Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. С. Шофман.   История античной Македонии

§ 4. Социально-экономические отношения

Эллинистические государства, выделившиеся из империи Александра Македонского, имели собственную богатую историю и свои отличительные черты развития задолго до ее возникновения. Эллинизм, установивший известное единообразие в политических формах этих государств, не мог преодолеть различий в их социально-экономической системе. Каждое государство стремилось к политической и экономической автаркии. Экономической автаркией руководители этих государств пытались создать прочную основу их политической независимости. Эллинистические династии старались максимально развивать и использовать производственные ресурсы своих царств, привлекая к этому творческие силы своих народов, греческих или эллинистических или эллинизированных иммигрантов.240) Но расширение производства ломало хозяйственную обособленность данной страны и влекло за собой создание более мощного рынка сбыта товаров, к чему и стремились руководители эллинистических государств. Они, чтобы избежать экономической изоляции, установили более широкие экономические связи с другими странами, понимали, что контроль над важнейшими сухопутными и морскими торговыми путями есть средство обеспечения в какой-то степени экономической гегемонии.

Но каждая эллинистическая монархия в силу сложившихся исторических особенностей имела своеобразие в развитии [173] социально-экономических отношений. Без выяснения этого своеобразия в каждом эллинистическом государстве отдельно нельзя получить правильного представления об экономической эволюции эллинистического мира в целом. Более детально это можно показать на Египте и Сирии, труднее на Македонии, материал о которой скуден и разбросан.

В нашем распоряжении нет достаточных достоверных данных как литературных, так и эпиграфических, которые могли бы пролить свет на изменения в социально-экономической жизни Македонии; эти изменения можно проследить в настоящее время лишь в самых общих чертах.

Восточные походы Александра несомненно имели значительное влияние и на его родину Македонию. Она оказалась в центре мировых событий, стала ядром огромного государства, из-за нее разгорались распри. Некоторое время страна жила за счет награбленного на Востоке богатства, за счет увеличения в стране количества рабов, усиления их эксплуатации. Об усилении рабства говорит тот факт, что Александр, обратив большое количество завоеванного населения в рабов, значительную часть их отправлял на работу в Македонию. Так, после взятия Фив и ограбления города все его население было обращено в рабство.241) Александр продал в рабство около 30 тыс. фиванцев.242) Продав как военную добычу пленных фиванцев, он собрал 440 талантов серебра.243) На малоазийском берегу всех, кто оказывал сопротивление, Александр обратил в рабство.244) Взятых в плен при Гранике он заковал в кандалы и отправил в Македонию на работы.245) После взятия Тира царь обратил в рабство детей и женщин. Пленных оказалось больше 13 тысяч.246) Продано было тирийцев и чужеземцев, захваченных в Тире до 30 тысяч.247) Также были превращены в рабов дети и женщины после взятия македонянами Газы.248) В Индии Александр при взятии сопротивляющихся городов также обращал жителей в рабство.249) Так было с маллами, с подвластным населением Мусикана, Портикана и царства Самбы.250) Сам Александр часто посылал на родину рабов, скот и другие ценности. По указанию Арриана, после борьбы со среднеазиатскими племенами Александром было взято в плен больше 40 тыс. чел., рогатого скота более 230 тыс. голов. Из этих [174] животных он выбрал самых красивых, крупных, чтобы отослать в Македонию для полевых работ.251)

Большое богатство было принесено в страну генералами, офицерами и частично солдатами, возвращавшимися домой после службы в армии Александра и его преемников. О богатстве отпущенных с военной службы людей может говорить описание свадьбы македонского аристократа Карана. Этот человек, несомненно, стал богатым в той или иной связи с походами Александра. Он сделал своим гостям подарки из золота и серебра, такие ценные, что после свадебного пира гости вкладывали эти ценности для сохранения в землю, дома и другие предметы.252)

