Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Тату наборы
  • Тату наборы от производителя, без предоплаты. Оплата при получении
  • tattoosklad.ru


Loading...
А. И. Тереножкин.   Киммерийцы

3. Наконечники копий

В киммерийской степи находки наконечников копий и близких к ним по значению наконечников дротиков крайне редки. Остановимся прежде всего на тех наконечниках копий, принадлежность которых к позднейшему времени пребывания киммерийцев в Причерноморье не вызывает сомнений. Один такой железный наконечник оказался вместе с двумя комплектами бронзовых принадлежностей узды с удилами с двукольчатыми концами, положенными в качестве заупокойной жертвы, у подошвы кургана Гиреева могила близ г. Аксая на нижнем Дону. К сожалению, наконечник этот распался, и форма его осталась неизвестной. Два других наконечника копий, найденных в Степном Причерноморье, бронзовые. Один из них несколько лет назад поступил в Одесский археологический музей как случайная находка из с. Маяки Беляевского района Одесской области (рис. 25,10). Он имеет вытянутое длинное перо, в нижней части которого есть дырочка, массивное уплощенное ребро и не сильно выступающую втулку. Аналогий этому наконечнику мы указать не можем. К позднейшему предскифскому времени мы отнесли его по наличию отверстия в пере, поскольку, как установила Г. Т. Ковпаненко, такого рода отверстия являются характерным признаком бронзовых и железных наконечников копий переходного периода к западу от Днепра —как на Украине, так и во многих странах Западной Европы. Другой бронзовый наконечник копья (рис. 26, 11) найден вместе с бронзовыми удилами с двукольчатыми концами на подкурганной поверхности у с. Родионовка близ г. Кривого Рога. Наконечник по характерному перу с тремя нервюрами представляет собой среднеевропейский импорт. Существование такого западноевропейского импорта в изучаемое время подтверждается находкой бронзового копья этого же типа в Сержень-Юртовском могильнике в Чечено-Ингушской АССР. По форме последнее грубее западноевропейских образцов и, очевидно, является местным изделием [79].
Дротики из степной полосы представлены бронзовым и железным наконечниками. Бронзовый наконечник дротика (рис. 24, 18) происходит из ст. Нижне-Курмоярской, откуда он поступил в музей г. Новочеркасска вместе с трехпетельчатым псалием новочеркасского типа, вероятнее всего, из совместной находки. Наконечник этот — типичный ананьинский, следовательно, представляет собой импорт из Волго-Камья.

Железный наконечник дротика был найден в могиле № 10 кургана № 58/26 близ городища Саркел (рис. 25, 3). Главные его особенности составляют длинная массивная втулка и маленькая овальная двухлопастная головка. По мнению А. А. Иессена, этот наконечник, названный в его публикации наконечником копья, «относится к весьма раннему типу и воспроизводит форму наиболее поздних наконечников копий эпохи поздней бронзы» [61, с. 74]. Глубокая, очевидно, предскифская древность этого наконечника едва ли может вызывать какие нибудь сомнения, так как подобных наконечников дротиков нет среди материалов скифской культуры, которые нам достаточно хорошо известны с самого начала ее появления на юге Европейской части СССР. Однако, вопреки приведенному высказыванию А. А. Иессена, никаких аналогий или прототипов в находках бронзового века этому дротику мы указать также не можем.
Таким образом, из того, что нам известно о находках в степи, помимо импортных изделий, собственно киммерийскими здесь можно назвать лишь бронзовый наконечник копья из с. Маяки под Одессой и железный наконечник дротика из Саркела. Морфологически они настолько отличаются, что не могут быть использованы пока для определения типологических особенностей собственно киммерийских наконечников.

