Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Аскольд Иванчик.   Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

2.3.8. Датировка основания Синопы и связанных с ним событий

Датировка основания Синопы у Евсевия, которая происходит, скорее всего, из сочинения Флегонта из Тралл (см. выше, 2.3.4), видимо, принадлежит иной традиции. Как мы видели, основание Синопы, как и Истрии, синхронизируется с набегом киммерийцев в Азию. В то же время в синопской традиции основание города связывалось не просто с киммерийцами, а с их уничтожением и изгнанием, в котором активное участие принимали скифы. То, что именно эта традиция лежит в основе датировки Евсевия, подтверждается тем, что непосредственно перед сообщением об основании Синопы у него упоминается нашествие скифов на Палестину, связанное в античной традиции со скифским господством над Азией (636/635 г. до н. э.: Hier. 96b Helm, Arm. 185 Karst). Это свидетельствует о примерной синхронизации двух событий. Такая датировка нашествия скифов противоречит сообщению Геродота о том, что скифы вторглись в Азию в царствование Киаксара, поскольку в хронологической системе Евсевия его царствование начинается лишь на 4-5 лет позже. Кажется, в античной традиции отсутствуют сведения, на основании которых хронографы могли вычислить зафиксированную Евсевием дату.

Обращает на себя внимание, однако, что нашествие скифов на Палестину синхронизировано у Евсевия с началом пророчествования Иеремии: его упоминание непосредственно следует за сообщением о нашествии скифов и датируется 13 годом правления Иосии. Последняя дата основана на прямом указании пророка, что он впервые почувствовал призвание в этом году (Jer. 1, 2). Синхронизация ранних пророчеств Иеремии с нашествием скифов свидетельствует о том, что уже раннехристианские хронографы (информация Евсевия об иудейской истории и греко-иудейские синхронизмы заимствованы в основном у Юлия Африкана) знали толкование ранних пророчеств Иеремии о «гибели с севера» (Jer. 1-6) как указания на вторжение скифских отрядов в Палестину. Проблема историчности скифского вторжения в Палестину, его датировки и идентификации «гибели с севера» пророчеств Иеремии требует особого рассмотрения (см. ниже, 2.7.3). Здесь достаточно отметить, что раннехристианские хронографы отождествляли «гибель с севера» с этим вторжением и синхронизировали его с началом пророческой деятельности Иеремии в 13-м году правления Иосии.

Датировка основания Синопы 631 /630 г. до н. э. у Евсевия, таким образом, результат следующей хронологической конструкции. Она основывается на имевшемся в синопской традиции предании о том, что Синопа была основана Хаброном, вскоре убитом киммерийцами, а затем восстановлена Кретином и Коем, причем восстановление города было связано с уничтожением или изгнанием киммерийцев. Нет оснований сомневаться в достоверности этого предания, однако оно, несомненно, не содержало никакой абсолютной даты. Не было такой даты и в сочинении Деметрия из Каллатиса (конец III в. до н. э.), который излагал историю Синопы, основываясь в значительной степени на местной традиции и использовал нашествие киммерийцев в качестве синхронизма, позволяющего примерно определить дату ее основания. Поскольку в традиции основание города связывалось именно с изгнанием киммерийцев, он поместил его позже основания Истрии, для которой существовал аналогичный синхронизм, возможно считая примерно одновременными основание Истрии и ктизму Хаброна. Сочинение Деметрия было использовано Псевдо-Скимном, а возможно также Флегонтом из Тралл, хотя последний мог почерпнуть свою информацию об основателях Синопы и из другого источника. Позже один из предшественников Евсевия, занимавшийся сопоставлением иудейской и греческой истории, очевидно, христианин или эллинизированный иудей, соединил давний синхронизм между основанием Синопы, разгромом киммерийцев и вторжением скифов в Азию, включая Палестину, с толкованием ранних пророчеств Иеремии как свидетельств этого вторжения (возможно, это толкование не было традиционным, а принадлежало ему самому). Основываясь на этом сопоставлении, он датировал названные события, включая основание Синопы, примерно 13 годом правления Иосии, к которому относится начало пророчествования Иеремии (историческая дата 627 / 626 г. до н. э., 634/633 г. до н. э. по мнению античных хронографов).