Но особенно преувеличивать этот момент не следует. Обогащалась от походов сравнительно небольшая часть аристократии. Что касается простых людей, служивших солдатами в македонской армии, то в массе своей их участие в подходах на Востоке не принесло облегчения их семьям, по-прежнему обременявшимся большими налогами, от которых не освобождались даже воины. Освобождение от налогов считалось большим благодеянием царя в исключительных случаях. Так, павших в битве при Гранике Александр похоронил с оружием и почестями, снял с родителей их и детей поземельные, имущественные и прочие налоги и освободил от обязательных работ.253)

Меньше всего от нового порядка вещей, наступившего после восточных походов, выиграли Македония и Греция.254) Македония в результате походов Александра потеряла значительную часть своего населения. Тысячи взрослых мужчин, македонян оставили свою родину, чтобы никогда не возвращаться. Из большого числа воинов, ушедших на Восток, вернулись очень немногие. Большая часть македонской армии Александра никогда не была демобилизована и после его смерти. Наоборот, время от времени эта армия пополнялась свежими [175] македонскими рекрутами. Так, в Сидон Клеандр привел из Греции 4 тыс. наемников. Перед битвой при Гавгамелах Александр отправил в Македонию Аминту «набирать подходящую для военной службы молодежь».255) Когда Александр выступил из Вавилона и находился в пути, к нему пришли посланные Антипатром воины: 500 всадников македонян и 6 тысяч пехоты, всадников фракийцев 600, траллов 3500, пехоты из Пелопоннеса 4 тыс., всадников немного меньше тысячи. Друзья царя прислали из Македонии своих сыновей — 50 юношей для службы в царской охране.256) Македонская армия пополнилась ими на 15.650 человек. Во время пребывания этой армии в Средней Азии Александр послал Сопола, Эпокилла и Менида для вербовки в Македонии и доставки оттуда новых войск.257) Многие из этих солдат были убиты в сражениях, погибли при переходах через пустыни, осели на Востоке и обосновались в качестве колонистов в восточных городах.258)

Довольно значительное уменьшение населения резко сказалось на хозяйстве Македонии, на всей ее внутренней жизни. На Восток ушли в большом количестве труженики: ремесленники и крестьяне. Это значит, что урон понесли прежде всего такие важнейшие отрасли, как сельское хозяйство и ремесло. Стояла неотложная задача: поднять экономику страны, развить ее производительные силы, расширить сферу применения труда рабов. Выполнить ее в полной мере оказалось невозможным. По размерам своей территории, по численности населения, по степени экономического и культурного развития Македония не могла равняться с мощными эллинистическими государствами Селевкидов и Птолемеев.259)

Македонское хозяйство несколько укрепилось лишь в первой половине III в. до н. э., когда страна понемногу оправилась от страшного галльского нашествия и стала возрождаться экономика.

Новая эпоха, наступившая после распада империи Александра, оставила в основе своей неизмененным социальный строй Македонии.260) Во главе ее стояла династия Антигонидов, родоначальники которой были воспитаны еще в духе честолюбивых идей Александра. Царь был крупнейшим земельным собственником. В его руках находились рудники и леса — [176] все богатство страны. Он обладал большими территориями в самой Македонии и в завоеванных местностях. К таким территориям относились Халкидика, Пеония, Атинтания и те части Фракии и, вероятно, Иллирии, которые в то или иное время входили в состав Македонского государства. Непосредственно царем назначались и ему были подвластны руководители отдельных областей. При Антигонидах в области самой Македония контролировали «стратегой», а в подчиненных округах и важнейших городах как в самой стране, так и в Греции — «эпистотай» и «дикастай». Несмотря на то, что области, лежавшие за пределами македонской территории, были во времена Александра поглощены Македонским государством, в них еще сохранились значительные сепаратистские тенденции, с которыми македонским царям приходилось считаться. Приходилось учитывать и мнение собраний войска, после смерти Александра пользовавшихся большим влиянием. Македонские цари вынуждены были особенно считаться с крупной рабовладельческой знатью, роль которой после восточных походов значительно выросла. Об усилении этой знати свидетельствует тот факт, что она начинает активно вмешиваться в дела правительства, пытаясь диктовать ему свою волю. Были случаи организации восстаний против царей и проводимой ими политики. Такое восстание имело место при Антигоне Гонате: Александр, сын Кратера — племянник македонского царя — воевал с ним и с подвластными ему городами.261) Когда после смерти Деметрия II на престоле оказался малолетний Филипп V и государством стал править регент Антигон III Досон, который, по-видимому, не особенно потворствовал знати [177] в ее стремлениях активно вмешиваться в дела правительства, македонская знать подняла восстание, пытаясь свергнуть неугодного ей правителя.262) Но это восстание удалось подавить, зачинщиков казнить; знать вынуждена была примириться. Царская власть оказалась еще достаточно крепкой и пользовалась поддержкой средних и мелких слоев аристократии и торговцев, заинтересованных в сильной централизованной власти. Хотя решительные меры правительства против восставших и принесли ему победу, оно для предупреждения подобных выступлений в будущем старалось замирить знать, распределив в своем завещании все государственные должности так, чтобы не подавать «повода к зависти и возможным распрям».263)

