Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


Loading...
под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Бондарев А.Я. Особенности выпаса лошадей как фактор, предопределяющий их наибольшую среди домашних животных уязвимость от хищных зверей в Алтае-Саянской горной провинции

Волк серый - основной враг копытных животных, составляющих основу его рациона. У медведя гор юга Сибири животные корма занимают около 10% рациона. К тому же снежный период медведи проводят в зимней спячке. Рысь изредка убивает мелких домашних рогатых копытных. Снежный барс, в сравнении с рысью, чаще нападает на овец и домашних коз, особенно в голодный снежный период, но учета ущерба от барса и рыси нет.

Сибирь до присоединения к России имела крайне малочисленное население, обширные ее районы вообще оставались незаселенными (История Сибири, 1968; Колесников А.Д., 1973; и др.). Здесь водилось много диких животных, служивших естественными прокормителями волку и тем самым предотвращавшим значительную часть урона скоту от хищничества.

Алтай является одной из древних зон развития животноводства. Вплоть до ХУП в. скот разводили преимущественно в малоснежных регионах, где зимой имелся подножный корм (Трошин И.П., 1969). Этот фактор в решающей степени определял сезонные кочевки животноводов со стадами и табунами скота. Волки также тяготели к пространствам, где снега мало или он достаточно плотный и не затрудняет передвижения (Лаптев И.П., 1958; Гептнер В.Г. и др., 1961).

Взаимоотношения «хищники - домашние копытные» в местах древнего животноводства сложились давно, и при этом у копытных сформировались или сохранились от диких предков адаптации, направленные против хищников. Л.П. Сабанеев (1877) и Л.М. Баскин (1976) отмечали, что табунные жеребцы, постоянно содержавшиеся в степи, успешно защищали свой косяк от волков, но выращенные в конюшне теряют это качество. А.А. Черкасов (1867) писал, что в Восточной Сибири волки, населяющие леса, не трогали оставленных без присмотра лошадей, так как благодаря обилию диких копытных были сыты и не рисковали нападать на необычайных для них животных. И, наоборот, волки, обитавшие в степи, постоянно голодные, немедленно убивали оставленных лошадей. Возможно, суть этого явления и в трофической специализации лесных и степных волков. В этой связи еще А.Ф. Миддендорф (1869) указывал, что в Приморье и Северной Америке волки многие годы боялись нападать на завезенных в эти места овец.

Освоение Сибири переселенцами и неумеренная охота привели к истреблению или значительному сокращению поголовья лося, марала, косули, кабана, сайгака, кулана и дзерена. Копытные-дендрофаги в малых количествах сохранились в отдаленных таежных угодьях. В это же время неуклонно увеличивалось количество домашних животных, и к началу ХХ в. их роль в питании волка, очевидно, стала максимальной. В советский период удалось восстановить поголовье и ареалы лося, марала, косули и, местами, кабана. Обилие диких копытных привлекало волков в леса и привело к восстановлению утраченных ранее этими хищниками трофических связей с естественными прокормителями. Можно полагать, что за счет этой пищевой переориентации волк теперь наносит меньший урон скоту.

Для оценки размеров хищничества волка мы использовали статистические сведения об убитых им животных на Алтае и в России за период с 1897 по 1980-е гг. В начале указанного периода волками уничтожалось около 1,8% скота. В «Материалах по исследованию крестьянского и инородческого хозяйства в Томском округе» (1900) сказано, что организованной борьбы с волками тогда не велось, и численность их была высокой. В 1925 г. в Сибири хищные звери (в основном волки) убили скота 1,6% от общего поголовья (Красильников Ж., 1926) или 225,5 тысяч по Западной Сибири. От болезней тогда погибало в два раза меньше скота (Белышев Б.Ф., 1934). В 1970-1980 гг. наибольшие потери скота от волка имели место в Горно-Алтайской автономной области (ныне это Республика Алтай) - ежегодно по 1,5-1,7 тыс., а в 2000 г. - 7240, или в четыре раза больше. И это не предел. За 2004 г. волки нанесли урон животноводству Республики Алтай на 20 млн. рублей. Для сравнения в 1980-е гг. в равнинной и предгорной части Алтайского края волки убивали в среднем по 460 голов, в остальных областях Западной Сибири - в среднем по 100 голов.

Для анализа успешности хищничества волка и медведя среди домашних животных мы применили показатель уязвимости - соотношение убитых хищниками животных к общему их поголовью, выраженное в процентах. В 1924-1925 гг. в ГорноАлтайской автономной области от волка погибло 25597 домашних животных, в том числе лошадей - 6% от их поголовья, крупного рогатого скота (далее коровы) - 2,5%, маралов - 8,5%, в 1982-1983 гг. - соответственно 0,255, 0,087 и 0,190. Следовательно, за 60 лет ущерб уменьшился в 24 раза для лошадей, в 28 раз для коров и в 45 раз для маралов и пятнистых оленей. Лошади в 1920-е и 1980-е гг. больше страдали от нападений волка. В 1920-е гг. в добыче волка на Алтае более трети составляли лошади, что в 1,9 раза превышает их долю среди домашних копытных, тогда как по РСФСР, Украине и Узбекистану (Красильников Ж., 1926) различие менее существенное - в 1,2 раза. Животные на Алтае погибали от волка чаще, чем в среднем по стране, в том числе лошади - в девять раз, коровы - в семь раз, овцы - почти в пять раз. Исключение составили козы, в горах они гибли на 13% реже, что, вероятно, связано с их размещением на выпасе по крутым склонам гор.

