Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. И. Тереножкин.   Киммерийцы

1. Наконечники стрел

Обычными предметами вооружения, которые встречаются в позднейших предскифских могилах, являются наконечники стрел, часто в виде колчанных наборов. Не приходится сомневаться в том, что при умерших клались и луки, но остатков их еще не обнаружено.
Наконечники стрел по своим типам делятся на старшие — черногоровские и младшие — новочеркасские. В черногоровское время они делались из кости и бронзы, а в новочеркасское, кроме того, и из железа. Различия между названными хронологическими группами отчетливее всего обнаруживаются в смене типов бронзовых наконечников стрел, на разборе которых мы и должны прежде всего остановиться.
Рассмотрим первоначально наконечники стрел из погребальных комплексов черногоровского времени. Единственный полный колчанный набор, которым мы располагаем для этой ступени, происходит из кургана Высокая могила (погребение № 5) на Запорожье. Он состоит из 38 наконечников, из которых 24 бронзовых и 14 костяных. Из колчанного набора кургана Малая Цимбалка сохранилось всего 9 наконечников, из которых 5 бронзовых и 4 костяных. В ОАК за 1868 г., где впервые были опубликованы сведения о раскопках Малой Цимбалки, сообщается, что в кургане был найден кремневый наконечник, но он не сохранился, так что реальность этого сообщения мы проверить не можем. В других случаях находки стрел в могилах черногоровской ступени одиночны.

Все наконечники стрел черногоровских памятников (как костяные, так и бронзовые) являются двухлопастными и втульчатыми. Различия между ними обнаруживаются лишь в формах головок. Преобладающую часть бронзовых наконечников стрел можно разделить на три типа. Первый тип имеет продолговатую ромбовидную головку (рис. 7, 1—11; 24, 5, 8). Для второго типа характерны килевидные головки с приостренными концами лопастей (рис. 12—24; 24, 6). К третьему типу, который можно назвать лавролистным, принадлежат два наконечника стрел из Цимбаловой могилы (рис. 24, 7, 9). Один ромбовидный наконечник стрелы черногоровского типа найден в Эчкивашском могильнике кобанской культуры близ Кисловодска [26, рис. 20, 10]. Один килевидный с приостренными лопастями наконечник стрелы (правда, сильно деформированный в морфологическом отношении) найден в одной из могил в Сержень-Юрте в Чечено-Ингушетии [79]. По одному наконечнику стрел с лавролистной головкой найдено в курганах у с. Марьино близ Симферополя и в кургане у с. Новая Белогорка в Оренбургской области (рис. 18, 9; 24, 19). Из хут. Колотаева в Подонье имеется наконечник стрелы с овальнокилевидной головкой с приостренными лопастями (рис. 20, 1).
Одним из весьма важных признаков наконечников стрел черногоровского времени является наличие на втулке поперечных рельефных поясков — от одного до шести. Иногда черногоровские наконечники стрел снабжались небольшим шипом.

Все костяные наконечники стрел втульчатые. Различаясь в деталях, они делятся на пять типов: 1) ромбовидный в поперечнике с прямым основанием, 2) ромбовидный с вырезом в основании, 3) квадратный в разрезе, 4) круглый пулевидный и 5) укороченный пулевидный. Ромбовидные с прямым основанием отмечены в следующих местах: в Малой Цимбалке — 1 (рис. 24, 10), на Субботовском городище — 1 (рис. 53, 10). Ромбовидные с вырезом в основании происходят из следующих памятников: из Малой Цимбалки — 1 (рис. 24, 11), из Высокой могилы — 12 (рис. 7, 25—36), Субботовского городища — 9 (рис. 53, 1—9), Калантаевского городища—1 (рис. 37, 6), из Цахнауц и Царевки в Молдавии — по одному (рис. 63, 2; 64, 3), из Уч-Баша близ Севастополя—2 (рис. 65, 4, 5) и с поселения в Сержень-Юрте в Чечено-Ингушетии [80, с. 77, рис. 21, 5]. Квадратные наконечники стрел известны в находках из Малой Цимбалки, грунтовой могилы в Ставрополе, из Субботовского и Калантаевского городищ и Сахарнянского поселения — по одному экземпляру. Найдены такие наконечники и на поселении около Сержень-Юрта [80, рис. 21, 3]. С таврского поселения в урочище Уч-Баш известны два таких наконечника стрел (рис. 65, 3). Круглые пулевидные наконечники стрел происходят: из Малой Цимбалки (рис. 24, 13), с Адамовского городища (рис. 36, 5) —по одному наконечнику. Миниатюрные пулевидные наконечники стрел найдены лишь в двух экземплярах в кургане Высокая могила (рис. 7, 37, 38).

