Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


Loading...
А. И. Тереножкин.   Киммерийцы

2. Булавы, боевые молотки, секиры

Традиционными предметами вооружения народов, обитавших в Северном Причерноморье в течение бронзового века, с глубокой древности служили боевые топоры и булавы, изготовлявшиеся из-за недостатка металла преимущественно из камня. Не исчезают они и в позднейшее предскифское время, когда, кроме того, появляются и получают значительное распространение боевые молотки.

Для собственно киммерийской степи последнего периода нам известна находка лишь одной каменной шаровидной булавы, оказавшейся в кургане у с. Лугового на. Керченском полуострове. Единичны находки булав и на соседних со степью территориях. Обломок и целая каменная булава найдены на Субботовском городище чернолесской культуры. Целая каменная булава найдена С. Ф. Стржелецким при раскопках раннего таврского поселения в урочище Уч-Баш близ г. Севастополя. Целая каменная булава выявлена при раскопках Николаевского протомеотского могильника. Так как булавы эти имеют обычную шаровидную форму, типологически совсем не выразительную, мы ничего не можем сказать о каких-либо взаимных культурных связях на основании их находок. Они, по-видимому, одинаково употреблялись как в черногоровское, так и новочеркасское время. Наблюдение это подтверждается находками бронзовой биконической булавы в Кубанском могильнике позднейшего периода [4, с. 176]. К этому или лишь к несколько более позднему времени, в данном случае к началу скифского периода, относится каменная булава, найденная нами на поверхности при исследовательских работах на Жаботинском поселении в 1972 г.

Наиболее поздние находки каменных булав для раннего скифского времени засвидетельствованы материалами кургана № 524 около с. Жаботина, раскопанного А. А. Бобринским. В одном ряду с жаботинской стоит еще круглая бронзовая булава из кургана у с. Емчихи Каневского уезда, раскопанного Н. Е. Бранденбургом [146, с. 74, 75, рис. 2]. В кобанских могильниках близ Кисловодска (мебельная фабрика, погребение № 15; Эчкиваш, погребение № 4) найдены две бронзовые булавы с четырьмя выступами, но их отношение к киммерийской степной культуре нам не известно.
В 1956 г. при раскопках Московского городища поздней чернолесской культуры, находящегося в нижнем течении р. Тясмина, найден неполный экземпляр шлифованного каменного цилиндрического проушного молотка (рис. 44, 1). При поиске аналогий этому орудию, выделявшемуся своей специфической формой, выяснилось, что оно имеет сравнительно короткий период существования, соответствующий в основном нашему последнему предскифскому периоду [157, с. 86, рис. 55, 5]. В Северном Причерноморье такие предметы вооружения найдены в следующих местах: в кургане, раскопанном при строительстве Днепрогэса им. В. И. Ленина (рис. 14, 5); при погребении № 1 в кургане № 2 у Зеленого Яра на Керченском полуострове (рис. 14, 4); у хут. Мешкова близ Мигулинской станицы Донецкого округа (рис. 20, 9); близ с. Петровского Харьковской области (рис. 24, 15) и при грунтовом захоронении в г. Ставрополе (рис. 25, 13).

Все эти орудия, изготовленные из камней твердых пород (диорита, кварцита, плотных песчаников), имеют правильные формы и отличаются хорошей шлифовкой. Они бывают цилиндрическими, иногда несколько сужающимися к одному концу или с небольшим утолщением для прочности в проухе. Обушки плоские или слегка выпуклые. Наименьший из них по размерам происходит из Ставрополя, длина его 10,5 см. Крупными размерами выделяется молоток из Днепростроя — длина его 20,4 см. Обращает внимание малый диаметр проуха, зачастую сужающегося к противоположной стороне. Диаметр отверстий колеблется от 1.8 до 2,2 см. Диаметр проуха у огромного молотка с Днепростроя составляет всего 1.9 см.

О существовании бронзовых боевых молотков раньше всего стало известно по материалам из могильников кобанской культуры на Северном Кавказе, о чем речь будет ниже. В 1974 г. подобный бронзовый цилиндрический молоток был найден О. Г. Шапошниковой при киммерийском погребении в кургане у с. Калиновка к северу от г. Николаева.

