Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. С. Шофман.   История античной Македонии

§ 3. Македония в период консолидации эллинистических государств

После диадохов, при втором поколении эллинистических царей, завершается процесс консолидации эллинистических государств. Империя на долгое время оказалась разделенной на свои составные части. Возникшие на ее развалинах эллинистические государства: Македония, Египет и Сирия [156] управлялись династией македонского происхождения. Кроме них, существовали другие государства эллинистического типа, возникшие независимо от ведущих эллинистических монархий или от них отколовшиеся.162)

Из трех ведущих эллинистических монархий Македония вследствие отсутствия достоверных источников меньше всего изучена. Поэтому наши знания о событиях этого периода, особенно III в. до н. э., во многом основаны более на предположениях, чем на проверенных фактах.163)

Русский ученый проф. Ф. Ф. Соколов в своей работе «Третье столетие» отмечает, что вплоть до Антигона Досона исторические события не нашли достаточного отражения в источниках.164) Исключение представляют собой только войны эллинистических правителей. Кое-что известно о системе административного управления и о взаимоотношениях с греческими городами.

В первую половину III в. до н. э. Македония пережила страшное нашествие галлов: оно оставило в стране и македонском народе большой след.

Галльские, или вернее кельтские, племена, жившие по бассейнам рек Рейна, Сены и Луары и в верховьях Дуная, находились в то время на стадии первобытно-общинного строя, периода ело распада. Это был, по выражению Юстина, народ «суровый, отважный и воинственный».165)

Движение кельтских племен в III в. по Балканскому полуострову не встретило резкого отпора. Враждовавшие между собой иллирийские и фракийские племена не сумели объединить своих усилий перед лицом этой грозной опасности. Огромные массы кельтов, все разрушая на своем пути, грабя и сжигая деревни, уводя в плен множество местных жителей, двигались в пределы империи и Фракии.166) Часть кельтов под [157] предводительством одного из своих вождей — Белгия подошла к границам Македонии. Птолемей Керавн выступил с войском против них, но был разбит и попал в плен. Кельтские племена вторглись в пределы Македонии.167) Разоренная предшествовавшими войнами, она не могла противостоять столь мощному потоку варваров. Галльское нашествие принесло новые неисчислимые бедствия македонскому населению. Галлы грабили и разоряли города и селения, уводили в плен и продавали в рабство жителей. Страна покрылась дымом пожарищ; города разрушались, деревни сжигались, поля вытаптывались.168) Из рассказа Юстина о нашествии галлов можно сделать вывод, что у македонян в это время не было царя и страна вновь распалась на ряд отдельных областей, каждая с своим вождем. Борьбу с галлами возглавил один из македонских вождей — Сосфен. Ему удалось объединить на некоторое время усилия македонян и прогнать галлов с территории страны.169) Но уже через два года начинается новое, еще более грозное нашествие галлов под водительством Бренна.170) В борьбе с ними Сосфен терпит поражение. Не останавливаясь в Македонии, галлы двигаются дальше, на Грецию, не встречая на своем пути сопротивления.171) Они вторглись в пределы Греции, разорив города Фессалии и Беотии, разграбили знаменитую дельфийскую сокровищницу. Лишь большими усилиями греческих городов, главным образом Этолии, галлы были разбиты и отброшены из Греции. В Македонии борьбу против галлов возглавил Антигон Гонат, сын Деметрия Полиоркета, сумевший объединить вокруг себя значительную часть македонских сил.172) Победа над галлами помогла ему утвердиться в Македонии. Долгое правление Антигона Гонаты (до 239 г. до н. э.) стало временем внутреннего и внешнего укрепления Македонского государства.

Утверждение Антигона II Гонаты на македонском престоле произошло в самый тяжелый для македонского государства период. Разоренная многочисленными войнами, с разрушенными городами и селами, с пришедшим почти в полный упадок хозяйством страна представляла печальное зрелище. В результате галльского нашествия Македония, потерявшая значительную часть своего населения, погибшего в битвах с [158] варварами или уведенного в плен, страдавшая от междоусобиц, почти обезлюдела.173)


Рис. 7. Антигон Гонат (тетрадрахма).

В таких тяжелых условиях династии Антигонидов приходилось залечивать раны и принимать решительные меры для укрепления экономики страны, ее внутреннего и внешнего положения.

При Антигонидах Македония стала сильной эллинистической державой, постоянно вмешивавшейся в дела Греции и претендовавшей на роль гегемона среди греческих государств.

Сначала Антигонидам приходилось вести тяжелые оборонительные войны с Эпиром и галлами.174) Почти постоянно шли войны с фракийцами и иллирийцами, особенно часто нападавшими на Македонию во второй половине III в., в царствование Антигона Досона. Иллирийцы продолжали свои набеги на Македонию и при Филиппе; он был вынужден даже заняться постройкой укреплений на северных и западных границах,175) для чего опустошались огромные пространства, искусственно создавались целые пустыни.176) Но по мере укрепления хозяйственных устоев Македонское государство начинает вести не только оборонительные, но и наступательные войны, расширяя свои владения. Тогда произошло, по-видимому, присоединение [159] области дарданов и фессалийцев, поднявших восстание после смерти Деметрия II.177) Но основным вопросом внешней политики Македонского государства, направленной на подчинение Греции, оставались взаимоотношения его с греческими государствами.