Судя по количеству находок и их распространению, для черногоровской фазы наиболее типичны среди бронзовых ромбовидные, килевидные и лавролистные, а из костяных — ромбовидные в разрезе с вырезом в основании наконечники стрел.
Мы располагаем только одним полным колчанным набором из захоронения времени Новочеркасского клада, добытым при раскопках Зольного кургана близ Симферополя. Он состоит из 33 наконечников стрел, из которых 25 бронзовых, 4 железных и 4 костяных. Набор из Обрывского кургана насчитывает 64 бронзовых наконечника стрел. Судя по такому большому количеству, набор этот, вероятнее всего, полный или почти полный, хотя захоронение уже было раскопано кладоискателями. Другие находки стрел при захоронениях новочеркасской поры сохранились лишь частично.
Бронзовые наконечники стрел новочеркасского времени представлены тремя типами. Наконечники стрел первого типа имеют тонкую длинную сильно выступающую втулку и маленькую плоскую ромбовидную головку. Тип этот является господствующим в новочеркасских колчанных наборах. Так, в Обрывском кургане оказалось 63 таких наконечника (рис. 27, 3), в Зольном кургане — 24 (рис. 17, 15—18). Из захоронения в Бутенках, где было найдено около 30 бронзовых наконечников, сохранилось лишь 2 стандартных для ново-черкасских памятников образца с длинными узкими втулками и ромбовидными головками (рис. 38, 9). Из большого числа бронзовых наконечников стрел из Носачевского кургана сохранилось лишь пять, из которых четыре принадлежат к описываемому типу (рис. 45, 5—8). О том, как изготавливались такие наконечники стрел, можно судить по половине бронзовой литейной формы, найденной в Новочеркасском кладе. Она была рассчитана на отливку одновременно четырех наконечников стрел (рис. 26, 6). Головки наконечников имеют овальную форму, ромбовидная же форма придавалась наконечникам при их отделке.

На Северном Кавказе находки длинновтульчатых наконечников стрел с ромбовидной головкой немногочисленны. Очень мало их из области протомеотской культуры в Прикубанье, где отдельные находки отмечены, например, в могильнике у хут. Кубанского. Девять таких наконечников Н. И. Веселовский нашел в 1908 г. в кургане у Некрасовской станицы на Лабе [60, с. 120, рис. 8]. Четыре наконечника оказалось в кладе, происходящем с северозападного склона горы Бештау в Пятигорске [60, с. 125, рис. 14].
По данным, опубликованным А. И. Мелюковой, на западе в виде отдельных находок такого рода наконечники встречаются в Румынии (на поселении у с. Пояна Текуч в бассейне р. Прут, в Олтении на поселении ус. Бассарабь) [109, с. 11]. В лесостепной части Молдавии два наконечника стрел с длинной втулкой и ромбовидной головкой найдены на поселении у с. Алчедар (рис. 61, 5, 6). Исследователи отмечают отсутствие таких наконечников стрел на савроматской территории. Отсутствуют они и в области ананьинской культуры в Прикамье и Поволжье. В Сибири, как пишет В. А. Ильинская, наконечники стрел данного типа выявлены еще недостаточно отчетливо [63, с. 25]. Ближе других к ним стоят два бронзовых наконечника из Тагарского кургана на р. Изычкуль в Красноярском крае [177, с. 124, рис. 46, 25, 26].