Таким образом, в составе античной традиции об основании Синопы следует выделять различные элементы, которые происходят из разных источников и достоверны в разной степени. Рассказы об основании города нимфой или амазонкой по имени Синопа имеют чисто литературное происхождение и относятся к ведению не столько собственно истории, сколько истории литературы. Предание об основании Синопы Автоликом и его братьями является плодом локальнопатриотического мифотворчества и также не имеет ничего общего с реальной историей города. Третья версия истории его основания, в которой главную роль играют Хаброн, Кретин и Кой, и которая также восходит к местной традиции, напротив, отражает исторические события. Однако в составе этого рассказа, как и гораздо менее подробного сообщения об основании Истрии, следует строго разграничивать его содержание и абсолютные датировки. Содержание этих рассказов в целом достоверно и основывается на реальных событиях; их датировки, напротив, являются плодом калькуляций поздних хронографов. Единственным основанием этих калькуляций была информация, содержащаяся в описании тех событий, которые следовало датировать. С этой точки зрения положение античных хронографов весьма похоже на положение современных исследователей. Точность их датировок зависела не только от характера исходного материала, но и от тех методов, которые они использовали в своих хронологических штудиях. Единственным исходным пунктом для датировки основания Синопы и Истрии была их связь в традиции с вторжением и исчезновением киммерийцев, а также с примерно одновременным вторжением скифов. Для современного историка указание на киммерийское вторжение было бы слишком расплывчатым. Клинописные источники, которые были неизвестны античным хронографам, свидетельствуют о присутствии киммерийцев в Малой Азии по меньшей мере с начала 70-х до начала 30-х годов VII в. дон. э. (на северной границе Урарту они появляются уже в 714 г. до н. э.), причем последняя хронологическая граница отражает исчезновение отнюдь не киммерийцев, а клинописных текстов исторического содержания. В любом случае античная традиция знает о пребываниикиммерийцев в Малой Азии еще в эпоху лидийского царя Алиатта, которому приписывается заслуга их окончательного изгнания из Азии (Herod. 1,16; Polyaen. VII, 2, 1). Набег киммерийцев мог, следовательно, произойти в любой момент в пределах последних трех четвертей VII в. до н. э. Однако для античных авторов вторжение киммерийцев было вполне конкретным событием, служившим одной из важнейших опорных точек при построении относительной хронологии. Несмотря на то, что античные хронографы понимали, что это событие длилось какое-то время, они все же склонялись к тому, чтобы приписать ему точную дату. Подобным же образом они относили почти все события, связанные с каким-нибудь историческим персонажем (за исключением рождения и смерти), к его ακμή. Подобная условность достаточно распространена и в современных хронологических исследованиях, с той разницей, что античные авторы, в отличие от современных, не сопровождали подобные датировки отметкой «примерно» или «около». Древние датировки, основанные на синхронизме с вторжением киммерийцев, не могут, следовательно, считаться ни точными, ни достоверными.

Со скифским вторжением дело обстоит лучше. Хотя представления античных хронографов о нем весьма сходны с представлениями о киммерийском вторжении, в данном случае они гораздо ближе исторической реальности. Скифы упоминаются в аккадских текстах с начала 670-х годов дон. э., однако для авторов этих текстов они всегда остаются незначительным периферийным народом, живущим на северо-восточных границах Ассирии, в Манне и Мидии. Клинописным источникам неизвестно ничего похожего на античную традицию о скифском владычестве в Азии, включавшую и рассказы о поражении и подчинении Мидии, и о походе в Сирию и Палестину до границ Египта, и об уничтожении киммерийцев. Уже сам этот факт заставляет предположить, что соответствующие события, если они действительно имели место, должны относиться ко времени, для которого неизвестны ассирийские тексты, содержащие историческую информацию, т. е. к эпохе позже 30-х годов VII в. дон. э. Анализ источников (см. ниже, 2.7.3) показывает, что эта традиция основывается на реальном скифском вторжении (или вторжениях), которое произошло между 626 и 616 гг. дон. э. (вероятно, ближе к началу этого периода). По всей видимости, это был достаточно краткий эпизод. Поэтому попытки античных хронографов точно датировать его имеют гораздо больше шансов на успех, чем попытки датировать киммерийское вторжение. В самом деле, Евсевий или его предшественник получил в данном случае достаточно хороший результат. В своих подсчетах он исходил из предположения, что Иеремия в своих ранних пророчествах намекал на набег скифов в Палестину. Поскольку это предположение по всей видимости справедливо, и датировка начала пророческой деятельности Иеремии также достоверна, полученная Евсевием или его предшественником дата скифского вторжения достаточно близка к исторической реальности. Синхронизация основания Синопы с исчезновением киммерийцев, или с нанесенным им скифами поражением, вероятно, также правильна, что позволяет Евсевию достаточно точно определить его дату. Если использовать современные термины и исправить даты правления Иосии, можно сказать, что Евсевий датирует основание Синопы началом последней четверти VII в. дон. э. и что эта датировка по всей видимости правильна.