Ближайшее сосредоточение находок каменных молотков оказалось в Западной Украине, где их неоднократно находили при захоронениях в могильниках высоцкой культуры. В самом Высоцком могильнике найдено два таких молотка: один при погребении № 105 в раскопках Т. Сулимирского [207, табл. IX, 1h], другой — при погребении № 96 раскопок Г. Т. Ковпаненко в 1951 г. (по неопубликованным материалам, хранящимся в ИА АН УССР). По одному молотку выявлено в могильниках у с. Чехи (ныне Луговское) в могиле № 29 раскопок И. Шараневича в 1895—1898 гг. [207, с. 66, табл. XXVII, 20] и близ Золочева при погребении № 27 раскопок Л. И. Крушельницкой в 1962 г. [90, с. 131, рис. 9, 24]. Наконец, еще один молоток найден на поселении голиградской группы фракийского гальштата у с. Городница в Ивано-Франковской области при раскопках, которые произвел М. Ю. Смишко в 1938— 1939 гг. [134, табл. I, рис. 14]. Если по форме в них можно видеть изделия подражательные киммерийским, то по технике изготовления они им сильно уступают. В отличие от степных образцов они сделаны из камней таких мягких пород, как мергель или песчаник, и имеют не шлифованные, а лишь заглаженные поверхности. По размерам они уступают киммерийским: их длина 9—11 см, диаметр 3,7—4,8 см. Во всех известных случаях орудия к середине немножко расширяются. Сверлины отверстий односторонние, с сужением к наружной стороне. Для примера приведем размеры отверстий рукояток с наружной и внутренней сторон: 1,4—1,8 см; 1—1,6 см.

Несравнимо больший интерес для нас представляют данные о распространении киммерийских боевых молотков в памятниках предскифского времени на Северном Кавказе. В Кубанском древнемеотском могильнике, соответствующем по времени новочеркасской киммерийской ступени, найдены два каменных цилиндрических молотка [2]. В памятниках кобанской культуры находки молотков сосредоточены в западной части ее распространения — в районе Кисловодска и в прилегающей к нему территории Кабарды. Отсюда известно пять молотков, из которых три каменных, а два бронзовых. Один каменный молоток найден в Каменномостском могильнике при раскопках, произведенных Е. И. Крупновым в 1948 г. [85]. Два других каменных молотка происходят из могильника близ мебельной фабрики в Кисловодске, исследованного краеведом А. П. Руничем. По своему типу — это обычные молотки, ничем не отличающиеся от степных киммерийских. Один бронзовый молоток происходит из Султангорского могильника, а другой найден в могильнике у мебельной фабрики в Кисловодске [28, с. 133, рис. 13, 8; 29]. Форма у них обычная — цилиндрическая с расширением в середине и к обушкам. В отличие от других у бронзового молотка из Султангорского могильника проух не круглый, а овальный.
Из Прикамья находок цилиндрических молотков не известно. Но и там они были в позднейшее предскифское время обычным предметом вооружения, как о том можно судить по стеле из с. Новомордово (рис. 72, 1), на которой вместе с типичным доскифским кинжалом с крестовидной рукоятью изображен и боевой цилиндрический молоток на рукояти [168, с. 183, рис. 1, 1; 5, 3].

В Центральную Европу молотки цилиндрической формы не проникли. Боевой цилиндрический молоток, соответствующий по назначению булаве, является специфически местным предметом древнего оружия, так как подобные предметы вооружения отсутствуют в других культурах за пределами Европейской части СССР. Судя по комплексным находкам, в составе которых были цилиндрические молотки, они одинаково употреблялись как в черногоровское, так и в новочеркасское время. Благодаря исследованию Э. С. Шарафутдиновой нам стало известно, что своим происхождением такого рода молотки связаны с белозерской ступенью срубной культуры, как о том можно судить по находке подобного молотка на Кобяковском поселении близ устья Дона [183, с. 23, рис. 13, 2]. В других, по-видимому, в большинстве более ранних памятниках белозерской ступени они пока не обнаружены, что позволяет высказать предположение о их появлении лишь в конце белозерского времени. В связи с находкой Э. С. Шарафутдиновой выяснилось, что период бытования цилиндрических молотков хронологически несколько шире, чем это считалось нами раньше.

