Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Е.В. Балановская, О.П. Балановский.   Русский генофонд на Русской равнине

7.4. «Фамильные портреты» регионов

§1. Основные регионы: ЮГ: необычайное обилие «профессиональных» фамилий - Яркое своеобразие - Но нет «лидеров»; СЕВЕР: самый оригинальный - Засилье «иных» фамилий - диалектных; ВОСТОК: Смирный русский лидер - Обилие «приметных» фамилий; ЗАПАД: типичен - Но календарных фамилий больше половины; ЦЕНТР: и по фамилиям центрачьный - Но половина фамилий «звериные»
§2. Что на окраинах? СЕВЕРО-ЗАПАД: Ивановы, Петровы, Сидоровы - Почти все фамилии календарные; КАЗАКИ: тяготеют к Югу - Но не Южный «филиал» - Особые приметы - Хорошие связи с центром; СИБИРЬ: усреднённый портрет русского генофонда - Ближе всего к самому дальнему Западу
§3. Яркие краски «фамильных портретов»: Пять красок - Пять классов фамилий - Личный портрет региона - Вызываем фамилии поимённо


Есть ли примечательные особенности в фамильном составе каждого из регионов? Какие черты «фамильного портрета» делают регион отличным от других? Или же напротив, выявляют его сходство с другими регионами? На эти вопросы мы попробуем ответить в этом разделе. Мы начнём изучение пространственной структуры русского генофонда с того, что рассмотрим «фамильные портреты» каждой из пяти основных его частей, особенности каждого из его регионов. А затем рассмотрим, как они выглядят на фоне «фамильных портретов» окраинных регионов.

§1. Основные регионы: Юг, Север, Восток, Запад и Центр



Чтобы не терялось обаяние отдельных фамилий, чтобы региональные портреты были обозримы и сравнимы друг с другом, мы рассмотрим их не по всему множеству их фамилий, а пока только по спектру 50 наиболее частых - «топ-50» каждого региона. Этого достаточно, чтобы разглядеть основные черты региональных генофондов.

«ТОП-50» РЕГИОНА - ЭТО НЕ «ТОП-50» ВСЕОБЩИХ ФАМИЛИЙ!

Ещё раз напоминаем во избежание недоразумений: в предыдущем разделе (7.3. §3) рассматривался «топ-50» всеобщих, общерусских фамилий, то есть 50 самых частых фамилий из 257 фамилий, встреченных одновременно во всех пяти регионах.
Теперь мы рассматриваем совсем иные списки. Сначала анализируем весь список фамилий, встреченных в конкретном регионе. Расставляем их по убыванию частоты. А затем отбираем 50 наиболее распространённых фамилий в этом регионе. Они и составляют «топ-50» для данного региона. Для каждого региона такая процедура проводится отдельно, поэтому для каждого региона этот список свой - 50 фамилий, самых распространённых в данном регионе.

АЛГОРИТМЫ АНАЛИЗА

«ТОП-50» РЕГИОНА. Для каждого региона составлен полный список фамилий, встреченных в нём. Для каждой фамилии рассчитана её средняя частота в данном регионе. Фамилии расположены по убыванию их частоты. Отобраны 50 самых частых фамилий, для которых и проводится анализ - «топ-50» региона. Такая процедура проведена с каждым регионом отдельно. Отобранные фамилии мы условно называем «распространёнными», чтобы отличить от двадцати «частых» («топ-20»), рассмотренных в разделе 7.1. Итак, у нас получилось восемь списков «топ-50» - для восьми изученных регионов: пяти основных (Восточный, Центральный, Западный, Северный, Южный) и трёх окраинных (Северо-Запад, казаки, Сибирь).
«ТОП-50» ВСЕОБЩИХ ФАМИЛИЙ. Это список «коренных» фамилий, которые встречены одновременно во всех пяти основных регионах. Всего в этом списке 257 фамилий, и из него также ранее были отобраны 50 самых частых - именно этот список мы детально анализировали в предыдущем разделе (7.3. §3). Эти «топ-50» всеобщих фамилий в данном разделе мы называем просто «общерусскими» или «всеобщими». Их мы используем для оценки своеобразия регионов - проверяем, какие из «топ-50» всеобщих фамилий вошли в списки «топ-50» региональных фамилий.
ОЦЕНКА НАЛИЧИЯ «ОБЩЕРУССКИХ» ФАМИЛИЙ В «ТОП-50» РЕГИОНА. Сравнение «топ-50» региона с «топ-50» всеобщих фамилий проведено с помощью обычного показателя связи - коэффициента контингенции к. Он оценивает сходство регионов не по частоте фамилии, а поимённо - есть ли такая «общерусская» фамилия в данном регионе или её нет.
ДИАПАЗОН РАЗЛИЧИЙ Δ50 количественно оценивает разницу между частотами первой фамилии и последней фамилии в «топ-50» региона. Оказывается, что регионы могут значительно различаться по этому показателю скорости падения частот. Порой для полноты описания приводятся и диапазоны различий между другими блоками фамилий в регионе, например между 49 фамилиями (Δ49) или же двадцатью (Δ20). Между какими именно фамилиями рассчитана разница частот, указано в тексте.
КЛАССЫ ФАМИЛИЙ. Рассмотрено, какая доля фамилий из «топ-50» фамилий приходится на каждый из пяти выделенных нами классов фамилий: календарные, «звериные», профессиональные, «приметные», иные.

§1.1 ЮЖНЫЙ РЕГИОН



Не умея вместить в график все 40 тысяч фамилий, встреченных в Южном регионе, мы привели реестр наиболее распространённых 50 фамилий «топ-50», расположив их по убыванию частоты (табл. 7.4.1). Здесь же для остальных регионов приведены значения в них частот этих «южных» фамилий. Это позволяет, взяв за точку отсчёта только «южные» фамилии, увидеть, где они также распространены, а где отсутствуют. Иными словами, мы смотрим на весь мир русских фамилий глазами Южного региона.