После укрепления Македонского государства при Антигоне Гонате вновь начинается активное вмешательство Македонии в дела греческих городов. В некоторых городах стояли македонские гарнизоны. Антигон поддерживал олигархические партии, покровительствовал тирании, и многие греческие города подпали под власть тиранов, большинство из которых были его ставленниками.178) Македония наложила свою руку даже на пелопоннесские города и стала вмешиваться в дела начавшего тогда организовываться ахейского союза. Во многих пелопоннесских городах также стояли македонские гарнизоны и властвовали тираны, ставленники Антигона.179) Македония всеми способами противодействовала объединению греческих городов; их разобщенность и постоянная вражда между собой способствовали укреплению ее господства. В этих целях Македония по-прежнему практиковала систему подкупов, поддержки своих сторонников и тиранов.180) Эти устремления македонских царей все время наталкивались на сопротивление греков, объединявшихся в союзы. Деятельность ахейского и этолийского союзов общеизвестна.

В 266—263 гг. до н. э. Антигону в так наз. Хремонидовой войне пришлось бороться за свою власть в Элладе против объединившихся в военный союз Афин и Спарты. Главным источником о Хремонидовой войне является случайный рассказ Павсания. Дройзен в своей «Истории эллинизма» отмечает, что «нет никакой возможности указать, вследствие каких великих политических осложнений она возникла», что «как по своему почину, так и по своей политической связи она представляется крайне смутной».181) А. Б. Ранович признает, что трудно определить, был ли инициатором этой войны спартанский царь Арей, в свое время союзник Антигона в борьбе с Пирром, пытавшийся расширить владения Спарты, или стремившиеся к независимости Афины, или Птолемей Филадельф, египетский царь, заинтересованный в ослаблении Антигона.182) Важен факт, что борьба эта ведется главным образом Афинским государством с Македонией за независимость, против ее вероломства и насилия. Афины нашли союзников в лице [160] Спарты и египетского царя. Об этом говорит дошедшая до нас надпись (Syll3., 434/5), с текстом постановления афинского народного собрания о заключении военного союза со Спартой против Антигона (266—265 гг.). Разбор этой надписи дает русский историк Φ. Φ. Соколов в своей статье «Афинское постановление в честь Аристомаха Аргосского».183) Постановление призывало всех эллинов примкнуть к союзу с Афинами, Спартой и Птолемеем для борьбы против насилия; в нем предлагается послать гонцов в эллинские города, чтобы принять от них соответствующие клятвенные заверения.184) Этот союз должен был не только служить общей борьбе, но и способствовать дальнейшему согласию между государствами. Постановление было принято по предложению Хремонида, вместе со своим братом Главконом руководившим делами. По его имени начавшаяся война и получила название Хремонидовой.

Надпись внесла некоторую ясность в вопрос о том, что это была за Хремонидова война и кто в ней принимал участие. В войне, кроме главных греческих государств, активную роль играл Египет, царь которого Птолемей Филадельф не хотел и не мог равнодушно относиться к быстрому восстановлению македонского влияния в Греции. Кроме того, Македония являлась соперницей Египта на море. Благодаря связям с пиратами и господству над большей частью торговых городов греческого мира Антигон наносил ущерб не только торговым, но и политическим интересам Египта... «Флот Антигона доказал уже на деле, что он был в состоянии, по крайней мере, поспорить о первенстве, какое на море присвоил себе Египет».185) Союзниками Египта в борьбе с Македонией могли быть Афины, где не утихало антимакедонское движение.

Когда афиняне заявили об отпадении от Македонии, Антигон появился со своей армией в Аттике, с флотом — перед гаванями и стал их блокировать. На помощь афинянам пришел египетский флот. Как сообщает Павсаний, в Аттику прибыл новарх Патрокл «с египетскими триерами, посланными Птолемеем, сыном Птолемея Лага, на помощь афинянам, когда Антигон, сын Деметрия, вторгнувшись с сухопутной армией, опустошал и грабил их страну и одновременно флотом блокировал их с моря».186)

На помощь афинянам поднялась и Спарта.187) Антигон окружил тесным кольцом Афины и не дал союзным силам возможности войти в город. Но лакедемоняне устремились туда, в то [161] время как птолемеевский новарх действовал нерешительно.188) Между тем Антигон, занимавший Коринф, препятствовал соединению спартанских и афинских войск. По указанию Павсания Арей под предлогом, что у него вышло все продовольствие, отвел свое войско назад, хотя причина такого поступка заключалась в другом: он считал, что храбрость своих воинов нужно беречь для своих собственных интересов, а не расточать ее для других.189)


Рис. 8. Серебряная монета Антигона Гонта.