М. Ростовцев склонен идеализировать экономическую политику македонских царей. Так, идеализируя Антигона Гоната, он говорит, что при нем и его преемниках Македония стала страной процветающей. Процветание он объясняет общей тенденцией экономической политики царей. Личные потребности и расходы этих царей были скромными, так как они в отличие от своих богатых соседей — восточных царей никогда не вводили у себя восточную роскошь. По мнению Ростовцева, македонские цари будто бы не стремились к чрезмерному налоговому обложению населения, не угнетали в экономическом отношении своих подданных.

Между тем при Антигонидах дальнейшее укрепление землевладения приводило к разорению крестьян. От дополнительных поборов стонали в городах ремесленники, на плечи которых ложилась вся тяжесть несения расходов по содержанию войска. Начиная с диадохов недовольство трудовых людей принимает форму открытых выступлений. Еще при Деметрии Полиоркете происходили волнения в Македонии: возмущенные граждане требовали вывода армии из Македонии и прекращения пиршеств самого царя.264) Положение крестьян настолько ухудшилось, что призываемые в армию не могли собрать себе полное снаряжение для похода, вследствие чего народное ополчение постепенно заменяется наемными войсками. Но наемные войска несли бедствия населению: они беспощадно грабили македонян.

По утверждению Плутарха, при Деметрии Полиоркете подданные в самой Македонии «находились в постоянном беспокойстве и охотно склонялись к мятежам».265)

Нельзя также не отметить и того, что бесконечные [178] разорительные войны диадохов и эпигонов, большая часть которых проходила на территории Греции и Македонии, безусловно, отрицательно оказывались на хозяйстве Македонии, задерживали ее экономическое развитие.266)

Экономической основой могущества македонской знати являлись их крупные земельные владения, многие из которых поступали владельцам как подарки царя. У нас нет достоверных свидетельств о том, кем обрабатывались эти крупные земельные владения. Вероятно, они обрабатывались отчасти свободными арендаторами или жителями покоренной области, которые могли привлекаться к тем или иным сельскохозяйственным работам. В больших размерах, чем раньше, использовались в сельском хозяйстве рабы, количество которых увеличивалось в Македонии вследствие восточных походов. Они по дешевой цене шли с Востока.

Сельское хозяйство развивалось и в македонских колониях, где старые македонские солдаты, безземельные крестьяне и наемники получали участки земли и старались обрабатывать их новыми методами. Одна надпись из Филипп содержит указания на усилия Александра увеличить на территории данного города культивированную зону и улучшить ее ирригацию.267)