СПЕКТР «ЮЖНЫХ» ФАМИЛИЙ

Список 50 распространённых фамилий в Южном регионе отличается ярким своеобразием. На первый план в «топ-50» Юга вышли «свои» фамилии, не характерные для других регионов: Шевченко, Колесников, Бондаренко, Ткаченко, Шаповалов, Литвинов, Черных, Капустин, Коваленко, Калашников, Шевцов, Ткачёв...
При этом в «топ-50» южных фамилий нет многих общерусских фамилий: отсутствуют Смирнов, Васильев, Павлов, Голубев, Воробьёв, Соловьёв и даже столь «южные» фамилии как Виноградов, Лебедев, Орлов (можно сравнить таблицы 7.4.1. и 7.3.4). Зато Медведевых в Южном регионе оказалось в три раза больше, чем в Северном. Поэтому расхожее мнение, что где больше водится каких «зверей», там и больше производных от них «звериных» фамилий, не подтверждается. Хотя специальный количественный анализ ещё впереди - для этого надо искать сведения о флоре и фауне не современности, а ушедших веков. Надо заглянуть в «звериный» мир тех поколений, когда формировался фонд «звериных» фамилий.

ЧАСТОТЫ «ЮЖНЫХ» ФАМИЛИЙ

Спектр «топ-50» сразу указывает на своеобразие «фамильного портрета» Южного региона. Например, в списке общерусских фамилий (табл. 7.3.4) первое место занимают Смирновы. Они являются лидерами в Восточном (5.9%) и Центральном (2.3%) регионах. Однако в Южном регионе Смирновы встречаются с частотой лишь 0.08%! Самая распространённая фамилия Западного региона - Иванов (2.8%) - в Южном регионе встречается с частотой в семь раз меньшей! А самая распространённая фамилия Северного региона - Попов (1.8%) - в Южном регионе также является лидером, однако её частота в два раза ниже - лишь 0.8%. Причём даже такая невысокая частота (0.82%) для «южных» фамилий является уже огромной: следующие за Поповыми фамилии встречаются уже в два раза реже: Гончаровы (0.45%), Шевченко (0.44%) и Ковалёвы (0.41%), Ивановы (0.40%).

ДИАПАЗОН РАЗЛИЧИЙ Δ50

Кривая частот «южных» фамилий практически сразу - за исключением первой точки с лидирующей фамилией Попов - выходит на плато. Поэтому диапазон (Δ50) между наиболее частой фамилией и пятидесятой по счёту составил очень низкую величину Δ50=0.7%, резко отличающую Южный регион от всех других регионов. Если мы не будем учитывать лидера (Поповых), то диапазон различий снизится до вообще неощутимой величины Δ49=0.3%. В других регионах диапазон различий Δ50 на порядок выше. В среднем он составляет Δ50=2.5%, варьируя в других регионах в пределах 1.5%<Δ50<5.6%.

Особо отметим, что столь низкая величина Δ50=0.7% в Южном регионе не связана с большим объёмом информации (655 тыс. чел.) в Южном регионе. В первоначальном варианте анализа, когда Южный регион был представлен такой же выборкой, как и остальные регионы (≈100 тыс. чел.), показатель Юга был всё тем же: Δ50=0.62%. Такая устойчивость Δ50 (0.66% и 0.62% при шестикратном увеличении выборки) указывает на важность этого показателя для выявления специфических черт «фамильного портрета». Независимость Δ50 от набора и объёма изученных популяций говорит нам о том, что невысокие частоты даже самых распространённых фамилий - исторически сложившаяся особенность фамилий Юга.


Примечание: фамилии расположены по убыванию средней частоты в Южном регионе.

Взгляд с юга: сравнение регионов по фамилиям «топ-50» Южного региона

Примечание: фамилии расположены по убыванию средней частоты в Южном регионе.


ФАМИЛИИ НА «-ЕНКО»

Напомним, что когда мы рассматривали «топ-20» (раздел 7.3), то среди 20 самых частых фамилий обнаружили четыре с финалем «-енко» (Шевченко, Бондаренко, Ткаченко, Кравченко). Не случайность ли это? Проверим их градиент. В «топ-10» - 30% фамилий на «-енко».» В «топ-20» - 20%. В «топ-50» - 16%. Среди 10 тысяч «коренных южных» фамилий - их 13%. Среди всех 40 тысяч фамилий, встреченных в Южном регионе, - их 8%. Такой градиент падения частоты (от 30% до 8%) по мере увеличения списка фамилий (то есть включения все более редких фамилий) может означать, что хотя доля фамилий, оканчивающихся на «-енко», невелика, но она далеко не случайна. Эти фамилии не занесены случайными потоками миграций, а присутствуют с высокой частотой и являются устойчивой, яркой и своеобразной чертой «фамильного портрета» Южного региона.

КЛАССЫ ЮЖНЫХ ФАМИЛИЙ

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ. Очень ярко выражено своеобразие Южного региона и по смысловой нагрузке фамилий - в «топ-50» огромное число профессиональных фамилий: 34%.

Они охватывают широчайший круг профессий - это и ткачи, и кузнецы, и гончары, и бондари, и портные, и шапошники (Шаповалов), и пекари (Калашников), и колесных дел мастера. Причём один и тот же род деятельности представлен несколькими частыми фамилиями, отражая не только диалектные различия, но зачастую и разделение труда в данной профессии. Бондари - Бондарев и Бондаренко. Ткачи - Ткачёв и Ткаченко. Кузнецы - Кузнецов, Ковалёв и Коваленко. Портные - Кравцов и Кравченко, Шевцов и Шевченко.