Иначе обстоит дело с даваемой Евсевием абсолютной датой основания Истрии. Использованный в данном случае метод подсчета: синхронизация основания города с акмэ Алкмана и вычисление последней даты на основании предположительной преемственности между Алкманом, Стесихором и Симонидом, далеко не столь надежен, как в случае Синопы. Поскольку датировка акмэ Алкмана не может считаться достоверной даже приблизительно, невозможно доверять и опирающейся на нее дате основания Истрии. Напротив, синхронизм с вторжением номадов в Азию по всей видимости достоверен. Если традиция первоначально имела в виду скифский набег, основание Истрии и Синопы могут считаться примерно одновременными и датироваться началом последней четверти VII в. до н. э. Однако если традиция первоначально связывала основание Истрии лишь со вторжением киммерийцев, что не исключено, то этот синхронизм слишком неопределен и в этом случае Истрия могла быть основана и несколько раньше Синопы.

Предложенная Евсевием дата основания Синопы не противоречит данным археологии, хотя и не подтверждается ими. Древнейшие единичные находки как на некрополе Синопы, так и на ее городище, датируются началом VI в. до н. э.106 или немногим раньше (конец VII в. до н. э.)107; более или менее значительное количество материала относится уже ко второй четверти VI в. до н. э. Раскопки Истрии дают более ранний материал: древнейшая, весьма незначительная, группа керамики относится к последней четверти VII в.до н. э., и находки становится достаточно многочисленными начиная с первой четверти VI в. до н. э.108 Кроме того, единичные фрагменты керамики третьей четверти VII в. дон. э. также известны в Истрии и на расположенном рядом с ней поселении Оргама109. В результате недавних раскопок количество таких фрагментов в Оргаме увеличилось110, однако особый интерес представляют раскопки кургана с погребением третьей четверти VII в. до н. э. на некрополе Оргамы. Умерший, очевидно, был героизирован и пользовался религиозным почитанием, что позволило автору раскопок предположить, что речь идет о погребении ойкиста Оргамы111. Таким образом, появилось новое подтверждение основания этой колонии в третьей четверти VII в. до н. э., примерно одновременно с Истрией или несколько раньше ее. При этом следует заметить, что если регулярные раскопки Истрии (и Оргамы) ведутся уже не одно десятилетие (то же верно и для Бере-зани, древнейший материал которой практически идентичен материалу Истрии), то в Синопе они проводились лишь в течение трех лет, да и то не в древнейшей части города, а на его периферии, застроенной лишь в эпоху эллинизма112. Это, по-видимому, и объясняет отсутствие в Синопе материала, предшествующего концу VII в. дон. э., и разницу в материале, происходящем из Истрии и Синопы, что противоречит античной традиции о примерно одновременном основании Синопы и Истрии, возможно, при небольшом приоритете последней.



106 Akurgal 1956, 4-5; Boysal 1959, 8-20; Akurgal 1976, 842-843. Ср. Graham 1958, 32-33; Drews 1976. 18, которые справедливо отмечают, что археологические находки дают лишь terminus ante quern основания колонии.

107 Alexandrescu 1978, 20; Hind 1984, 95, fig. 28; Graham 1987, 126; Hind 1988, 216.

108 Alexandrescu 1978, 19-36; Alexandrescu 1978a, 52-61. Cp. Boardman 1991, 387-390.

109 Alexandrescu 1999, 19-21, 75-76.

110 Mǎnucu Adamaȿteanu 2000, 195-209.

111 Lungu 2000-2001, 171-188.

112 Akurgal 1956.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Бэмбер Гаскойн.
Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерлана

А. И. Тереножкин.
Киммерийцы

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства

Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.
Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов
e-mail: historylib@yandex.ru
X