В III веке в Македонии имеется еще и довольно значительная прослойка свободных крестьян-общинников, правда, чрезвычайно поредевшая со времен восточных походов Александра. М. И. Ростовцев называет мелких земельных собственников «позвоночником страны». Вряд ли это правомерно для III века, когда шел довольно интенсивный процесс увеличения роли крупного землевладения в сельском хозяйстве и крупной македонской знати и вытеснение этим крупным рабовладельческим хозяйством свободного общинного землевладения. Уменьшение числа свободных общинников было вызвано не только многочисленными войнами, но и строительством городов, что влекло за собой некоторое перераспределение земельной собственности. Каждый новый город получал в свое владение определенную земельную территорию для расширения города. Не исключено, что для этой цели использовались пустовавшие и заброшенные участки, а также и земли свободных общинников.268) Довольно интенсивно градостроительство началось еще при диадохах. Они строили новые, заботились о расширении старых городов. Города возникали на границах государства, на важнейших стратегических путях как поселения военных колонистов и вблизи разработок естественных [179] богатств.269) Города основывались посредством синойкизма, распространенного явления в то время, связанного с переселением в одно место нескольких деревень или поселков. Среди вновь созданных городов самыми крупными были Кассандрея, заменившая Потидею в Халкидике, Фессалоника, Деметриада в Фессалии, поглотившая город Пегассы, и др. Сохранились два указа о синойкизме Теоса и Лебедоса, подробно изложенные А. Б. Рановичем.270)

На постройку новых городов, новых зданий нужны были мастера и ценные архитектурные, скульптурные украшения, которые шли преимущественно из Греции.

Основным производителем при строительстве новых городов, больших кораблей для македонского флота был раб; привлекались на отдельные работы и свободные граждане. Так, по договору Деметрия с кочевым племенем нобитеев о добыче асфальта на берегу Мертвого моря для непосредственных работ по добыванию асфальта были посланы свободные работники.271)

О развитии македонских городов мы не имеем достаточных данных. Но и то, что имеется, свидетельствует о том, что македонские города по своему устройству и конструкции приближались к греческим полисам.

Крупные македонские города, особенно Кассандрея и Фессалоника, являлись центрами ремесла и торговли. Например, периодом наибольшего развития Кассандреи было третье столетие до н. э. Руины этого города и его надгробные надписи позволяют сделать вывод, что он представлял собой процветающий торгово-ремесленный город, с большим смешанным населением из македонян, греков и жителей восточных стран. Такой же вывод, вероятно, можно сделать и по отношению к Фессалоникам.

При Антигоне Гонате и его последователях в Македонии вновь усиленно продолжалось расширение старых городов и строительство новых, что продолжало способствовать развитию ремесла и торговли и выгодно отражалось на общем экономическом развитии страны.272)

Македония оставалась страной богатых естественных ресурсов. В Македонии имелись значительные рудные богатства. Добыча серебра, железа, свинца приносила македонским царям большие доходы. Добывались также и некоторые минералы, в частности соль, квасцы, а также хризоколла (малахит), считавшаяся второй в мире по качеству.273) Македония имела [180] очень большие и далекие от истощения минеральные запасы. Несомненно, что Антигониды уделяли рудникам не меньше внимания, чем Филипп и Александр. Прогрессивно развивались богатые серебряные и золотые рудники в Халкидике, впервые открытые во времена Филиппа II. То же, по-видимому, можно сказать и о медных рудниках в Ортисе (Фессалия).274)

Во времена Антигона Досона Македония была страной, наиболее богатой металлами. Поэтому этот македонский царь смог подарить Родосу, пострадавшему от землетрясения, 100 талантов серебра и три тысячи талантов железа. Его жена Хризеида добавила к этому такое же количество свинца. Другие цари эллинистических государств не могли состязаться с Македонией в этом отношении. Наличие многочисленных рудных богатств не могло не способствовать развитию различных ремесел.

Македония имела также большие запасы леса. Ее лесные владения давали прекрасный строительный материал, в частности для кораблестроения, и в большом количестве поставляли деготь и смолу. Как и раньше, македонский высококачественный корабельный лес очень ценился, Македонское государство поставляло лес для всех корабельных верфей Эллады275) и само осуществляло судостроительство в широких масштабах.

Из случайных упоминаний в источниках мы узнаем, что первые диадохи — Антигон и его сын Деметрий — использовали не столько свой лес, сколько леса кипрские, что делалось вопреки воле местных властей, охранявших лесной запас и расходовавших его очень скупо.276)

Македония имела торговые отношения с многими странами. Она вела торговые операции с Грецией.