В «топ-50» остальных регионов (и основных, и окраинных) профессиональных фамилий совсем мало: их доля колеблется в узких пределах от 2% до 8%. Исключением, подтверждающим правило, служат кубанские казаки - у них процент профессиональных фамилий подскакивает до 22%, отражая интенсивность связей с Южным регионом. Такие резкие различия (2%-8% для большинства регионов, и 34% для Южного) трудно посчитать случайными. Можно предположить, что они указывают на устоявшуюся традицию образования фамилий, характерную именно для Южного региона. Эта традиция - образование фамилии от профессии её носителя.
КАЛЕНДАРНЫЕ. На втором месте стоят календарные фамилии - их 32% среди 50 «южных» фамилий. Именно календарные фамилии во многом связывают Южный регион с Западным, который лидирует по числу календарных фамилий среди основных регионов - 60%. А в окраинном Северо-Западном регионе - почти сплошь календарные фамилии: 82%. В Северном регионе их тоже много, даже больше, чем на юге, но спектр их иной, своеобразный.
«ЗВЕРИНЫЕ». Зато «звериных» фамилий в Южном регионе совсем немного - лишь 12% (Козлов, Капустин и Волков идут на юге единым блоком с одинаковой частотой 0.2%). Это один из самых низких показателей - ни в одном из регионов доля «звериных» фамилий не опускается ниже 10%. В то время как максимальная доля «звериных» фамилий достигает 50%.
«ПРИМЕТНЫЕ». «Приметных» фамилий тоже мало - 14%, но они очень выразительно говорят о наличии миграции и, возможно, об облике пришельцев: Новиков, Литвинов («Литвинами» русские называли и белорусов, которые до воссоединения с Россией жили в составе Литовского, а затем Польско-Литовского государства), Черкашин («черкашами» называли население правобережной Украины и казаков Поднепровья), Черных, Лысенко, Головин (большеголовый, умный).
ИНЫЕ. Оставшиеся неклассифицированными нами 8% фамилий включены в класс «иные» (мы не сомневаемся, что специалисту-филологу удастся подразделить этот класс с большим успехом).
Но в целом оказывается, что даже такая простая и дилетантская классификация, подразделяющая всего лишь пятьдесят распространённых фамилий на пять классов (календарные, профессиональные, «звериные», «приметные», иные), помогает составить образ региона и сформулировать некоторые гипотезы. Эти гипотезы, конечно же, требуют проверки на других, более обширных данных.

ИТОГ

Самая яркая черта «фамильного портрета» Юга - это необычайное обилие «профессиональных» фамилий. В целом «фамильный портрет» Южного региона запечатлевает его ярко выраженное своеобразие: и в спектре фамилий, и в отсутствии ярко выраженных «лидеров» - все распространённые фамилии представлены примерно равными невысокими частотами.

§1.2 СЕВЕРНЫЙ РЕГИОН



СРАВНЕНИЕ РЕГИОНОВ ПО «СЕВЕРНЫМ» ФАМИЛИЯМ

В табл. 7.4.2. приведён реестр 50 наиболее распространённых фамилий Северного региона, расположенных по убыванию их частоты. Там же приведены частоты этих «северных» фамилий в остальных четырёх регионах «исконного» русского ареала.

ДИАПАЗОН РАЗЛИЧИЙ Δ50

Размах различий между самой частой «северной» фамилией и пятидесятой по частоте (Δ50 = 1.5) в два раза больше, чем в Южном регионе (Δ50 = 0.7). Однако при этом «северный» Δ50 = 1.5 меньше как средней величины (Δ50 = 2.5), так и Δ50 регионов средней полосы (2.0<Δ50<5.6). Падение частот продолжается до середины «топ-50», и лишь с двадцать четвертой фамилии график выходит на плато.

СПЕКТР «СЕВЕРНЫХ» ФАМИЛИЙ

Так же как и в Южном, в Северном регионе преобладают «свои» фамилии, которые нигде более не встречаются со сколько-нибудь заметной частотой. Они рисуют своеобразный «фамильный портрет» Русского Севера: Хромцов, Булыгин, Рябов, Бобрецов, Черноусое, Мёрзлый, Лешуков, Кувалдин, Филин... При этом в «топ-50» Северного региона (табл. 7.4.2) нет почти половины (23) из «топ-50» «общерусских» фамилий (табл. 7.3.4), что также указывает на своеобразие «фамильного портрета» Русского Севера.

КЛАССЫ ФАМИЛИЙ

Какие же там фамилии есть?
В отличие от юга на севере почти нет ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ фамилий - только 6% из «топ-50» (это Попов, Кузнецов и Пономарёв).
Но и «ЗВЕРИНЫХ» фамилий тоже очень мало - ещё меньше, чем на юге: всего лишь 10% из 50 фамилий (Бобрецов, Ершов, Листов, Соколов, Филин).
«ПРИМЕТНЫХ» фамилий также немного - 12%, и они довольно своеобразны: Хромцов, Рябов, Черноусое, Суханов, Ширяев (широкоплечий), а также вездесущий Новиков.
КАЛЕНДАРНЫХ довольно много - 38% от списка, но их состав необычен. Например, Ивановы на Русском Севере оказались на 21 месте по частоте, уступив первенство таким редким в других регионах фамилиям, как Дорофеев (8 место) и Лазарев (11 место).

Примечание: фамилии расположены по убыванию средней частоты в Северном регионе.
Примечание: фамилии расположены по убыванию средней частоты в Северном регионе.

ИНЫЕ ФАМИЛИИ

Но главное отличие «северных» фамилий - огромное количество «иных» фамилий - 34%!
Во всех остальных регионах, включая окраинные, доля «иных» фамилий колеблется от 0 до 14%. И вновь такие резкие различия (0%-14% с одной стороны, и 34% с другой стороны) трудно посчитать случайными. Можно думать, что они прямо указывают на особость
северных диалектов или же на устоявшуюся традицию образования фамилий, характерную именно для Северного региона.

Среди них две очень северные фамилии - Мёрзлый и Морозов (обычно Морозом называли детей, родившихся в морозные дни). Но основная часть - это диалектные фамилии: Лешуков (считается, что так называли детей в качестве их «оберега» от леших), Порохин (что связывается с зимней порошей). Ошуков (диалектное производное от православного имени Осип. т. е. Иосиф), Сауков (диалектное производное от православного имени Савва), Галашев (диалектное имя от «Галактион»), Фофанов (диалектное имя от Феофан, но также и прозвищное имя. «простофиля»), Чурсанов («Чур» - славянское языческое божество домашнего очага), а также Третьяков и Шестаков (третий и шестой ребенок в семье), Булыгин, Кувалдин, Когин, Двсрин и Карманов. Но мы не стали распределять эти «иные» фамилии по соответствующим классам: Ошукова. Саукова. Галашева и Галактионова не причислили к календарным, а оставили в «иных», точно так же не причислили к «приметным» Третьякова и Шестакова. Мы решили проявить осторожность - ведь мы не можем гарантировать справедливость такой этимологии. Мы предпочли оставить эти фамилии в классе «иных», пока не найдётся специалист, способный классифицировать их более грамотно, чем мы.
Столько «иных» фамилий нет даже среди казаков - у них лишь 14% «иных» фамилий. В общем, фамилии Русского Севера - поле работы сперва для профессиональных лингвистов, а лишь потом - для генетиков.