Ко времени Хремонидовой войны относится восстание наемного отряда галлов в Мегаре; оно после отчаянного сопротивления было подавлено Антигоном.190) Но какое влияние победа Антигона над мятежниками оказала на ход Хремонидовой войны, куда отступили Арей и Патрокл после усмирения бунта галлов Антигоном, по утверждению Φ. Φ. Соколова, мы не знаем.191) Дройзен указывает, что с подавлением галльского мятежа и отступлением спартанцев рушилась всякая надежда успешно атаковать Антигона с суши. Вернувшись в Аттику после борьбы с эпирским царем Александром, Антигон приступил к осаде Афин. Под угрозой голода афиняне вынуждены были сдаться.192) По условиям мира с афинянами Антигон [162] получил право ввести в Афины свой гарнизон и поместить его в самом городе Мусее;193) получил право назначать здесь должностных лиц. Афины потеряли всякую самостоятельность. Хремонид и Главкон, командовавший в Пирее, бежали в Египет. Аттика была опустошена. «Рощу Посейдона и храм сжег Антигон при своем вторжении; он в этой войне причинил много и других опустошений земле афинян».194) Антигон поместил свои гарнизоны, кроме Мусейи, в портовые города Суний, Мунихий, Пирей. Лишь через восемь лет гарнизон из Мусейи был выведен и Афинам возвращена свобода. Но Афины уже лишились всякого значения. Хремонидова война — это последняя попытка отстоять независимость Афин. Македонские гарнизоны появились в Трезене, Мегаре, Эпидавре, Мантинее. Антигон стал владыкой большей части Эллады и мог повести широкую внешнюю политику. Он вступил во время второй сирийской войны в коалицию против Птолемеев. Его флот одержал победу над флотом Птолемея при Косе. В результате Птолемеи потеряли господство на Эгейском море, хотя Кикладские острова формально оставались под их властью.

Несмотря на победу, монархия Антигона не могла приобрести первенствующего значения в Греции и встретила решительный отпор среди греческих государств, объединившихся в союзы этолийский и ахейский. Македония в своих целях всеми средствами стремилась противодействовать объединению греческих городов. Но, несмотря на все усилия македонских царей, греческие города объединились. Однако эти объединения не смогли добиться единства действий, с самого начала враждовали друг с другом, чем умело пользовались македонские цари.

Известно, что ахейский союз одной из главных задач своей деятельности считал борьбу против македонского владычества, за освобождение городов от македонских гарнизонов и. тиранов. «Цель союза, — пишет Полибий, — состояла в изгнании македонян из Пелопоннеса, в упразднении тирании и в обеспечении общей исконной свободы во всех городах».195) Ахейскому союзу и его руководителю Арату всемерно помогал Египет: ему было важно поддержать это антимакедонское движение. От Птолемея Филадельфа Арат получил 150 талантов. Около 242 г. до н. э. ахейцы заключили союз с Птолемеем Эвергетом и назначили его, по предложению Арата, главнокомандующим сухопутными и морскими силами. В ответ на это македонский царь заключил с этолянами договор о совместном действии против ахейцев, чтобы захватить и поделить [163] между собой области ахейского союза.196) Обе стороны грозили друг другу, но до открытой борьбы между ними дело не дошло.197) Источники не дают точного ответа — что помешало Антигону в союзе с Этолией начать поход против Пелопоннеса. Нужно полагать, что поход не состоялся из-за престарелости Антигона, из-за опасности, которой подвергалась Македония со стороны соседних племен с севера и из-за боязни открытой войны с Египтом. С другой стороны, Арат, поход на Аттику для которого оказался неудачным, должен был отказаться от намерения открытой силой выгнать македонские гарнизоны. Вместо явной борьбы с Антигоном Арат начинает с этого времени войну тайную, войну заговоров, тайных нападений и вторжений.198) Что касается этолийцев, то, заключив союз с Македонией, они прежде всего заботились о своих интересах и не могли быть надежными союзниками македонского царя. Не решаясь продолжать войну в союзе с ненадежными этолянами и боясь вмешательства в греческие дела египетского царя, Антигон заключил мир с ахейцами, который Арат тайно неоднократно нарушал.

В 239 г. умер македонский царь Антигон и на престол вступил его сын Деметрий (239—229 гг.). При нем возобновились нападения дарданцев на Македонию. Нужно было, устранить грозившую опасность и приложить все усилия для охраны границ. В греческих областях поспешили воспользоваться этим обстоятельством. Не опасаясь вмешательства со стороны молодого македонского царя в дела Греция, Арат вовсе не заботился о заключении с Македонией мира и стремился к дальнейшему расширению границ ахейского союза. В результате его активной деятельности ахейский союз чрезвычайно расширил свои пределы — до границ Лаконии и Мессении.