Диодор указывает, что греческие корабли привозили глиняные амфоры с вином или зерно. В эпоху диадохов греки привозили в Македонию главным образом вино; зерна у них было мало, о чем говорит тот факт, что македонские военачальники, желая привлечь расположение греков, дарили им именно зерно. Так, как уже выше упоминалось, Деметрий Полиоркет, после взятия Афин в 298 г. до н. э., от имени своего отца пообещал доставить жителям города сто пятьдесят тысяч медимнов хлеба и лес на постройку ста триер.277)

Несмотря на частые войны, греческие города вели торговлю с Македонией, оттуда они вывозили хлеб и лес. Для диадохов в греческих городах строились корабли, осадные машины. Гелеполы являли поразительное зрелище даже для [181] осажденных.278) У Плутарха узнаем, что Деметрий Полиоркет строил свои мощные корабли не только в столице Македонии Пелле, но и в Пирее, Коринфе, Халкидике.

Когда Деметрий задумал вернуть земли отца, у него было 500 построенных под его руководством кораблей. Флот Деметрия поражал не только количеством, но и величиной судов, быстроходных и отлично приспособленных для боя.279)

Во время диадохов Афины при правлении Деметрия Фалерского переживали эпоху расцвета. Они вели оживленную торговлю с Родосом, Александрией, Византией. До 1200 талантов доходили афинские доходы. Афины «даже при Перикле не были так велики». Деметрий умел заботиться, чтобы город не нуждался ни в чем необходимом, чтобы его торговля была прибыльна. Так говорил о нем его враг Демохор.

Деметрий Фалерский был ставленником Македонии и, безусловно, проводил внешнюю и внутреннюю политику в интересах Македонии и вел довольно решительное наступление на демократию.

К этому времени дифференциация греческого населения резко усилилась. Кучка богатых рабовладельцев поддерживала политику Македонии в Греции: они боялись остаться лицом к лицу с эксплуатируемыми массами.

Чтобы упрочить свое положение в Греции, македоняне дарами привлекали на свою сторону богатых рабовладельцев и служителей храмов; македонские рабовладельцы опирались на греческих торговцев, поддерживая их торговлю с другими странами, защищали от пиратов.

Из сказанного выше следует сделать вывод, что трудящиеся массы Греции, выступая против македонян, боролись и против своих собственных эксплуататоров.

Македония вела торговлю и с северными припонтийскими странами, откуда шли мед, воск, соленая рыба, скот, рабы.280)

Через Македонию проходил сухопутный торговый путь из Дельф к Понту. В одном декрете, датируемом 263 или 260 г. до н. э., перечисляются города, через которые проходил этот путь. Упоминаются и македонские города: Кассандрея, [182] Пелла, Эдесса.281) Города, стоявшие вдоль торговых путей, у побережья, расширялись и богатели. Наряду со старыми центрами (Пелла, Эги) приобрели значение города, основанные как поселения военных колонистов, а также возникшие в местах разработки естественных богатств (Филиппополь) или торговые (Фессалоника).

Большое значение в эллинистических государствах приобрела торговля зерном, производство которого обеспечивало не только потребности своего собственного населения, но и экспорт. Количество экспортируемого зерна не всегда было одинаковым, но оно шло и на Восток, и в Боспорское царство, и в сицилийское царство Гиерона Второго, и в Македонию, и во Фракию. Как указывает Полибий, наиболее видные цари того времени — Гиерон и Гелон, Птолемей Эвергет Первый, Антигон Досон и Селевк Каллиник — смогли в большей или меньшей степени обеспечить зерном население острова Родоса, сильно пострадавшее от землетрясения 227—226 гг. до н. э.282)

Главным портом вывоза из Македонии зерна и лесных материалов были, по всей вероятности, Фессалоники. В этой связи небезынтересно напомнить, что Аристобул, заведовавший вывозом зерна при Деметрии II, был гражданином Фессалоники, а македонянин Адмет, постоянно живший на Делосе, пользовался большим почетом как на Делосе, так и в Фессалониках. И там и тут были сооружены его статуи. Это — богатый деловой человек, организовавший регулярные коммерческие отношения между Македонией и греческим миром.