ИТОГ

«Фамильный портрет» Северного региона демонстрирует максимальное своеобразие, которое выражено ещё ярче, чем в Южном регионе. Это своеобразие наиболее выпукло отражено в огромном числе «иных» фамилий, главным образом, диалектных.

§1.3 ВОСТОЧНЫЙ РЕГИОН



Впрочем, у Восточного региона тоже необычный характер (табл. 7.4.3).

СМИРНОВЫ

Главная русская фамилия - Смирнов, как мы уже видели. И потому, прежде всего, бросается в глаза необычайно высокая частота Смирновых в Восточном регионе - 5.9%!
Эта частота в 2-7 раз выше, чем частоты лидеров в других регионах. Например, в Западном регионе самая частая фамилия - Иванов, но её частота только 2.8%. В остальных регионах частоты фамилий, занявших первое место, ещё ниже. Лидером в Центральном регионе оказались те же Смирновы, но их частота - 2.3%. Лидирующие частоты Поповых мы уже приводили - 1.8% на Русском Севере и 0.8% в Южном регионе. При таких частотах лидеров в других регионах видно, сколь удивительно высока частота Смирновых в Восточном регионе - она достигает почти 6%! Этот феномен не имеет аналогов среди почти 70 тысяч изученных нами русских фамилий.
Мы уже говорили о том, что Смирновы выходят на первое место среди русских фамилий. Но мы видим, что они выходят не ровным шагом (во всех регионах поровну), а резким рывком в Восточном и Центральном регионах. Особость Смирновых ждёт своих исследователей. Тем более, что Тихомировы распространены в Восточном регионе тоже с высокой частотой (0.8%).
Взгляд с востока: сравнение регионов по фамилиям «топ-50» Восточного региона
Примечание: фамилии расположены по убыванию средней частоты в Восточном регионе

Взгляд с востока: сравнение регионов по фамилиям «топ-50» Восточного региона
Взгляд с востока: сравнение регионов по фамилиям «топ-50» Восточного региона

КЛАССЫ ФАМИЛИЙ

Вторая особенность - среди «топ-50» Восточного региона встречено намного меньше, чем в других регионах, КАЛЕНДАРНЫХ фамилий - всего лишь 14%! В остальных регионах, за исключением Центрального, они варьируют в диапазоне от 32% до 82%.
В-третьих, почти нет (лишь 8%) ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ фамилий - это Попов, Кузнецов, Дудин (как изготавливающий дудки, так и играющий на них) и... Дворецкий!
В-четвертых, восточные фамилии изобилуют «ЗВЕРИНЫМИ» - их 36%. Среди них лидируют Лебедевы, которые занимают второе место в списке фамилий, а на четвёртом и пятом местах находятся Соколовы и Виноградовы. Во второй половине списка есть и Орловы, и Гусевы. Таков неожиданно южный колорит фамильного портрета Восточного региона. Там есть, конечно, и Бобровы, и Соболевы, но они замыкают список 50 самых распространённых «восточных» фамилий. Сразу укажем: по числу «звериных» фамилий Восточный регион намного отстает от Центрального, где их доля достигает 50%!
В-пятых, и это главная особенность Восточного региона - это необычайно высокая частота «ПРИМЕТНЫХ» фамилий - 36%.
Столько нет ни в одном регионе - там их от 6% до 16%. И вновь отметим, что такие резкие различия (6%-16% с одной стороны, и 36% с другой стороны) нельзя счесть случайными. Они указывают на устоявшуюся традицию образования фамилий для Восточного региона. Эта традиция - образование фамилий по «приметам», характерным чертам носителя фамилии.
И фамилии какие славные - Смирнов и Тихомиров, Беляев и Белов, Серов и Рыжов, Сизов и Румянцев, Шорохов (со следами оспинок) и Крутиков, Большаков и Громов (сильный голос, часто певчие), Чистяков и Скрябин (т. е. «чистюля», от «скрябать»), Кудрявцев и Кудряшов, Разумов и Веселое... Все вместе они рисуют очень радостный портрет Восточного региона. Всё же удивительно, насколько различается палитра красок фамильных портретов! Вспомним, что в Северном регионе «приметными» фамилиями были Хромцов, Рябов, Черноусое, Лешуков, Суханов. А в Южном - Новиков, Литвинов, Черных, Головин, Лысенко. Налицо три совершенно разных портрета!

ДИАПАЗОН РАЗЛИЧИЙ

Разрыв Δ50 между наиболее частой «восточной» фамилией и пятидесятой по частоте (Δ50=5.6) оказался самым большим из всех регионов. Но достигается он за счёт экстремально высокой частоты Смирновых - без них диапазон различий Δ49=1.7 снижается до «среднерусской» величины. Хотя на плато график выходит только к двадцатой фамилии, в целом он, в отличие от предыдущих, характеризуется отсутствием резких всплесков.

СРАВНЕНИЕ РЕГИОНОВ ПО «ВОСТОЧНЫМ» ФАМИЛИЯМ
Это отражается и в очень высоких коэффициентах корреляции: по «восточным» фамилиям мы наблюдаем согласованное изменение между Северным и Западным (r = 0.76), Северным и Центральным (r = 0.75) и даже Северным и Южным (r = 0.81) регионами.

ИТОГ

Самая яркая черта «фамильного портрета» Востока - необычайное обилие «приметных» фамилий.
В целом, «фамильный портрет» Восточного региона сочетает в себе как черты выраженного своеобразия (экстремальная частота Смирновых, редкость календарных фамилий, преобладание «звериных» и «приметных» фамилий), так и близость то к одним, то к другим регионам, а в целом - к чертам общерусского генофонда.