В таких орудиях, как каменный шлифованный цилиндроконический клевец из Камбурлиевки к югу от Кременчуга (рис. 19, 9) или «топор» из Николаевского могильника в Адыгее [3, с. 117, рис. 3], можно видеть варианты цилиндрических молотков, являющихся одним из характернейших киммерийских предметов вооружения.
Для тех же боевых целей служили и каменные топорики, имеющие ладьевидную форму, сходные с подобными древними орудиями. Хорошее представление о них дает топорик из кургана у хут. Верхнеподпольный в Ростовской области (рис. 10, 11). Сходный с ним топорик известен с Субботовского городища. У топорика в кургане у Верхнеподпольного были прослежены остатки деревянной рукояти, длина которой составляла всего 30 см. По-видимому, и цилиндрические молотки были с короткими ручками, как о том можно судить по их очень узким проухам.
Из могильника у хут. Кубанского близ г. Усть-Лабинска происходит бронзовая секира с длинным обушком и длинным острием, имеющая выступающую втулку и сверху петлю, а под ней ромбовидный значок [4, с. 175, рис. 4, 2]. Во всем подобная ей секира оказалась в Султангорском могильнике около г. Кисловодска. Отличается от кубанской только отсутствием ромбовидного значка на проухе.

Н. В. Анфимов правильно сопоставил свою находку с изображением секиры с рукоятью на стеле № 2 из древнеананьинского могильника у с. Новомордово [168, с. 181, рис. 1, 2; 5, 2]. Сходство это помимо самой формы изображенного орудия подкрепляется также наличием у него таких деталей, как петля и ромбовидный значок. По данным А. X. Халикова, из района Билярска известна как случайная находка бронзовая секира, сходная с описанными, без выступающего проуха и петли, по также с ромбовидным значком. В. Б. Виноградов, сопоставив султангорскую секиру с секирами-жезлами с зооморфными протомами предскифского периода, нашел в ней степное привнесение в кобанскую культуру [29], с чем, очевидно, следует согласиться. Как секира из хут. Кубанского, так и находка из Султангорского могильника относятся к новочеркасскому времени.
Признавая такие секиры киммерийскими по происхождению, мы к киммерийским должны отнести и секиры-жезлы, из которых к доскифской поре у нас относится лишь бронзовая секира с зооморфной протомой, найденная в могильнике у мебельной фабрики в Кисловодске. Ее связи с фракокиммерийскими зооморфными жезлами изучались В. А. Ильинской. В Центральной Европе с секирой из Кисловодска оказались родственными по форме и стилизации «конноголовые скипетры», происходящие из Кискосцега, где они были в составе клада фракокиммерийских бронз, из случайных находок из Сарвиц-Канала и комитата Туроч в Венгрии и захоронения платеницкой культуры начала гальштата Сус. Пршедмержиц близ г. Градец-Кралове в Чехии [64, с. 206 и сл., рис. 1]. Собрание таких интереснейших доскифских древностей недавно пополнилось еще одним конноголовым скипетром, оказавшимся в составе большого клада бронз, найденного близ с. Прюдень и поступившего в музей г. Миш - кольца в Венгрии [210, с. 45, рис. 21].

Находки бронзовых секир в Предкавказье и их изображения на древнеананьинских стелах, а также скипетры с навершиями в виде секир с протомами животных из Кисловодска и Центральной Европы дают дополнительные данные о материальной культуре киммерийцев последнего периода. Потенциальное значение этих находок и данных результатов их изучения отечественными и зарубежными учеными для археологии киммерийцев юга Европейской части СССР трудно переоценить.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

коллектив авторов.
Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация

под ред. Е.В.Ярового.
Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)
e-mail: historylib@yandex.ru
X