Что же нам дают для освещения рассматриваемого вопроса соседние территории и культуры? Из Среднего Поднепровья нам известно несколько железных наконечников, относящихся к позднейшей поре. Одни из них происходят из воинских захоронений новочеркасской ступени в грунтовой могиле с трупосожжением в Бутенках близ г. Кобеляки па Полтавщине и в Носачевском кургане с трупоположением к северо-западу от г. Смела. И в том и в другом случае наконечники длинновтульчатые с пропорционально массивным пером со срединной нервюрой. У обоих наконечников из Бутенок в нижней части пера оказалось по две маленькие дырочки. Последний признак, как установила Г. Т. Ковпаненко, оказался устойчивым и характерным для многих наконечников копий не только в лесостепной полосе Украины, но и в Западной Европе. Она обнаружила в числе депаспортизированных древностей из Киевской и Полтавской губерний, хранящихся в Киевском историческом музее, еще один подобный железный наконечник копья с сравнительно узким пером и дырочками в его основании и железный же наконечник копья с более коротким пером на длинной втулке с отверстиями в нижней части из своих раскопок на Высоцком могильнике во Львовской области в 1951 г.

В Западной Европе Г. Т. Ковпаненко отмечены следующие находки наконечников копий с дырочками в основании пера, относящиеся к переходной поре от бронзового к железному веку: бронзовые наконечники в кладе из Андерно в Сицилии и из могильника в Кумах близ Неаполя, которые одинаково восходят к догреческому периоду — к VIII в. до н. э.; железный наконечник из клада, найденного у с. Бреезен в округе Дасау (ГДР), в котором, кроме того, есть еще три великолепных бронзовых богато орнаментированных наконечника копий. Последний клад датируется V периодом бронзового века по О. Монтелиусу [78, с. 70—71].
К перечисленным находкам наконечников копий можно ныне присовокупить еще несколько находок наконечников копий с отверстиями в пере. Так, три железных наконечника с отверстиями в пере (рис. 61) происходят из с. Матеуцы Резинского района Молдавской ССР, где один из них найден случайно в окрестностях села, а два — в могильнике с трупосожжениями. В отличие от среднеднепровских они имеют малые размеры, чем сходны с дротиками [92, с. 128—133, рис. 1, 1—3]. Три подобных легких железных наконечника с дырочками происходят из Комлода в Венгрии, где они, помимо других вещей, сопровождались бронзовыми так называемыми наконечниками ножен кинжалов [196, табл. XXI, 1—3].
Дырочки в пере наконечников копий имели какое-то назначение. По-видимому, они служили для прикрепления значков, какими обычно обзаводились отряды конных всадников. Явно, что этот обычай не зависел на западе от влияний, идущих с востока, а диктовался какой-то модой или общей древней европейской традицией.

Из числа западных находок ближе всего по типологическим признакам к среднеднепровским наконечникам стоит железный наконечник копья из кургана у с. Енджа в Добрудже: он имеет такую же длинную втулку и в общем длинное, сравнительно узкое перо с нервюрой. Вместе с ними он образует типологически единую группу наконечников копий последнего периода. Она особенно важна для нас тем, что хронологически захоронения в Бутенках и Носачеве как новочеркасские очень близки к киммерийскому воинскому погребению в Ендже, хотя их разделяет значительное расстояние.
На Северном Кавказе отчетливо выделяются две провинции — протомеотская в Прикубанье и кобанская в Центральном Предкавказье и восточнее, различающиеся между собой по типам наконечников копий. В Прикубанье наконечники копий пред- скифского периода были выделены и исследованы Н. В. Анфимовым. По его данным, в старшем протомеотском могильнике у с. Николаевского, соответствующем черногоровским памятникам в киммерийской степи, среди наконечников копий преобладают бронзовые, тогда как железные насчитываются лишь единицами (рис. 84). Один бронзовый наконечник копья имеет сравнительно узкую длинную втулку и неширокое длинное перо. По этим особенностям он довольно близок к среднеднепровским железным наконечником копий. Сходен он с ними и по своим размерам (27 см, тогда как среднеднепровские — 28,3—30,5 см).