Приблизительно во второй половине царствования Деметрий попытался вновь покорить Грецию и затеял так называемую Деметриеву войну. Но напор варваров с севера не давал ему возможности успешно вести войну в Беотии, куда он вторгся. Против него, кроме того, вступили в союз этолийцы и ахейцы.199) Об этом сообщает нам как Полибий, так и Плутарх. Одержав победу над этолийцами, пытавшимися, по словам Плутарха, занять Пелопоннес, Арат вступает в переговоры с ними через Пантелеонта, влиятельного человека в Этолии. «Он не только заключил мир с этолийцами, но и сделал их союзниками ахейцев». Арату удалось таким образом отвлечь Этолию [164] от дружбы с Македонией. Оборонительный и наступательный союз, заключенный с Этолией, был направлен, в первую очередь, против Македонии.

О самой войне мы имеем только несколько скудных замечаний у Полибия.200) Так, он пишет: «После смерти Антигона, когда ахеяне примирились с этолянами и вступили с ними в союз, а в войне против Деметрия оказали им деятельную помощь, тогда прекратилось взаимное отчуждение и вражда и место их заступили союзнические и дружественные отношения».201)

Соединенная армия ахейцев и этолийцев успешно вела с македонянами борьбу в Фессалии. Но вскоре, разбив дарданцев, Деметрий одержал победу над союзниками и вытеснил этолийцев из Фессалии. Беотия, по сведениям Полибия, отложилась от этолийского союза.202) Полибий сообщает, что там происходила борьба между противниками и сторонниками Македонии.203) В этой борьбе победила македонская партия, и Беотия перешла на сторону Македонии. На сторону Македонии перешли фокейцы и локры. Македоняне разрушили старый этолийский город Плеврон.204) Так закончилась Деметриева война.

В 229 г. Деметрий умер, оставив малолетнего сына Филиппа.205) Регентство получил его двоюродный брат Антигон Досон.206) Антигон Досон в одной из своих речей напомнил македонянам, что он покарал союзников за их измену, усмирил дарданцев, фессалийцев, которые зазнались после смерти Деметрия; не только поддержал, но и увеличил достоинство Македонии.207) В царствование Антигона Досона Фессалия, воспользовавшись нападением дарданцев с севера, отделилась от Македонии. Этолийцы поспешили в Фессалию, преследуя цель укрепить там свое влияние. Влияние этолийцев распространялось и на другие области. В Беотии окрепла партия, стоившая против соединения с Македонией и за союз с Этолией. Фокида и Эпир также были склонны присоединиться к этолийскому союзу.208) Внешнее положение Македонии оказалось затруднительным: Аттика была утрачена, Фессалия отделилась, с севера Македонии угрожали дарданцы, по другую сторону Олимпа у Македонии не осталось ни одной области, за исключением Эвбеи. Но вскоре этолийцы в Фессалии [165] потерпели поражение. Этолийцам македонский царь уступил часть городов Фессалии, что было сделано с целью привлечь их на свою сторону и разъединить с ахейцами; не последнюю роль играло опасение, что этолийцы могут призвать на помощь Египет или Рим. И действительно, этолийцы охладели к своим союзникам ахейцам: этолийскому союзу не нравилось усиление ахейского союза. Чем больших успехов достигал ахейский союз, тем больше недовольства он вызывал у этолийцев, боявшихся распространения влияния ахейцев не только на весь Пелопоннес, но и на всю Элладу. Всем этим воспользовалась Македония. После того как был расторгнут союз этолийцев с ахейцами, стояла задача еще более изолировать ахейцев. Необходимо было лишить их поддержки Египта, т. е. сделать так, чтобы Египет отказался от Греции. В 228 г. до н. э. Антигон Досон нападает на завоеванные Египтом земли в М. Азии и овладевает Карией. За Карию он мог потребовать от Египта самые важные уступки в греческой политике.

После смерти Деметрия дела ахейского союза заметно улучшились. Тираны Пелопоннеса потеряли в лице македонского царя Деметрия последнюю надежду и опору и не прочь были отказаться от тирании.209) Арат ускорял их решимость, неотступно требуя отречения от власти. «Покорным он обещал ценные дары и почет, а упрямых запугивал еще большими бедами и опасностями со стороны ахеян».210)

В это время афиняне, по словам Плутарха, стремясь освободиться из-под власти Македонии, сами обратились к ахейцам за помощью. Арату удалось убедить командира гарнизона Диогена уступить афинянам за полтораста талантов Пирей, Мунихий, Саламин, Суний.211) Вскоре, вслед за освобождением Афин, добровольно сложил с себя тиранию аргосский тиран Аристомах. К ахейскому союзу присоединился ряд городов.212) К нему теперь принадлежали вся почти Аркадия, Арголида, Флиунт, Трезен, Эпидавр и др. В этих местах Македония лишилась своего влияния. Положение изменилось в связи со спартанскими делами, вызванными социальной борьбой и реформами Агиса и Клеомена. На этой почве интересы ахейского союза и Македонии на время совпали.

