S. 7-22; Neumann A. Die Bedeutung der Medaillions auf den Fahnen des romischen Heeres der fruhen Kaiserzeit // Wiener Jahreshefte Zweigstelle Wien des Archaologischen Instituts des Deutschen Reiches. 1943. B. 35. S. 27-32), социальные функции военных коллегий (Ginsburg М. Roman military clubs and their social functions // ТАРА. 1940. Vol. 71. P. 148-156), взаимоотношения полководца и войска (Vogt J. Caesar und seine Soldaten // Neue Jahrb. fiir Antike und deutsche Bildung. 1940. 4. S. 120-135).
32 Rostovtzeff M. The Social and Economic History of the Roman Empire. Oxf., 1926. Немецкий перевод: Gesellschaft und Wirtschaft in romischen Kaiserreich. Bd. I-II. Leipzig, 1931. По этому изданию был выполнен и перевод на русский язык: Ростовцев М. И. Общество и хозяйство в Римской империи: В 2 т. СПб., 2000-2001.
33 Ростовцев М. И. Указ. соч. Т. 2. С. 203.
34 Такой подход в известной степени нашел отражение в соответствующих главах «Кэмбриджской древней истории». См.: Last Huge М. А. The Army а Profession // САН. Vol. IX. 1932; Stevenson F. E. The Army and Navy // САН. Vol. X. 1934; Miller S. Army and Imperial Hause II САН. Vol. XII. 1936.
35 Premerstein A., von. Vom Werden und Wesen des Prinzipats. Munchen, 1937. S. 73 ff.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Терри Джонс, Алан Эрейра.
Варвары против Рима

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

В. П. Яйленко.
Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.

А. В. Махлаюк.
Солдаты Римской империи. Традиции военной службы и воинская ментальность
e-mail: historylib@yandex.ru
X