Второй тип бронзовых наконечников стрел новочеркасской группы известен лишь по экземпляру, входящему в колчанный набор из Зольного кургана. Он имеет коротко выступающую втулку и продолговатое пламевидное перо. По своему виду он ближе всего к бронзовому наконечнику стрелы с пламевидной головкой из могильника в Сержень-Юрте.
Наконечники третьего типа очень сходны с длинновтульчатыми наконечниками с ромбовидной головкой. Отличаются они лишь тем, что имеют трехлопастную головку. Один трехлопастный наконечник был в наборе из Обрывского кургана, но рисунок его отсутствует. Другой трехлопастный наконечник происходит из Носачевского кургана (рис. 45, 9). Несколько подобных наконечников, как сообщила нам Г. Тончева, оказалось в колчанном наборе из кургана у с. Белоградец. Очевидно, они являются старейшими трехлопастными наконечниками, происходящими из Северного Причерноморья.

Железные наконечники стрел, оказавшиеся в Зольном кургане (рис. 17, 20—22), сделаны по образцам длинновтульчатых бронзовых наконечников с небольшой ромбовидной головкой. Они и железный наконечник стрелы (не сохранился) из кургана Верхнеподпольного в бассейне Маныча служат примерами старейшего использования железа для изготовления наконечников стрел в Восточной Европе.
Костяные наконечники стрел, которые могут быть достоверно отнесены к новочеркасскому времени, известны нам лишь из Зольного кургана (рис. 17, 13, 14). Из четырех три имеют цилиндрическую пулевидную форму, а один — четырехгранный в разрезе. С черногоровскими среди них более сходны четырехгранные в разрезе.
Если в отношении костяных и кремневых наконечников стрел для ранней Покровской и для средней сабатиновской ступеней сруб- ной культуры накопились уже сравнительно большие материалы, то этого нельзя сказать для белозерской ступени. Очень интересен набор костяных наконечников стрел, происходящий из раскопок Кировского поселения срубной культуры на Керченском полуострове. Среди них имеются втульчатые и черешковые. Втульчатые наконечники, в свою очередь, делятся на четырехгранные, трехграпные с заостренными концами, трехгранные скифообразные. Черешковые наконечники трехгранные. Кроме того, здесь же найдены трехгранные с заостренными концами, привязные. К сожалению, на Кировском поселении имеются сабатиновский и белозерский культурный слои, а наконечники, судя по публикации, происходят из смешанных наслоений [95, с. 46—47, рис. 29]. Руководствуясь некоторыми аналогиями, А. М. Лесков часть из них отнес к белозерскому времени, что очень возможно [97, с. 83, рис. 2, 8—11]. Однако при недостаточной гарантии точности определения их времени мы не можем воспользоваться ими для определения типологического состава белозерских наконечников стрел. Это тем более рискованно, что группа подобных же наконечников стрел, как установила Г. И. Смирнова, оказалась представленной для культуры Ноа на поселении Магала на р. Прут в Прикарпатье, тогда как в слоях фракийского гальштата на том же поселении никаких наконечников стрел не оказалось [140, с. 21, рис. 8, 13— 20; 141, с. 14—15, рис. 7, 11—14].

Почти полное отсутствие наконечников стрел свойственно не только фракийскому гальштату, но и одновременной с ним белогрудовской культуре. Не знаем мы их пока и из достоверных слоев на поселениях, и из захоронений белозерской ступени в Причерноморье. В хорошо сохранившихся слоях первой ступени чернолесской культуры найден лишь один костяной наконечник стрелы (рис. 53, 17), имеющий вид маленького уплощенпого острия с вильчатым вырезом внизу и раздвоенным черешком [157, с. 92, рис. 63, 4]. Из случайных находок на том же городище к первой ступени чернолесской культуры можно еще отнести трехлопастный втульчатый наконечник стрелы (рис. 53, 18), морфологически сходный со скифскими. Находки трехлопастных втульчатых наконечников в слое культуры Ноа на поселении Магала и на Субботовском городище, кажется, указывают, что они в мало изменяющихся формах применялись в течение как сабатиновской, так и белозерской ступеней.
Очевидно, наиболее ценным для характеристики белозерских наконечников стрел является набор, выявленный при раскопках поселений кобяковской культуры, соответствующей последней фазе белозерской ступени. При сопоставлении кобяковских костяных наконечников стрел с позднейшими предскифскими стало принято связывать их между собой. Действительно, связь между ними имеется. Она обнаруживается в том, что в составе кобяковских наконечников стрел преобладающее место заняли втульчатые, наиболее характерные для всего позднейшего предскифского периода.