Как говорит Плутарх, Клеомен хотел «избавиться от эфоров, разделить имущество между гражданами, ввести начала равенства и, пробудив этим Спарту от усыпления, добиться [166] гегемонии над Грецией».213) Плутарх высказывает предположение, что Клеомен для успеха своих начинаний считал нужным произвести свои преобразования во время военных действий, когда в его руках будет военная сила.214) Успешной войной он хотел укрепить свое влияние; поэтому и затеял войну с ахейским союзом. Арат, стремясь объединить под гегемонией союза весь Пелопоннес, в том числе Спарту и Аргос, которые оставались неприсоединенными, встретил сопротивление Спарты. Последняя, не испытавшая владычества Македонии, не намеревалась терять своей самостоятельности; более того, она хотела вернуть себе прежнюю гегемонию над Пелопоннесом.215) В это время устанавливаются дружественные отношения между Спартой и поддерживавшими Клеомена в его военных делах этолийцами.

Арат стал лихорадочно укреплять позиции ахейского союза в Пелопоннесе, для чего необходимо было завладеть Аргосом. В 229 г. Арату удалось присоединить Аргос к ахейскому союзу. Но в 228 г. Клеомен вторгся в Арголиду и опустошил ее. В этом же году ахейцы объявили Спарте войну, известную под названием Клеоменовой войны. Война продолжалась до 221 г. В ходе ее, благодаря своим преобразованиям, Клеомен получил большой авторитет и сочувствие в массах, а силы Арата и его влияние в союзе убывали. Не надеясь собственными силами расправиться с Клеоменом, которому ахейцы были не прочь передать власть, Арат решил, забыв о своей постоянной вражде с Македонией, призвать в Грецию Антигона Досона.216) По выражению Плутарха, «он бросил себя вместе с Ахейей под ноги македонян, с их диадемами и порфирами, и согласился исполнять приказания сатрапов, лишь бы не подумали, что он исполняет приказания Клеомена».217)

Клеоменова война явилась в политике Арата и ахейского союза поворотным пунктом. Если раньше Арат вел борьбу с македонянами за освобождение греческих городов, то теперь он сам призывает их на помощь для борьбы с другими греческими государствами, в первую очередь со Спартой. По словам Дройзена, Арат, «этот основатель союзной свободы, сделался прислужником македонского владычества».218)

Осенью 225 г., когда Клеомен, проведя реформу, с удвоенной энергией возобновил войну, Арат вступил в переговоры с Македонией. Однако переговоры эти велись по некоторым соображениям тайно, через посредство г. Мегалополя. По сведениям Полибия, Арат не хотел, чтобы об этом раньше времени [167] узнали Клеомен и этолийцы; с другой стороны, он старался не показывать, что не надеется на собственные силы ахейцев.219) В своих целях он и использовал Мегалополь, находившийся в дружественных отношениях с Македонией еще со времен Филиппа и Александра. Это было связано с тем, что Арат не мог рассчитывать на принятие ахейским собранием открытых предложений о союзе с Антигоном, так как ахеяне могли увидеть в этом предложении прямую измену союзу, посягательство на целостность и неприкосновенность его территории. Зная, что мегалопольцы несколько раз подвергались нападениям со стороны Клеомена, Арат не без основания полагал, что ему нетрудно будет убедить Мегалополь обратиться к Антигону и македонянам. Он научил мегалопольцев обратиться к ахейскому союзу с просьбой разрешить им пригласить на помощь Антигона, так как «Клеомен не раз страшно опустошал их округ».220) Получив разрешение союза, мегалопольские послы, друзья Арата, Никофан и Керкид прибыли в Македонию с тайными инструкциями Арата убедить Антигона в том, что настоящее политическое положение дел в Греции требует вообще дружбы между Македонией и ахейским союзом, так как Клеомен, достигнув гегемонии над Пелопоннесом, потребует гегемонии над всей Грецией, для чего ему необходимо будет сокрушить владычество македонян.221) Послы указывали, что помощь от Македонии потребуется лишь в том случае, если в борьбу вступят этоляне и ахейцы не в состоянии будут справиться с Клеоменом своими силами. Антигону были даны гарантии о должном вознаграждении за оказанную помощь.222) Известно, что помощь эта была куплена ценой Акрокоринфа, на что и рассчитывал Антигон. Мегалопольские послы возвратились от македонского царя с положительными известиями о готовности Македонии, в случае согласия ахейского народного собрания, оказать помощь. Предложение мегалопольцев о призвании Антигона ахейским собранием было принято: осуществилось желание Арата, чтобы почин в обращении к «врагам» исходил не от него, а от самого ахейского народа. Таким образом, Арат снял с себя ответственность в случае неудачного исхода дела в будущем.