В соседней Хакасии, по условиям животноводства сходной с Алтаем, за январь-март 1923 г. волком уничтожено 10823 домашних животных; среди уничтоженных овцы составили 43%, коровы и телята - 19%, свиньи - 0,2%, лошади и жеребята - 38%. Следовательно, в добыче волка по Хакасии также доминировали лошади.

Особенности животноводства в горах описаны С.П. Швецовым (1900). Оседлое население зимой на сухом корме содержало дойный скот, овец, коз и рабочих лошадей и круглый год на подножном корме вдали от селений (40-80 км) под наблюдением пастухов - нерабочих лошадей (жеребцов, маток с жеребятами, меринов). Население, жившее в урочищах, содержало большую часть скота на подножном корме, на сухом - только ездовых лошадей. Рабочие лошади во всех хозяйствах составляли лишь третью часть, остальные - нерабочие (44 и 90 тыс.). Летом скот пасся у селений в поскотинах (дойные и нерабочие лошади). Овец и недойный скот не пасли, за ним лишь доглядывали. Очевидно, что до коллективизации (1927 г.) существенных изменений в многовековом укладе животноводства не происходило. Для познания взаимоотношений хищник-лошадь (жертва), по-видимому, уместно рассмотреть аспекты хищничества волка в современных условиях. Заслуживают внимания сведения за 1982-1983 гг., когда после специального распоряжения каждый случай нападения волков на домашних животных тщательно проверялся.

Оказалось, что лошади по-прежнему гибли от волков наиболее часто - в 3 раза чаще, чем коровы, в 2,2 раза чаще, чем козы и овцы (!), и в 1,3 раза - чем маралы и пятнистые олени. Очевидно, что лошади охраняются слабее всех животных. Количество лошадей по сравнению с 1920-ми гг. уменьшилось на 37% - до 51,6 тыс., а доля их среди всех домашних животных сократилась в пять раз за счет многократного увеличения поголовья коз и овец, а также маралов и пятнистых оленей. Общее количество домашних животных увеличилось в три раза.

Сравнение процента убитых волками животных от их общего поголовья показало, что в 1980-е гг. волк убивал их значительно реже, но соотношение величин добычи, несмотря на большие изменения структуры стада, изменились в меньшей мере. Возросший ущерб скотоводам в первом десятилетии ХХ! в. обусловлен сокращением поголовья диких копытных животных на Алтае вследствие браконьерства (Собан-ский Г.Г., 2005) и увеличением количества волков.

В сравнении с волком у медведя на Алтае в добыче больше коров, меньше лошадей и равная с волчьей доля овец и коз:


Бурых медведей в Республике Алтай тогда было раз в 10 больше, чем волков, по оценкам Г.Г. Собанского (1982) - 2-3 тыс. Но ущерб домашним животным от медведей значительно меньше. Следует учесть, что 1982 г. был необычайным для медведя - исключительно малокормным из-за повторившегося два лета неурожая семян кедра, а также ягод.

Можно предполагать, что и в древние и средние века роль этих хищников в истреблении домашних копытных и в предпочтении ими различных видов скота была аналогичной. Волки, живущие обычно стаями, успешно используют это преимущество в нападениях даже на резвых и обороноспособных лошадей.

Проведенный анализ хищнической деятельности волка показал, что он убивал 1,61,8% от общего поголовья скота в периоды, когда было мало диких копытных зверей. В средние и древние века при изобилии диких копытных в Центральной Азии ущерб от волка был менее существенным. Однако во все времена добычей волка чаще становились лошади. Возможно, кочевники не стреноживали лошадей для предотвращения их гибели от хищников. Отголоски древних отношений к волку как равноправному субъекту природных сообществ сохраняются и теперь у животноводов Юго-Восточного Алтая в терпимом к нему отношении и, в частности, в нежелании истреблять волчат на логовах вблизи стоянок. Более сложными и щадящими были эти отношения у кочевников, когда они знали легенды о происхождении тюрок от волков (Аристов И.А., 1896).
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Коллектив авторов.
Гунны, готы и сарматы между Волгой и Дунаем

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии

Тамара Т. Райс.
Сельджуки. Кочевники – завоеватели Малой Азии

коллектив авторов.
Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

В. Б. Ковалевская.
Конь и всадник (пути и судьбы)
e-mail: historylib@yandex.ru
X