Рис. 84. Руководящие изделия из старшего про- томеотского Николаевского могильника в Адыгее:
1—3 — псалии; 4—6 — удила; 7 —бляшка; 8 — подвеска для кисти; 9—11 — ножи; 12 — булава; 13 — боевой топор; 14 — точильный брусок; 15 — уздечная бляха; 15— 22 — наконечники копий; 23 — рукоять меча. 1, 2, 4—6, 8—11. 15—18, 20—22 — бронза; 3, 7 — кость; 12— 13 — камень; 19 — железо; 23 — бронза и железо.



Другие бронзовые наконечники копий Николаевского могильника облегченные, а некоторые из них приближаются по размерам к дротикам, так как их длина колеблется от 11 до 20 см. Втулки короткие и средние по длине, перо пламевидное, расширяющееся к середине и к низу, иногда почти треугольное. Собственно протомеотской особенностью бронзовых наконечников копий является то, что многие из них имеют не круглую, а шестигранную втулку, не свойственную наконечникам других культур Восточной Европы.
Из железных наконечников копий опубликован лишь один, но и он плохой сохранности. Втулка у него длинная, ребро на пере выражено слабо [3, с. 117, табл. II]. В Кубанском могильнике, соответствующем по времени новочеркасским памятникам, в отличие от Николаевского могильника бронзовые наконечники копий отсутствуют совсем, а имеются только железные, но они еще не опубликованы [4, с. 173, 175].

Для кобанской культуры на Северном Кавказе известны наконечники копий двух или трех типов, обращающие на себя внимание особым своеобразием. Одни из них бронзовые, с длинной втулкой с парным ребристым пояском на ней и длинной узенькой головкой [102, стр. 84, рис. 24]. другие наконечники имеют малое перо, посаженное на длинную втулку [89, с. 59]. Встречаются и железные наконечники копий, сделанные по местным бронзовым образцам с удлиненной втулкой, образующей иногда под головкой тоненькую шейку, и небольшой сужающейся к концу головкой [60, с. 122—125, рис. 12, 14]. Кобанские наконечники копий такого рода являются типично кавказскими и имеют, как правило, свои исходные формы в местных культурах более ранних ступеней бронзового века.
В ананьинской культуре предскифского периода, как и позднее в Волго-Камье, были распространены небольшие бронзовые наконечники копий с головками треугольной формы с вертикальными прорезями, типичной местной формы. Железные наконечники копий имеют длинные или короткие втулки и мало выразительные по форме листовидные головки. Среди последних обнаруживаются экземпляры, которые явно изготовлены по обычным ананьинским бронзовым образцам [167, с. 43—47, табл. IV и V].

Итак, нам удалось установить, что копья почти совсем отсутствовали на вооружении киммерийцев. По-видимому, они не выделялись какими-то особыми боевыми качествами. Если киммерийские железные кинжалы с крестовидными рукоятями получили необычайную популярность у всех соседей киммерийцев, то у этих же соседей в составе оружия сохранялись наконечники копий исконно местных традиционных форм — кобанских, протомеотских, ананьинских и других типов.
Образцы киммерийских наконечников копий для черногоровского времени можно видеть в бронзовом наконечнике из с. Маяки Одесской области (рис. 25, 10), а для новочеркасской норы — в железных наконечниках, обнаруженных при захоронениях в с. Бутенки и в Носачевском кургане (рис. 38, 26—27; 45, 24), а также, вероятно, в кургане у с. Енджа в Болгарии (рис. 16, 12). Во всех названных случаях наконечники эти крупных размеров с длинной втулкой и пропорционально большим пером.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

А.Н. Дзиговский.
Очерки истории сарматов Карпато-Днепровских земель

В. Б. Ковалевская.
Конь и всадник (пути и судьбы)

Игорь Коломийцев.
Тайны Великой Скифии
e-mail: historylib@yandex.ru
X