§1.4 ЗАПАДНЫЙ РЕГИОН



СРАВНЕНИЕ РЕГИОНОВ ПО «ЗАПАДНЫМ» ФАМИЛИЯМ

Частоты 50 наиболее распространённых фамилий в Западном регионе (табл. 7.4.4.) показывают хорошую согласованность «западных» фамилий со значениями частот в других регионах. Они свидетельствуют о ещё большем приближении к неким общерусским характеристикам, чем в Восточном регионе. Что отражает в необычайно высоких коэффициентах корреляции. По «западным» фамилиям мы наблюдаем полностью согласованное изменение между Северным и Восточным (r =0.97), Восточным и Южным (r =0.92) регионами.

ДИАПАЗОН РАЗЛИЧИЙ

Диапазон частот Δ50 между наиболее частой и пятидесятой «западной» фамилией точно соответствует среднему значению по пяти русским регионам (Δ50 = 2.5). Однако это достигается за счёт резкого повышения частоты Ивановых - без них Δ49 = 1.0, приближаясь к показателям Южного региона.

СПЕКТР «ЗАПАДНЫХ» ФАМИЛИЙ

«Фамильный портрет» Запада очень беден «своими» неповторимыми фамилиями (Поляков, Журавлев, Зуев). В целом Западный регион можно считать довольно типичным русским регионом. Это единственный регион, все 50 распространённых фамилий которого встречаются и во всех остальных четырёх регионах, причём в Восточном и Центральном регионах их частота сравнима с Западным.

КЛАССЫ ФАМИЛИЙ

КАЛЕНДАРНЫЕ. У Западного региона есть одно, но очень яркое отличие - преобладание календарных фамилий - 60%. Если в других основных регионах календарные фамилии колеблются от 14% до 38%, то в Западном регионе их в два-четыре раза больше!
Мы уже упоминали о том, что в Северо-Западном регионе эта черта выражена ещё ярче (82% календарных фамилий). Вновь подчеркнём: такие резкие различия между регионами (14%-38% в одних регионах, и 60%-82% - в других) нельзя счесть случайными.
Они указывают на устоявшуюся традицию образования фамилий, характерную именно для Западного региона. Эта традиция - образование фамилий от имён православного календаря - отличает западные и северо-западные русские популяции от всех остальных.

Похоже, общественное мнение, что русские фамилии - это календарные фамилии, сформировано резким смещением акцентов на западные регионы. Видимо, это мнение сформировано нашими западными соседями по тем областям русского ареала, которые им были географически близки и исторически знакомы.

«ЗВЕРИНЫХ» фамилий тоже немало - 26%. Это, конечно, не так много, как в других регионах средней полосы - в Восточном (где их 36%) и в Центральном (где их 50%). Но зато в два-три раза больше, чем в «полярных» регионах - на юге (12%) и на севере (10%). Кроме «звериных» фамилий, вошедших в фамильные портреты и других регионов (Козлов, Зайцев, Волков, Медведев, Соколов, Соловьёв, Лебедев, Орлов, Воробьёв, Сорокин, Комаров), в Западном регионе появляются и две новые «птичьи» фамилии - Журавлёв и Зуев.

Взгляд с запада: соавнение регионов по фамилиям «топ-50 » Западного региона
Взгляд с запада: соавнение регионов по фамилиям «топ-50 » Западного региона

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ фамилий на западе почти нет (4%) - только Кузнецовы и Поповы вошли в «топ-50» Западного региона.
«ПРИМЕТНЫХ» фамили й также мало (6%), и они свидетельствуют о связях с другими регионами: Поляковы говорят о географической близости Польши; Новиковы сближают Запад с другими регионами (они занимают 2 место на западе, 6 место - на юге, 13 место - на севере, 19 место - в центре); Смирновы (занимая 6 место в списке региона) объединяют Запад с другими регионами средней полосы (Центральным и Восточным), в которых Смирновы занимают первое место.
ИНЫЕ фамилии (4%) представлены лишь Морозовыми и Киселевыми.

ИТОГ

Таким образом, главная черта «фамильного портрета» Западного региона - его типичность, сходство со всеми другими регионами.
Однако при этом он отличается от всех иных регионов необычайно яркой особенностью: резким преобладанием календарных фамилий.


§1.5 ЦЕНТРАЛЬНЫЙ РЕГИОН



Перейдём к последнему изученному нами региону «исконного» ареала - Центральному (табл. 7.4.5). Напомним, что центр русского ареала пока представлен самой маленькой популяцией - всего одним районом численностью в 25 тыс. человек. И, тем не менее, этот регион можно назвать действительно центральным, среднестатистическим регионом.

СРАВНЕНИЕ РЕГИОНОВ ПО «ЦЕНТРАЛЬНЫМ» ФАМИЛИЯМ

Наиболее частая фамилия в Центральном регионе та же, что и для всех русских фамилий в целом - Смирнов. Но встречается она в центре реже (2.3%), чем в Восточном регионе (5.9%), демонстрируя умеренность.

ДИАПАЗОН РАЗЛИЧИЙ

Диапазон частот Δ50 между наиболее частой «центральной» фамилией и пятидесятой (Δ50! = 2.0) также близок к среднему русскому значению (Δ50! = 2.5).

КЛАССЫ ФАМИЛИЙ

Из общерусских фамилий в «центральные» не попали такие профессиональные фамилии, как Поповы, Пономарёвы, Ковалёвы, а также ряд календарных фамилий.
КАЛЕНДАРНЫХ фамилий среди «центральных» вообще немного - всего 18%, и встречаются они не так часто.
«ЗВЕРИНЫХ» фамилий необычайно много - 50%! Обилие «звериных» фамилий - отличительная черта Центрального региона.
Столько не было даже в Восточном регионе (где их 36%). А в остальных регионах их в два-пять раз меньше, чем в Центральном - в диапазоне от 10% до 26%. Причём «звериные» фамилии лидируют среди «центральных» не только по числу, но и по положению - среди первых семнадцати фамилий «звериных» оказалось одиннадцать. Из двадцати пяти «центральных» «звериных» фамилий пятнадцать (Баранов, Виноградов, Волков, Воробьёв, Голубев, Гусев, Зайцев, Козлов, Комаров, Куликов, Лебедев, Орлов, Соколов, Соловьёв, Сорокин) вошли в общерусский перечень благодаря регионам средней полосы (на севере и юге их мало). Однако среди «центральных» «звериных» фамилий есть ещё и «свои», особые, которые рисуют особый облик Центрального региона - Бобров, Воронин, Жуков, Журавлев, Калинин, Корольков, Крылов, Скворцов, Соболев, Цветков.