Известно, что после побед над Птолемеем Антигон Гонат вступил в тесные политические и торговые отношения с Родосом и Делосом. Эти отношения сохранялись и при его преемниках. Вместе с этим у нас нет никаких оснований говорить о Делосе III в. как о крупном центре хлебной торговли. Буржуазные ученые несомненно преувеличивают роль Делоса в хлебной торговле в III в. Несостоятельность этой точки зрения была доказана Я. А. Ленцманом.283) Самый маленький из кикладских островов, Делос, имевший исключительно неплодородную почву, не мог собственным хлебом прокормить даже свое незначительное население, доходившее до двух тысяч человек, Делос вынужден был постоянно покупать хлеб.

В период экономического преобладания Египта Кикладские острова снабжались хлебом из Понта. Косская победа Антигона Гоната, датируемая примерно 250 г., отрезала весь [183] Эгейский архипелаг от нильской житницы, после чего наступили большие трудности в снабжении хлебом во всем восточном Средиземноморье.

Около 235 г. македонский ситон (скупщик хлеба) Аристобул из Фессалоники награждается на Делосе венком. Буржуазные ученые видят в этом факте доказательство того, что в это время Делос стал мощным тортовым центром и крупным перевалочным пунктом. В действительности, до середины II в., до разрушения Коринфа, до роста экономических связей Рима с Востоком, до падения Родоса и, прежде всего, до развития рабовладения в Италии мы не можем говорить о расцвете делосской торговли.284) Я. А. Ленцман высказывает более приемлемую на этот вопрос точку зрения. Он связывает прибытие македонского ситона на остров с ссудными операциями храма Аполлона. Аристобул приезжал добывать деньги на покупку хлеба.285) При этом нельзя исключить и такую возможность, что в тот период наиболее острых трудностей в снабжении хлебом Македония за оказанную ей ссуду помогла Делосу получить хлеб, за что и получил награду ее представитель. В связи с этим вряд ли правильно категорическое утверждение Ростовцева о том, что именно Делос являлся агентом Македонии по торговле зерном после битвы при Косе и Андросе.286)

Таким образом, Антигониды не только воевали, но и проводили определенную внутреннюю политику. Они стремились в какой-то степени к развитию хозяйства, к укреплению экономики страны. Кроме разрушительных войн, шел непрерывный созидательный творческий процесс расширения экономики рабовладельческого общества.

К середине III в. хозяйство Македонии стало укрепляться. Довольно широкое развитие получило тогда ремесло и торговля. Это может быть, в частности, подтверждено сильно развитой чеканкой золотых и серебряных монет, проводившейся Антигоном Гонатом и его преемниками. Эти монеты играли в мировом денежном обращении того времени важную роль. Они циркулировали в эллинистическом мире повсюду.287)

В этот период увеличились доходы Македонского государства, богатела казна, о чем говорит тот факт, что правительство большую часть средств могло отпускать на финансирование своих ставленников и тиранов в греческих городах, на широко практиковавшиеся всякого рода подкупы. Известно, [184] что Деметрий, царствовавший после Антигона Гонаты, применяя подкупы, подкупил своего соседа, царя иллирян Агрона, чтобы тот своим вмешательством помешал расширению этолийского союза. Он поддерживал деньгами тиранов, поставленных в греческих городах еще его отцом.288) Рост доходов позволил увеличить и армию, в которой появляется вое больше наемников, хотя фаланга, набиравшаяся из свободных общинников, по-прежнему еще составляла ядро войска.289) Градостроительство, расширение торговли, укрепление военной мощи государства были вызваны в первую очередь дальнейшим развитием рабовладельческих отношений в Македонии, развитием рабовладельческого производства.

С укреплением хозяйственных устоев Македонии увеличивается ее престиж на международной арене. Македония уже к концу царствования Антигона Досона снова выходит в ряд ведущих держав и становится на Балканском полуострове гегемоном.

