Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Аскольд Иванчик.   Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

2.3.7. Проблема датировки основания Истрии и вторжения евразийских кочевников

Очевидно, из того же источника у Псевдо-Скимна происходит и датировка основания другой милетской колонии, Истрии (766—770 Diller = Anon. Peripl. Р. Ε. 70, 14 ν 31 — 15 г 2, 136 Diller):

('Ιστρος πόλις)

από τοΰ ποταμού λαβοΰσαν <"Ιστρου> τούνομα
Μιλήσιοι κτίζουσαν ήνίκα Σκυθών
είς την Ασίαν στράτευμα διέβη βαρβάρων
770 τό Κιμμερίους διώκον εκ τοΰ Βοσπόρου —

«(Город Истр), взявший название от реки <Истра>; (его) основали милетцы, когда войско скифов варваров напало на Азию, изгнав киммерийцев с Боспора». Таким образом, и основание Истрии датируется по синхронизму с тем же событием, что и основание Синопы: нашествием киммерийцев и скифов.

Дата основания Истрии содержится у Евсевия — он относит ее к 657/56 г. до н. э. (95b Helm, 185 Karst)95. Как показал А. Моссхаммер, эта дата является лишь иным выражением той же самой датировки, что отражена у Псевдо-Скимна96: в ее основе лежит синхронизация основания города с нашествием киммерийцев и скифов в Азию, и она появилась в результате перевода этого синхронизма в абсолютные цифры. Нашествие киммерийцев, видимо, синхронизировалось в традиции с ακμή Алкмана, уроженца Сард, перебравшегося в Спарту, как полагали античные филологи, спасаясь от киммерийцев. Указание на ακμή Алкмана непосредственно предшествует у Евсевия указанию на основание Истрии; оба события были синхронизированы между собой, поскольку считались одновременными с вторжением киммерийцев. Еще Э. Роде отметил, что в двух независимых друг от друга источниках, дающих «олимпийскую» датировку ακμή Алкмана, она приходится на 7 год Ардиса (Suda s.v. — 27 Олимпиада, соответствующая этому году в хронологической схеме Геродота и 30 Олимпиада у Евсевия, соответствующая тому же году по его собственной схеме)97. А. Моссхаммер показал, что даваемая Судой датировка восходит к Аполлодору и получена им на основе исторической даты рождения Симонида (556/55 г. до н. э., т. е. первый год 56 Олимпиады)98, с которой он синхронизировал смерть Стесихора. Отведя Стесихору примерно 80 лет жизни, т. е. 20 Олимпиад, Аполлодор получил его дату рождения в пределах 37 Олимпиады. Затем он синхронизировал рождение Стесихора и смерть Алкмана и с помощью той же процедуры вычислил даты рождения и ακμή последнего (17 и 27 Олимпиады)99. Предположение, что Аполлодор датировал ακμή Алкмана именно 27 Олимпиадой, подтверждается датой установления праздника Γυμνοπαίδια в Спарте, который был в традиции тесно связан с Алкманом и введение которого поэтому синхронизировалось с его άκμή. Это событие датируется у Евсевия концом 27 —началом 28 Олимпиады (01. 27, 3 — 28, 3 по разным рукописям: Hier. 94b Helm, Arm. 184 Karst, 670/666 г. до н. э.). А. Моссхаммер полагает, что именно датировка введения этого праздника послужила основой для датировки άκμή Алкмана100, однако это предположение не кажется убедительным. В самом деле, традиция колеблется относительно обстоятельств установления этого праздника — сообщается, например, что он справлялся в честь спартиатов, погибших в битве против Аргоса у Тиреи (Sosib. FGrHist 595 F 5; Suda s.v. Γυμνοπαίδια). В то же время он мог соотноситься и с битвой при Гисиях101. Датировка этой битвы у Павсания (II, 24, 7) четвертым годом 27 Олимпиады, видимо, подразумевает именно такую связь. Сама абсолютная дата установления Гимнопедии, как и все остальные подобные даты сражений или праздников первой половины VII в. до н. э., вне всякого сомнения не содержалась в традиции, а были вычислена достаточно поздно и основывалась в конечном счете все на том же άκμή Алкмана. Другое возражение против предположения А. Моссхаммера состоит в том, что, если бы оно было справедливым, то эта якобы содержавшаяся в традиции датировка странным образом совпадала бы с датировкой άκμή Алкмана, вычисленной путем искусственного и очевидно недостоверного установления преемственности между ним, Стесихором и Симонидом. Вряд ли такое совпадение возможно.