Вследствие сближения Арата с Македонией Египет прервал связь с ахейским союзом и вступил в союз с Клеоменом, субсидируя его и побуждая продолжать войну.223)

Клеомен, несомненно, знал о сношениях Мегалополя и ахейского союза с Македонией. Весной 225 г., решив нанести решительный удар своим противникам, он вступил в пределы [168] Мегалопольской области, опустошил ее, затем, пройдя Аркадию, вторгся в древнеахейскую область близ Фар, двинулся к Диме и одержал здесь решительную победу в битве при Гекатомбее.224) Это было одно из самых больших поражений, понесенных ахейским союзом в войне с Клеоменом. Спартанский царь со своим победоносным войском находился в центре Ахайи. Медлить было нельзя. Арат просит помощи у Антигона. Но македонский царь потребовал прежде сдачи ему Акрокоринфа в качестве опорного пункта для ведения войны в Пелопоннесе. Однако вопреки желанию коринфян невозможно было предать их власти македонян. Переговоры ни к каким результатам не привели, «обсуждение вопроса было отложено».225) Вследствие таких дипломатических неудач Арат не смог предпринять решительных действий против Клеомена, потому он и отказался от должности стратега, предоставив ее Тимоксену. Если Арат и господствующая верхушка ахейского союза готовы были отказаться от политической самостоятельности во имя сохранения своих богатств и привилегий, то основная масса требовала союза с Клеоменом.226) Арат всеми силами пытается не допускать Клеомена к власти, но авторитет того все время растет, он занимает один город за другим. Зажиточные ахейские граждане, напуганные волнениями низших слоев, снова избирают Арата на 224—223 гг. стратегом ахейского союза. Арат, получив неограниченную власть, использовал ее для борьбы с социальным движением, возглавляемым Клеоменом. Он отверг предложения последнего о компромиссе и вошел в союз с Антигоном.227) Антигон отправился в Пелопоннес и, воспользовавшись восстанием против Клеомена в Аргосе, занял Коринф и двинулся вслед за ним. Вскоре Клеомен снова потерял все то, что быстро завоевал. Македонский царь Антигон Досон стал гегемоном ахейского союза.228) На собрании в Эгаоне ахейцы должны были утвердить за македонским царем владение Акрокоринфом, отдать ему г. Коринф и отказаться от свободы внешних сношений с другими государствами.229) Без разрешения Антигона нельзя было ни переписываться с каким-либо царем, ни отправлять посольства. Как указывает Плутарх, Арат, кроме того, обязался содержать македонские войска, расположившиеся на зимних квартирах в Сикионе и Коринфе. В честь Антигона были учреждены жертвоприношения, праздники, игры. Плутарх указывает, что Арат в это время подвергся крайне резким порицаниям. «Его обвиняли за то, что ахейцы подарили Антигону Коринф как какую-нибудь [169] деревушку; что они позволили ему разграбить Орхомен и оставить в нем македонский гарнизон, передав Антигону «бразды правления».230)

Весной 222 г. Антигон двинулся против Клеомена к Тегее. Город вынужден был сдаться соединенным македонским и ахейским войскам. Затем Антигон разграбил Орхомен и Мантинею.231) Особенно жестокая участь за двойную измену ахейскому союзу постигла Мантинею. Самые известные граждане, по словам Плутарха, были казнены, остальные частью проданы в рабство, частью отправлены в оковах в Македонию, а «женщин и детей обратили в рабство». Добычу разоренного города победители поделили между ахеянами и македонянами. Получив город от Антигона в подарок, ахейцы вновь заселили его. По предложению Арата Мантинея была переименована в Антигонию. Так имя Мантинеи вообще исчезло, «город продолжает носить имя палача и убийцы его граждан».232) Теперь в руках Клеомена оставалась только Лакония.233) Несмотря на свои новые реформы, ему становилось все труднее вести войну с войсками македонян и всего Пелопоннеса. Между тем Антигон, готовясь в 221 году наступать на Лаконию, склонил Птолемея Эвергета к тому, чтобы он отказался от содействия Клеомену. Это соглашение пришлось купить ценой Карии, которая принадлежала Македонии и затем была передана Египту.234) [170]

В 221 г. во главе союзной армии из ахейцев, беотян, эпиротов, наемных иллирийцев и галлов Антигон двинулся в Лаконию. Армия Антигона насчитывала 28 тыс. человек пехоты и 1200 конницы; войско Клеомена — только 20 тыс.235) Клеомен расположился с войском у г. Селласии, где и был дан бой. «Бой был жестокий, причем то медленно отступали македоняне, далеко оттесняемые отвагою лакедемонян, то поддавались лакедемоняне под тяжестью боевого строя македонян. Наконец войска Антигона выбили лакедемонян из укреплений. Все войско бежало в беспорядке и истреблялось, только Клеомен в сопровождении нескольких конных воинов возвратился невредимым в Спарту». Так описывает Полибий битву при Селласии.236) Клеомен бежал в Египет, где вскоре покончил жизнь самоубийством. Вся Спарта оказалась в руках Антигона.237) В лакедемонских городах было восстановлено олигархическое правление, земли возвращены прежним собственникам, революция подавлена. Македония стала решительнее вмешиваться в дела греческих городов. И этолийский и ахейский союзы, вынужденные считаться с мнением македонского царя, фактически попали в зависимость от Македонии. Сам же македонский царь поддерживал ахейский союз как аристократический, более отвечающий духу македонского правительства; поэтому ахейский союз получает в Греции первенствующее положение. К нему присоединились почти все города Пелопоннеса, где ахейский союз проводил олигархическую политику. Но вспышки народных волнений продолжались еще долгое время, и спокойствие греческих городов Македонии приходилось обеспечивать только военной силой.