В III в. до н. э. Македония подвергается дальнейшей и все большей эллинизации,290) чему в известной мере способствовали мероприятия Антигона Гоната по переселению в страну из разных областей эллинов. Эллинизация прежде всего сказалась в распространении греческой культуры. Официальным языком, особенно среди знати и царского двора, стал общегреческий язык — койнэ.291) В стране распространились культы греческих богов, старательно усваивались все достижения греческой культуры, философии, искусства, литературы. Прежде всего и главным образом эллинская культура стала достоянием македонской знати, имевшей возможность приобретать произведения искусства, строить дворцы и виллы по образцу греческих, нанимать для своих детей наставников из греков.

Эллинизация государства выражалась не только в дальнейшем распространении в Македонии греческой культуры, но и в распространении общественных форм развитого рабовладельческого общества Эллады на македонскую территорию.292) [185]

 


240) М. Rostovtzeff. Указ. соч., стр. 48-50.

241) Diоd., XVII.13.3, 6.

242) Plut. Alex., 11.

243) Diod., XVII.14.4.

244) Там же, 22.5.

245) Arr., I.16.6.

246) Diod., XVII.46.4.

247) Arr., II.24.5.

248) Там же, 27.7.

249) Diod., XVII.96.3.

250) Arr., VI.7.3; 17.1; Diod., XVII.102.5-6.

251) Arr., IV.25.4.

252) По уверению Афинея, пир Карана в Македонии в описании македонянина Гипполоха отличался своим богатством и изяществом. Богатый стол ломился от изысканных кушаний. Среди них были: утки, гуси, дикие голуби, жаворонки, дрозды, куропатки и всякие прочие пернатые, какие только водятся на свете; зайцы, козлята, свиньи, пироги всех сортов. За столом прислуживало большое количество рабов. На столе были: серебряные филы, золотые украшения, серебряные и золотые ликифы, позолоченный толстым слоем золота золотой поднос, золотые ложки, большие золотые кубки, оправленные серебром хрустальные блюда, серебряные вертела. Многие из этих золотых и серебряных вещей хозяин подарил гостям. Гости подучили столько подарков, что не знали, что с ними делать. Мы же, получив богатство в виде угощения на пиру у Карана, ищем теперь для покупки: кто — дома, кто — земли, кто — рабов". См. Athenaei Naucratitae Dipnosophistarum, I.IV.1-5.

253) Arr., I.16.5; VII.10.4.

254) А. Ранович. Эллинизм и его историческая роль, стр. 231.

255) Diod., XVII.49.1; Arr., III.11.9.

256) Diod., XVII.65.1.

257) Arr., IV.18.3.

258) Лишь при Антигоне Гонате и его непосредственных предшественниках мужское население Македонии (в сельских местностях), вероятно, восстановилось до своего первоначального, доалександровского уровня (см. М. Rostovtzeff. Указ. соч., стр. 1136).

259) А. Ранович. Эллинизм и его историческая роль, стр. 232.

260) Ростовцев, характеризуя Македонию этого времени, называет ее отсталой страной с трибальной, почти феодальной структурой (см. стр. 250-253). С таким утверждением согласиться нельзя.

261) О войне Антигона против его племянника Александра и характере этой войны впервые пояснения дал Φ, Φ. Соколов в результате тщательного изучения обломка афинского декрета в честь Аристомаха, аргосского гражданина. В надписи упоминается общая война афинян и аргосцев против Александра и общий мир, заключенный Александром. Издатель надписи Ульрих Келлер и вслед за ним во втором издании «Истории эллинизма» Дройзен приняли Александра, упоминаемого в декрете, за Александра Македонского, сына Филиппа. Φ. Φ. Соколов не согласился с таким утверждением. Он доказал, что Аристомах, „устроивший мир", есть тиран аргосский III в., Аристомах Старший, упоминаемый Плутархом в биографии Арата; Александр, с которым вели войну афиняне и аргосцы, был сыном Кратера, племянником македонского царя Антигона Гоната. Сама война, упоминаемая в надписи, засвидетельствована только в оглавлении XXVI книги Трога Помпея, как война Антигона против его племянника; Афины и Аргос были в войне с Александром потому, что они находились под властью или под покровительством Антигона. С. А. Жебелев указывает, что для того, чтобы установить это положение, Φ. Φ. Соколову пришлось много „сражаться" против различных комбинаций Дройзена, исследовать почти все время царствования Антигона Гонаты и спуститься ниже, за пределы этого царствования. Поэтому его выводы для всей истории III века имеют принципиальное значение (С. А. Жебелев, Φ. Φ. Соколов. СПБ, 1909, стр. 25).