Таким образом, датировка как вторжения киммерийцев, так и установления Гимнопедии и связанной с этим праздником в части традиции битвы при Гисиях объясняется их синхронизацией с άκμή Алкмана. Эта дата, в свою очередь, была получена Аполлодором (или его предшественником) на основании представления о преемственности между Алкманом, Стесихором и Симонидом. Он полагал, что άκμή первого из них должно датироваться примерно на 120 лет раньше рождения последнего. Нечего и говорить, что такой подсчет далек от точности.

Как уже говорилось, у Евсевия синхронные с вторжением киммерийцев события (άκμή Алкмана и основание Истрии) соответствуют 7 году правления Ардиса, тому самому году, который, согласно хронологической схеме Геродота, приходится на 27 Олимпиаду. У Евсевия, однако, даты этих событий сдвинуты на три Олимпиады позже. В то же время его конечный источник Аполлодор датировал эти события именно 27 Олимпиадой. Для объяснения этого расхождения имеется две возможности. Согласно первой, речь идет о бессознательной ошибке, в результате которой на каком-то этапе передачи текста события, относимые к 7 году Ардиса, сдвинулись вместе с этим годом по отношению к олимпийским датам. Согласно второй, Евсевий или его источник сознательно отказались от датировки Аполлодора, основываясь на каких-то иных данных.

X. Калеч предполагал, что синхронизация взятия Сард киммерийцами с 7 годом правления Ардиса исторически достоверна и что эта дата была известна античным хронографам и служила для них точкой опоры102. Поэтому якобы с этой датой и синхронизируется άκμή Алкмана в двух известных вариантах этой традиции. Такое предположение, однако, было опровергнуто А. Моссхаммером103, который отметил, что вряд ли традиции было известно больше того, что сообщает Геродот (I, 15) — Сарды были взяты в правление Ардиса. Кроме того, и сама эта дата, как показывают ассирийские источники, недостоверна — в действительности Сарды были взяты киммерийцами при его отце Гиге, причем погиб и сам царь104.

Предложенное А. Моссхаммером решение, однако выглядит ничуть не убедительнее. Он предполагает, что одна из дат была получена путем ссылки на Гимнопедию, вторая — на датировку основания Истрии, а то, что эти даты совпали с 7 годом Ардиса в разных системах, объявляет чистым совпадением. Таким образом, подразумевается, что абсолютные даты не только введения Гимнопедии в Спарте, но и основания Истрии, были известны традиции. Это допущение, на мой взгляд, совершенно невозможно для столь раннего времени. Для Гимнопедии это предположение, как указывалось выше, опровергается синхронизацией данного события с битвой при Тирее, для которой в свою очередь предлагались самые разные даты. Нет никаких оснований полагать, что традиции была известна и дата основания Истрии — напротив, она определяется путем ссылки на другие события (вторжение скифов и киммерийцев), а вовсе не является каким-то хронологическим репером. Крайне сомнительна и мысль о случайности совпадения обеих дат с 7 годом правления Ардиса.

В то же время известно, что даты правления лидийских царей у Евсевия в конечном счете восходят к геродотовским, хотя они и существенно искажены105. Представляется поэтому более вероятным первое объяснение — перемещение ακμή Алкмана и основания Истрии на три Олимпиады позже в хронологии Евсевия объясняется искажением первоисточника, хронологической системы Эратосфена - Аполлодора. На каком-то этапе развития традиции геродотовская датировка правления Ардиса и других лидийских царей была изменена (возможно, в несколько этапов), в результате чего сместилась по отношению к олимпийской хронологии (Аполлодор, видимо, использовал еще геродотовские даты). В результате сместились и события, связанные с лидийской историей и датированные поэтому седьмым годом правления Ардиса (эта дата не является традиционной, а основана на синхронизации άκμή Алкмана с геродотовскими датами правления лидийских царей): нашествие киммерийцев, разрушение Сард, переезд Алкмана назадолго до того в Спарту из Лидии (= его άκμή), основание Истрии. В то же время установление праздника Гимнопедии, никак не связанное с восточной историей, которое первоначально также синхронизировалось с этими событиями, было датировано соответствующей Олимпиадой и сохранило у Евсевия свое место в олимпийской системе.