Близки кобяковские наконечники к наконечникам черногоровской поры и типологически, но отличаются от них некоторыми морфологическими особенностями. Хотя те и другие не сливаются, все же можно сказать, что в кобяковском наборе заложены исходные формы черногоровского костяного набора, как это видно по наличию в их составе ромбовидных в разрезе, пирамидальных и пулевидных наконечников [183, с. 12—13, рис. 12, 1—7; 184, с. 102 и сл., рис. 38, 1—6]. Кобяковские костяные наконечники выполнены грубее, чем черногоровские, кроме того, среди них имеются кавказские черешковые площики, исчезающие из военного обихода позднее.
Если костяные наконечники стрел черногоровских памятников можно рассматривать в качестве производных от белозерских, что, впрочем, нуждается еще в проверке по недостаточно доступным нам сибирским и центральноазиатским материалам, то этого никак нельзя сказать о бронзовых наконечниках стрел типа Малой Цимбалки (рис. 82, 1—4), не имеющих своих местных, срубных прототипов ни в бронзовых, ни в костяных наконечниках. Очевидно, для бронзовых черногоровских наконечников следует искать исходные формы на востоке — в Сибири и Центральной Азии, где найдены такие же наконечники с ромбовидными, приостреннолопастными, лавролистными и килевидными головками, снабженные иногда шипом на втулке и имеющие поперечные рельефные пояски [176, табл. 8—10, 13, 2, 3, 16, 17, 25, 26, табл. 12, 20, 21, 30, 32].

Особо отметим наличие в материалах кургана Аржан в Туве, раскопанного М. П. Грязновым и М. Маннайоол, плоских втульчатых наконечников с ромбовидной головкой и шипом на втулке (рис. 83, 1—4), очень сходных с наконечниками стрел из Малой Цимбалки и Высокой могилы. Та-кие наконечники стрел описываются археологами-сибироведами как татарские и обычно датируются временем не ранее VII в. до н. э. [176, с. 40 и сл.]. Для такой датировки нет достаточных оснований, так как с VII в. на обширных пространствах Евразии, вплоть до Восточного Казахстана, Памира, Алтая и Минусинской котловины, были распространены бронзовые наконечники стрел (рис. 83, 6—9), которые у нас принято выделять как жаботинские, имеющие удлиненно-ромбовидные головки [63, с. 20—22, рис. 6 и 7].




Рис. 82. Предскифские и раинескифские бронзовые наконечники стрел:
Предскифские цимбальского типа: 1—4 — курган Малая Цимбалка; 5—9 — Высокая могила; предскифские новочеркасского типа: 10—14 — Обрывский курган;
18 — Зольный курган; раннескифские наконечники: 19—22 — Енджа, 23—24 — Жаботии; 25—27 — Алексеевскнй курган


Ареал основных типов бронзовых наконечников стрел новочеркасской группы с длинными втулками и ромбовидными головками (рис. 82, 10—15) достаточно строго ограничен степным югом Европейской части СССР, откуда они лишь частично проникают на Северный Кавказ и на запад за Днестр. Их ареал очень близок по своим пределам с областью распространения бронзовых удил с двукольчатыми концами. Форма новочеркасских наконечников, очевидно, является местным южнорусским новообразованием. Ни в одном случае они не встречены совместно с черногоровскими наконечниками стрел в составе одного и того же колчанного набора, так же как не встречены еще вместе бронзовые черногоровские удила со стремечковидными концами с удилами, имеющими двукольчатые концы. Никакими прямыми переходными формами новочеркасские бронзовые наконечники не связаны с черногоровскими. Единственное объяснение этому феномену можно видеть лишь в том, что наша источниковедческая база для позднейшего предскифского периода продолжает оставаться весьма ограниченной, узкой, вследствие чего мы и не можем проследить местный, восточноевропейский путь формирования новочеркасских наконечников. Искать их истоки именно здесь, на юге Европейской части СССР обязывает нас то, что они по области своего распространения нигде не выходят за географические пределы этой территории. Подчеркиваю, что в течение новочеркасского времени наконечников цимбальских типов уже не было на вооружении киммерийцев.