В свете этих фактов совершенно необоснованным представляется утверждение немецкого ученого В. Беттинтена, что Антигон Досон не стремился к завоеванию Греции и желал лишь привлечь эллинов на сторону своих интересов и иметь в лице их новых верных союзников. Исходя из этого, он, основываясь на факте своего военного превосходства, будто бы не продиктовал тяжелых условий мира, чем приобрел расположение побежденных спартанцев.238) Правда, у Полибия есть указание на то, что Антигон обошелся со спартанцами великодушно и гуманно.239) Но следует учесть, что в данном случае Полибий стоит на точке зрения ахейцев, которые оправдывали действия Македонии, направленные против нарастающего движения низов. Беттинген не понимает той роли, которую в завоевании Антигоном Греции сыграл факт обострения классовой [171] борьбы в греческих городах, определившей отношение различных общественных кругов греков к македонским завоеваниям.

Итак, стремление Македонии подчинить Грецию и утвердить свою гегемонию над ней встречает отпор в греческом мире. В середине 60-х гг. III в. Македонии пришлось выдержать борьбу против объединившихся в военный союз Афин и Спарты (Хремонидова война). Борьба Афин — это борьба за свое освобождение из-под власти Македонии. В союз с Афинами вступили, наряду со Спартой, важнейшие государства Пелопоннеса. Поддерживает их и Египет, заинтересованный в крушении могущества Македонии. Однако вследствие нерешительных действий и недостаточной поддержки союзников как в самой Греции, так и со стороны Египта Афины потерпели поражение и потеряли свою независимость.

Отпор встретила Македония и в лице образовавшихся эллинских союзов. Но вражда между обоими союзами препятствовала объединению их усилий в борьбе против македонского владычества. Постоянное соперничество и преследование узких местных интересов влекло к взаимной вражде и, более того, подчас к ведению антинародной политики в ущерб общегреческому делу. Классовые противоречия оказались настолько острыми, что подавление движения рабов и обезземеленных народных масс стало возможным для греческой олигархии только при подчинении какой-либо внешней могучей силе, способной обуздать сопротивление угнетенных классов. Это особенно ярко проявилось во время революционного движения в Спарте.

В силу этих обстоятельств образовавшиеся в Греции ахейский и этолийский союзы большого успеха в борьбе против Македонии не имели. Как ахейский, так и этолийский союзы до конца не выполнили поставленной перед собой задачи. Если в начале своего существования ахейский союз вел непримиримую борьбу с Македонией, то впоследствии, после ряда поражений, нанесенных Клеоменом III, он порвал связь со своим политическим прошлым и пошел на сближение с заклятым врагом — Антигоном Досоном. Движение низов вызвало страх у правящей верхушки ахейского союза, и она решила обратиться за помощью к македонскому царю, с которым до того враждовала. Влияние спартанских реформ, расширение социальных движений, брожение среди ахеян — все это заставило ахейскую аристократию перекинуться на сторону македонян и принять предательский план Арата. Последнему нетрудно было через посредство мегалопольских послов убедить Антигона в необходимости военного сотрудничества. Не думая отказаться от гегемонии в Греции, Македония была заинтересована в ослаблении Спарты. При помощи ахейских [172] вождей Антигон подчинил греков македонской гегемонии, а ахейский союз сделал придатком к ней.

Таким образом, руководитель ахейского союза Арат пытался остановить революционное движение в Спарте с помощью Македонии. Разбив в битве при Селассии (221 г. до н. э.) спартанского реформатора Клеомена и восстановив в Спарте олигархию, он не смог уничтожить народный протест против македонского насилия, возглавленный тираном Набисом, в течение полутора десятков лет руководившим Спартой и пользовавшимся исключительной симпатией и доверием народа. Набис защищал интересы широких масс обездоленных и разоренных бедняков и рабов. По замечанию Полибия, он «изгонял граждан, освобождал рабов». Поэтому рабовладельцы ряда греческих государств в борьбе против Набиса объединились, что и определило его поражение.

Борьба Македонии за господство в Греции, борьба федеративных сил Эллады между собой истощили силы борющихся и создали благоприятные условия для проникновения римлян на Балканский полуостров.


162) Этот прогрессирующий процесс возникновения новых государств М. И. Ростовцев назвал „дезинтеграцией" (М. Rostovtzeff. The social-economic History of the Hellenistic World, стр. 248-250). Наряду с эллинистическими государствами существовало отдельное Боспорское царство — предшественник новых эллинистических монархий, а также другие понтийские монархии, прежние персидские сатрапии, некоторые из них были сатрапиями империи Александра — Вифиния, Понт, Каппадокия и Армения. По соседству в М. Азии добились независимости Пергам и трибальное государство галатов. Иногда возникали храмовые государства восточного типа. В Средней Азии возникли Парфянское и Бактрийское царства. Даже за пределами эллинистического мира, на Балканском полуострове и в южнорусских степях, существовали государственные организмы, в той или иной мере эллинизированные. На Балканах существовали: Фракийское, Иллирийское, Скифское и Кельтское государства. В южной России образовались скифские и сарматские объединения.