95 Ср. надпись на найденном в Смирне фрагменте расписного сосуда середины — третьей четверти VII в. до н. э., содержащую имя мастера (гончара или художника) Ίστροκλέης: Aku^al 1956, 7; Jeffery 1964, 45; SEG XXIX, 1147 bis; I. Smyrna, 805. Вопреки общему мнению (Akurgal 1956, 7; Robert J. & L. 1958, 218; Robert 1963, 345, n. 4; Boardman 1980, 249; Ehrhardt 49, 71, 319, ср. однако Graham 1958, 34), эта надпись не может ни указывать на связи Смирны с районом Дуная в первой половине VII в. до н. э., ни тем более датировать основание города. Название "Ίστρος, Ίστρια и под. достаточно широко распространены: известны, например, остров и город в районе Книда, город и река на Крите и в ряде других мест, включая полуостров Истрию в современной Хорватии, а также и иллирийское племенное название 'Ιστροι (ср. Steph. Byz. s.v.): Burchner 1916, 2267-2268; Fluss 1935, 134; Kirsten 1940, 301-310, ср. еще о распространенности названия и его этимологии Detschew 1976, 219. Таким образом, имя мастера из Смирны вполне может иметь в виду какое-нибудь связанное или не связанное с топонимом божество, не имеющее никакого отношения к Дунаю. К тому же и происхождение сосуда неясно и он. по-видимому, не был изготовлен в Смирне. Во всяком случае нестяженная форма номинатива 'Ιστροκλεης не является ионийской, за исключением диалектов Эретреи и Стары. Кроме того, известна она, наряду со стяженной формой, в аттическом диалекте, ср. Thumb, Scherer 1959, 258, 292. Впрочем, река Дунай / Истр скорее всего действительно была известна грекам еще в первой половине VII в. дон. э., поскольку упоминается в «Теогонии» Гесиода (339). Мнение о том, что упоминание Σαλμυδησσός во фрагменте «Первого Страсбурге кого эпода» свидетельствует о плаваниях вдоль фракийского побережья в VII в. до н. э. (Алексеев, Качалова, Тохтасьев 1993, 47-48), ошибочно и основывается на том, что этот фрагмент приписывается Архилоху (fr. 79, 2 Diehl). Его принадлежность Гиппонакту, однако, установлена достаточно надежно, см. Perrota 1938, 3-41; Perrota 1939, 177—188; Masson 1951, 427 — 442, прочую литературу см. Degani 1983, 168. Данный фрагмент, включаемый во все издания Гиппонакта (115 Masson, 194 Degani, 115 West и др.), является, следовательно, свидетельством VI, а не VII в. до н. э.

96 Mosshammer 1979, 221-225, вопреки П. Александреску (Alexandrescu 1962, 64 — 67). Попытка П. Александреску отстоять полную достоверность абсолютных дат Евсевия неубедительна. Ср. теперь Alexandrescu 1999, 75-76.

97 Rohde 1901а, 157.

98 Эту дату прямо указывает сам Симонид во fr. 77 Diehl, где он сообщает, что был 80-летним, когда в Афинах архонтом был Адимант, т. е. в 477/6 г. до н. э.

99 Mosshammer 1979, 218-222, ср. Jacoby 1902, 196-203.

100 Mosshammer 1979, 224.

101 Wade-Gary 1949, 79-81.

102 Kaletsch 1958, 27.

103 Mosshammer 1979, 223-225.

104 Источники и их анализ см. Ivantchik 1993, 102—107; Иванчик 1996, 107-114, ср. выше, 2.1.

105 Kaletsch 1958, 6-25.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Коллектив авторов.
Гунны, готы и сарматы между Волгой и Дунаем

Василий Бартольд.
Двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства

Бэмбер Гаскойн.
Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерлана

Игорь Коломийцев.
Тайны Великой Скифии
e-mail: historylib@yandex.ru
X