Рис. 83. Предскифские и раннескифские наконечники стрел:
1—5 — курган Аржан в Туве; 6—9 — Чиликтинский курган в Восточном Казахстане; 10—14 — Самтаврский могильник в Грузин; 15—18 — Камир-Блур в Армении; 19—20 — Зивие в Иранском Курдистане; 21— 29 — Келермесские курганы в Прикубанье.



В качестве классического для начала скифского периода признается набор бронзовых наконечников стрел со сравнительно длинной втулкой и удлиненно-ромбовидной двухлопастной головкой, найденный в кургане № 524 у с. Жаботина. Эти наконечники зачастую имеют на втулке шип (рис. 82, 23—24). Древнейшая находка наконечников стрел жаботинского типа представлена инвентарем погребения у с. Енджа (рис. 82, 19—22) в Болгарии, которое датируется нами первой половиной или серединой VII в. до н. э., где, кроме того, оказался бронзовый ромбовидный в поперечнике наконечник стрелы, изготовленный по образцу костяных с прямым основанием, и два трехлопастных наконечника стрел, похожих на скифские трехлопастные наконечники начала VI в. до н. э.
В одновременном с описанным захоронении в кургане № 376 около с. Константинова близ г. Смелы оказался железный втульчатый наконечник стрелы с коротко выступающими тремя лопастями, не имеющий аналогий. Жаботинские наконечники стрел найдены совместно с вещами новочеркасского и скифского типов в кургане близ хут. Алексеевского в районе г. Ставрополя [115, с. 331, рис. 2] (рис. 77, 1).

Подробно вопрос о жаботинском типе бронзовых наконечников стрел рассмотрен в работе В. А. Ильинской [63]. Отметим лишь в заключение, что наконечники стрел новочеркасского типа не эволюционируют в скифские. Смена происходит как бы механически, о чем мы узнаем по колчанному набору из гробницы киммерийского вождя в кургане у с. Белоградец в Северной Болгарии, в котором преобладающую часть составляют наконечники жаботинского типа, тогда как новочеркасские представлены считанными единицами. Дополнительное представление о старейших наборах скифских наконечников стрел можно составить по находкам в Самтаврском могильнике, в урартийском Кармир-Блуре, Келермесских курганах, но находкам из Зивие в Восточном Курдистане и др. (рис. 83, 10—29).

Подытоживая изучение наконечников стрел, можно установить, что их состав и типологические особенности в течение первых веков I тысячелетия до н. э. неоднократно подвергались весьма существенным изменениям. Первая смена колчанных наборов произошла на рубеже от белозерского к черногоровскому времени; вторая смена соответствует переходу от черногоровской к новочеркасской поре; третья — от этой последней к скифскому периоду.
Смена белозерского колчанного набора, как мы видели, была обусловлена ходом местного культурного развития, в результате которого, очевидно, главным образом в связи с успехами железоделательного производства, прекратилось использование кремня для изготовления орудий, а также значительно сузилось использование для этих целей кости. Исчезают кремневые наконечники стрел, массовое распространение получают бронзовые наконечники, тип которых привносится в Северное Причерноморье из глубин Азии, очевидно, с той культурной или, может быть, отчасти и этнокультурной волной, которой мы обязаны появлению и распространению на юге Европейской части СССР таких восточных по своей природе вещей, как бронзовые удила со стремечковидными концами и соответствующими им стержневидными псалиями с тремя отверстиями, как бронзовые кинжалы карасукского типа и некоторые другие вещи.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

под ред. А.А. Тишкина.
Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

А.И.Мелюкова.
Скифия и фракийский мир

Вадим Егоров.
Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.

Э. А. Томпсон.
Гунны. Грозные воины степей

М. И. Артамонов.
Киммерийцы и скифы (от появления на исторической арене до конца IV в. до н. э.)
e-mail: historylib@yandex.ru
X