Взгляд из центра: сравнение регионов по фамилиям «топ-50» Центрального региона
Взгляд из центра: сравнение регионов по фамилиям «топ-50» Центрального региона

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ фамилий почти нет(4%) - это Кузнецов, Рыбаков (эта фамилия появляется впервые). А Королёвых в этот класс мы включить не можем - за неимением королей на Руси, филологи относят Королёвых к прозвищным фамилиям, а не к профессиональным.
«ПРИМЕТНЫХ» фамилий много - 16%, но они во многом вторят Восточному региону - Смирнов, Белов, Беляев, Белоусов, Румянцев. Кудрявцев, Чистяков. Новиков.
ИНЫХ фамилий - 12%. Среди них ярко выделяются свои собственные, «хозяйственные» - Блинов, Горшков, и примкнувший к ним общерусский Киселёв. В этот класс вошли не только вездесущие Новиков и Морозов, но и неожиданный Королёв.

ИТОГ

Это означает, что Центральный регион оказался действительно центральным в пространстве русских фамилий практически по всем показателям. Однако, несмотря на «усреднённость» Центрального региона, связанного с его географически срединным положением, у него есть и свои яркие собственные черты.
Это, прежде всего, необычайно большой и пестрый массив «звериных» фамилий - они составляют половину «топ-50» Центрального региона.


§2. Что на окраинах? Северо-запад, казаки, Сибирь



Окраинные регионы привлекаются нами лишь как фон при изучении русского генофонда. С их помощью мы хотим разглядеть, как выглядит фамильный фонд при выходе на периферию «исконного» ареала. Продолжаются ли выявленные закономерности? Можно ли их уточнить? Не ошиблись ли мы, ограничив себя только «исконным» ареалом? Мы уже дали набросок «окраинных фамильных портретов» по спектру частых фамилий (раздел 7.3). Здесь же мы рассмотрим окраинные регионы с помощью иного инструмента - семантических классов, смысловой нагрузки фамилий. Не проводя целиком все виды анализа, взглянем лишь повнимательнее, как распределяются фамилии «топ-50» по пяти семантическим классам (табл. 7.4.6).

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ РЕГИОН

КАЛЕНДАРНЫЕ. Этот удивительный регион представлен почти исключительно календарными фамилиями - их 82%. Это, пожалуй, самый необычный феномен среди всех рассмотренных нами «фамильных портретов». Обилие календарных фамилий, конечно же, сближает Северо-Западный регион с Западным (где их 60%). Однако и на Русском Севере календарных фамилий немало. Если учесть диалектные производные от православных имён, их число может возрасти до 46-50%. Можно предположить, что традиция образования фамилий от имён православного календаря происходит именно от Северо-Западного региона, но эта гипотеза нуждается в проверке совсем иными методами ономастики.

Календарных фамилий в псковских землях вообще настолько много, что когда встречаешь не календарную фамилию, она выглядит «чужой». При экспедиционном сборе образцов для анализа ДНК полиморфизма, мы составляли родословные для каждого обследуемого. И действительно, когда в Псковской области нам попадалась не календарная фамилия, очень часто оказывалось, что её носитель нам не подходит - его предки уводили нас за пределы Северо-Западного региона.

«ЗВЕРИНЫЕ» фамилии занимают второе место (10%) - Волков, Жуков, Орлов, Козлов, Лебедев, но их так мало, и отодвинуты они календарными фамилиями в конец списка 50 «северо-западных» фамилий. По спектру «звериных» фамилий Северо-Западный регион тяготеет к средней русской полосе в целом: по обилию «звериных» фамилий все три региона средней русской полосы (26-50%) ярко выделяются среди остальных регионов (10-18%).

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ фамилия в «топ-50» лишь одна (2%) - Кузнецовы.
«ПРИМЕТНЫХ» фамилий лишь три (6%) - общерусские Смирновы, Богдановы (от нецерковного имени Богдан, «Богом данный» - так называли внебрачных детей, приёмных или долгожданных) и собственные Быстровы.
ИНЫМ фамилиям вообще не осталось места (0%).
На все фамилии, кроме календарных, остаётся так мало мест в «топ-50», что нам в порядке исключения приходится рассмотреть не только 50, но и 100 наиболее распространённых фамилий. В «топ-100» Северо-Запада характерными фамилиями оказались: Быстрое, Бойков, Веселое, Малышев, Большаков, Белов, Вихров, Кудрявцев, Казаков, Громов. Эти фамилии создают эмоционально окрашенный портрет русского Северо-Запада - светлый и радостный.