262) Just., XXVIII.3.9-16; см. С. Жебелев. Из истории Афин. 1898, стр. 14-15.

263) Polyb., II.87.6-8.

264) Дройзен, т. II, стр. 436.

265) Plut. Dеmеtr., 41.

266) Ρаus., I.10.1; см. Xилинский. Хронография и хронология македонских царей. ЖМНП, январь, 1905; О. Кудрявцев. Эллинские провинции, стр. 229.

267) См. М. Rostovtzeff. Указ. соч., стр. 1161.

268) А. Ранович. Эллинизм и его историческая роль, стр. 232-233.

269) Всемирная история, т. II, стр. 258.

270) А. Ранович. Эллинизм и его историческая роль, стр. 97.

271) К. Бабст. Деметрий Полиоркет, стр. 9.

272) А. Ранович. Указ. соч., стр. 232.

273) Liv., XLV.29, Plin., Нist. Nat., XXXIII.5.27; XXXV.15.52.

274) М. Rostovtzeff. Указ. соч., стр. 1172.

275) Феофраст. Исследования о растениях, IV.5.5; V.2.1.

276) М. Rostovtzeff. Указ. соч., стр. 1169.

277) Plut. Demetr., 10.

278) Plut. Demetr., 20.

279) Плутарх указывает, что до тех пор ни один человек не видел кораблей ни с шестнадцатью, ни с пятнадцатью рядами весел: лишь позднее Птолемей Филопатор (221—204 гг.) построил корабль с 40 рядами весел с 40 тыс. гребцов. Корабль плыл медленно, имел плохую маневренность (см. Plut. Demetr., 43). Плутарх здесь делает явное преувеличение. Известно, что у Александра было много тридцативесельных кораблей, которые, правда, главным образом, были предназначены для перевозки лошадей и переправы войска. (См. Arr., II.7.2, 25.6; V.3.5, 12.4, 13.1; VI.1.1, 2.4, 15.1, 18.3, 20.4; VII.20.7; Diod., XVII.80.3). Во время борьбы за Тир Протей, сын Андроника, прибыл из Македонии на пятидесятивесельном корабле (Arr., II.20.2). {Ссылка на Арриана в книге ошибочна. Исправлена в соответствии с текстом Арриана — HF}

280) Polyb., IV.38.3-7.

281) Б. Н. Граков. Материалы по истории Скифии. 1, ВДИ, № 12, 1939, стр. 247.

282) См. Rostovtzeff. Указ. соч., стр. 1249.

283) Я. А. Ленцман. О хлебной торговле Делоса в III—II вв. до н. э. ВДИ, № 2, 1946.

284) Я. А. Ленцман. Указ. соч., стр. 95.

285) Там же.

286) М. Rostovtzeff. Указ. соч., стр. 631-632.

287) Чеканка этих монет была продолжением чеканки Александра. Интересно отметить, что Антигон в своей чеканке не следовал примеру Птолемеев и Селевкидов. Он и его непосредственные преемники никогда не чеканили монет со своими собственными портретами, чтобы облегчить хождение своих монет в греческих городах.

288) Polyb., II.2.4-6.

289) А. Ранович. Эллинизм и его историческая роль, стр. 232; Всемирная история, т. II. стр. 258.

290) О. Кудрявцев. Эллинские провинции, стр. 300.

291) Там же, стр. 233.

292) Там же, стр. 300.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Карл Блеген.
Троя и троянцы. Боги и герои города-призрака

Ричард Холланд.
Октавиан Август. Крестный отец Европы

Поль Фор.
Александр Македонский
e-mail: historylib@yandex.ru
X