163) М. Rostovtzeff, указ. соч., стр. 24.

164) Φ. Φ. Соколов. Труды, 1910, стр. 247.

165) Just., XXIV.4.4.

166) Там же, 4-6.

167) Just., XXIV.5; Paus., I.16; Μемнон, О Гераклее, XIV.

168) Just., XXIV.4-5; см. Всемирная история, т. II, стр. 258.

169) Там же.

170) Там же, 6.

171) Paus., I.4.1.

172) Just., XXV.1-2.

173) См. Φ. Μищенко. История эллинской цивилизации М. К. Парарригопуло. Отт. из ун-ских известий, 1879, стр. 5; О. В. Кудрявцев. Запустение Эллады. ВДИ, № 2, 1953, стр. 37-47.

174) Just., XXV.1.3; XXVI.2.

175) Polyb., II.70.1-2; IV.66.6-7; IV.29.1.

176) Liv., XLIII.20.

177) Just., XXVIII.3; см. С. Жебелев. Из истории Афин. 1898, стр. 14-15.

178) Ρolyb., II.41.9-10.

179) Там же, II.43.8-9.

180) Там же. II.2.4-6; 44.1-4.

181) И. Дройзен, т. III, стр. 115.

182) А. Ранович. Эллинизм и его историческая роль, стр. 234.

183) ЖМНП, ноябрь 1879.

184) Там же, стр. 388.

185) Дройзен. История эллинизма, т. III, стр. 118.

186) Ρаus., I.1.1, 7.3.

187) Там же, III.6.4-5.

188) Paus., III.6.5.

189) Там же, III.6.6.

190) Дройзен. Указ. соч., т. III, стр. 120; Соколов. Афинское постановление в честь Аристомаха Аргосского. ЖМНП, ноябрь 1879, стр. 395.

191) Ф. Соколов. Там же, стр. 401.

192) Дройзен. Указ. соч., стр. 120, 123.

193) Paus., III.6.6.

194) Там же, I.30.4.

195) Polyb., II.43.8.

196) Polyb., II.43.8.

197) В. Васильевский. Политическая реформа и социальное движение в древней Греции, в период ее упадка. 1869, стр. 97.

198) Там же, стр. 98.

199) Polyb., II.4.1.

200) Polyb., II.44.1; 46.1; XX.53.

201) Там же, II.44.1.

202) Там же, XX.6.3.

203) Там же, XX.5.5.

204) Дройзен. Указ. соч., т. III, стр. 245.

205) Polyb., II.42.2; Paus., VII.4.

206) Just., XXVIII; R. E., 1, стр. 1418.

207) Дройзен. Указ. соч., т. III, стр. 253.

208) Polyb., II.44.2.

209) Polyb., II.44.2.

210) Там же, II.44.3.

211) Плутарх. Арат, стр. 78. Дройзен указывает, что начальник македонского гарнизона в Афинах Диоген, не видя возможности удержать за собой город, вывел в 229 г. свой гарнизон из Афин (см. Дройзен. Указ. соч., т. III, стр. 254). Такого же взгляда придерживаются Васильевский. Указ. соч., стр. 205; Ранович. Эллинизм..., стр. 246.

212) Плутарх. Арат, стр. 78-79.

213) Πлутарх. Клеомен, стр. 188.

214) Там же, стр. 184.

215) Васильевский. Указ. соч., стр. 244.

216) Polyb., II.47.5-6.

217) Плутарх. Клеомен, стр. 199.

218) Дройзен. Указ. соч., т. III, стр. 280.

219) Polyb., II.47.8.

220) Плутарх. Арат, стр. 83.

221) Polyb., II.49.4.

222) Там же, II.49.9.

223) Там же, II.51.2.

224) Плутарх. Клеомен, стр. 196.

225) Polyb., II.51.

226) А. Бергер. Социальные движения в древней Спарте. 1936, стр. 96.

227) Polyb., II.52.4; Плутарх. Арат, стр. 87.

228) Плутарх. Клеомен, стр. 204-205; Polyb., IV.9.4.

229) В. Васильевский. Указ. соч., стр. 300.

230) Плутарх. Арат, стр. 90.

231) Плутарх. Клеомен, стр. 206.

232) Плутарх. Арат, стр. 91.

233) Плутарх. Клеомен, стр. 206.

234) Васильевский. Указ. соч., стр. 310; Дройзен. История эллинизма, т. III, стр. 543.

235) Polyb., II.65.1.

236) Polyb., II.69.8; Paus., VII.4.

237) Там же, II.70; Just., XXVIII.4; Paus., I.8-9.

238) Bettingen W, Указ. соч., стр. 51.

239) Polyb., II.70.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Дж. Пендлбери.
Археология Крита

Ричард Холланд.
Октавиан Август. Крестный отец Европы

А. В. Махлаюк.
Солдаты Римской империи. Традиции военной службы и воинская ментальность

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

Фюстель де Куланж.
Древний город. Религия, законы, институты Греции и Рима
e-mail: historylib@yandex.ru
X