КУБАНСКИЕ КАЗАКИ

Мы уже говорили о ярко выраженном своеобразии фамилий кубанских казаков по частым фамилиям. Эти закономерности сохранились и при переходе к «фамильному портрету» казаков по семантическим классам «топ-50».
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ. Самой яркой чертой «фамильного портрета» кубанских казаков является резкое возрастание числа профессиональных фамилий (22%). В этом кубанские казаки вторят Южному региону, где мы видим традицию образования фамилий от профессии (34%). У кубанских казаков профессиональных фамилий, правда, меньше, чем среди «южных» фамилий, но зато в пять раз больше, чем в остальных регионах! Среди «кубанских» профессиональных фамилий есть и те, которые вошли в список 50 общерусских фамилий (Пономарёв и Попов, Кузнецов и Ковалёв). Есть и т е, которые были только в Южном регионе, насыщенном «профессиональными» фамилиями (Гончаров и Гончаренко, Бондаренко, Шевченко, Кравченко, Ткаченко). Но есть и одна новая, «своя» фамилия - Рыбалко.
КАЛЕНДАРНЫЕ. И по числу календарных фамилий кубанские казаки (34%) также вторят Южному региону (32%). Из них больше половины присутствует в списке 50 общерусских фамилий (Петров, Иванов, Яковлев, Романов, Борисов, Семенов, Андреев, Захаров). Но зато остальные фамилии - свои собственные, неповторимые: Самойлов (от имени Самуил), Остапенко (от имени Евстафий), Федошов (от Феодора), Онищенко (от уменьшительного Оня, производимого от многих имён - Семён, Онисий, Иона, Леонтий и другие), Пешков (от имени Петр), Кононов (от имён Конон, Кондратий, Никон), Василевич, Фоминов и Фоменко.
ИНЫЕ фамилии (14%) включили много диалектных производных, которые без участия специалистов мы не можем ни разбить на уже выделенные классы, ни выделить новые классы фамилий.
«ЗВЕРИНЫХ» фамилий (16%) несколько больше, чем на юге (12%). Большая часть их также присутствует в списке 50 общерусских фамилий (вездесущие Воробьёв, Волков, Зайцев, Козлов, Соколов и Лебедев), но две кубанских фамилии в этот список не вошли - Медведев и Клещенко.
«ПРИМЕТНЫХ» фамилий (14%) столько же, как и на юге (14%). Они во многом вторят «южным приметным» фамилиям - Новиков, Литвинов, Лысенко, а вместо «южного» Черных среди кубанских есть сразу два аналога - и Черновы, и Чернышовы. Косян и Белоусов дополняют этот портрет.
В целом, «фамильный портрет» кубанских казаков по 50 распространённым фамилиям тяготеет более всего к географически близкому Южному региону. Но фамильный фонд кубанских казаков никак нельзя рассматривать как «филиал» Южного региона. У него богатый спектр неповторимых черт и устойчивые связи с общерусским ядром фамилий.

СИБИРСКИЙ РЕГИОН

Сибирский регион также уже подробно рассматривался по спектру самых частых фамилий (раздел 7.3. §1). Мы видели, что Сибирь не отличается своеобразием и воспроизводит как бы «усреднённый» фамильный портрет русского народа. На этом общем фоне он оказался несколько ближе к регионам средней русской полосы и непохож на «полярные» регионы. Меняет ли эту картину увеличение числа рассматриваемых фамилий и проведение иного вида анализа - семантических классов фамилий? Нельзя ли обнаружить, к каким именно регионам фамилии Сибири обнаруживают большее тяготение?
Множество потоков миграций в разные времена поставляли население из «исконного» русского ареала в Сибирь. Поход Ермака был из первых, открывших эти миграции. Но ныне население Сибири столь велико, что старожильческий пласт перекрыт куда более мощными миграциями. Миграционный поток «отовсюду» создал некий обобщённый облик русских фамилий. Смешение привело к тому, что «запредельный» сибирский генофонд стал более общерусским, чем «исконные» территории. Но не позволит ли наш новый инструмент обнаружить, откуда шли главные потоки миграций?

СРАВНЕНИЕ РЕГИОНОВ ПО «СИБИРСКИМ» ФАМИЛИЯМ

Распределив «топ-50» сибирских фамилий по семантическим классам, мы обнаруживаем их неожиданное сходство с Западным регионом.
КАЛЕНДАРНЫЕ. Прежде всего, конечно, бросается в глаза сходство Сибирского и Западного регионов по преобладанию календарных фамилий (58%). Среди «сибирских» фамилий их необычайно много - и точно такая же доля календарных фамилий характерна для Западного региона (60%). В остальных регионах «исконного» ареала число календарных фамилий в среднем в два раза меньше! Причём близкими Запад и Сибирь оказались не только по количеству, но и по спектру календарных фамилий: две трети «сибирских» фамилий присутствуют среди «западных» календарных фамилий. Совпадение по 19 фамилиям из 30 календарных трудно счесть случайностью. Тем более что из них четырёх фамилий (Григорьев, Дмитриев, Егоров, Фролов) в общерусском списке нет, однако они есть и в Сибирском, и в Западном регионах.
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ фамилий мало (6%), что также свойственно обоим регионам. В Сибирском регионе среди 50 распространённых фамилий есть только Поповы, Кузнецовы и Овчинниковы (скорняки - возможно, здесь проявляется сибирский колорит), а в Западном - есть только Кузнецовы и Ковалёвы.

«ЗВЕРИНЫХ» фамилий среди сибирских несколько меньше (18%), чем среди западных (26%).
Все «сибирские звериные» фамилии (кроме одной) вошли в список распространённых фамилий и Западного региона. Казалось бы, это может указывать на их сходство. Но дело в том, что в «сибирском» списке присутствуют самые распространённые «звериные» фамилии. По убыванию частоты это: Зайцев, Козлов, Волков, Орлов, Лебедев, Баранов, Воробьёв, Медведев, Соловьёв. В «западном» списке есть все, кроме Баранова. В «восточном» и «центральном» - есть все, кроме Медведева. С «южным» списком «сибирский» роднят уже не восемь фамилий, а только четыре - Зайцев, Козлов, Волков и Медведев. С «северным» вообще нет общих «звериных» фамилий. Итак, сравнение спектра фамилий вновь обнаруживает очень большое сходство Сибирского региона со средней русской полосой (во всех трёх регионах - по восемь совпадающих фамилий из девяти «сибирских») и отличия «сибирского» от «полярных» регионов.
«ПРИМЕТНЫЕ» фамилии отличают Сибирский регион (12%) от Западного (6%). В Сибирском портрете, кроме общерусских «красок» (Смирнов, Белов, Беляев, Чернов), есть и особые черты - Казаков, Горбунов.
Таким образом, анализ семантических классов «топ-50» фамилий подтвердил выводы, полученные по общему спектру частых фамилий («топ-5», «топ-10», «топ-20»). Вновь Сибирский регион проявил себя как некий обобщённый портрет русского генофонда. При этом он ближе всего к регионам средней русской полосы, а не к «полярным» - Северному и Южному. Но анализ с помощью нового инструмента - классов фамилий - позволяет предположить, что из всех регионов средней полосы Сибирский регион более всего тяготеет к Западному, который географически наиболее от него удалён.
Можно выдвинуть гипотезу, что в бесчисленных потоках миграций была наиболее мощная волна мигрантов из Западного региона. Могут быть и более любопытные гипотезы - о происхождении фонда фамилий самого Западного региона. Но выдвижение и проверка гипотез происхождения - задача отдельная. Сейчас важно лишь подчеркнуть, что новый инструмент - семантические классы фамилий - позволяет формулировать и проверять гипотезы о путях формирования генофонда.

§3. Яркие краски фамильных портретов



Теперь у нас есть «фамильный портрет» для каждого региона «исконного» русского ареала. В чём особенность этих портретов?

ОТ БЕЗЛИКИХ ЦИФР - К КРАСКАМ

Прежде всего - в нашем подходе к самим фамилиям. Мы позволили им говорить - и они рассказали нам нечто совсем новое о русском генофонде, его структуре. Они поведали о столь ярких чертах каждого портрета, что мы теперь можем легко различать регионы. Мы получили новый инструмент для анализа сходства и различий разных регионов.
Напомним, что в популяционной генетике фамилии давно стали безликим аналогом генов. Взгляните на любую работу. Там от феерического многообразия фамилий обычно остаётся одна цифра - показатель инбридинга. В разделе 7.6. мы тоже приводим созданную нами по данным о русских фамилиях карту инбридинга. Такая карта полезна для многих задач - например, для прогноза груза наследственной патологии в русском населении. Но на этой карте сведения о 14 тысячах русских фамилий свернулись в один безликий показатель инбридинга.
Популяционная генетика, следуя законам своей науки, решала проблемы генофонда в рамках и в терминах привычных моделей - подразделенные популяции, инбридинг, генетическое разнообразие, структура генофонда... И среди этих моделей и высоких целей как- то забыла о сути фамилий. Забыла о том, что фамилии не безликий маркёр, а яркий феномен языка. За века фамилии накопили сгусток информации о традиции словообразования. И эти традиции различны в разных регионах. Поэтому сама семантика фамилий несет новую информацию о пространственной структуре генофонда.

ПЯТЬ КРАСОК - ПЯТЬ КЛАССОВ ФАМИЛИЙ

Поэтому мы решили вглядеться «в лицо фамилий», сравнить их «поимённо», учесть их семантику, то есть смысловую нагрузку фамилий. Мы попытались извлечь не безликую информацию, а расцвеченные всей красотой русского языка сведения о генофонде.
По пяти семантическим классам - профессиональные, календарные, «звериные», «приметные», иные фамилии - мы разнесли 50 самых распространённых фамилий каждого региона. Вроде бы немудрёное занятие, но результат получился удивительный: мы обнаружили личный фамильный портрет каждого региона. Мы видим, что у каждого региона есть свой неповторимый профиль фамилий, который не перепутаешь с другим. Эти результаты сведены в таблице 7.4.6.
Такая таблица, ни в коем в случае не претендуя на точность и научную строгость, всё же позволяет качественно оценить, в каком из географических регионов каких фамилий больше. Мы обнаруживаем, что каждый регион имеет своё лицо, свой особый, «индивидуальный» фамильный портрет, созданный с помощью лишь пяти красок - пяти классов фамилий.
Западный регион: лидирует с огромным отрывом по КАЛЕНДАРНЫМ фамилиям.
Южный регион: его принадлежность - это ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ фамилии.
Центральный регион: лидирует по «ЗВЕРИНЫМ» фамилиям.
Восточный регион: резко отличается большим массивом «ПРИМЕТНЫХ» фамилий.
Русский Север: главная черта - это ИНЫЕ, не сводимые к остальным классам, фамилии.
Итак, даже такая простая классификация фамилий позволяет увидеть своеобразные черты каждого географического региона в пределах «исконного» русского ареала. Видимо, мы обнаружили своеобразную традицию образования фамилий в каждом регионе.

Доля разных классов фамилий (в %) среди «ТОП-50» каждого региона
Доля разных классов фамилий (в %) среди «ТОП-50» каждого региона

СЕМАНТИКА ФАМИЛИИ - НОВЫЙ ОБРАЗ ГЕНОФОНДА

Самое главное, что фамильные портреты могут стать новым инструментом анализа генофонда. Этот инструмент основан на семантике фамилий, их смысловой нагрузке: он извлекает новый пласт информации, позволяя сравнить регионы друг с другом. Он отслеживает потоки миграций, их след в фамилиях региона. Используя «фамильные портреты» основных регионов как эталоны, можно изучать с помощью этого инструмента другие генофонды.
Как работает этот инструмент? Мы сравнили фамильные портреты окраин (Северо-Запад, казаки, Сибирь) с эталонами, то есть с фамильными портретами «исконного» ареала. Проверка нового инструмента показала, что он хорошо работает даже в окраинных регионах, как мы видели в предыдущем параграфе.

ЧТО ПОКАЗАЛ ЭКСПЕРИМЕНТ?

Подведём краткий итог проверки нового инструмента. Мы видим, что, называя фамилии «поимённо», вернув им лицо, обратившись к семантике фамилий, мы обрели новую информацию. Это позволяет нам утверждать, что «фамильные портреты» оказались новым инструментом познания генофонда - его структуры и истории. Применение этого инструмента даёт новые сведения о генофонде, об источниках миграций.
Конечно, это пока лишь хорошие рабочие гипотезы. Основываясь на анализе только «топ-50» говорить о сходстве и различиях регионов ещё рано. Необходимо провести сравнительный анализ всего многотысячного фонда фамилий. Эта большая работа ещё впереди - она станет отдельной темой книги о русских фамилиях (а пока кратко приведена в разделе 7.6.).
И всё же наш опыт работы свидетельствует, что наиболее яркие и своеобразные, наиболее «свои» черты генофонда проявляются в его наиболее частых фамилиях. Это вселяет в нас надежду, что выявленные нами закономерности «фамильных портретов» не просто реальны, но и отражают самые главные особенности изученных генофондов.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине

под ред. Т.И. Алексеевой.
Восточные славяне. Антропология и этническая история

Б. А. Тимощук (отв. ред.).
Древности славян и Руси

Л. В. Алексеев.
Смоленская земля в IХ-XIII вв.

Иван Ляпушкин.
Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства
e-mail: historylib@yandex.ru
X